Кров для сов: под Владимиром строят дом для птиц, которые не выживут на воле

Совы, выращенные в неволе и привыкшие к заботе человека, не смогут найти пропитание в дикой природе. Но чтобы содержать птиц, размах крыльев которых иногда достигает 190 см, нужны специальные вольеры. Эксперт: Анна Лисицына — директор Центра реабилитации и реинтродукции диких животных «Лунная поляна».

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова, это программа «Вместе с планетой» на радио СОЛЬ. На этот раз в центре нашего внимания оказался очень добрый и милый проект, опубликованный на краудфандинговой платформе Planeta.ru, называется он «Кров для сов». Сегодня нашим собеседником станет Анна Лисицына, директор Центра реабилитации и реинтродукции диких животных «Лунная поляна». Здравствуйте!

Анна Лисицына: Здравствуйте.

М.Ц.: Давайте начнем по порядку. Расскажите, что вы собираетесь сделать в рамках проекта «Кров для сов», и на кого конкретно он нацелен?

А.Л.: «Кров для сов» — это часть более крупного проекта. Вообще мы хотим построить вольерный комплекс из 9 вольеров. Но начать мы решили с 3 вольеров — 2 для филинов, которые живут в нашем центре, и 1 для желтых сов.

М.Ц.: А почему этим птицам необходимо строительство такого вольера, может быть, проще отпустить их на волю?

А.Л.: Дело в том, что эти птицы не способны выжить в природе. Например, два брата, самцы филина, они попали к нам в возрасте буквально 4−5 дней, это были еще слепые маленькие птенцы. Мы выкормили их вручную. Они не воспринимали даже себя как совы поначалу, они считали себя людьми. Мы их родители, раз мы их кормим, значит, они такие же, как мы.

М.Ц.: А в чем это проявлялось, интересно?

А.Л.: У многих животных есть такое. Иногда даже они не способны к размножению, потому что самок своего вида они не воспринимают в качестве романтических объектов, а хотят создать семью с человеком. Но у наших самцов таких проблем нет, они оба уже женаты, у них все хорошо. Правда, детей пока не было. Но для этого как раз и нужны новые вольеры.

М.Ц.: А почему они не могут выжить в природе?

А.Л.: Потому что, как правило, птенец, когда он растет с родителями, он все необходимые навыки получает от родителей. Они учат его добывать пищу, учат его общению с другими представителями своего вида, учат спасаться от врагов, кого нужно бояться, а кого — наоборот. Птица, выращенная человеком, — к сожалению, такие навыки ей привить очень сложно. Для этого и нужна реинтродукция. Это процесс, когда животное, после специальной подготовки, возвращается в природу.

М.Ц.: Каким образом попадают к вам такие птицы? Я так понимаю, не всегда бывают именно маленькие птенцы, бывают и взрослые совы, оказываются у вас каким-то образом.

А.Л.: Да. Одна из наших самок попала к нам в годовалом возрасте. Когда она была еще слетка, люди подобрали ее в лесу. Но вообще слетков подбирать нельзя, потому что это нормальный период в жизни любой птицы, когда птенец уже покинул гнездо, но еще не научился хорошо летать. Родители, как правило, подкармливают его и заботятся о нем. Но люди часто видят такого птенца и из благих побуждений забирают его домой. Так произошло и с Майев. Но там люди не совсем хорошо позаботились о ней, они посадили ее в маленькую беседку, где она даже не могла развернуть полностью крылья. А надо сказать, что размах крыльев у филина в человеческий рост, немаленькая птица. И она постоянно пыталась выбраться из этой беседки. Она разбила себе клюв. И чтобы она вела себя поспокойнее, ей обрезали крылья на перьях. А потом просто поняли, что не могут ее содержать, это и в плане корма недешевое удовольствие. И вот так она попала к нам.

М.Ц.: Если говорить именно о маленьких птенцах, которые к вам попадают, как за ними ухаживать? Я смотрю фотографии с вашего проекта, это неоперенные, слепые птенцы. Что с ними делать, с такими маленькими?

А.Л.: Это процесс достаточно сложный. Во-первых, необходимо поддерживать температуру определенную, нужно обогревать специальными лампами, следить, чтобы птенцу не было жарко или холодно, ты постоянно следишь за этим. В плане корма тоже достаточно сложно. Вообще сов можно кормить только мышами, если нет мышей, то подойдут цыплята. Нельзя просто купить курицу или говядину в магазине. Но если взрослая сова в случае отсутствия корма может пару дней обойтись куриными шеями разрубленными, то птенцам такого делать категорически нельзя, потому что могут быть неизгладимые последствия вплоть до смерти. Мы делали мышиный фарш для маленьких птенцов. Когда они уже немного подросли, мы смогли перейти на кусочки мышей, это было гораздо приятнее.

М.Ц.: Действительно, сложный процесс. Вы сказали, что нередко люди, которые видят птенца, который лежит на земле, хотят ему помочь, забирают его к себе, но тем самым наносят ему большой вред. А что делать нужно человеку в такой ситуации, если он столкнулся с такой маленькой птичкой, которая на его пути встретилась? Как ему себя вести?

А.Л.: Это очень хороший и важный вопрос, потому что люди должны знать об этом. В первую очередь, нужно посмотреть по сторонам. Если место достаточно безопасно, птенец не сидит посреди, например, проезжей части или где-то в очень оживленном месте, нужно просто пройти мимо. Если же место не такое подходящее, то можно взять его в руки. Это неправда, что птицы потом подумают, что пахнет человеком, и не будут подходить к птенцу. У птиц очень слабо развито обоняние. Нужно взять птенца и отнести метров на 10−15 на травку или на веточку. А вот если птенец действительно лежит, чувствует себя плохо, или это голый птенец, не покрытый перьями, вот тогда нужно забирать и выкармливать его вручную. Потому что бывает, что просто действительно выпадают из гнезда.

М.Ц.: Какие шансы у такого птенца выжить в домашних условиях у неподготовленного человека?

А.Л.: Если у человека есть интернет и желание сделать все, как надо, то это не очень сложно. Конечно, нужно иметь много времени, потому что маленьких птенцов нужно очень часто кормить. Бывает, что каждые полчаса нужно его кормить.

М.Ц.: Сколько на данный момент у вас птиц?

А.Л.: Постоянно живущих у нас 5 филинов, полярная сова, ушастая сова и серая неясыть. У нас на данный момент есть пустельга, которая готовится к выпуску. И у нас есть ястреб-тетеревятник. Она очень любила кушать голубей на голубятне. Но хозяева голубятни это не оценили, поймали ее и обрезали ей перья на крыльях. Так что сейчас она сидит у нас, растит новые перья. Когда они вырастут, мы подготовим ее и выпустим в природу, подальше от голубятни, разумеется.

М.Ц.: Нужно ли какое-то ветеринарное обслуживание таким птицам?

А.Л.: Да, конечно. Хотя бы раз в год птицы должны просто проходить осмотр у врача. Обязательно нужно регулярно сдавать анализы, чтобы видеть, что птицы здоровы, и если какая-то болезнь, инфекция, чтобы можно было предотвратить на ранней стадии. В принципе, это как с любым животным, потому что даже домашние кошки и собаки должны проходить медосмотры регулярно.

М.Ц.: Каким должен быть вольер, который вы собираетесь строить для сов, чтобы им действительно там было комфортно, чтобы они могли там хорошо жить, развиваться, летать? Или их не нужно выпускать, замкнутого пространства им достаточно?

А.Л.: Для филинов это будут вольеры 4 на 7, в высоту 3 метра. В принципе, для пары филинов этого вполне достаточно. Они могут размять крылья. Вообще, хищная птица в основном летает, когда ищет еду. Просто так, для удовольствия ей это не нужно. Если она сытая, она будет сидеть, смотреть по сторонам.

М.Ц.: А что еще должно быть в вольере, помимо площади, специально предусмотренной? Какие-то дополнительные меры?

А.Л.: Конечно, должны быть присады — веточки там, жердочки, пенечки, на которых птица может сидеть. Они же не будут ходить по кругу. Если хочется размножения, то должны быть ящики, где они могут устроить гнездо и вывести птенцов. Еще у нас будут столики для кормления с дверками. Чтобы, когда мы кормим птиц, мы не заходили внутрь вольера, не беспокоили птиц своим присутствием, а просто открывали дверку и на столик внутри вольера выкладывали пищу.

М.Ц.: Отмечают, что у животных, даже у домашних, у кошек или собак достаточно разные характеры. На сов это распространяется?

А.Л.: Они не настолько выражают свои эмоции, как те же кошки, потому что они не очень умные птицы. Говорят, что сова — символ мудрости. Но разве что только символ, мудростью там и не пахнет. Дело в том, что у совы вот эти большие глаза, части глаз находятся внутри черепа, и на мозг там остается мало места.

М.Ц.: Все занято большими красивыми глазами.

А.Л.: Да, но зато красивые. Как говорят — либо умные, либо красивые. Вообще, конечно, характеры разные. Вот, например, наш Илюша более спокоен, чем его брат, более общительный. А его брат, когда начинает переживать, у него текут слюни.

М.Ц.: А вообще с людьми хорошо ладят совы? Или это свободолюбивое животное?

А.Л.: Если птица выращена человеком, то, конечно, они хорошо ладят. Но дело в том, что если кошка или собака могут привязываться к человеку, ждать от него какого-то общения, желать этого общения, то то, что нужно от вас сове, — это чтобы вы ее покормили. Ей не нравится, когда вы ее гладите. Может, пока это еще птенец, она может с вами поиграть. Взрослая сова играть не станет. Она не хочет больше общаться с хозяином.

М.Ц.: А расскажите, пожалуйста, предысторию, с чего все начиналось, как вы начали заниматься птицами, в частности, совами?

А.Л.: Я вообще с детства любила животных, еще в отрочестве старалась помогать бездомным кошечкам, собачкам, подбирать, лечить, пристраивать. А с птицами все началось с того, что мне позвонил знакомый охотник и спросил: «Хочешь сокола?». Я подумала — почему бы и нет? Мне привезли этого сокола. Это был небольшой сокол чеглок. Конечно, зрелище было ужасное. Это была самка, она была практически лысая. Те перья, которые остались, были обломаны. Дело в том, что предыдущие хозяева, во-первых, держали ее в клетке, чего нельзя делать с хищными птицами ни в коем случае, потому что оперение портится. А еще они кормили ее совершенно неправильно — магазинной курицей или вообще кашей какой-то. У нее было серьезное нарушение обмена веществ. Она прожила у меня несколько месяцев и, к сожалению, когда началась линька, это процесс, которые требует больших ресурсов организма, они погибла, потому что организм уже был изношен. Было очень жаль ее. Потом мне предложили еще одного птенца сокола, это оказался стриж. Стрижей, кстати, часто путают с соколами из хищного профиля. Со стрижем все кончилось хорошо, я удачно выкормила его и выпустила. Кстати, стриж — это та птица, которую можно выпускать без подготовки. Просто выкормить, разумеется, соблюдая определенные условия, их нельзя трогать руками, можно кормить только насекомыми. Если это соблюсти, то можно выпустить удачно стрижа, он улетит и проживет долгую счастливую стрижиную жизнь.

М.Ц.: Я вас слушаю и просто представляю этот огромный труд по уходу за птицами. То мышек на лови, то комаров. Не каждый возьмет на себя такую ответственность.

А.Л.: Да, стрижи — это очень сложно, гораздо сложнее, чем совы или любые другие птицы, потому что они кушают очень много. Я вот так прикидываю сейчас, в день они у меня ели, один стриж рублей на 500 точно. Это нужно не только иметь желание и возможность, но и финансовые средства, потому что в среднем выкармливать стрижа где-то месяц, в зависимости от того, в каком возрасте птенец попал. И это, конечно, бьет по карману. Это вообще большая проблема среди стрижеспасателей. И нужно их кормить каждый час, каждые полчаса, начиная с 5 утра. Сидишь с этими сверчками бесконечными. Пока ты там начистил, я кормила только грудками, лапки и крылышки жестковаты для стрижа, у него нежная очень глотка. Пока начистишь, уже опять кормить надо, потом опять чистишь. Очень радуешься, когда он, наконец, улетает, потому что больше никого не нужно кормить.

М.Ц.: А когда любовь к животным превратилась уже в полноценный центр реабилитации для птиц, здесь как все начиналось?

А.Л.: В какой-то момент я поняла, что я все равно уже помогаю птицам, я хочу заниматься реинтродукцией. Но на самом деле реинтродукцией я занялась раньше, чем была зарегистрирована «Лунная поляна» как юридическое лицо. Просто в какой-то момент я поняла, что хочется делать это более официально. Есть какие-то возможности, при покупке кормов можно заключить всякие договоры, а не просто так бегать, искать, где что купить.

М.Ц.: Во многих больших городах часто встречаешь в узкой клетке посаженного сокола или сову, с которой предлагают сфотографироваться. А потом эти птицы куда-то пропадают. Таким образом как-то к вам попадали птицы? Или такого не было?

А.Л.: Пока мы только пытались что-то делать с людьми, которые фотографировали с ушастыми совами. Но, к сожалению, у нас ничего не получилось, потому что полиция проигнорировала наше заявление. Мы же не можем просто прийти и отобрать, это тоже не совсем законно. Например, в Петербурге сейчас очень активно занялись этими фотографами. У них лучше идет этот процесс. Я надеюсь, что это дойдет и до нас, потому что необходимо, конечно, прекращать такие вещи. Как правило, об этих животных никто не заботится, они не живут долго. Пока они живы, и их можно использовать — их используют. А если животное заболевает, а оно непременно заболевает, потому что эти люди и на кормах экономят, и никакого ветобслуживания не происходит, такую птицу просто выбрасывают.

М.Ц.: За теми совами и филинами, которые есть у вас на данный момент в центре реабилитации и реинтродукции, вы одна ухаживаете? Или вам кто-то помогает?

А.Л.: Когда как получается. Конечно, мне помогают, у нас есть немножко волонтеров. Конечно, хотелось бы больше, но спасибо и на том, что есть. К счастью, пока у меня достаточно времени, чтобы ухаживать за ними.

М.Ц.: А если кто-то заинтересуется и захочет помочь, не материально, а своими руками, найти вас, приехать, поддержать — такой вариант помощи возможен?

А.Л.: Да, конечно, мы будем очень рады. Мы всегда рады гостям и волонтерам.

М.Ц.: Как вас найти можно в таком случае?

А.Л.: На странице нашего проекта есть ссылка на нашу группу во «ВКонтакте». К сожалению, у нас пока нет сайта своего, но мы над этим работаем. Можно в группе написать сообщение, что хотим приехать, поучаствовать или просто посмотреть.

М.Ц.: Какую работу вы доверите волонтерам, а какую все-таки предпочитаете делать сами?

А.Л.: Если мы занимаемся именно реинтродукцией, то, конечно, мы делаем это сами, потому что проще делать самой, чем кому-то объяснять. Но если у человека возникает желание вникнуть в какую-то подробность, как-то больше изучить этот вопрос, то, конечно, мы совершенно не против. В остальном там особой-то работы и нет. Нужно покормить, нужно прибраться. В принципе, так же, как и в собачьих, кошачьих приютах. Мы птицу обучаем сидеть на перчатке, проходить на руку, чтобы облегчить процесс общения с птицей, я имею в виду, если эта птица не пригодна к выпуску, все равно ей нужно, чтобы она была более спокойна, чтобы не было таким стрессом для нее общение с человеком. Часть этой работы тоже вполне можно доверить волонтеру. Не совсем, конечно, новичку, который первый раз приехал. Сначала нужно что-то менее интересное поделать, а потом уже, когда человек покажет свою готовность, свое желание, настрой, тогда, конечно, ему уже можно и с птичками пообщаться.

М.Ц.: Сколько средств необходимо собрать на строительство вольера и сколько на данный момент уже удалось собрать?

А.Л.: Сейчас я вижу, что мы собрали 101 400 рублей. Это очень много. И я до сих пор не могу поверить в то, что мы собрали 2/3 от требуемой суммы. Всего нужно собрать на первую часть вольерного комплекса 150 тысяч. Осталось, можно сказать, совсем немножко.

М.Ц.: Насколько я знаю, по традиции, у вас тоже есть какие-то подарки, которые вы даете взамен тем людям, которые каким-либо образом помогают вам материально.

А.Л.: Да, есть. Например, у нас есть девушка, которая помогает нам. Она делает совершенно замечательные ловцы снов. Можно получить ловец снов. Можно получить кулон ручной работы. Он немного зловещий, но очень красивый. Можно получить даже фотосессию с нашим Илюшей. То есть не только пообщаться с птицей, но еще останется какое-то материальное воспоминание в виде фотографий.

М.Ц.: А вот вспышки нормально переносят совы? Или это негативное воздействие на них? Я просто знаю, что некоторых животных категорически не рекомендуют фотографировать.

А.Л.: Да, со вспышкой фотографировать ни в коем случае нельзя. Но можно делать это без вспышки.

М.Ц.: В дальнейшем вы как-то планируете развивать свой проект? Может, что-то еще будет новое, когда уже вольер будет построен, совы туда переберутся и будут там жить?

А.Л.: Во-первых, мы, конечно, очень хотели бы построить вольерный комплекс полностью. Это только первая часть, всего их три. Там все то же самое, только для других птиц. Из такого глобального, пожалуй, мы бы очень хотели построить разлеточный вольер. Это такой вольер, в котором птицы учатся летать, охотиться. Поскольку все-таки главная цель у нас — реинтродукция филинов, потому что это Красная Книга, это редкий вид, и нужно как-то восстанавливать популяцию. Для филинов нужен довольно большой разлеточный вольер. Если честно, мы пока даже не считали, во сколько он обойдется по финансам. Но я представляю, что довольно много. Мы надеемся, что, возможно, у нас даже будет такой проект на Planeta.ru, и мы сможем построить разлеточный вольер.

М.Ц.: Также знаю, что многие люди любят экзотических животных держать у себя дома. Можно ли сов и филинов держать дома, даже если им обеспечить полноценной питание, то, которое им требуется?

А.Л.: Филина я бы все-таки не советовала держать дома, хотя бы потому что это очень большая птица. Мне кажется, даже отдельной комнаты ему будет мало. А средних сов вроде ушастой совы или сипухи часто держат дома. Если человек в состоянии обеспечить необходимые условия — корм, обследования у врача, пространство, в котором она может жить, обезопасить это пространство, то почему бы и нет? Единственный момент, что, конечно, я за то, чтобы это были птицы, которые не пригодны к выпуску, потому что лишать воли птицу, которая может жить в природе, — это не очень хорошо.

М.Ц.: Ну, да, лучше помочь животному, которое действительно нуждается в заботе, нежели отрывать его от той среды, в которой оно привыкло жить, ограничивая его. Вольер, который вы собираетесь построить, — много ли это займет времени? Когда вы планируете начать строительство, когда закончить?

А.Л.: Мы планируем, как только закончится проект, мы выполним свои обязательства по рассылке подарков, получим от Planeta.ru денежку и сразу же начнем строить. Кстати, если кто-то хочет помочь в постройке, то милости просим, потому что, судя по всему, строить буду я и еще один человек. Я не очень хорошо строю, потому что я все-таки девушка. Поэтому мы будем рады помощи. Вообще мы планируем до середины октября завершить строительство. Но в любом случае, должны успеть до зимы, потому что старые вольеры просто не выдержат еще одной зимы, у них уже подпертая крыша, они кое-как залатаны, там в буквальном смысле дырки были в стенах, крыше. Несмотря на то, что мы постоянно чистили крышу от снега, была очень снежная зима, все равно нам приходилось подпирать ее, мы каждый день просто с ужасом выходили и смотрели, на месте ли вообще вольеры. Они действительно в очень печальном состоянии.

М.Ц.: Если вы все построите в те сроки, которые для себя наметили, когда можно будет ожидать второй проект, когда будет уже идти речь о строительстве полного комплекса вольеров?

А.Л.: Я думаю, что к весне мы, наверное, уже подготовим второй проект. А может быть, даже и раньше. Мы очень долго готовили первый проект, потому что это был наш первый опыт. Мы никогда не делали ничего подобного и хотели, чтобы все было как можно лучше, чтобы не было каких-то отрицательных моментов. В общем, мы очень старались и готовили его, наверное, больше полугода.

М.Ц.: А вообще активно ли откликнулись люди на ваш зов о помощи или все-таки деньги собираются медленно?

А.Л.: На самом деле, когда мы подавали проект, я не думала, что у нас что-то получится, потому что неравнодушных людей много, но они привыкли помогать больше домашним животным. Это что-то знакомое — котики, собачки, их все знают. А вот дикие птицы — это даже не млекопитающие. Люди всегда чувствуют какое-то родство с млекопитающими. А вот птицы — это что-то совсем другое. Я думала, что никто не откликнется. Но на удивление оказалось очень много людей, которые захотели помочь нашим совам. Я начинаю верить в то, что мы успеем собрать оставшуюся сумму.

М.Ц.: Анна, большое спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и рассказали о своем замечательном проекте.

А.Л.: Спасибо!

М.Ц.: У микрофона была Мария Цыганова, это была программа «Вместе с планетой» на радио СОЛЬ. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments