Новые требования к дорожным камерам: как изменится жизнь автовладельцев?

«Камера висит там, где можно подкормиться» и «Кафка встал из гроба и пишет все наши законы». Почему такие отзывы звучат на решение Правительства РФ установить требования к дорожным комплексам? Эксперты: Сергей Асланян — независимый автоэксперт; Петр Шкуматов — координатор общества «Синие ведерки».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Новые требования к дорожным камерам: как изменится жизнь автовладельцев?». На «Коммерсанте» появилась статья, в которой говорится о том, что правительство присмотрит за камерами и установит требования к дорожным комплексам. «Правительство России установит обязательные требования к дорожным камерам и определит порядок обработки получаемой с них информации. Соответствующий законопроект подготовили в МВД. Сейчас требования закреплены только в добровольном ГОСТе, отмечают в ведомстве, и необязательны к применению».

На связи с нами Сергей Асланян, независимый автоэксперт. Сергей, добрый день.

Сергей Асланян: Добрый день.

В.И: Смотрите, подобного рода сообщения, что правительство России будет устанавливать обязательные требования к дорожным камерам, — как вы такие новости воспринимаете? Стоит ли к этому серьезно относиться, и откуда ноги вообще растут?

С.А: Нам с вами сразу начинает казаться, будто там, где-то на дороге соловьи-разбойники распоясались, а некие старшие в стае на них сейчас грозно посмотрят и скажут: «Давайте порядок наведем, а то вы стали лишнее себе позволять». И поэтому у нас уже МВД выступает с инициативой, у нас правительство уже грозно смотрит вдаль, и мы с вами чего-то ждем. Это лукавство, суть которого нас с вами не касается ни в коей мере. Камеры видеофиксации придуманы только для того, чтобы дороги стали платными. Они не имеют никакого отношения к безопасности, как и скорость, которую превышай — не превышай, но те же самые коллеги из министерства доказали, что чем выше скорость, тем меньше ДТП. И в совокупности мы четко знаем, что это просто косвенный налог на проживание в нашей стране. И именно поэтому сейчас подобные камеры не только в юрисдикции федеральных властей, но и местных, потому что местным тоже хочется подкормиться. И 2 года тому назад было специальное постановление, разрешающее любой деревне и любому колхозу претендовать на карман водителя, проезжающего по их землям. Именно поэтому началась вакханалия, когда приезжаешь в любой населенный пункт, а там висит камера, и по местному правилу можно двигаться 1.5 км в час. А все остальное — это расстрел на месте. И поскольку это все создано именно правительством для того, чтобы не федеральные налоги бросать в регионы на развитие, а дать местным группировкам нормально существовать за счет транзитников и любых водителей. Ведь водитель — это человек, у которого есть что отобрать. Вот именно ради этого каждый раз делать вид, будто это вызывает какую-то озабоченность, вот это нужно как-то реформировать, вот из этого будет следовать что-то для нас, водителей, — это все важно только ради игры. Мы же с вами верим, что курс доллара у нас устанавливается на бирже, мы же с вами верим, что стоимость литра топлива Сечин взял и тайком назначил, а потом мы по телевизору смотрим, как Владимир Владимирович вызывает этих распоясавшихся и говорит: «А что это так топливо дорого?». И те делают вид, что им очень стыдно. На самом деле, они здесь совсем не причем, потому что если у нас не будет чудовищной стоимости по литру топлива, тогда что у нас будет с налогами? На какие деньги мы с вами будем воевать в Сирии? Освобождать Донбасс?

В.И: Вы говорите, что камеры — это косвенный налог. Что вы имеете в виду?

С.А: Камера висит не там, где опасно. Камера висит там, где можно подкормиться. А что именно решает камера? Человек совершает правонарушение, ему за это общество в качестве порицания назначает стоимость его вины в расчете на то, что человек после этого исправится и будет вести себя по-другому. И именно поэтому в законе о полиции сказано, что главная функция их — это предотвращение преступления. Поэтому, если кого-то действительно заботит безопасность, и есть какой-то опасный участок, на котором превышение скорости ведет к необратимым последствиям, тогда по закону о полиции там должен стоять «мент поганый», он же «полицай», он же инспектор ДПС, и предотвращать правонарушение, следствием которого является ухудшение безопасности и превышение смертности в недозволенных пределах. Например, прямая дорога, и там народ разгоняется, а в конце опасный поворот, то тут стоит инспектор и каждого предупреждает палочкой, что тут надо быть осторожным и предупреждать: «Товарищ водитель, будьте осторожны. Я как представитель исполнительной власти РФ, в исполнение закона о полиции обязан предотвратить правонарушение, и я работаю над безопасностью на дорогах, поэтому, пожалуйста, снизьте скорость». Вы такое где-нибудь видели? Нет, у нас камеры, они везде. Причем кто этими камерами занимается? Если посмотреть, у нас уже на сегодняшний день очень многие камеры установлены на коммерческой основе, власти в сговоре с местными структурами. И местные структуры, занимающиеся их установкой и обслуживанием, получают откат от 1/3 до 2/3 со всей суммы денег, собранных с дороги. Это разве имеет отношение к безопасности? Это обычный косвенный налог.

В.И: Предположим, что камеры действительно установлены для безопасности, как это все должно быть обустроено?

С.А: Они не могут быть установлены для безопасности. Партизан с биноклем на обочине ничего не может сделать против немецкой танковой колонны, потому что функция у него созерцательная. И камера, которая наблюдает за событиями чужой жизни, не имеет никакого влияния на эти события, она просто их созерцает. Поэтому ни одна камера никогда не имеет никакого отношения к безопасности. Камера нужна потом для составления некролога, чтобы понимать, кого отмазать. Это то же самое, как было с Барковым и Александриной, 11 камер непосредственно наблюдали расправу бронированного «Мерседеса» над машиной с двумя врачами, все камеры вежливо отвернулись и все сказали, что ничего не видели, там файл затерт и вообще туман, разрешающая способность не очень. И предотвратить наезд «Мерседеса» на «Ситроен» камеры не смогли, а потом, как выяснилось, и рассказать о том, как было на самом деле. В этой связи мой уже вопрос к вам, чем тут камеры могут помочь?

В.И: Согласитесь, что это скорее исключения из правил?

С.А: Не соглашусь. Какие камеры и где повлияли на безопасность? Нигде и никакие, они просто собрали деньги и продолжают собирать, потому что если камера фиксирует постоянно одно и то же правонарушение, например, превышение скорости, тогда полиция обязана на этом участке выставить посты и предотвратить правонарушения в исполнение закона о полиции. Это у нас под какой камерой мент с палкой стоит и всех предупреждает? Но есть еще гораздо более неприятные последствия. Госдума 5−6 созыва аннулировали для водителей презумпцию невиновности. Базовый принцип основного закона Конституции. И у нас теперь в административном кодексе написано, что водители являются обособленной группой лиц, пораженной в своих гражданских правах, потому что на убийцу презумпция невиновности распространяется и исключений не имеет, на насильника распространяется и исключений не имеет, а на водителя не распространяется. Особенно в части фото- и видеофиксации правонарушения. Нас не волнует, кто был за рулем, нас не волнует другой законодательный принцип, мы не собираемся устанавливать причины правонарушений, хотя обязаны по закону, нас волнует только сумма, которую мы неотвратимо наложим на собственника транспортного средства, не разбираясь в ситуации, причинах и последствиях, потому что нам нужны деньги.

В.И: Многие СМИ пишут о том, что предложение является первым шагом на пути к большой реформе по передаче полномочий администрировать нарушения, зафиксированные с помощью автоматических камер, регионам. Тоже разговоры об этом идут несколько лет. Вот по этому поводу что можете сказать?

С.А: Федеральная трасса, она идет через половину страны, поэтому чисто юридически с нее кормится федеральный центр, а нужно, чтобы местных колхоз. Речь идет о том, что колхоз прибегает к своему губернатору, губернатор едет в Москву и говорит: «Владимир Владимирович, у нас все здорово, построено, вылечено, научено, а денег нет. Дай, пожалуйста». А тут ему говорят — есть же новый закон, ставь себе камеры сколько хочешь и бегай в Москву за деньгами. Грабь своих сам, зачем тебе нужно, чтобы Москва грабила твоих? У тебя свои для этого есть инструменты, говори с местным кооперативом, посади свою жену председателем этого кооператива, пусть она производит эти камеры. Будешь ей к 8 марта платить совершенно шикарные откаты за обслуживание, а все остальное время грабь всех, кто в твою область сунулся. Суть именно в том, чтобы не Москва решала, кого и как грабить на местах. У нас в стране экономическая доктрина была выстроена таким образом, что 60% налогов в бюджет дают юридические лица и 40% - физические. Сейчас наоборот, потому что юридические все передохли, поэтому получается картина, что у нас 60−80% - деньги, которые нужно содрать с населения, а порядка 20%, максимум 40% - это с юридических лиц, которые банкроты. И вот эти люди, это кто? Это собственники жилья и автомобилей. Собственников жилья мы скоро увидим по телевизору, когда нам будут показывать выселение на мороз многодетных из серии «А они все равно плохие. Мужик у нее плохой, и дети у нее кривые». А следующий, наиболее масштабный этап, который начался и никогда не закончится, — это грабить водителя. Если у человека есть машина, то можно подойти и с серьезным лицом спросить: «А на какие деньги у тебя машина? На какие деньги ты ее обслуживаешь? На какие деньги ты выплачиваешь наши другие косвенные налоги?». И человек замнется с ответом, откуда у него «Мерседес», как Жириновский всей стране уже 5 лет не может объяснить, откуда у него «Майбах». А их и не спрашивают, вот у тебя просто есть машина, так заплати нам за это.

В.И: Вы говорите, что камеры — способ обобрать водителя, и если передать полномочия и делегировать в регионы, то это тоже может быть кормовая база для бюджета. А что тогда делать и как быть? Если бы вас записали в советники, чтобы вы предложили?

С.А: Закон об исполнении законов. У нас на бумаге все уже написано, не надо ничего нового выдумывать. У нас есть закон, согласно которому один и тот же человек не может быть пожизненно президентом страны, у нас есть уголовная статья за фальсификацию выборов, у нас есть презумпция невиновности, у нас есть Конституция, нам ничего не надо. Просто возьмите и исполните то, что существует на сегодняшний день на бумаге и не применяется. Если дифференцировать и сделать вид, что у нас во всех остальных отраслях все хорошо, и люди у нас по какой-то причине стали совестливые, образованные и на что-то способные, а не только депутаты и правительство, и осталась единственная проблема, что у нас делать на дорогах, то на дорогах делать то же самое, что и во всем мире. И совокупность получается первая — обязать всех, как это сделал в свое время кровавый палач Франко — ездить по правилам. Когда к этому человеку в конце 1960-х на стол легла докладная записка о том, что смертность на испанских дорогах на африканском уровне, и если подобная вакханалия будет продолжаться, то испанская нация просто вымрет в дорожных войнах, этот фашист взял и издал совершенно бесчеловечный указ, а именно — всем соблюдать правила дорожного движения. А поскольку он был фашист, то он взял и начал с себя. И многие советские разведчики, которые приезжали в Испанию, а у нас до смерти Франко не было дипломатических отношений с Испанией, мы находились в состоянии политической напряженности и даже посольствами не обменивались, поэтому нашим людям появиться было особо неоткуда, но те немногие, кто видел картину 1960-х годов Испании, они приезжали в нашу страну убежденными антифашистами. Потому что представьте себе картину — едет кровавый палач на своей черной машине без эскорта, у него один мотоциклист впереди, и он едет со скоростью, предписанной дорожными знаками. И для него никто не перекрывает улицы, он и бабушку пропускает, которая идет на свой зеленый. И после того, как этот кровавый палач испанского народа так унизил всю свою нацию, показал такое надругательство над привилегиями правящего класса, а кто-нибудь посмел вести себя хуже, чем он? Нет, все тоже притихли. И вот те, кто сейчас в наше время были в Испании, они приехали оттуда, и никто не сказал, что испанские водители особенные, они обычные, европейские. У них испанский темперамент, у них другая ментальность, у них другая кровь, но ездят они все по правилам, нормально, потому что власть показала пример. Наша власть такой пример показывает? Вот мы ведем себя точно так же, как наша власть. Испанская власть показала другой пример, и вот вам результат, но это одна страница. Есть еще шведский опыт. У них такая же чудовищная ситуация, как в Испании, и в конце 1970-х годов у них выяснилось, что смертность в ДТП настолько нервирует публику, что с этим нужно срочно что-то делать, потому что представьте себе, что в год в ДТП в Швеции погибало 800 человек. И шведы считали, что это недопустимо, нельзя подобное позволять, это чрезмерно. Они приняли федеральную целевую программу нулевой смертности, она подразумевает инженерные решения с таким расчетом, чтобы машины были умнее, и дороги не пересекались, чтобы встречки не было, пешеходы в наземных переходах и так далее. Программа с треском провалилась, потому что на сегодняшний день в Швеции погибает под 200 человек в год, и шведы рвут на себе волосы и не знают, что с этим делать, потому что трагедия абсолютная, но у них «Вольво» умная и протоколы cartocar развиваются быстрее, чем на всей планете. Есть еще египетский вариант. На автострадах Египта, этого зачуханного и неуважаемого Египта, который может быть только туристическим. И мы не смеем с гордостью своей имперской державы обращать внимание на их опыт, но, тем не менее, как у них устроены федеральные трассы? Расстояние между встречными полосами 50 метров, причем это не газон, а яма. И если вдруг машина идет на таран, она не долетит до полосы и не будет такого, что мы всей страной оплакиваем автобус с погибшими детьми, когда где-то в глубине сибирских руд кто-то на автовозе вез груз и зацепил автобус, у них этого быть не может, потому что если этот автовоз идет на таран автобуса, он падает в эту яму и остается там. И у него нет физической возможности изменить вектор так, чтобы выскочить на встречку и ударить в бок автобус. У них на дистанции 25 километров находятся подстанции скорой помощи вдоль всех федеральных трасс. Если происходит ДТП, то машина моментально несется туда с врачами. У нас хоть где-нибудь есть намек на федеральную программу о том, чтобы вдоль всех федеральных трасс находились подстанции скорой помощи? У нас абсолютно все федеральные программы — это о том, как должны быть устроены бензоколонки, как должны писать котики и собачки, сколько должно быть товарной номенклатуры в магазине. А по скорой помощи у нас-то что? У нас за всю скорую помощь отвечает «Эра-Глонасс», а она у нас не работает. Спутниковая работает только там, где есть покрытием сети GSM, а где ее нет, то и «Глонасса» нет. Ну, авантюра очередная, ну, так получилось. Но у нас нет никаких идей на тему того, как все-таки вдоль дорог должна быть какая-то помощь. У нас нет идей по поводу самих дорог. И у нас Чабунин, когда был руководителем Росавтодора, ну хорошо, что его выкинули и поставили другого, но боюсь, что такого же. Но Чабунин сказал: «Зачем нам строить в стране широкие дороги? Давайте построим узкую в одну полосу, и если встречка будет, если где-нибудь за Уралом одна машина едет навстречу другой, то сделаем разворотные карманы, чтобы она задом сдавала». Ну, идет фура с 2 прицепами, ну, что ей стоит 5 километров попятиться? Ну, сдаст назад и пропустит. Там же никто не живет, все живут в Москве. Зачем нам хорошие дороги к Берингову проливу? Срок строительства этой дороги 30 лет. И мы — единственная страна в мире, которая строит новую федеральную трассу и уже на стадии проекта обозначили, что это будет грунтовка. Мы в 21 веке к 2050-му году хотим построить грунтовку до Берингова пролива. А по ту сторону пролива почему-то асфальт и бетон.

В.И: Сергей Степанович, вот несколько сценариев озвучили, что можно сделать и по какому пути пойти на примере других стран. А может быть, есть какой-то свой путь?

С.А: Вот эта национальная идентичность, эти негодяи, пытающиеся ничего не делать и рассказывать о собственной уникальности, которую нужно уважать. Если наша собственная уникальность подразумевает, например, убийство жены топором по пятницам после пьянки, то не нужно уважать эту идентичность, нужно сажать в тюрьму за такие выходки. Если у нас принято кататься с мигалками по встречке, потому что ты опаздываешь на встречу в баню с другим депутатом, то эту национальную идентичность нельзя поощрять, за нее нужно лишать депутатского мандата. Поэтому, как говорили римские патриции: «Своим все, остальным — закон». Вот у нас должно быть наоборот, у нас закон должен быть, как у кровавого палача испанского народа, он должен быть для всех одинаков. Это собственно и прописано в Конституции, нужно просто исполнить, но каждый раз выясняется, что некому исполнять и не получается. Мы всей страной Мару Багдасарян унять не можем, то Жириновский у нас хулиганит. Давай те посмотрим на статистику Дворковича. А у него раз в месяц с машиной какие-то нелады, видимо, шофер какой-то у него плохой. Как только мы пытаемся сделать вид, что кто-то имеет на это право, водитель Дворковича, Жириновский, Багдасарян, и мы не знаем, что с ними сделать. Что с этой бабой проклятущей делать? Давайте ее сожжем, потому что больше ничего сделать нельзя. Вот до тех пор мы с вами не будем решать вопросы, помогают камеры кошельку или безопасности. Вот какая у нас национальная идентичность. Хорошие и плохие люди во всем мире одинаковы, плохие американцы не отличаются от плохих русских, а хорошие американцы не отличаются от хороших русских, в этом отношении мы одинаковые.

В.И: Попрошу вас все-таки подытожить, правильно ли я понимаю, что со скептицизмом вы сейчас относитесь к предложениям, которые звучат?

С.А: У нас в МВД идет постоянная реформа, у них отбирают полномочия, они пытаются забрать их под себя, потому что тут самое главное — это финансовые потоки. В МВД очень переживают, что у них все меньше и меньше способов для заработка. Каждый раз, когда нам с вами рассказывают о безопасности на дорогах, это всегда заканчивается одним и тем же — ущемлением наших прав и поборами, которые растут и не сокращаются, поэтому мне что-то подсказывает, что нет в этих затеях ничего полезного. Это очередные бояре дерутся за очередной способ дохода, пытаясь его отрегулировать в пользу нищих регионов. Водитель тут никак не рассматривается, наши интересы не учитываются. Наша с вами задача быть податным населением и платить.

В.И: Такой грустный прогноз, но спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами в прямом эфире. До свидания.

С.А: До свидания.

В.И: Еще один спикер, с которым мы побеседуем в рамках нашей программы, это Петр Шкуматов, координатор общества «Синие ведерки». Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Добрый день.

В.И: Петр, как вы относитесь к подобного рода предложениям, прогнозам и нововведением?

П.Ш: Смотрите, давайте по порядку попробуем разобрать, что происходит. Дело в том, что все почему-то перестали понимать назначение камер фото и видеофиксации. Что делает камера? Она фиксирует нарушение. Что значит зафиксировать нарушение? Это означает, что камера должна подготовить какой-то набор доказательств того, что это нарушение было и фактически состоялось. После того, как этот набор доказательств сформирован, инспектор ГИБДД, который выделен специально под это, должен рассмотреть тот материал, который пришел к нему от камер, убедиться, что это нарушение действительно было, что это не ошибка камеры, не ошибка распознавания, и вынести постановление, либо отказать в возбуждении административного дела. Так вот, у нас сейчас сложилась парадоксальная ситуация — камеры, которые сейчас фиксируют нарушения, они не формируют доказательную базу. Единственным доказательством нарушения является фотография вашего автомобиля. Но простите, этих фотографий можно наделать за час тысячи. И они ничего не доказывают. К сожалению, вся эта история представляет из себя деформированную систему права, когда у нас произошла разбалансировка, и водители оказались в положении дойной коровы, то есть сейчас водителям присылают фотографию их автомобиля, но где там доказательства нарушения? Где видеозапись нарушения? Где это все? Этого нет. И самое печальное, когда вы приходите в ГИБДД и говорите, что вы не нарушали скоростной режим, то вам говорят идти на три буквы. И в итоге, люди, оплеванные, идут в суд и там тоже проигрывают, потому что в суде от них требуют доказательств невиновности. Люди говорят: «Слушайте, вы нас обвиняете в правонарушении, вы и доказывайте». Им показывают статью, которая по сути отменяет презумпцию невиновности. И тут мы попадаем в чудовищную историю, достойную Кафки. Кафка встал из гроба и уже давным-давно все наши законы пишет. Получается такая странная картина, что человека обвинили и даже не объясняли, в чем он виноват. Человеку присылают фотографию автомобиля, которая не содержит доказательств его вины. Более того, доказательств не существует, потому что все эти камеры не сохраняют телеметрическую информацию. Нету никакого способа потом удостовериться, правильно ли сработала камера или нет, но виноват в этом водитель. Вам не кажется, что это очень странна постановка?

В.И: А может быть, есть какие-то требования, которые эту ситуацию могут исправить? Сейчас же речь идет о каких-то обязательных требованиях к дорожным камерам, комплексам и другим.

П.Ш: А тут как раз и вступает в силу следующая тема, которую вы тоже подняли. Это тема по поводу передачи функции обработки этих административных материалов полиции к местным властям. Так вот, местные власти вообще не несут никакой ответственности за то, что они рассматривают. Посмотрите на качество рассмотрения административных материалов в плане парковки. Там умудряются присылать штрафы за оплаченную парковку и прямо пишут, что парковка оплачена, но заплатите штраф. Люди приходят обжаловать, 50% постановлений отменяется, а другая половина идет в суд. Это какой-то беспредел, но самое неприятно в том, что многие люди оплачивают эти штрафы, потому что судиться дороже. Попробуйте походить по нашим судам, попробуйте постоять в этих очередях, попробуйте попасть на судью, которая будет штамповать решения не в вашу пользу. Надо сформировать требования к камерам, то есть они должны формировать избыточную базу конкретного правонарушения. Эта доказательная база должна храниться в течение всего возможного срока обжалования этого постановления. Если этой доказательной базы нет, то постановление должны отменяться, потому что презумпция невиновности должна здесь действовать. И не должно быть такого, что государство торгует фотографиями автомобилей по 500 рублей.

В.И: А сейчас складывается такая ситуация, как будто торгуют по 500 рублей? Вы говорите, что нужны требования, которые будут формировать всевозможную доказательную базу, вот как этого можно достигнуть? Это перепрограммировать все камеры, которые сейчас установлены по стране, или есть какие-то единичные примеры, где все как надо?

П.Ш: Единичных примеров нет, все сделано через то самое место, про которое народный фольклор очень часто говорит и рассказывает анекдоты. Это сделано так, потому что государство нам говорит: «Ребята, мы сильнее, вы с государством судиться в государственных судах не можете, потому что вы проиграете. Мы сами себя виноватыми не признаем». И огромное количество водителей это уже прошли. Я сам присутствовал на огромном количестве судебных заседаний, которые заканчивались абсурдными решениями не в пользу водителей, потому что люди с другой стороны понимают, что они играют на поле государства, а все остальные с другой. Все, круг замыкается. Человек не может ничего доказать, если ему государство прислало какой-то штраф. Тут можно надеяться только на порядочность конкретных судей, но в последнее время это редкость. Здесь возникает чудовищная ситуация, когда жалоб нет, люди перестают жаловаться. Мне в Facebook жалуется гораздо больше людей, чем в ГИБДД. В ГИБДД пожаловались на неправильную скорость 9 человек, а мне только за последние пару дней пришло больше сотни аргументированных сообщений на тему того, что новые камеры, которые были установлены, они завышают скорость. Люди не жалуются государству, потому что государство само себя наказывать не будет. Вот когда они туда приходят, там надо вешать табличку: «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

В.И: Вот один из самых таких громких случаев, на который пресса обратила внимание, инцидент произошел в Москве с фургоном на базе «Нива», пожарные ехали по вызову, и в итоге камеры зафиксировали превышение скорости. Там скорость в 206 километров в час. Говорят, что там машина чисто физически не может разогнаться до такой скорости, хотя превышение, скорее всего, было, но в силу того, что при исполнении обязанностей находились люди.

П.Ш: Смотрите, если бы эта камера формировала достаточный набор доказательств, чтобы потом можно было разобраться, то есть, условно говоря, залезть внутри и посмотреть, что показал радар, как он смотрел, то есть все ее логи, то тогда можно было установить, что это — ошибка или нет. Но ведь не делают этого. Никто не может проверить, ошиблась ли камера или нет. Допустим, «Нива» не может конструктивно разогнаться до такой скорости, но это не доказательство, понимаете? Это не доказательство, потому что камерам верят, а официальным характеристикам завода не верят, несмотря на то, что камера сделала только фотографию. И самое неприятное то, что это абсолютно перевернутый мир, отсутствие логики. Вот если я, допустим, вам предоставлю вашу же фотографию и пришлю штраф за курение в неположенном месте. Вы скажите: «А где доказательства?». Я вам отвечу, что вот ваша фотография, и это доказательство. Вот так сейчас работает система фото- и видеофиксации по всей стране.

В.И: А правильно я понимаю, что если сейчас правительство возьмется за камеры видеофиксации, попробует какие-то требования разработать, то лучше точно не станет? А возможно, еще и хуже?

П.Ш: Нет, если они восстановят статус-кво и заставят производителей камер сохранять максимально детальную информацию, которая и является доказательством нарушения, она сейчас удаляется, понимаете? Удаляется камерами сознательно. Она собирается, а потом удаляется. Почему ее надо удалять, никто не понимает, но, тем не менее, никто этот вопрос вообще не поднимает и не затрагивает. Допустим, камеры, которые сейчас установлены в Москве, для них критически важным является угол установки, потому что камера калибруется под конкретный угол установки. Она должна устанавливаться прецизионно с точностью до сотых долей градуса. Вот смотрите, у нас прошел ураган, криворукие мастера установили эту камеру с погрешностью 2 градуса, да еще и болты не затянули, прошел сильный ветер, и камера под своей тяжестью опустилась. Она начинает выдавать завышенные значения скоростей, то есть, вы едете 65 километров в час, а она выдает 85. И в итоге в этой информации, которая приходит в ГИБДД, там не указан угол наклона, там даже датчика такого нет. И возникает вопрос, а как эта фотография доказывает факт моего нарушения? Если вы даже не удосужились хоть как-то доказать то, что камера вообще исправна. Если она раз в год проверяется, это не говорит о том, что с ней не может что-то случиться в течение этого года. Любая техника ломается. Может быть, на камеру голуби нагадили или еще что-то случилось. Почему такая ситуация имеет место быть в нашей стране, я не понимаю.

В.И: Предыдущий спикер сказал, что если полномочия в регионы передадут, то такая дойная корова, автовладельцы потеряют еще больше денег, и камеры — это как способ еще больше денег скосить.

П.Ш: Абсолютно согласен. В регионы нельзя передавать эту всю систему, она должна остаться в полиции. С ней хотя бы есть хоть какие-то алгоритмы взаимодействия, которые десятилетиями были разработаны, а в случае с регионами в руках регионов сосредотачиваются три функции. Первая функция — это организация дорожного движения. Вторая функция — это фиксация нарушений. И третья функция — это прием денег. Получается, что все яйца в одной корзине, такого не должно быть в принципе. У нас разделение властей, например, понятно, что в некотором смысле это все фикция, но, тем не менее, оно есть. У нас есть законодательная ветвь власти, исполнительная, судебная. И тут то же самое, тут ни в коем случае нельзя создавать монополиста, которые просто будет торговать фотографиями автомобилей, и с учетом всех особенностей, которые я сказал, это будет просто бесконечная дойная корова.

В.И: Монополисты будут, если передать в регионы? А так монополии на данном этапе нет?

П.Ш: В ГИБДД хотя бы нет финансовой заинтересованности, понимаете? Сейчас как устроено — организация дорожного движения находится в совместном видении. Нарушения фиксирует ГИБДД, а деньги получает местная власть, то есть какое-то разделение присутствует, где-то оно работает, где-то не работает, но, так или иначе, такая история есть. А если все сосредоточится в руках местной власти, то автомобилисты в некоторых регионах могут получить только какой-то ад. Это будет самый настоящий ад, ты будешь ехать, к тебе приходить эти квитанции на 500 рублей, ты их не сможешь оспорить и обжаловать, потому что такого механизма не существует вообще. И будешь вынужден платить. Но это несправедливая история. Люди и так же ненавидят все это, потому что другим способом отреагировать не могут, потому что нет механизмов, а тут еще масло в огонь подливают. Мне кажется, что это будет не очень хорошо.

В.И: Спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами в прямом эфире. До свидания.

П.Ш: Спасибо. До свидания.

В.И: Согласно законопроекту, разработанному МВД, ст. 2.61 КоАП РФ, как пишут авторы проекта, это предложение является первым шагом на пути к большой реформе по передаче полномочий администрировать нарушения, зафиксированные с помощью автоматических камер, регионам. Разные комментарии по этому поводу звучали, есть как сторонники, так и противники нововведений и изменений. На «Коммерсанте» приводят такую цитату: «Практически все технические средства, которые используются для фиксации административных правонарушений в области дорожного движения в автоматическом режиме, находятся на балансе региональной власти, — отмечают авторы законопроекта. — Она же обеспечивает финансирование расходов на их эксплуатацию и развитие, а также почтовых расходов, связанных с рассылкой материалов по делам об административных правонарушениях. Рассмотрение возможности предоставления органам власти субъектов полномочий по рассмотрению дел об административных правонарушениях в данном случае представляется вполне обоснованным».

Еще журналисты побеседовали с экспертом фотовидеофиксации Григорием Шухманом, и он рассказал: «Идею с закреплением требований в качестве обязательных в постановлении правительства поддержал. «Необходимо наводить порядок в доказательной базе, на что был направлен ГОСТ на автофиксацию, — говорит он. — А сейчас, получается, мало того, что водителям вводят избыточные ограничения, даже если у комплексов есть ошибки, то они почему-то становятся проблемой водителей». Тем не менее, господин Шухман опасается, что по итогам запланированной МВД реформы есть риск, что «регионы превратят водителей в кормовую базу бюджета»: «Нужно сначала навести порядок с правоприменением».

Если поискать, то в прессе можно найти множество примеров, когда камеры показывали ложные данные. Самый последний случай, который описывался в прессе, это то, что ГИБДД проведет проверку по факту получения штрафа водителем фургона на базе «Нивы» за скорость в 206 км/ч. Автомобиль, принадлежащий центру гражданской защиты (ЦГЗ) Тольятти, ехал в момент проезда под камерой на тушение пожара. Спасатели подтверждают факт превышения скорости, но до 206 км/ч автомобиль не мог разогнаться чисто технически. Теперь в ЦГЗ планируют штраф оспорить.

Но будем надеется на лучшее, может быть, что-то в нашей стране изменится, и автолюбители почувствуют себя более свободными и станут правила лучше соблюдать. Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона работала Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments