В Ростове консьержа заменят роботом: кто следующий?

Уже сегодня роботов компании Promobot можно встретить в банках, музеях и университетах страны. Какие роботы нужны России, а также когда и в каких сферах техника заменит человека?
Эксперты: Олег Кивокурцев — сооснователь и директор по развитию компании Promobot; Павел Фролов — руководитель проекта в АСИ по робототехнике «Роббо».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «В Ростове консьержа заменят роботом: кто следующий?». В Ростовской области в городе Батайске строится многоэтажный «умный» дом, там будут собраны все современные решения для жилого пространства. И в том числе, тех людей, которые будут посещать этот комплекс, будет встречать робот-консьерж. Сейчас с нами на связи находится Олег Кивокурцев, сооснователь и директор по развитию компании Promobot. Олег, здравствуйте.

Олег Кивокурцев: Добрый день.

В.И: Робот-консьерж — звучит, как фантастика, как будто мы не про реальность в российской глубинке говорим, а говорим о чем-то из какого-то фильма. Вот что за робот-консьерж?

О.К: На сегодняшний день наша компания является крупнейшим производителем автономных роботов для бизнеса. На сегодняшний день несколько наших роботов работает по всему миру в качестве администраторов, промоутеров, музейных гидов. Их можно найти в местах повышенного скопления людей, можно в кинотеатрах, торговых центрах, бизнес-центрах и даже уже в домах Батайска. Они встречают гостей, консультируют по интересующим вопросам, общаются, отвечают на любые вопросы, у них огромная фонетическая база, которая воспроизводится с помощью нейротехнологий, передвигаются, избегая столкновений, могут строить карты помещений, проводить человека до необходимого места и непосредственно заменить человека в низкоквалифицированных операциях, например, как консьерж. И непосредственно увеличить качество обслуживания, качество сервиса и финансовые показатели компаний, где они работают. И действительно, в Батайске строится инновационный дом, он называется «Тесла-дом», это один из самых передовых жилых домов в Ростовской области, там все полностью автоматизировано, никто не стучится в дверь, не просит сказать последние цифры счетчика, все полностью автоматизировано, и даже бабушки-консьержи заменены на роботов. И непосредственно жильцы могут прийти к роботу и спросить о последних нововведениях в доме, когда будут проведены те или иные работы, когда запустится игровая площадка и прочие вещи. Робот может эту всю информацию им транслировать и рассказывать.

В.И: Удивительно. Смотрите, вы говорите, что такие роботы, можно сказать, заменяют человеческий труд во многих точках мира, а если говорить про Россию, где их можно встретить?

О.К: На сегодняшний день очень много наших роботов работает, например, в Москве можно прийти в музей современной истории России и в секции, посвященной современной России, работает наш робот в качестве экскурсовода, можно к нему подойти и попросить провести экскурсию. Он будет двигаться от экспоната к экспонату и про них рассказывать. Также можно наших роботов найти в НПФ Сбербанка, и робот может заключить с вами договор на пенсионное обслуживание и проконсультировать по условиям. Также наши роботы работают в бизнес-центре московского метрополитена, и в праздники руководство метрополитена будет внедрять их на определенных станциях. Также эта история, возможно, будет продолжаться в рамках Чемпионата мира по футболу.

В.И: А в метрополитене — это там, где сейчас сидит вахтер, там будут находиться роботы? Или как?

О.К: Нет, он будет стоять в центре станции и угрюмых попутчиков, которые каждый день от точки к точке двигаются, он будет поднимать им настроение и влиять положительно на бренд метро.

В.И: А где еще кроме метро?

О.К: Несколько десятков наших роботов работают в Московском технологическом институте, это крупнейший в России коммерческий вуз, и в каждом филиале у них робот рассказывает абитуриентам про специальность, про расписания, про предстоящие лекции. И впервые робот получил административную должность, он заместитель заведующего кафедрой робототехники.

В.И: А это тот самый робот по имени Алантим, который предложил защиту английским болельщикам на Чемпионате мира-2018, если я ничего не путаю, правильно?

О.К: Да, именно так. Собственники наших роботов дают им собственные имена, один из них Алантим, в Батайске у него будет свое имя и так далее.

В.И: В метро, можно найти в одном из банков, можно будет встретить на Чемпионате мире-2018, где еще?

О.К: В музее, еще несколько десятков агентств сдает наших роботов в аренду на различные форумные мероприятия, они встречают гостей на выставках различных. Можно приехать в одну из гостиниц на Канарских островах, и там вас будет встречать наш робот, он будет вас приветствовать и провожать до номеров.

В.И: А насколько робот может заменить человека на таких должностях, как консьерж, как преподаватель в вузе, как человек, который встречает попутчиков в метро? Вот насколько роботы справляются с этой задачей, и, может быть, уже есть какая-то реакция россиян, потому что, например, я не уверена, что мне захотелось бы подойти к роботу и задать вопрос?

О.К: Было проведено исследование, и, на самом деле, большинство людей, около 95% воспринимают лучше робота, чем низкоквалифицированного человека, который сидит с угрюмой миной. Человеку нужен перерыв, отдых, его нужно обучать. А роботу один раз загрузил информацию, он все знает, он все время улыбается, ему не нужен перерыв, отпуск, отдых и прочее, он решает свои проблемы человеческого фактора. Люди идут с ним очень охотно на контакт. И это все положительно сказывается на финансовых показателях компаний, которые его применяют.

В.И: А насколько это сейчас дорогое удовольствие? И насколько быстро они заполонят страну и заменят некоторые профессии?

О.К: Наши роботы являются наиболее доступными на рынке, его цена составляет ниже, чем 10 тысяч долларов. В то время как ближайшие зарубежные аналоги начинают от 20 тысяч и выше, это при более низком функционале. Таким образом, наш робот окупается приблизительно за 1 год, а может быть, меньше, в зависимости от региона.

В.И: А есть конкуренция в России в этой сфере?

О.К: Есть несколько компаний, они делают так называемых роботов телеприсутствия, это когда удаленно роботом управляет человек. По факту это не является робототехникой, потому что человеческий фактор не исключается. Есть несколько компаний за рубежом, которые пытаются делать роботов автономными, но мы на сегодняшний день находимся на шаг впереди, благодаря этому мы резиденты Сколково и мы имеем наибольшее распространение на территории Северной и Восточной Европы. И наш робот имеет большую лингвистическую базу, более 100 тысяч речевых модулей, он может отвечать на любые вопросы на 7 языках. Помимо этого он подключен к интернету и он может слышать абсолютно все, что люди говорят даже в самых шумных помещениях, таких, как аэропорт, вокзал, торговый центр, ритейл-предприятия, все что угодно. Помимо этого он распознает лица вне зависимости от того, какое освещение находится вокруг него. Даже без освещения и там, где нет вообще света. Он может понять, кто перед ним стоит, распознать, и если человек предварительно с ним познакомился, он его поприветствует по имени. Скажет: «Здравствуйте, Иван Иванович. Мы не виделись с вами 2 дня, как ваши дела?». Все эти комплексы позволяют нам быть наиболее удобным решением для рынка, для бизнеса, и при этом мы являемся наиболее доступными.

В.И: Вот про распознавание лиц, это был отдельный вопрос — когда впервые появились новости про того самого робота по имени Алантим, который будет на Чемпионате мира по футболу встречать туристов, говорилось о том, что какая-то антитеррористическая функция заложена?

О.К: Конечно, можно добавить в базу робота список лиц, которым доступ на объекты, где будет большое количество людей, запрещен. И когда робот это лицо распознает, он может отправить сигнал в полицию о том, что данный человек был обнаружен в этом секторе, и дальше уже правоохранительные органы могут принять решение. И непосредственно именно благодаря этому у нас робот не просто увеличивает финансовые показатели и качество обслуживания, но еще и увеличивает безопасность. Эту опцию тоже будут использовать в новом доме.

В.И: А какие функции сейчас являются первостепенными, которые появятся у роботов? Потому что, правильно я понимаю, они могут говорить, запоминать, проехать от точки, А в точку Б, но маломаневренные роботы на данный момент — их нельзя использовать в домашнем хозяйстве, чтобы они посуду помыли, в квартире прибрались. Вот что на перспективе?

О.К: Наше направление — это сервисная робототехника, это оказывать сервисные услуги. И каждый наш робот в ближайшее время будет оснащен индивидуальным тактическим кейсом применения, например, в банке он сможет регистрировать договора, в музее он водит экскурсии, в ритейл-компаниях он будет интегрирован с отдельной системой для того, чтобы понимать, сколько продукции находится на складе, сколько на учете. И подобные фишки можно реализовывать на каждом нашем роботе благодаря тому, что у нас есть открытый IP, и робот может сам настроиться под свои задачи. С точки зрения физических направлений, мы в эту сторону идем меньше, поскольку наше направление — это сервисная робототехника, это работа с клиентами. И главный наш фокус — это индивидуальный практический кейс.

В.И: Как такой говорящий компьютер получается?

О.К: Наоборот, как полноценный сотрудник, который призван общаться с людьми.

В.И: А вот если говорить, где в ближайшем будущем, возможно, появятся подобные роботы?

О.К: Мы продолжаем дальше идти в Сбербанк, мы начали там с кибербезопасности, потом пошли на Пенсионный фонд. В ближайшее время их будет много в банковских отделениях, кроме этого, мы продолжаем работу с многофункциональными центрами, где человек может получить консультацию по документам и прочим вещам. Мы дальше двигаемся в сторону музеев, потому что робот действительно замещает низкоквалифицированного экскурсовода, его найти достаточно сложно, а работа достаточно один раз загрузить, и он все будет знать. И мы двигаемся в направлении ритейла, в ближайшее время очень много наших роботов появится в магазинах, и они будут консультировать по интересующей продукции.

В.И: Это Москва в основном или регионы тоже как-то подключаются?

О.К: В регионы мы тоже очень много поставляем, и на сегодняшний день мы присутствуем в 29 городах России. Естественно, что больше всего наших роботов находится в Москве, но мы есть в Новокузнецке, в Майкопе, недавно первый робот уехал в Чечню, поэтому все активнее мы развиваемся на территории России.

В.И: А есть какой-то план до конца 2017 года и на 2018 год? Вот сейчас 29, а дальше что?

О.К: Мы ежегодно растем на 150 процентов и к 2020 году, как минимум, 1000 наших роботов уже будет на территории России функционировать в местах повышенного скопления людей. Сейчас мы уже в 12 стран поставляем, мы это количество также увеличим или утроим.

В.И: Спасибо большое за то, что нашли время побеседовать с нами, мы будем следить за развитием событий. До свидания.

О.К: До свидания.

В.И: Еще одну оценку технического прогресса нам даст Павел Фролов, руководитель проекта в АСИ по робототехнике «Роббо». Павел, здравствуйте.

Павел Фролов: Здравствуйте.

В.И: Побеседовали с представителем одной из организаций, которая занимается поставкой Promobot. Вот какую оценку вы бы дали, если бы вас попросили оценить роботизацию в России?

П.Ф: Если оценивать уровень роботизации в сопоставлении с другими странами, например, лидерами этого рынка, то мы сейчас отстаем от лидеров рынка более чем в 1000 раз.

В.И: А лидеры у нас кто?

П.Ф: Это Южная Корея, например. Еще Китай, Германия. И сейчас у нас грустная ситуация с робототехникой, мы очень сильно отстали. Я считаю, что не безнадежно, потому что раньше мы этим не занимались. В общем, радостного мало.

В.И: В чем есть эта надежда? И где уже роботизация произошла?

П.Ф: Я вас отошлю к примеру Германии. Когда кайзеровская Германия решила построить флот, первое, что они сделали, это наводнили магазины детских игрушек конструкторами кораблей. И когда дети, которые в эти кораблики играли, выросли, они построили Германии флот. Сейчас нам нужно сделать то же самое, именно поэтому поддерживается кружковое движение в России, чтобы дети, которые сейчас занимаются робототехникой, выросли и построили автоматизированное производство будущего. Если говорить про то, где сейчас развита робототехника, она сейчас развита в бытовом секторе. Один из самых популярных роботов в мире — это стиральная машина, потому что он есть практически у всех. Есть роботы-банкоматы, раньше были кассиры, которые выдавали зарплату, а теперь банкоматы выдают зарплату. И с точки зрения производства, наибольше потребителей в автомобильном производстве. Сейчас у нас в России активно роботизируют заводы, которые производят автомобили, и это приводит к тому, что сокращается большое количество людей, которые работали на этих заводах, например, завод «АвтоВаз».

В.И: Но ведь речь идет о том, что и машины без участия водителя смогут передвигаться по улицам.

П.Ф: Да, следующий кандидат на ликвидацию — это водитель. Очень много есть наработок по всему миру самоуправляемых автомобилей. Эту технологию сейчас активно тестируют по всему миру, я думаю, что в течение ближайших 5−10 лет мы уже увидим, что роботы вытесняют водителей из этой профессии.

В.И: Если продолжать список тех профессий, которые в ближайшем будущем будут вытеснены с рынка, то кого еще можно добавить?

П.Ф: Совсем недавно был пример с юристами. Недавно Сбербанк уволил 3 тысячи юристов и заменил их одним роботом. Исчезнут все профессии, которые являются рутинной и неквалифицированной профессией.

В.И: Вы еще говорите, что у нас есть надежда на перспективу, на работу с детьми, нужно набивать магазины роботами, детей обучать собирать их. Правильно ли я понимаю, что вы как раз в этом направлении работу и проводите?

П.Ф: Да, именно этим мы и занимаемся, мы сейчас строим сеть кружков робототехники, который называется «Робоклуб», причем у нас есть успехи не только в России, но и в других странах.

В.И: Вот что это такое? Чему обучают детей? Чем это принципиально отличается от тех же уроков труда или информатики?

П.Ф: В нашем клубе мы учим детей по 5 направлениям, это креативное программирование, это микроэлектроника и симатехника, это мобильная робототехника, это введение в интернет, это специфицирование и 3-D печать. Мы учим совсем не тому, чему учили на уроках в школе.

В.И: А где этому учат? Этому уже где-то можно научиться?

П.Ф: Мы начинали с того, что открыли такие кружки в Петербурге на базе Центра молодежного творчества в политехническом университете. Мы начали масштабировать это по модели франшизы, по этой модели у нас продано около 40 франшиз в Россию, Казахстан, Таджикистан и Украину. Соответственно появилось несколько десятков кружков, и мы активно привлекаем в регионах партнеров, которые хотели бы открыть платный кружок и в рамках дополнительного образования учить детей технологиям завтрашнего дня.

В.И: Кружок платный, правильно я понимаю? Нужно вкладываться. А насколько это доступно и кому?

П.Ф: Если говорить про Москву и Петербург, то одно занятие в кружке стоит порядка 1000 рублей, если говорить про регионы, то там одно занятие стоит порядка 500 рублей.

В.И: Вы начали с Петербурга, а дальше пошло уже по миру. Вот на данный момент где подобные курсы могут пройти, кроме Питера?

П.Ф: Есть порядка 15 городов в России, в которых уже есть клубы, и надо сказать, что наша сеть не единственная, есть и другие. Сейчас в России порядка 1500 кружков робототехники.

В.И: А это много или мало?

П.Ф: Это мало, потому что в России есть 43 тысячи школ, и кружков должно быть примерно столько же, сколько и школ.

В.И: Это для того, чтобы хотя бы на низкий старт выйти по развитию робототехники?

П.Ф: Да.

В.И: Перспективы и правда не очень хорошие.

П.Ф: Да. Не очень. Нужно трезво смотреть на ситуацию.

В.И: А есть какие-то сильные стороны у России с точки зрения робототехники? Знаете, порой СМИ заявляют о том, что мы создали что-то такое уникальное, что-то классное. Вот хотя бы взять робота-космонавта Федора. И то, что в Европе его испугалась, когда СМИ впервые о нем заговорили. Вот это действительно повод для гордости или это что-то раздутое?

П.Ф: Это действительно повод для гордости, но выигрывают в мировой конкуренции те, кто умеет массово и дешево производить продукцию, в том числе и робототехнику. И вот с этим у России большие проблемы. Мы сильны своими мастерами, уровнем левши, которые могут подковать блоху, сделать робота-космонавта и так далее. Но в момент, когда нам нужно произвести продукцию миллионам, чтобы она была очень качественной, долго не ломалась и при этом была очень дешевой, вот тут, как правило, мы пасуем и сильно проигрываем в конкуренции.

В.И: А если вас попросить озвучить какие-либо прогнозы по робототехнике в России, вот когда встанем в этом направлении с колен?

П.Ф: Знаете, если говорить про робототехнику, то в этом направлении произойдет прорыв только когда государство начнет системно поддерживать предприятия, которые внедряют автоматизацию. Чтобы вы понимали по цифрам, 2 года назад в России было продано порядка 500 промышленных роботов на всю страну, а год назад это количество упало на 30%. При этом в других странах их покупают десятками и сотнями. Мы движемся в обратном направлении. Хорошо живут те страны, у которых сильная промышленность, и они конкурентоспособны. И владельцы фабрик сейчас не мотивированы внедрять роботов, более того, на них наоборот оказывается давление, чтобы они не сокращали рабочие места, а открывали новые. И обсуждается вопрос, чтобы штрафовать промышленников, которые внедряют роботов.

В.И: В России говорить о том, что какие-то профессии канут в лету из-за роботизации, это очень долгосрочные перспективы, правильно я понимаю?

П.Ф: Вот насчет водителей верю, а что касается промышленности, то там роботизация происходит вынуждено, когда уходят на пенсию токари, которые могли затачивать дорогостоящие детали, и вместо них ставят роботов, которые делают то же самое. И получается, что один робот делает то же, что раньше делали 10 человек.

В.И: Павел, спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами. До свидания.

П.Ф: До свидания.

В.И: Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона работала Валентина Ивакина. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments