Новый закон о садоводческих товариществах: как будем огород городить?

Суть нового закона для садоводов и огородников проста: штраф грозит тем, кто не приведет к общим нормам участки и постройки. Но как это сделать — пока не очень понятно. Эксперты: Андрей Туманов — главред газеты «Ваши 6 соток»; Вадим Сафронов — председатель РОО «Союза садоводов Калининградской области»; Александр Лукинский — руководитель Рязанского регионального отделения общероссийской общественной организации «Союз садоводов России»; Алексей Петропольский — директор юридической компании URVISTA.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира: «Новый закон о садоводческих товариществах: как будем огород городить?».

Буквально недавно президент России Владимир Путин упразднил садоводческие товарищества. Что произошло? «Президент РФ Владимир Путин подписал закон, регулирующий деятельность садоводческих и огороднических товариществ. Отныне в России будут существовать только две организационно-правовые формы товариществ собственников недвижимости. Также законом вводится понятие „садовый дом“, который может быть признан жилым.

Президент России Владимир Путин подписал закон, регулирующий вопросы ведения гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд. Сообщение об этом было опубликовано на сайте Кремля. „Федеральным законом регулируются отношения, касающиеся имущества общего пользования, предоставления садовых земельных участков и огородных земельных участков, строительства объектов капитального строительства на садовых земельных участках, определяются формы и порядок поддержки ведения садоводства и огородничества органами государственной власти и органами местного самоуправления“, — говорится в сообщении».

Казалось бы, много хороших моментов. Но есть люди, которые с этим не согласны. Сейчас мы будем рассматривать, что же в корне меняет данный закон, по которому будут теперь все жить. Как на встрече с садоводами премьер-министр Дмитрий Медведев сказал, что это теперь такая Конституция садоводческая. И первым моим спикером сегодня будет Андрей Туманов, главный редактор газеты «Ваши 6 соток». Здравствуйте.

Андрей Туманов: Здравствуйте.

И.К.: Многие ресурсы пишут о том, что довольно хороший, интересный закон, приводятся интересные моменты, понятие «садовый дом», на 6 сотках можно будет поставить капитальное строение, в котором можно прописаться, жить. Раньше это тоже можно было сделать, но там какие-то процедуры через суд были. Что принципиально меняет данный закон, который начнет действовать с января 2019 года?

А.Т.: Ничего принципиально не меняет, просто усиливает уровень бреда. Что значит прописаться? А что такое садоводческое товарищество? Это определено? Это населенный пункт или что? И что помимо штампа в паспорте вам предоставят? Какую социалку? Ведь ничего же. Давайте на секунду представим — признают дом годным для всесезонного проживания. На зиму общее собрание отключает электричество в садовом товариществе, бывают такие товарищества. И что? Он сразу прекращает быть домом для круглогодичного проживания. Что человеку делать, что властям делать с человеком, которого они там прописали? Вот это, извините, идиотское упрощение, когда не могут и не хотят решить фундаментальный вопрос — давайте мы чего-нибудь упростим, разрешим, запретим. Ну и что? Данный закон не решает ни одной проблемы садоводов, вообще ни одной. Но запутывает ситуацию. Некоторые мои коллеги, которые знают, не те коллеги, которые голосовали «за», которые поют вот эту осанну — какой замечательный закон, а действительно специалисты — все единодушно говорят, что закон бредовый, ненужный, принесет вред. Вы пригласите специалистов, юристов и спросите — а вот этот пункт что решает? Например, было 8 форм собственности, стало 2, форму хозяйствования я имею в виду. Убираются ДНТ. Что в этом революционного? Заставят председателей ДНТ, дачных некоммерческих товариществ поменять в уставе — было ДНТ, стало СНТ. Что от этого изменится? Ничего. Председателям запретили собирать деньги, кроме как целевые и членские взносы. Слушайте, а Гражданский кодекс или бывший 66 закон — он что, разрешает председателю собирать на собственные нужды? Это же и прописано все, зачем еще раз? Этак мы дойдем до того, что в законе для садоводов напишем, что запрещено на дачах убивать, запрещено грабить. Это же и так запрещено, воровать и грабить. Зачем это лишний раз прописывать в садоводческом законе? А затем, что это есть имитация.

В свое время мы подготовили с коллегами из администрации президента, я тоже участвовал в этом, два поручения президента, где четко и по пунктам говорилось, что надо делать, какие разрулить стороны жизни — межевание, регистрацию, электрификацию и т. д. Но никто в правительстве не почесался, извините, никто в правительстве не начал работать и в министерствах. Министерства, кстати, должны были работать над выполнением этого поручения. То есть не сделано ничего, полный ноль. Но надо как-то закрыть проблему, надо поставить галочку. Контрольное управление президента давит — что же вы не выполнили поручения президента, уважаемое правительство? И решили просто-напросто в очередной раз покопаться в законе. За последние только 10 лет его раз 20 уже якобы кардинально преобразовывали, и ничего не изменилось. Ничего не изменится и в этот раз. Немножко будет запутано, немножко станет хуже. А в общем и целом как его никто не соблюдал, 66 закон или по-нынешнему 217 закон, так никто и не будет соблюдать. Так что, на мой взгляд, ничего страшного в этом законе нет. Хотя мои коллеги, которые специалисты, говорят, что он убьет дачное движение. Я думаю, не убьет все-таки, потому что, как я уже сказал, никто давным-давно не обращает внимания на этот рудиментарный закон. Нужно фундаментально работать, нужно делать большую, тяжелую, трудную реформу. Этим никто не хочет заниматься, потому что это действительно тяжело и трудно, требует вложений. Куда легче в очередной раз что-то там пошарить в законе, это разрешить, это запретить. Ну и что? Ничего не изменится. К сожалению, я могу вот только поплакаться, сказать, что сколько ни пытался я в своей жизни все-таки сподвигнуть коллег, чиновников, правительство на реформу, реформы не случилось. Случилась простенькая имитация, которую сейчас подают под соусом какой-то реформы. А на самом деле ничего принципиального не произошло.

И.К.: Коллеги в разных изданиях пишут, что закон сокращает эти формы собственности, вроде бы что-то упорядочивает. Вы говорите, что он только запутает, и соблюдать его никто не будет. Но говорите о реформе. Каким образом нужно тогда реформировать весь этот сектор, в который попадает 60 миллионов человек, садоводов-любителей?

А.Т.: Ну, не 60 миллионов. Это придумали депутаты, которые кричат: «За нами 60 миллионов». Это гораздо меньше. У нас примерно 60 миллионов землепользователей. Вообще-то лет 10 назад начинали с 20 миллионов депутаты кричать. Теперь уже 60. Я думаю, скорое уже 100 будет, а потом вся страна. Кстати, у нас не считаны садоводы, у нас даже они не переписаны. Никто не знает, сколько в стране садоводов. Как минимум, надо провести инвентаризацию всего хозяйства, земли, строений, сколько садоводов в стране. Невозможно работать с садоводами, не проведя этой инвентаризации. Начать с этого. Потом определить надо, а что же такое садоводческое товарищество. Это поселок? Это село? У нас не предусмотрено никаким законом и юридическим термином то, где живут сейчас люди. Хотя бы это определить. Это первые шаги. А потом, как программа-минимум, хотя бы 6 министерств собрались бы и договорились, как они будут реформировать отрасль. Например, как можно каким-то дачным законом прописать функционирование электросетей? Для этого, извините, министерство энергетики существует с его ведомственным законодательством. Это большая тяжелая работа на десятилетия. Которую, еще раз повторюсь, никто не хочет делать.

И.К.: Да, согласен. Кроме как товарищества, статуса больше нет, а люди там могут проживать круглогодично, даже дают названия улицам в своем товариществе.

А.Т.: Да, совершенно верно. Если мы завтра пойдем этим путем, мы разрешим, например, прописку в гаражах, в голубятнях, в собачьих будках. Вместо того чтобы действительно что-то упорядочивать, наши депутаты идут совершенно упрощенным путем. Придется все равно работать, этого не избежать. Я думаю, про этот закон месяца через 2−3 благополучно забудут. И никто не вспомнит о 20 поправках, которые там вносились Госдумой. Они тоже декларировались как революционные. О них забыли, никто сейчас не вспоминает.

И.К.: Хорошо. А помимо 6 министерств, о которых вы сказали, которые должны собраться и обсудить межведомственные вопросы по данному сектору, кто еще должен заниматься? Понятно, общественники. Прислушиваются ли к общественникам? Кто еще должен заниматься этим вопросом?

А.Т.: Еще есть гражданское общество, как бы нам ни хотелось его оставить за бортом. Внутри садоводческого товарищества главное — это собрание общее. Оно ни подчиняется ни прокурору, ни президенту. Даже если Путин приедет на общее собрание, ему скажут: «Извините, вы здесь не главный, мы вас не приглашали». То есть гражданское общество. Но гражданское общество, безусловно, нужно направлять и контролировать. Для этого нужно образовывать саморегулируемые организации, их нужно образовывать, скорее всего, сверху, чтобы садоводческие товарищества входили в объединения садоводов. Ведь назначили председателя, выбрали, а он не знает законов, он не знает, как и что делать, он не хозяйственник. То есть его кто-то должен учить. Государство не сможет его учить и контролировать. Это должны делать общественные организации. Это тоже громадная работа, этой идеей я пытаюсь увлечь уже лет 10 наше правительство. Но все шарахаются от этого, как от чумы, что это очень сложно, и готовы поработать в этом направлении только где-то перед выборами. Наобещают что-то — ребята, голосуйте за нас, и все. А потом это все выбрасывается. А это огромная работа тоже на десятилетия. Ее вот так, написав на бумажке какой-то очередной закончик, не сделаешь. Тут нужно организовывать, работать с губернаторами, с региональными властями. Тяжело, трудно, потому что всякий губернатор и чиновник на месте стремится к автономии. Он будет сопротивляться, чтобы подведомственные ему территории входили в какие-то организации, саморегулируемые, общественные. Это достаточно сложно.

И.К.: Боятся ответственности и взаимодействия.

А.Т.: Да. Я сейчас привожу, кстати, и зарубежный опыт, как это было в Польше, в Германии, в Прибалтике. Там тоже были садоводческие товарищества. Они стали жить по общему законодательству, а не стали для них выдумывать какое-то свое законодательство. Как в населенных пунктах законодательство, так и в бывших садоводческих товариществах, которые там были. Сейчас я говорю о мировом опыте, и мы тоже его не обойдем. Если только в 110 раз не наступим на очередные грабли.

И.К.: По вашим ощущениям, мы к этому придем все-таки?

А.Т.: Рано или поздно, придем к этому, потому что иного пути нет. Даже если бы сейчас этот закон переписали 100 гениальных юристов, все равно этот закон ничего бы не решил. Решение данной проблемы не лежит в области законотворчества. Если вам поручили построить, допустим, самолет, а вы начинаете колоть дрова и говорите — вот, мы колем дрова, из этого мы соберем самолет. Не соберете. Так и из законодательных актов вы не соберете реформу, к сожалению. Это, может быть, 1% от общей реформы, а не вся реформа. Я еще люблю приводить такой пример — вот стоит автомобиль, ржавый, без двигателя и колес. Вам надо его отремонтировать. Приходит депутат и перекрашивает его. Он не едет. Они его перекрашивают снова, он опять не едет. Они говорят, что надо еще его отполировать, тогда он поедет. Слушайте, чтобы автомобиль поехал, ему нужно поставить двигатель и колеса. Сколько его ни перекрашивай и ни лакируй, он все равно не поедет, потому что нет двигателя и нет колес. То же самое с этой реформой. У нее нет сейчас двигателя и колес. И вот эти законодательные псевдорешения — это есть очередное перекрашивание уже перекрашенного.

И.К.: Очень яркий и показательный пример. Андрей Владимирович, огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии на заданную тему.

А.Т.: Спасибо. До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. Следующим моим собеседником будет Вадим Сафронов, председатель РОО «Союза садоводов Калининградской области». Вадим Иванович, здравствуйте.

Вадим Сафронов: Здравствуйте.

И.К.: Предыдущий наш спикер сказал, что закон только все запутывает, ничего не решает, не помогает, вещь абсолютно ненужная, которую просто так взяли и придумали. Ваше мнение по поводу этого закона — что-то он решает, меняет или все-таки нет?

В.С.: Я Андрея Туманова поддержу в данном вопросе. Потому что данный закон написан для управляющих компаний, которые войдут в наши товарищества. Чтобы это не было так очевидно для большинства граждан, в законе прописали ряд норм, которые приведут к самоуничтожению садоводческих товариществ. В законе нет нормы проведения общего собрания в форме уполномоченных, как это было в федеральном законе № 66. В законе отсутствует статья об ответственности членов правления и председателя, как это было в статье 24 ФЗ № 66. И председателю, единоличному исполнительному органу дается право вести общее собрание, быть председателем на этом общем собрании, подписывать единолично протокол в нарушение норм главы 9.1 Гражданского кодекса РФ, без наличия секретаря общего собрания, что приведет к беспределу со стороны бессовестных председателей и членов правления.

Дальше. Определение нормы для лиц, ведущих садоводство и огородничество на земельных участках, расположенных в границах территории ведения садоводства или огородничества, без участия в товариществе. Статья 5 это гласит настоящего закона — принимать участие в общем собрании с правом голосования по вопросам принятия. Например, решение о приобретении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, решение о создании и приобретении имущества общего пользования, в том числе, земельных участков общего пользования, и порядке его использования. Это гласит пункт 5 части 1 статьи 17 настоящего закона. Принятие решения о передаче имущества общего пользования в общую долевую собственность собственников земельных участков, расположенных в границах территории ведения садоводства и огородничества, в государственную собственность субъекта РФ или органа местного самоуправления, в границах которых расположена такая территория. Это пункт 6 части 1 статьи 17 закона. Утверждение финансово-экономического обоснования размера взносов, финансово-экономического обоснования размера платы, предусмотренной частью 3 статьи 5 настоящего закона. Но при этом законом не определен порядок учета таких граждан при принятии таких решений путем голосования. Так как закон определил исключительные полномочия общего собрания членов товарищества, статья 17 закона гласит, и реестр ведется отдельно для членов товарищества и отдельно для лиц, ведущих садоводство или огородничество без участия в товариществе. Определение кворума, подсчет голосов при принятии решения по повестке дня и другое. Соответственно, нормы статьи 17 противоречат нормам статьи 5 закона. И тем более, передавать что-либо в собственность кому-либо может только гражданин или юридическое лицо по решению учредителей. То имущество, которое у него в собственности. То есть данное право внесено в ЕГРС на праве собственности. Закон не только предусматривает принудительную ликвидацию юридического лица, но определяет порядок ведения садоводства или огородничества без создания юридического лица. Это статья 6 гласит данного закона. При этом устанавливает наличие членских целевых взносов, которые граждане обязаны перечислять только на расчетный счет, создавать и содержать имущество общего пользования и землю общего пользования. Наличие председателя, членов правления, ревизионной комиссии, которые избираются общим собранием членов товарищества, и т. д. И все это возможно только при наличии юридического лица. А они нам пишут, что не обязательно организовывать юридическое лицо. Закон же регламентирует вести садоводство и огородничество без создания юрлица — в соответствии с нормами законодательства РФ. Но не указывает эти нормы. Закон указывает, что такие лица самостоятельно взаимодействуют с органами местного самоуправления или иными организациями. Но не указывает, на основании каких норм законодательства это взаимодействие может осуществляться. Закон заведомо определяет граждан на бесправие и хаос в данных обществах.

И.К.: Как я понимаю, огромное количество противоречий в самом законе, который подписан?

В.С.: Конечно. Во-первых, я не знаю, какая группа его создавала. Если мы возьмем от Сахалина до Калининграда некоммерческие все организации, такие, как наша, которую я представляю, — мы все дружно собирались, проводили форум, обсуждали, анализ кому только ни писали, и Володину, и Николаеву, и Медведеву, и в администрацию президента. А воз и ныне там. Отписки шли — направили в Госдуму, президент этим не занимается. Госдума пишет — отправили в Минэкономразвития, кто организаторами является. Мнение такое создалось, что люди, далекие от СНТ. Хотя, если мы будем брать генеральные планы, закон такой нужен по местному самоуправлению. У нас же есть ФЗ 499. Он гласит, что изъятие земельных участков на государственные и муниципальные нужды, а также по ходатайству коммерческих структур. Вот местное самоуправление, оно и есть у нас коммерческая структура. 495 постановление правительства от 17 мая этого года — тоже сказано, что могут изымать участки в бессрочном пользовании, по наследству, если нужна застройка. А это подтверждение тому. Почему нельзя было оставить 66 закон? Его чуть-чуть надо было реанимировать. Но у нас же умные депутаты оказались. Вы посмотрите, как голосовали! КПРФ против, эсеровцы тоже против. Только единороссы и помощник главный, ЛДПР. Полностью этот законопроект сделан под уничтожение. Мало того, он антиконституционный. Нарушено 22 статьи Конституции. Я вчера собирал совет по данному вопросу. Совет решил обратиться к депутату нашему, чтобы вышли с ходатайством на «Справедливую Россию», на коммунистов, на всех, кто голосовал против, чтобы они, депутатский корпус, там 90 будет человек, направили бумагу в Конституционный суд. Если 22 статьи Конституции РФ!

Мало того, мы участвовали в Общественной палате РФ по обсуждению этого законопроекта. Депутаты даже не услышали. Я внимательно наблюдал, когда Николаев в первое чтение, во второе чтение протаскивал его со слезами на глазах, чтобы за него проголосовали, якобы такой хороший законопроект. Он обманчивый для народа. Так он не сказал, что есть отрицательная экспертиза от Общественной палаты РФ. Почему? Мало того, законопроект этот они не показывали. Они частями его делали. И только перед первым чтением они его напечатали.

Путину мы отправляли бумаги все с регионов, чтобы он не подписывал этот законопроект. Я понимаю так — ему подсунули просто-напросто последний лист, он не вникал в этот вопрос, и, наверное, правильное пришел ответ, что он не занимается этими вопросами. У меня официальная бумага есть из его администрации.

Мы против этого закона и будем до конца идти, все регионы. Потому что общественная организация, которую Валенчук возглавляет, «Союз садоводов России» — его никто не уполномочивал, чтобы он говорил за нас, за 60 миллионов людей. У него в каждом регионе 5−10−15 человек. В мою организацию входят 280 тысяч человек. Пожалуйста, сравнение. Мальчик решает судьбу людей. Как это понимать?

И.К.: А что кардинально изменится для дачников, кроме всеобъемлющей фразы, что данное движение будет уничтожено? Что кардинально меняет этот закон?

В.С.: Вы знаете, в городе Москва было аварийное жилье хрущевских построек. Теперь мы начинаем говорить. Нам говорят про ИЖД, которые в обществах люди сделали, перевели им по блату земельные участки, которые им выделялись под сад и огород, им перевели под индивидуальное жилищное строительство, статус земельного участка. Но они тогда должны куда замыкаться? На местное самоуправление. Они и радуются этому, они тормошат правление, председателя — у нас этого нет, этого нет. Но в законе также говорится, что не будет местное самоуправление с ними возиться. Потому что здесь должна быть школа, садик, вся инфраструктура и т. д. А потом, если мы с вами посмотрим свод правил 2011 года, там внесено дополнение от 1 августа 2016 года — ширина улиц должны быть от красной линии до красной линии минимум 15 метров, ширина проезжей части от красной линии до красной линии должны быть не менее 9 метров. Это пункт 5.7 статьи 5. В каком из обществ у нас такое есть? Начинают делать нам согласно постановлению правительства 1221, чтобы была внутренняя адресация обществ. По-глупому люди идут на уловки эти, чтобы были названия улиц. А если они прочитают этот документ, там написано, что проезд должен быть без указания красных линий не менее 3,5 метров. У нас общество организовывали 40−50 лет тому назад, по тем СНиПам. Именно проезды должны указываться. Но сейчас начинают под это выставлять минимум 15. А теперь, как пройдут выборы президента, мы увидим, что начнется. Не зря до 2019 года, с 1 января он будет вступать. Мы увидим, что будут приходить, давать предписания, говорить — приведите в порядок, расширяйте дороги. А кто будет расширять? Вот мы с вами друг против друга, наши участки, дорога нас разделяет, которая 5 метров. У вас участок 4,5−5 соток. Вы будете урезать на 5 метров, к примеру, туда, и я должен на 5 метров, чтобы было 15 метров? Наверное, нет. У кого-то там гараж стоит, у кого-то, может быть, баня, а у кого-то — дом от забора 3 метра. Как это, сносить все?

И вот я почему сказал — аварийное жилье? Если госдумовцы нас называют шашлычниками, так наша администрация, лично градоначальник Ерашов называет нас шанхайцами. Говорят, что у нас Шанхай построят. То есть как строили? Я собственник своего участка, как многие садоводы говорят, как хочу, так и строю. Вот они и настроили. Правильно, значит, называют шанхайцами. А теперь скажу, что не по проекту все построено.

Теперь берем эти ИЖД. Он что, проект делал этот садовод на дом? Не делал. Может быть, единицы сделали. А любой проект на жилой дом должен подписывать кто? Архитектор. А у нас не подписывают. И им будут говорить — самострой.

В 2002 году, как сейчас нас хотят перевести в ТСН, и они под это подводят, в 99 ФЗ статья 123.12 гласит: «Юридическое лицо может быть организовано, если ему выделена земля». Там вот, общества зарождались 40−50 лет тому назад специально под садовые товарищества. В СНТ нам переводили без всякой земли и не говорили, что мы правопреемники. То есть СНТ уже как второе юрлицо организовано, без земли. И теперь нас в ТСН хотят перевести без земли. То есть фактически садоводческие товарищества остались. А этот закон — могу сказать одно — этот закон полностью объявил холодную гражданскую войну своему народу. Кто это сделал? Правительство РФ. Конкретный инициатор — Минэкономразвития. Поддержка — комитет природных ресурсов, который возглавляет Николаев, вместе с «Союзом садоводов России», с Валенчуком. А также наше конституционное большинство в Госдуме, «Единая Россия», которая проголосовала единогласно. Это мое личное мнение.

Народу когда объясняешь это все, они говорят: «Так это что, война?». Я говорю: «Выходит, да». Посмотрим, что будет с 1 января 2019 года.

И.К.: Ну, да. Время еще есть. Я думаю, если есть проблемы, их можно мирным путем решить, без «объявления войны» друг другу.

В.С.: Этот закон должен быть отменен. Если грамотные депутаты не побоятся и пойдут в Конституционный суд, то вопросов не будет.

И.К.: Вадим Иванович, огромное спасибо, что смогли пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарии по данной теме.

В.С.: Еще хотел бы я добавить. 14 апреля 2014 года поручение президентом было дано № 840, которым президент России поручил: на комплексной системной основе урегулировать правоотношения граждан и юридических лиц, ведущих виды деятельности садоводства, огородничества и дачного хозяйства. Мы дали полностью анализ, что данный законопроект не соответствует. Но результат налицо. Определенная заинтересованная группа людей, я по-другому сказать не могу, подсунули этот законопроект президенту и его подводят. Результат будет налицо.

И.К.: Ну, поживем — увидим. Еще раз большое вам спасибо.

В.С.: До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. «Документ сокращает до двух количество организационно-правовых форм товариществ собственников недвижимости, созданных для ведения садоводства: садоводческое некоммерческое товарищество и огородническое некоммерческое товарищество. Тогда как до сих пор можно было создавать не только некоммерческие товарищества, но и некоммерческие партнерства и потребительские кооперативы. На огородном земельном участке разрешается ставить только хозяйственные постройки, не являющиеся объектами недвижимости. При этом вводится понятие „садового дома“ — здание сезонного использования, предназначенное для удовлетворения бытовых и иных нужд, связанных с их временным пребыванием в таком здании. Садовый дом может быть признан жилым домом.

В садоводческих товариществах можно строить жилые дома для постоянного проживания. А вот огороднические предназначены только для выращивания овощей и фруктов, так что возвести там можно будет лишь временные хозяйственные постройки».

Следующим моим собеседником по данной теме будет Александр Лукинский, руководитель Рязанского регионального отделения общероссийской общественной организации «Союз садоводов России». Здравствуйте.

Александр Лукинский: Добрый день.

И.К.: Общаясь с вашими коллегами, которые находятся в регионах и которые занимаются этой темой, разбираются в ней, они говорят, что данный закон, по большому счету, не нужен, он только все запутает, он вреден, и в нем есть противоречия, внутри самого закона. Законы уже были давно прописаны, которые регулировали деятельность садоводов-любителей. Но теперь вот появляется отдельный акт, по которому должны будут жить садоводы.

А.Л.: Я не согласен с теми, кто высказывает такое мнение. Тот действующий закон, который у нас назывался 66-м, устарел уже на момент своего выхода в 1998 году. Изменилась страна, изменились законы. А тот закон уже не соответствовал другим законодательным актам РФ. Новый закон прошел через Госдуму, через Совет Федерации, его обсуждали во всех регионах сами садоводы. В нем сейчас четко сформулированы все понятия, которые упрощают работу садоводов. Он защищает права простых граждан, владеющих земельными участками. В частности, это и открытость поступления денег. Садоводы сами просили — как проконтролировать правление, председателя, которому не доверяют. Этот закон сейчас это упростил. Взнос будет вноситься на расчетный счет товарищества, распределяться строго по определенным назначениям, и уходит в сторону теневая черная касса в этих товариществах. Все платежи становятся открытыми, вплоть до зарплаты председателей и остальных районных работников. Затем такое количество организаций, как дачные некоммерческие партнерства, различные виды товариществ, создавали такую структуру, в которую легко было втиснуться тем предпринимателям, которые создавали какие-либо поселки, населенные пункты под видом садоводческих некоммерческих или дачных коммерческих партнерств. Сейчас это тоже упрощено. Сейчас остались те виды, то есть садоводческое и огородническое товарищество, которые можно создавать именно для ведения садоводства и огородничества, на которых разрешено и строительство жилых и нежилых домов, разрешена прописка. Отличие есть только одно — в огороднических товариществах разрешено строительство только некапитальных построек, которые легко будет снести, перенести на другое место. А в садоводческих товариществах разрешено строительство любых капитальных невысокоэтажных зданий круглогодичного использования.

И.К.: Я так понимаю, что вот эти садоводческие товарищества, которые созданы, как вы говорите, поселки, они получат определенный статус. Но капитальная постройка же должна проходить определенные процедуры, чтобы ее узаконить, чтобы дом признали жилым. И определенные стандарты улиц должны быть. Тогда получается, что когда будет происходить приведение в стандарт, например, улицы, то получится отступать и «откусывать» участки земли от своих участков.

А.Л.: То, что дом должен быть признан жилым, — это не по мнению самого садовода, как раньше было разрешено, по декларации, в упрощенной форме, без вызывания кадастровых инженеров и без комиссии по признанию дома капительным строением, приспособленным для круглогодичного проживания, садовод сам вписывал, что у него жилой дом. Для того чтобы прописаться, в этом доме, естественно, просто так прописаться будет невозможно, даже если он у вас числится по декларации жилым. Для этого создается комиссия, которая признает пригодность дома для проживания в нем круглогодично. И только после этого там будет разрешена прописка. Этот законодательный акт никакими путями не обойдешь.

Что касается улиц, проездов в садоводческих товариществах, — у нас садоводческие товарищества делятся на два типа: которые шли по букве закона и которые не соблюдали букву закона. Те садоводческие товарищества, которые по букве закона следили за тем, что существуют все нормативы и пожарной безопасности, и существуют СНиПы и правила застройки садоводческих, дачных и огороднических товариществ, у них есть строго соблюденные условия, сколько должна быть улица, сколько — проезд, сколько — разворотные и разъезжие части на огороде. И если кто соблюдал, то у них все в порядке. Многие садоводы в период так называемой дачной амнистии пытались прихватить себе и отрезать куски дороги общего пользования. Сейчас встает момент, что в новом законе определяется, что до 2024 года садоводческие товарищества должны решить вопрос со своими землями, которые находятся в бессрочном пользовании. То есть 31 декабря 2024 года — это окончание времени, когда садоводы могут владеть землей общего пользования, которые состоят из дорог, площадок под мусор и для прочих нужд, бессрочно. Им придется оформить право собственности или юридического лица, или после вступления в силу закона с 1 января 2019 года уже в общедолевое участие. Действительно, придется проводить межевание земель. И вот здесь всплывут все самовольные захваты вот этих так называемых прирезок, которые выходят на дороги общего пользования, на площадки для сбора мусора, на площадки типа детских, спортивных. Большинство садоводов прирезки осуществляли за счет земель общего пользования.

И.К.: У меня вопрос по поводу упразднения различных правовых форм. Согласно этому закону, остается только 2 формы — садоводческая и огородническая. Раньше были некоммерческие кооперативы. Я так понимаю, это люди объединялись в кооперативы, что-то выращивали, и потом могли продавать продукцию. Теперь такого не будет? Или все-таки можно будет как-то объединиться? Например, огородническое товарищество сможет продавать продукцию, которую вырастили на своих землях?

А.Л.: Скажем так, садоводы, которые существуют на садоводческих участках, сейчас, в наше новое время больше приготовлены для того, чтобы построить дома для проживания — или временного, или круглогодичного. На огороднических участках сейчас тоже стало трудно отделить, потому что многие люди, не обращая внимания на законы, строили и капитальные дома там, и капитальные постройки. Сейчас это действительно по закону будет нельзя. Форм, которые объединялись для выращивания садово-огородной продукции, очень мало. В нашем Рязанском регионе всего лишь 4 огороднических товарищества, которые нечисто занимаются огородами, у которых сейчас будет возникать масса проблем. Другие сейчас должны будут уложиться в эти два вида — заниматься или огородничеством, или садоводством. А форм две, как я говорил, сделали для чего? Чтобы избежать махинаций с землями, которыми ушлые люди пользуются при оформлении других видов собственности, кроме садового и огороднического.

И.К.: Александр Евгеньевич, огромное спасибо, что приняли участие в нашем эфире, нашли время пообщаться со мной.

А.Л.: До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. Следующим моим собеседником будет Алексей Петропольский, директор юридической компании URVISTA. Здравствуйте!

Алексей Петропольский: Здравствуйте.

И.К.: Что касается данного закона про садоводов, огородников — ваша юридическая оценка данного закона? Эксперты говорят, что внутри закона есть противоречия, что на самом деле-то законы уже были, зачем-то придумали еще один.

А.П.: У нас вообще огромная беда в России с землями сельхозназначения. Первая и, я думаю, самая главная беда — это то, что их воруют постоянно. У нас почти 90% земель в Московской области, допустим, поставлены на кадастровый учет. При этом надо понимать, что поставили по документам, которые являлись основанием для получения прав собственности с 1991 по 1996 год. Постановления и прочие бумаги, которые практически невозможно идентифицировать, потому что тех председателей правлений или тех глав сельских поселений, которые имели право в те года выделять эти земли, уже нет в живых, у многих архив сгорел, идентификации никакой нет. Приходит человек в кадастровую палату, приносит постановление на 1000 га, «мне Иван Иванович, глава поселения Ильинское выдал 1000 га». И каким-то чудесным образом его регистрируют, он получает право собственности, а потом распределяет эту землю, деля ее на участки, продавая уже по сверхрыночной стоимости. И здесь новых бед куча образуется, поскольку организация самого садового некоммерческого товарищества возможна совершенно разными путями. Чтобы как-то эти пути структурировать, внесли некую поправку, чтобы у нас было садовое некоммерческое товарищество в виде одного юридического лица с оформлением на них общецелевых собственностей, это аналогия, по сути, ТСЖ, которое уже будет распределять эту землю между хозяевами этих участков, кто их купит, кто их получит. И чтобы был единая юридическая сфера. Конечно, огромная проблема возникает с регистрацией именно строений и сооружений на землях сельхозназначения. Поскольку закон у нас есть, это Земельный кодекс, в котором четко звучит, что земли сельхозназначения — это категория земель. А есть еще у нас вид разрешенного использования земель, то есть что на этих землях можно делать. У нас есть вид садового товарищества, то есть личное подсобное хозяйство, есть дачное строительство, есть рекреация, есть еще порядка 12 или 15 типов земель. И какие-то из них целевые назначения разрешают под собой строительство жилых зданий, какие-то разрешают только нежилые здания, а какие-то разрешают вообще только некапитальные постройки. И поскольку многие получали землю и эту графу даже не смотрели, строили на этих землях любые дома, замки, подключали туда коммуникации, ни у кого из государственных служб не спрашивали, можно там строить, нельзя, а просто по факту строили. Более того, потом еще по факту оформляли.

И что мы видим теперь? Теперь нас всех вводят в обязательный государственный налогооборот. Всех должны оценить, каждое строение вплоть до собачьей будки должно стоять на кадастровом учете и иметь кадастровую стоимость, и с этого должен платиться налог, который у нас по прогрессирующей ставке каждый год будет расти. И проблема в том, что получилось так, что земля-то у всех есть с непонятыми видами разрешенного использования, а строения, которые построены, ни у кого не зарегистрированы. А если и зарегистрированы, то непонятно, по каким домам. На каких-то участках стоят нежилые дома, в которых живут люди. На каких-то — жилые дома. На каких-то — просто сооружение стоит без какой-либо инвентаризации. Этот закон нам старается как-то дополнить и регламентировать возможность оформления дачниками их прав собственности жилых. Там идет поправка, что в садовых и огороднических товариществах можно будет строить жилые здания. Но он совершенно не разъясняет, как людям оформлять те объекты, которые уже сейчас построены. Мы сейчас сталкиваемся с огромной проблемой, когда дом уже стоит на 6 сотках, какие-нибудь 500 кв. м., человек идет в регистрационную палату, говорит: «Вот, хочу оформить». Ему, естественно, от ворот поворот, потому что он не попадает сейчас под дачную амнистию. В Новой Москве у нас нет дачной амнистии. В области еще она работает, а в Новой Москве уже не работает. Человеку нужно получать ГПЗО, разрешение на строительство и пускать его по большому кругу оформи тельных бумаг, в которых разобраться, будучи неспециалистом, вообще невозможно. Деньги и время есть не у всех. В итоге люди, как только сталкиваются с этим, как правило, плюют в сторону и просто бросают начатое дело недоделанным. И здесь нам закон как-то разъясняет, но как это будет принято нашими государственными регулирующими органами, для меня до сих пор остается вопросом. Поскольку мы до сегодняшнего дня всю эту историю оформляем по суду. Мы получаем отказ в регистрационной палате, идем оспаривать его в суд, в суде уже приносим экспертизу на сооружение, приносим техническую документацию, технические планы, и судья в 90% случаев выносит решение в нашу сторону. Это получается в разы быстрее, чем идти по большому кругу через оформление разрешения на строительство и ввода в эксплуатацию.

И.К.: Я так понял, по этому закону все эти здания, которые уже возведены, если это садоводческое товарищество, будут признаны жилыми. По определенным регламентам они должны будут пройти ряд инспекций, чтобы их признали жилыми постройками?

А.П.: Да. Что сделать обывателю будет крайне тяжело. Вообще собрать кого-то в садовом товариществе и сделать что-то коллективно — это всегда тяжело. А в индивидуальном порядке это практически невозможно, затраты колоссальные.

И.К.: Получается, что закон ничего не упрощает, по большому счету?

А.П.: Он только нам уточняет, что можно, а что нельзя. Но саму оформительную процедуру он нам никак не ускоряет, не упрощает, нигде ни разу. Поэтому у людей должно быть четкое понимание, как строить по упрощенному порядку и как регистрировать то, что вы уже построили. Понимания этого сейчас нет ни у кого. Оно все индивидуально, вплоть до того, что в одной районе идет одна схема, а в другом районе совершенно другая схема. Потому что суд, допустим, в районе Наро-Фоминска не пропускает дела по вводу в эксплуатацию. А суд Ногинска — без проблем признает права собственности. И нам приходится где-то задним числом разрешение на строительство получать, а где-то в суд идти. Это краеугольный камень, который нужно решать на федеральном уровне, а не местечково за деньги. А самое страшное, что у нас по Московской области сейчас везде трубят, что мы пролетим на вертолете, на квадрокоптере, сфотографируем из космоса все ваши строения, нанесем их на кадастровую карту и выставим всем штрафы за то, что у вас сооружения стоят, а в кадастре их нет. И начнем всех штрафовать и принуждать к оформлению. А схему самого оформления никто не знает и не дает.

И.К.: Мы оштрафуем, но как избежать штрафа, мы вам не скажем, чтобы вас штрафовать. Очень интересно все получается. Посмотрим, как будет исполняться этот закон, какая будет реакция у садоводов. Алексей, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

А.П.: До свидания.

И.К.: Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона был Игорь Киценко. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments