Новости Сахалина: суд над экс-губернатором, исчезновение красной рыбы и кинофестиваль «Край света»

Новости региона словами местных журналистов. Эксперт: Любовь Барабашова — редактор новостного отдела «АСТВ».

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «РегиOn-line», у микрофона Мария Цыганова. Мы продолжаем рассказывать вам о самых интересных событиях разных уголков нашей необъятной родины. И сегодня мы поговорим о Сахалине. Узнаем, как проходит судебное слушание по делу экс-губернатора, почему стремительно исчезает красная рыба, что будет предпринято, чтобы исправить эту ситуацию. Также узнаем о замечательном и интересном мероприятии — о кинофестивале «Край света». Обо всем этом нам расскажет редактор новостного отдела «АСТВ», Любовь Барабашова.

Любовь, здравствуйте!

Любовь Барабашова: Добрый день Мария!

М.Ц.: Предлагаю начать по порядку. Как проходит суд над экс-губернатором? И напомните, пожалуйста, что стало причиной скандала?

Л.Б.: Суд над экс-губернатором и рядом его подчиненных. Губернатором был Александр Хорошавин. Это событие самое обсуждаемое, и информационную повестку задает уже полгода. Напомню, что Александра Хорошавина, а также бывшего зампреда Сахалинской области Сергея Карепкина, бывшего министра сельского хозяйства и помощника Хорошавина, Андрея Икрамова, судят по подозрению в получении многомиллионных взяток. В общей сложности в их уголовном деле порядка 10 эпизодов. И большая часть из них — это получение взяток. Либо реализация доходов, полученных преступным путем. В общей сложности их обвиняют в получении более чем полумиллиарда рублей в качестве взяток и откатов.

М.Ц.: Любовь, что на данный момент происходит?

Л.Б.: Сейчас идет опрос свидетелей, и они все говорят примерно одно и то же. И вырисовываются схемы, по которым большая часть предпринимателей работали на госконтрактах, а получали их по завышенной стоимости. И при этом большую часть доходов отдавали губернатору.

М.Ц.: Сам Хорошавин как комментирует происходящее?

Л.Б.: Он отрицает какую-либо вину. Из четырех подсудимых свою вину частично признал только один. Это бывший министр сельского хозяйства Николай Борисов. И его дело рассматривается в особом порядке. Если все остальные фигуранты находятся в СИЗО, а они под стражей уже более двух лет, то Борисов, признавший частично свою вину, находится под домашним арестом. Они всячески отрицают полностью получение взяток. Более того, говорят, что все деньги, которые отдавали предприниматели, отдавали не на взятки, а в некий фонд «Сахалин 21 век». Губернатор утверждает, что все деньги шли на развитие спорта, благотворительные проекты и так далее.

М.Ц.: Есть какие-то предварительные данные, сколько еще будет длиться дело?

Л.Б.: Дело затягивается по разным причинам. Во-первых, подводит здоровье некоторых фигурантов. Были проблемы с людьми, которые давали показания. Сейчас проблемы со здоровьем у Александра Хорошавина и его помощника. Дважды заседания переносились, потому что они неважно себя чувствовали. Дело очень сложное. И пока заслушивают свидетелей. Будут проблемы из-за того, что очень много строится на показаниях, полученных в ходе «прослушки» кабинета губернатора. И, естественно, что к тем моментам, которые были запечатлены на эти средства скрытой записи, есть очень много вопросов у защиты. Я так понимаю, что будет очень много моментов спорных.

М.Ц.: На данный момент сложно сказать, что его ожидает?

Л.Б.: Конечно, сказать сложно. Но можно видеть, как настроена судья. И пока видно, что судья настроена в сторону обвинения, а не в сторону защиты. Теперь ходатайства, которые представляет сторона защиты и сам Хорошавин, его сообщники и их адвокаты, они отметаются. Сейчас у некоторых фигурантов по нескольку раз сменились защитники, все они по разным причинам выходят из процесса. Очень многие говорят, что судья предвзят, и можно предположить, что будет обвинительный приговор. Вот насколько будет сурово наказание — это вопрос. Потому что по статьям, которые им вменяют, они могут сесть лет на 10. И это вполне реально.

М.Ц.: Понятно. Предлагаю перейти к следующей теме. Речь пойдет о рыбных промыслах. Почему красная рыба оказалась на грани исчезновения?

Л.Б.: Не вся красная рыба, а несколько видов. Есть нерка, есть горбуша, есть чавыча. Если вы в вашем регионе едите горбушу или кету, то можно сказать, что с большой долей вероятности она выловлена у нас на Сахалине. Так вот, именно горбуша и кета — сохранность этих популяций под большим вопросом. В начале нюня ученые Сахалинского института рыбного хозяйства сделали прогноз, и на основе этого прогноза нужно закрыть вылов горбуши в двух крупных заливах. В этих заливах происходит основной лов этого лосося. Ученые говорят, что из-за того, что в последние годы у нас резко упала добыча, резко упало заполнение нерестилищ. Горбуша просто не заходит на нерест, ее туда просто не пускают. Все побережье перегорожено неводами, и рыба просто не успевает отнереститься. И в последние годы замечено резкое снижение популяции рыбы. И если сейчас ее продолжить ловить, мы можем потерять горбушу на долгие годы. Чтобы восстановить популяцию потребуются неимоверные усилия. Этот вопрос рассматривает рыбохозяйственный совет Сахалинской области. Очень долго думали, что делать. Разрешать промысел или нет? На Сахалине за счет горбушовой путины живет очень много предприятий. Очень много рабочих завозится на путину из других регионов. Предприниматели взяли многомиллионные кредиты, завозят рабочих. И если закрыть путину, то судьбы тысяч людей будут печальны, они останутся без заработка. Дискуссия между бизнесом и наукой шла достаточно жесткая. При этом она была негласной. Сейчас стало очевидно, что рыбаки пролоббировали это решение, и путину на Сахалине открыли. В полном объеме добывают горбушу. Что будет с нерестом — это большой вопрос. Потому что перспективы, которые рисовали ученые, они печальны. Мы можем потерять популяцию сахалинской горбуши.

М.Ц.: Она может исчезнуть? И без горбуши останутся все.

Л.Б.: Я не могу сказать, что она исчезнет полностью. Потому что есть и другие популяции. Есть те, которые идут на север Сахалина, есть те, которые идут в Магадан и те, которые идут на Камчатку. Но на Сахалине добывалась большая часть российской горбуши. Она не исчезнет полностью, но то, что она подорожает, это факт. И это мы ощутим в этом году.

М.Ц.: Вам известно, куда поставляется рыба?

Л.Б.: В какие регионы или в какие страны?

М.Ц.: И туда, и туда. Чтобы понять масштаб трагедии.

Л.Б.: Сахалинская горбуша расходится широко по стране. До 70 процентов горбуши, которая продается в магазинах России, производится именно на Сахалине. За границу везут чаще рыбу других сортов. Больше идет более благородной красной рыбы — чавычи, нерки. Они в основном идут в другие страны, и поставляет их Тихоокеанский регион. Это Япония, Корея, Китай и другие страны.

М.Ц.: Предлагаю разбавить нашу тревожную новостную подборку более хорошими событиями. Расскажите о кинофестивале «Край света».

Л.Б.: С удовольствием. Это наше любимое детище. Это наша любимая фишка сахалинская. Вот уже седьмой год подряд в августе проходит международный фестиваль «Край света». Его проводит Алексей Агранович, продюсер. Подборкой программы занимается Алексей Медведев. Это московские кинематографисты. Чем отличается наш фестиваль от остальных? Во-первых, он массовый. На «Край света» билеты раздаются бесплатно. И у нас заполненность зала, у нас аншлаги. И на все артхаусные мероприятия, казалось бы, на самые сложные фильмы, у нас идет публика. Это отмечают все кинематографисты. У нас сформирован такой кинематографический кластер, когда на Театральной площади Южно-Сахалинска люди проходят мастер-классы, проходят обсуждения фильмов конкурсной программы. Люди проходят на какие-то мероприятия, на встречи со звездами. Все это достаточно открыто, свободно, и это очень востребовано. Например, на прошлый «Край света» у нас сходили 30 тысяч человек, 30 тысяч купленных билетов. При населении Южно-Сахалинска в 200 тысяч, понятен масштаб. Почти каждый 10ый южно-сахалинец побывал на тех или иных мероприятиях. В этом году у нас приедут гости из Японии. Возглавит жюри знаменитый кинематографист Мария Разбежкина. Приедут знаменитые актеры Алиса Хазанова, Петр Федоров и ряд других.

М.Ц.: Можно об истории кинофестиваля? Может изменилось что-то в подаче самого мероприятия за это время?

Л.Б.: Начинался он как кинофестиваль «Сахалинский экран». Родился он достаточно спонтанно. Это была инициатива нашего прежнего губернатора Александра Хорошавина. Одно из немногих добрых дел, по которому его вспоминают. Одним из идеологов этого фестиваля была Алла Сурикова. Она провела первый фестиваль. Показывали просто последние российские фильмы, которые вышли в доступный прокат, пригласили звезд. И это был такой сабантуй, где не было четко продуманной программы, не было жюри, и зрители голосовали сами за те фильмы, которые им нравятся. Отдавали билетики за ту или иную картину. Потом Алла Сурикова пригласила делать кинофестиваль Алексея Аграновича и Алексея Медведева. Изменилась концепция. Они сделали фестиваль международным и с уклоном в азиатское кино. Потому что у нас регион достаточно архетипичный. У нас очень сильная корейская диаспора, рядом Япония. И это влияние восточное на Сахалин, оно очень сильно ощущается. На фестиваль приглашают фильмы, которые редко показывают где-то в России. У нас показывали фильмы из Индонезии, необычные фильмы из Тайланда. Очень специфические. У нас фильмы были из Шри Ланки. У нас есть специальная программа, которая называется «Соседи», которая сформирована исключительно из фильмов азиатского и тихоокеанского регионов. Она очень специфичная, необычная, но она наша, узнаваемая.

М.Ц.: На сколько я знаю, открытие и закрытие фестиваля каждый раз особенно оформляется. Немного поподробнее расскажите об этом.

Л.Б.: Нужно сказать, что в прошлом году у нас изменилась, и это тоже особенность сахалинского фестиваля, у нас сменилась команда, которая его делала. Алексея Аграновича и Медведева сменила команда тоже очень известного человека, Сергея Новожилова. Он делает очень много фестивалей, не только в России, но и в мире. У него за плечами 30 сделанных фестивалей. И вот его команда пришла на смену. Была общественная борьба, и в нашем случае добились возвращения Аграновича и Медведева. И эта стилистика, такая восточная нотка, будет снова на Сахалине. У нас очень стильно всегда проходит церемония открытия и закрытия. На эти мероприятия не достать билеты, за них идет очень серьезная борьба. Это любимое августовское мероприятие.

М.Ц.: Вы сами посещаете этот фестиваль?

Л.Б.: Да, я на август уже несколько лет подряд планирую свой отпуск. Чтобы не отвлекаться на работе и ходить на показы. У меня ребенку, дочери, 11 лет, и она тоже уже фестивальный зритель.

М.Ц.: Давайте поговорим о вашем горнолыжном курорте. Каким образом и зачем его хотят переделать?

Л.Б.: Даже не несколько лет, а несколько десятилетий. Этому горнолыжному курорту уже более 50ти лет. Сейчас делается акцент на развитие внутреннего туризма, и сейчас пытаются продвигать Сахалин как туристический объект, на ряду с Камчаткой и Курилами. И сейчас горнолыжный курорт, а он находится прямо в центре города, хотят расширить значительно. И увеличить с 20 километров склонов до 90 километров склонов. Организаторы проекта «Горный воздух» считают, что в этом плане курорт станет вторым после «Красной поляны» по совершенству инфраструктуры. Будут спа-комплексы, комплексы горных шале и так далее. Но есть проблема. Дело в том, что в центре города достаточно сложная инженерная инфраструктура в плане водоотведения. И сопки, которые выстригают ради склонов, они сильно опасны. Сейчас идет достаточно серьезное противодействие со стороны научного сообщества. Наши ученые, гидрологи и геологи, они пишут петиции, обращаются в разные структуры, чтобы остановить строительство. По крайней мере, в том виде, в котором оно идет сейчас. Потому что есть опасность, что на город будут сходить сели. Кстати, такое уже было. Юг Сахалина одно время находился под японским владычеством. Южно-Сахалинск раньше назывался Тоехара. Это была столица японского губернаторства. Так вот, они вырубали сопки, борясь с насекомыми, с вредителями. Через какое-то время на город стали сходить сели и оползни. Структура гор такая. И сейчас делают тоже самое. Ради горнолыжных склонов вырубают сопки. И в прошлую пятницу был сход. Были настолько сильные потоки воды и грязи, что на некоторых улицах вырвало бордюры. Ситуация не катастрофическая, но это показатель того, что может быть, если продлить строительство курорта в том виде, в котором оно продолжается.

М.Ц.: Кто-то пытался обратить внимание властей региона на то, что это опасно, и была ли какая-то реакция?

Л.Б.: Конечно. У нас написаны открытые письма в правительство. При чем авторы — это ученые. Например, ботаник Виктор Шейко, гидролог Воровский. Это известные сахалинские ученые. Они выступали в правительстве на заседаниях областной Думы. В Думе признали, что опасения ученых имеют под собой основания. Некоторые научные институты, которые выдавали разрешения на ввод некоторых объектов и их эксплуатацию, отзывают эти разрешения. Потому что видят, что строят с такими нарушениями, что эти объекты могут быть опасны. Знаю, что речь шла об отзыве разрешения на эксплуатацию опор канатной дороги, которая уже построена. Скорее всего, его отзовут. Если говорить об экономической составляющей, власти планируют привлечь до миллиона туристов на объект «Горный воздух». Сейчас на Сахалин приезжает около 60 тысяч туристов в год, это иностранных. То есть порядок можно понять, насколько серьезны амбиции у правительства. Под этот проект найдены инвесторы, и они уже вложили порядка трех миллиардов рублей. Никто не позволит эти деньги потерять. Строительство будет идти. Но то, что описывает сценарий ученых, лично меня, как жительницу Сахалинска, пугает. Например, могут быть проблемы с водой. Эти селевые потоки могут забить грязью одну из плотин, которая питает водой Южно-Сахалинск. В этом году была такая ситуация. Плотину вынуждены были остановить, начались небольшие перебои с водой. Не знаю, как власти будут выходить из этой ситуации. С одной стороны, это амбиции и миллионы, с другой — ситуация с природой, которую нельзя игнорировать.

М.Ц.: Любовь, большое спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

Л.Б.: Спасибо вам.

М.Ц.: Напомню, что на связи со студией была редактор новостного отдела «АСТВ», Любовь Барабашова. Это была программа «РегиOn-line», у микрофона Мария Цыганова. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments