ITunes

Неопределенный статус хостелов: почему из многоквартирных домов выселяют мини-отели

Порой технически невозможно перевести помещение из жилого фонда в нежилой. Но даже если это получится, закрыть хостел могут по формальным причинам. Например, из-за нарушения товарного соседства в общем холодильнике. Эксперты: Алена Енова — руководитель регионального отделения «Лига хостелов», владелец дизайн-хостела «Тайга» (г. СПб); Дмитрий Сельков — член правления лиги хостелов; Сергей Решетников — директор хостела «Лайк» (г. Казань).

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Правовой понедельник». У микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Неопределенный статус хостелов: почему из многоквартирных домов выселяют мини-отели». История довольно давняя, мы неоднократно в эфирах обсуждали эту тему. Вопрос в том, почему так происходит, почему пытаются притеснять такой бизнес, лоббируют ли тут крупный бизнес, связано ли это все с Чемпионатом мира по футболу, который должен состояться в 2018 году? И что будет после него? Почему некоторые отели, которые проходят все проверки, потом по предписанию суда должны съехать из жилого помещения, прекратить заниматься данной деятельностью и искать новое место, а может быть, и прекратить свое существование? На сайте «Агентства правовой информации» выходил материл, это было в конце июня. «Статус хостелов и иных так называемых малых средств размещения остается неопределенным. Специальный закон, запрещающий нахождение мини-гостиниц в жилых домах пока не принят, равно как нет и разрешающих такую деятельность норм. Жилищный кодекс РФ разграничивает квартиры и нежилой фонд. Первые предназначены для проживания людей и могут сдаваться по договору. Кроме того, владельцы также вправе использовать их „для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности“, запрещается только размещение промышленных производств. В то же время Гражданский кодекс РФ допускает нахождение в жилом помещении любых предприятий, учреждений, организаций только после перевода квартиры в нежилой фонд. Это возможно, только если в такое помещение имеется отдельный от прохода в жилую часть дома вход — нахождение компаний и квартир в одном подъезде исключается. Действующие санитарные правила также запрещают использование жилого помещения для целей, не предусмотренных проектной документацией. Мини-отели, с одной стороны, являются жильем, которое предоставляется постояльцам по договорам найма. С другой — это юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющий самостоятельную и направленную исключительно на извлечение прибыли деятельность. Эту дилемму в 2014 году попытался разрешить Росстандарт: утвержденный им национальный стандарт — ГОСТ Р „Услуги средств размещения. Общие требования к хостелам“ допускает размещение таких отелей в квартирах, причем они могут иметь общий подъезд с соседями. Легитимность этой нормы оценил Верховный суд России. Высшая инстанция пришла к выводу, что „действующее законодательство не содержит императивных норм, запрещающих размещение хостелов в жилых многоквартирных домах“. Вместе с тем в своей деятельности они должны соответствовать требованиям других нормативных правовых актов, в том числе регулирующих туристскую деятельность, пожарную и техническую безопасность, защиту прав потребителей и иных. В сентябре 2015 года группа депутатов Госдумы представила поправки в Жилищный кодекс РФ, запрещающие использование квартир в качестве гостиниц и иных средств размещения».

Будем разбираться в данном вопросе, моим первым собеседником будет Алена Енова, руководитель регионального отделения «Лига хостелов», владелец дизайн-хостела «Тайга» (г. СПб). Алена, здравствуйте.

Алена Енова: Добрый день

И.К: Пытаемся разобраться в таком непростом вопросе по поводу того, что притесняют хостелы, и если даже хостел проходит все проверки, но если он находится в жилой квартире, которая не выведена в нежилой фонд, то суд принимает решение о прекращении данной деятельности, если в течение какого-нибудь срока по предписанию того или иного ведомства или суда это помещение не будет переведено в некоммерческую недвижимость. Вот почему это делается? Ведь у нас грядет Чемпионат мира по футболу, и вроде бы хотят смягчить предполагаемый законопроект. Вот ваше мнение по этому поводу?

А.Е: Изначально это была предвыборная гонка, и это был один из ходов, это мое личное мнение. А также вопрос практики, это для нас дамоклов меч, и чтобы ты ни делал, пусть у тебя будет все идеально создано на твоем объекте, то ты все равно остаешься под таким риском. И очень различается практика количества проверок по городам, потому что в Петербурге было много позитивных действий от наших властей. И нас, скажем так, не кошмарят.

И.К: Насколько я знаю, в Санкт-Петербурге была инициатива, и там предлагали бизнесменам аварийный фонд, причем в хорошем состоянии, когда говорили, что вы лучше оставьте эту жилую квартиру, не надо с ней ничего делать, а берите и у нас приобретайте, выкупайте в собственность, либо на условиях долгосрочной аренды заезжайте в этот фонд. И там нужно было сделать просто небольшой ремонт. Какие еще инициативы именно в Санкт-Петербурге предлагались вам?

А.Е: Это основная инициатива, я как раз тоже была в рабочей группе. Тут и правда столько не материальная поддержка из города, сколько психологическая. И этим действием власти нашего города показали, что за размещение в жилом фонде. А остальная поддержка — это те же письма, те же действия, поддержка на словах о том, что нашим властям все равно, и они готовы поддерживать молодежное малое предпринимательство, потому что у нас есть зачастую семейный бизнес, молодежный, то есть это такой незащищенный слой предпринимательского населения.

И.К: Хорошо, откуда исходит инициатива по поводу такого жесткого закручивания гаек, если, допустим, предвыборная гонка закончилась, но давление продолжается? Но я смею предположить, что это все связанно с мундиалем предстоящим, а после просто вернется все на круги своя, и начнут потихонечку закрывать глаза?

А.Е: На самом деле, это самый основной вопрос и такой подвешенный, потому что непонятно, правильно ли так оставлять, потому что неизвестно, сколько у нас будет народу в 2018 году. И всем понятно, что народу будет достаточно много, и всех надо размещать. А вот что будет дальше, будет ли эта чистка и будет ли законопроект этим механизмом для этой чистки, это могут ответить только те, кто инициирует этот законопроект.

И.К: Предполагается, что на Чемпионат мира в Россию приедет около миллиона туристов, и говорят, что большой отельный фонд не готов принять такое большое количество гостей. И тут могут прийти на помощь мини-отели. А с учетом того, что маленьких отелей много, и планируется еще построить порядка 27 гостиниц в Москве, а как в Питере идет подготовка в этом плане, и справится ли молодежный бизнес с приемом гостей, хватит ли мест вообще для болельщиков?

А.Е: Я часто видела анонсы в прессе о точном количестве, которое будет создаваться, и сколько отелей будет открыто, но, возможно, большие отели можно анонсировать, потому что они — долгоиграющие проекты, которые требуют огромные инвестиции, и они уже готовятся вовсю. А касаемо того, сколько откроется малых отелей, они ведь готовятся порядка 3−6 месяцев, поэтому я бы не говорила точное количество, потому что оно будет увеличиваться, потому что все понимают, что это скучные дни для предпринимателей, и это выгодно делать бизнесменам. Но бизнес плавающий, что-то открывается, что-то закрывается, поэтому не совсем профессионально говорить, сколько и где откроется.

И.К: А на данный момент есть точное количество хостелов по Петербургу?

А.Е: Я бы сказала 400+. Опять же, тут вопрос в том, что мы сейчас очень жестко стараемся легитимировать нашу нишу, потому что сейчас хостелом может называться какая-нибудь ночлежка, которая повесила вывеску хостела, которая начинает им считаться. И хостелы те, которые получают всемирные премии, международные регалии. Скажем так, это совершенно разноуровневые проекты, я имею в виду хостел-хостел, такой эконом вариант, и хостел, как уже хороший мини-отель. Поэтому сейчас жесткого разделения для понимания нет.

И.К: Вы говорили, что огромное количество проверок проходит. Вот какой формат проверки, и насколько часто они происходят?

А.Е: В Москве, насколько мне известно, проверок больше. А в Петербурге проходят проверки более базовые. Это проверки налоговой, проверят правильность заполнения отчетностей и так далее, это все в рамках требований РФ. А в рамках кубка были проверки по ФМС, приходили и проверяли документы сотрудников, персонала, договор аренды или собственности, скажем так, необходимый пакет документов и еще действующие бумаги, которые необходимы в рамках более сильного контроля из-за указа президента. В принципе, все в рамах необходимого.

И.К: В Санкт-Петербурге все спокойно проходит в этом плане?

А.Е: Да. У нас даже проверки проводят из-за того, что были какие-то жалобы соседей, но тут законодательство так построено, что соседу просто захотелось или показалось, настроение было плохое, даже если хостел существует не первый год, и там все нормально, он просто подал эту заявку, и наши комитеты, которые уполномочены делать эту проверку, они должны прийти и проверить. Очень важный момент, который не очень часто озвучивается, что перевод в нежилой фонд не делается не потому что не хочет предприниматель, а потому что это просто технически невозможно, потому что Питер — около 80% жилой фонд, это старый фонд. У нас в центре нет новостроек, если они есть, соответственно, это от 500 за квадрат, а это лакшери и элит-формат. И даже если ты хочешь перевести в нежилой фонд, сделать проект, который стоит сотни тысяч, это просто нереально. И почему наши комитеты нас поддерживают, они просто понимают, что это невозможно технически и денежно, а если это формат бизнеса, и закладывать туда миллионы на то, что ты получишь эту бумажку, то проще закрываться.

И.К: Вы упомянули, что администрация поддерживает мини-отели, идет навстречу, предлагает различные варианты. И буквально не так давно один из депутатов Госдумы внесла поправки о смягчении запрета об открытии хостелов именно в жилых домах. Это касается того, что нужно обойти всех жильцов, и если все не против того, чтобы у них в доме размещался мини-отель, то все получится. Я так понимаю, что на данный момент в Петербурге данная норма действует? Вы говорили, что нужно обойти всех жильцов, когда идет процесс перевода из жилого фонда в нежилой? И насколько это предложение сыграет положительную роль в законе Хованской?

А.Е: Любые поправки, которые хоть как-то смягчают нашу деятельность, они важны, но вопрос в том, что если присмотреться, то каждый старый дом был около 200 квартир, обычно даже больше. И тут надо собрать именно собственников. И старый фонд — это в основном коммуналки, там большинство квартир сдают, и люди там не живут. Мы там можем часами ходить, люди там совсем разные живут, соответственно, нужно кого-то найти, собрать все бумаги. Это опять же месяцы, поэтому тоже достаточно сложная процедура. У нас люди разные, они могут начать просить что-то за подпись. Многие люди у нас юридически не подкованы и могут испугаться того, что они подписывают. Даже если человек не против, но они не знают, что подписывают. Это опять же старожилы, которые могут испугаться. Но тут вопрос именно количества человек и количества времени, которое будет на это потрачено. Это сложный вопрос, это вопрос, который важен и в рамках городов, и страны, потому что понятно, что если брать мегаполисы, то если это все закрыть, то пострадают и сами предприниматели, и люди, которые сдают квартиры, потому что часто получается, что человек ИП, он официально сдает это помещение, на эти деньги он живет. А это значит, что у многих кредиты, долговые обязательства. Что делать людям? Вот закроют их объект, а им 5 лет еще отбивать эти кредиты. И что им делать? Получается, что людей просто заставляют уходить в тень. Ведь можно найти добропорядочных предпринимателей и антидобрых, то есть тут нужно разбираться, придумать какой-то механизм. Представители бизнеса готовы к этому, нужно, чтобы с одной стороны были представители власти, ведь нельзя принимать такие решения без действующей власти. И тогда выдержанный симбиоз даст свои плоды.

И.К: Работа предстоит большая в этой области?

А.Е: Мы надеемся, что работа будет, и мы не проснемся одним утром и узнаем, что, оказывается, мы теперь вне закона, потому что это будет большая печаль государственного масштаба.

И.К: Огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарий на заданную тему. До свидания.

А.Е: До свидания.

И.К: Следующим моим собеседником будет Дмитрий Сельков, член правления лиги хостелов. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Сельков: Добрый день.

И.К: Мы только что разговаривали с вашей коллегой, и она говорила, что пришли к такому мнению, что огромное количество работ еще должно пройти, чтобы как-то регулировать этот вопрос. И у меня возникает к вам следующий вопрос. Почему с хостелами так остро встала эта проблема? С одной стороны, это был какой-то предвыборный популизм, внесение этого законопроекта, как его называют, закон Хованской, но почему им занялись только сейчас? Я так понимаю, что нужно опять-таки менять ГОСТ, который был разработан Росстандартом, это услуги средств размещения и общие требования к хостелам, то есть он не полностью прописан. Почему именно сейчас этим занялись и что необходимо еще сделать в этой работе?

Д.С: Давайте начнем с первого. На самом деле, надо сказать, что попытки регулировать законодательно предпринимались несколько раз и не только в прошлом году, но и несколько лет до этого. К сожалению, понятие регулирования у нас часто подменяется понятием полного запрета, что и сейчас у нас отражено в законопроекте в рамках первого чтения. С одной стороны, это предвыборный популизм, а с другой стороны, надо понимать, что за последние несколько лет рынок хостелов пережил достаточно бурный рост. В Москве, например, за последние 3 года количество хостелов увеличилось в 3 раза. Это, естественно, не смогло найти свое отражение в пересечениях интересов сферы туризма и сферы интересов комфортной жизни классического городского жителя. Если раньше на Арбате тихим вечером сидел у себя на балконе, то когда с утра до вечера начинают ходить китайские и прочие туристы, это уже не та комфортная жизнь, к которой я привык. Надо понимать, что это просто заложенное изначально некое несоответствие между интересами развития туризма и развития городского жителя. Весь вопрос регулирования заключается в том, что надо найти оптимальный баланс интересов для того, чтобы и туризм развивался у нас в стране, и интересы коренных жителей страдали не так сильно. Мы по большому количеству протестов жителей видим, что это не единственная сфера, где интересы страдают. И совершенно нормальным является планомерная работа по приведению в соответствие к законодательным нормам и нахождению неких общих интересов и компромиссов. По поводу второго вопроса и ГОСТа, в частности. Изначально основы к требованиям к хостелам были заложены той же самой Лигой хостелов в виде некого нашего внутреннего документа, какой хостел мы считаем хорошим, а какой мы бы не хотели видеть в своих рядах. Тут ключевым является не отнесение хостела к жилому фонду или нежилому, очень много мы можем наблюдать сюжетов, когда очень жесткое столкновение объекта гостиничной индустрии, которая не находится в жилом фонде, но они ведут себя таким образом и настолько не соответствуют никаким нормам, что это находит просто невероятное неприятие среди жителей. На мой взгляд, это вопрос, не квартира это или нет, а выполнение элементарных правил, которое гарантировало бы и безопасную работу хостела и вообще любого средства размещения, и соответствие работы интересам жителей.

И.К: Получается, что надо как-то доработать ГОСТ, доработать какую-то документацию, которая регламентировала бы работу мини-отелей, то есть такую работу нужно проводить?

Д.С: Очень нужно, и, в первую очередь, ее нужно проводить в рамках доработки того законопроекта, который принят в первом чтении. Возможно, вам известно, что в момент принятия в первом чтении очень много поправок было внесено депутатами и самими инициаторами законопроекта. Например, депутат Сидякин от Татарстана, который один из инициаторов, он внес абсолютно разумные поправки, которые заменяли полный запрет деятельности любого средства размещения на регулирование и отстройку качественного и хорошего средства размещения, которое не мешает жителям, от условной ночлежки, от нелегальных эмигрантов. К сожалению, пока эти понятия смешаны в законодательстве, и их надо разделять. Эта работа должна вестись как в рамках доработки ГОСТа, так и в рамках внесения поправок в тот законопроект, который принят в первом чтении.

И.К: Если это строительство отдельно стоящего здания, но недалеко от какого-то жилого комплекса, либо многоквартирного жилого дома, это же очень сильно может почистить ряды отельеров, в том числе и тех, которые исправно, в рамках правового поля ведут свой бизнес, предоставляют все документы, проходят все проверки. Но введение таких поправок — им ничего не останется делать, кроме того, как свернуть свое предприятие. И насколько это справедливо будет по отношению к ним?

Д.С: Вы совершенно правы, это будет абсолютно несправедливо. Если снова делить на жилой фонд и отдельно стоящие дома. И более того, статистика закрытия хостелов прошлого года очень четко это показала, более 40 хостелов было закрыто в Москве, и большинство из них — это те самые хостелы, которые были на виду, которые работали в белую, которые старались выполнять и успешно выполняли в рамках тех требований, которые сейчас сформулированы, они неполные, к сожалению, но тем не менее, они старались это выполнять и были на виду. Те же, кто работал нелегально, те, кто работал в тени, их практически не коснулась деятельность по закрытию. Тут в первую очередь страдает не просто жилой фонд, а страдают качественные объекты, которые работают в белую. Тут однозначно не имеет смысла делиться видом фонда, а речь скорее должна идти о регулировании в части о согласовании с жителями того самого дома. Если в квартире у кого-то находится хостел или мини-отель, он соотствествует всем необходимым требованиям, и он договорился с жителями, то я не вижу причин его закрывать.

И.К: Как раз последнее, о чем мы и разговаривали с Аленой, это еще одна поправка в данный законопроект, что размещение имеет место быть, если согласовано с жильцами этого дома. Но если мы берем любой многоквартирный дома, там может проживать свыше 100 человек, и договориться с каждым довольно нереально. И данное предложение поправки в законопроект — просто сотрясение воздуха? Или все-таки возможно?

Д.С: Вы совершенно правы. Я могу здесь привести пример моего личного хостела, которым я владел, который мне пришлось закрыть как раз из-за этих инициатив, поскольку я работал в белую, то я прекрасно понимал, что если я не закроюсь сам, то меня закроют. Так вот, этот хостел входил в 5 лучших хостелов Москвы по отзывам гостей, он располагался в многоквартирном доме на Тульской, в этом доме чуть более 1100 квартир. Чтобы вы понимали, от первого подъезда, где располагался хостел, до 11 подъезда ровно 1 троллейбусная остановка. В этой связи возникает логичный вопрос, каким образом нахождение любого средства размещения в более чем 500 метрах должно согласовываться тем самым жителем 11 подъезда, который находится на расстоянии троллейбусной остановки? Это просто логический абсурд. Мы выступаем за договоренность с теми жителями, которых деятельность объекта затрагивает непосредственным образом. Таких, как жители смежных квартир. Если по соседству со мной находится хостел, то я бы хотел, чтобы со мной каким-то образом посоветовались и согласовали факт нахождения хостела рядом со мной. Вот об этом мы ведем речь, а совершенно не о том, что надо согласовывать со всеми подряд.

И.К: А не проще эту поправку согласовывать и как-то работать с УК, которая инициирует и проводит общее собрание жильцов, на котором принимается решение, и там общим количеством подписей все решается?

Д.С: Я бы еще хотел оговориться, что речь не должна идти о согласовании с такими же жильцами дома. Речь должна идти только с теми, кого деятельность затрагивает непосредственным образом.

И.К: На данный момент, судебная практика показывает неутешительные эпизоды, когда жилец пожаловался, и появляется предписание закрыть данную деятельность, потому что это нарушает права неустановленного круга лиц. По вашему мнению, этот вопрос стоит наиболее остро, потому что в будущем году у нас будем Чемпионат мира, а после него как будут обстоять дела? Что будет происходить в этой отрасли?

Д.С: Я верю, что в любом случае к законодательному регулированию мы придем, но вопрос, когда это случится? На самом деле, с текущей ситуацией подвешенности, когда имеется законопроект, который принят в первом чтении, он еще не стал законом. И одновременно с этим формируется достаточно негативная судебная практика по закрытию, мы заинтересованы в скорейшем принятии этого закона с теми поправками, которые мы и депутаты предлагают. Тут смысла тянуть нет никакого, потому что сложившаяся судебная практика говорит о том, что подход к закрытию достаточно формальный. Есть один показательный пример хостела, который не в 5 лучших входил, а в 3. К нему предъявили претензии с перспективой закрытия следующего характера: «Нарушение товарного соседства в холодильнике общей кухни хостела». Если смотрите программу «Ревизорро», то представляете, о чем идет речь. Это свидетельствует об исключительности формальности подхода. Там формат хостела подразумевает наличия общей кухни, общего холодильника. И нарушение товарного соседства там неизбежно. Другой вопрос, а надо ли применять эти требования не к ресторану, который кормит 150 гостей в час, а к хостелу, где каждый гость кормит сам себя и отвечает за свою безопасность? Чтобы избежать такого формального подхода, мы выступаем за скорейшее принятие законопроекта с теми поправками, которые внесены.

И.К: Не скажется ли это принятие закона, может быть, где-то пройдут поправки, где-то не пройдут, нам это неизвестно, этого нужно только дождаться и уже смотреть итоговый документ. А если будет и дальше продолжена негативная практика по такому формальному принципу закрытия мини-отелей и хостелов? Не отразится ли это на появлении огромного теневого рынка по сдаче жилых помещений во временный найм?

Д.С: Безусловно, отразится, вы правы. Вопрос в том, какой процент решит работать в тени. Я бы хотел дополнительно обозначить внимание на том факте, что те, кто сейчас работает в тени, на них это как раз и так не отразится. Они как работали нелегально, так и продолжат свою работу. Получается, что удар в первую очередь будет нанесен по тем хостелам и отелям, которые работают не в тени, а на свету.

И.К: Тут получается, что деятельность органов власти и различных ведомств направлена не в ту сторону?

Д.С: Как обычно, мы ищем не там, где потеряли, а там, где светло. Поэтому выявить теневой хостел — это целая система поисковых мероприятий. А если кто-то работает на свету, ходит на совещания, присутствует на порталах бронирования, с ними гораздо проще работать, но это не самый оптимальный путь.

И.К: Огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарий на заданную тему. Спасибо большое. До свидания.

Д.С: До свидания.

И.К: По большому счету, владельцем хостела может стать любой гражданин, имеющий свободную площадь, но возникает очень много вопросов, юридических нюансов, вопросы огромного количества проверок и так далее. Следующим моим собеседником по данной теме будет Сергей Решетников, директор хостела «Лайк» (г. Казань). Сергей, здравствуйте.

Сергей Решетников: Добрый день.

И.К: Из судебной практики в Казани был инцидент, одноименному хостелу суд дал предписание о том, чтобы его закрыли. У меня к вам вопрос как к директору, который занимается различными административными вопросами, общением с представителями различных проверяющих инстанций, с представителями администрации местного самоуправления. Насколько много и часто проходят у вас проверки?

С.Р: В данном случае, проверки у нас проводятся, в большей степени если есть жалобы, в том числе от жильцов дома, если хостел расположен в доме, либо какие-то плановые проверки. Я бы сказал, что проверок достаточно мало и практические нет. Если вы подготовились в полной мере и подготовили все необходимые документы и если мы говорим про пожарную безопасность, то встали на обслуживание организации и так далее, зачастую тут нет смысла приходить проверяющему и пытаться найти какие-то недоделки или ошибки, потому что весь перечень документов у нас на руках, везде мы можем апеллировать и сказать, что пожарная безопасность у нас в соответствии, потому что есть такие, такие документы и так далее. Есть общие правила и порядки нахождения гостей во всех хостелах.

И.К: Ссылаясь на публикацию на сайте «Агентства правовой информации», там приводился пример, что одному из хостелов было сделано предписание о прекращении деятельности этого хостела, потому что не было индивидуальных средств противопожарной защиты. Я так понимаю, что в этом предписании речь шла об обыкновенных противогазах. Есть определенный ГОСТ, в рамках которого регулируется деятельность мини-отелей и хостелов. Предписывается ли размещение противогазов и их количество, и хранятся ли они в вашем хостеле?

С.Р: Я бы хотел обратиться к формулировке «средств индивидуальной защиты, пожаротушения».

И.К: Там было и то, и другое. Я так понимаю, что все эти недочеты, которые выявляет данная проверка, их все можно устранить, эти противогазы можно купить, огнетушители можно поменять, приобрести в специализированном центре, где это все продается, но было сделано предписание не устранить эти недочеты, а именно закрыть отель без права исправления этой ошибки.

С.Р: Данную ситуацию мне сложно прокомментировать, так как я не являюсь проверяющим органом и не могу сказать, в чем причина, потому что в действительности может быть несколько развязок событий. Может быть, уже до этого было уведомление, что необходимо устранить данные недочеты и так далее, но собственник пренебрег этим уведомлением, и контролирующий орган просто дал предписание закрыть, поэтому очень тяжело сказать. Если у него все это соответствовало и все это было, то эти действия просто неправомерны.

И.К: А вашему хостелу насколько часто делались какие-то предписания с правом изменить ситуацию?

С.Р: Если быть честным, предписание нам давалось где-то года два назад, когда нас посетила проверка, которая, всего лишь посмотрев журнал регистрации огнетушителей, предупредила нас о том, что через 2 месяца у нас заканчивается ряд огнетушителей, и нужно их перезаправить, вот и все. Были проверены все пожарные выходы, эвакуационные, была проведена своего рода аттестация сотрудников на наличие знания, что делать в случае возникновения пожаров и возгорания, мы ее также прошли.

И.К: Если с Санкт-Петербургом и Москвой все понятно, там довольно мощное сообщество, которое работает, ассоциация отельеров, они объединяются, борются, администрация пытается идти навстречу, предлагая различные варианты решения каких-то проблем, то как дела в этом плане обстоят именно в Казани? Администрация города идет навстречу?

С.Р: Я вас даже удивлю немного. В данному случае, тут сам президент республики Татарстан проводил встречу с предпринимателями, и очень часто организуются советы по предпринимательству, на котором поднимаются острые вопросы. Даже скажу, что совсем недавно такой совет проходил, где поднимались ключевые моменты. И как раз перед Чемпионатом мира также проводилась встреча под эгидой совета по предпринимательству, и встреча с контролирующими органами. Там поднимались вопросы, которые были связанны именно с хостелами, гостиницами и так далее, потому что ключевой момент был в том, как регистрировать иностранных граждан, которые приезжают по паспорту болельщика. Вот эти все вопросы поднимались и обсуждались, соответственно, был обмен контактами, где люди шли навстречу и готовы были решать, потому что были прецеденты, когда проверки УФМС проходили в 6 утра. Эти конкретные случаи разбирались отдельно прямо в присутствие УФМС, поднимались люди, которые как раз отвечали за эти проверки. Я хочу отметить, что в Татарстане очень лояльно способствуют развитию предпринимательства. У нас также есть ассоциация хостельеров, которая также помогает хостелам работать и решать их проблемы в данном случае.

И.К: Понятно, что проверку инициировать может любая жалоба гражданина, который проживает в доме, где на некоммерческой площади может располагаться хостел. Как вы взаимодействуете с УК? Общаетесь ли вы с ними, и как они тесно связаны с процессом регулирования спорных моментов?

С.Р: В данном случае, ЖКХ полностью устраивают договорные отношения. Мы обязаны заключать договор с ЖКХ, потому что по требованиям классификации, которая обязательна всем хостелам, есть обязательное условие и соглашение о вывозе ТБО, как вы понимаете. И в данном случае ЖКХ выполняет свою функцию обеспечения услуг, это уборка территории, электроснабжение, водоснабжение, как вы понимаете, они являются промежуточной компанией, но в данном случае, это основные задачи. С ними взаимодействие строится только на основании договора и оплаты услуг, если говорить о каких-то дополнительных, это сугубо индивидуально, и, возможно, кто-то работает с людьми из ЖКХ, приглашая их выполнить какие-то дополнительные услуги. Чтобы сказать о каких-то конфликтах и еще о чем-то, я пока с таким не сталкивался в данном случае.

И.К: Сергей, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться в прямом эфире и дать комментарий. До свидания.

С.Р: До свидания.

И.К: Приведу еще одно небольшое мнение, которое опубликовано на сайте «Агентства правовой информации», мнение Александры Станиславской, старшего юрист практики недвижимости и градостроительства Rightmark Group: " Сдача собственником своей квартиры во временный наем, а также организация в ней хостела или мини-гостиницы, не противоречит Жилищному кодексу РФ. Он прямо допускает использование жилого помещения для осуществления предпринимательской деятельности, если при этом квартира используется по назначению — для проживания граждан. Нарушением признается размещение в жилье офисов, складов, промышленных производств, содержание и разведение животных и иное использование не для проживания людей, то есть фактический переход жилого помещения в нежилое. В то же время нужно помнить, что размещение гостиницы в квартире не должно нарушать прав соседей. Если отель не отвечает требованиям звукоизоляции, санитарно-гигиеническим требованиям и иным, его могут закрыть".

И еще одно небольшое мнение от Романа Сабиржанова, это довольно известный человек в данной сфере, в данном бизнесе. Ссылка на его слова приводилась в публикации прошлого года. «Даже если закон не будет принят, хостелы в жилых домах рано или поздно запретят, считает Сабиржанов. Сейчас города зачищают от сомнительных ночлежек перед чемпионатом мира по футболу, в хостелы зачастили проверки, говорит он. И под нож могут попасть и нормальные отели, убежден отельер. Количество мест в недорогих отелях и апартаментах Москвы за пять лет выросло в 20 раз и такой передел рынка не нравится крупным гостиничным сетям, которые лоббируют запрет хостелов, знает Сабиржанов. Отельерам он советует не принимать поспешных решений — пока работать по-старому, чтобы окупить вложения. Привести помещения в порядок, уладить конфликты с жильцами. Но параллельно думать о переезде — если средства позволяют, запускать новый хостел в нежилом помещении, проходить классификацию».

Вопросов возникает много, работы предстоит еще больше. Главное, что в некоторых случаях идут навстречу отельерам и бизнесменам. И нам как обыкновенным гражданам есть на что надеяться, что не пропадет такой эконом-вариант размещения в ином городе. Это была программа «Правовой понедельник» на радио СОЛЬ. У микрофона был Игорь Киценко. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments