Сетевые репрессии: в Кургане подростку грозит штраф или арест за чужой комментарий

Судя по всему, подросток стал случайной жертвой в борьбе с пропагандой нацистской символики. Нужен ли экспертный совет, который определит рамки допустимого в соцсетях? Мнения разделились. Эксперты: Алексей Нефедов — член федерального комитета Либертарианской партии России; Эмиль Халиков — член московского совета партии «ПАРНАС»; Елена Кара-Мурза — доцент кафедры стилистики русского языка МГУ им. М.В. Ломоносова, член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и и информационным спорам.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «ZOOM». У микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Сетевые репрессии: в Кургане подростку грозит штраф или арест за чужой комментарий». «В Кургане разгорается новый скандал из-за постов в социальной сети „ВКонтакте“: 14-летнего Дмитрия Морозова вызвали в полицию из-за того, что на его стене в соцсети кто-то опубликовал смайлик в фашистской фуражке. Сам Морозов о наличии такой картинки на своей странице узнал, только придя в полицию. При этом силовики утверждают, что молодой человек способствовал распространению этой информации, вовремя не удалив ее из ВК». Так же он опубликовал небольшой пост накануне vk.com/xxqwedimxx: «В общем, дело обстоит так. Сегодня меня вызвали в полицию, в местный отдел. Я пришел — мне показывают йобу в фуражке фашистской и говорят, что это разместил я на своей странице. Я смотрю — на скрине в акте не моё имя, но страница моя. То бишь мне скинули это на стену 23 июня в 12, а в 17 уже был сделан скрин. Кинул вообще ноунейм. Сейчас говорят, что я разжигаю ненависть по 282 и нарушил 20.3 КоАП РФ, так как ВОВРЕМЯ НЕ УДАЛИЛ ПОСТ И ПОСПОСОБСТВОВАЛ РАСПРОСТРАНЕНИЮ. Именно я, а не постер. В акте распечатка всех моих логинов в вк, всех банов, смены имени, номера, все посты. Вопрос. Реально я что-то нарушил или это беспредел?».

Моим первым собеседником по данной теме будет Алексей Нефедов, член федерального комитета Либертарианской партии России. Алексей, здравствуйте.

Алексей Нефедов: Добрый день.

И.К: Насколько я знаю, вы занимаетесь делом, которое только начинает набирать обороты, дело Дмитрия Морозова. И как высказывался пресс-секретарь курганской полиции, она говорит, что возбуждено пока административное дело, это нарушение пункта 20.3 КоАП РФ. Что на данный момент известно, что грозит Дмитрию? Что говорит сам Дмитрий после посещения отделения полиции?

А.Н: Мы связались с юристами по этому поводу и получили от них четкий ответ, что в 14 лет от полиции ему не должно грозить вообще ничего. Уголовная ответственность наступает только по очень ограниченному ряду статей, а административная — только с совершеннолетия. Поэтому то, что сейчас происходит, это в чистом виде давление. Они ему угрожают теми мерами, которые не имеют права к нему применить.

И.К: Я так понимаю, что административная ответственность может быть возложена на родителей Дмитрия?

А.Н: Теоритически — да. Согласно закону, по статье 23 КоАП РФ, карается демонстрация нацистской символики. Причем нигде не уточняется, что именно ты должен ее опубликовать, нигде не говорится, в какие сроки ты обязан ее удалить, просто карается и все. Теоритически они могли снять скрин через секунду после публикации, и это уже подсудное дело.

И.К: Это очень любопытно, если есть открытая страница в сети, то любой может на нее зайти и под любой публикацией поставить какое-то запрещенное в РФ изображение, а потом ты за это отвечаешь как владелец данной страницы. У меня такой вопрос еще. Дмитрию 14 лет, он довольно активный гражданин, он член вашей партии, ведет активную деятельность в сети. Как дальше будут развиваться события, на ваш взгляд? Чем вся эта история может закончиться?

А.Н: В данный момент Дмитрий приостановил свою деятельность в сети, он удалил все видео со своего YouTube-канала, потому что оказывается давление на его родителей. Насколько я понял, он планирует переждать, и когда родители успокоятся, то он, скорее всего, получит от них разрешения заниматься всем дальше. Понятно, что это хороший повод немного прокачать свои навыки в области информационной гигиены, то есть закрыть свою стену «ВКонтакте», чтобы посторонний не смог туда ничего опубликовать, сделать комментарии только для друзей и все в таком духе. Это то, что имеет смысл сделать вообще любому пользователю. А по-хорошему, администрации «ВКонтакте» стоило бы сделать это настройками по умолчанию. «ВКонтакте» — это единственная из российских социальных сетей, которая активно сотрудничает с правоохранительными органами, и Дмитрий говорит, что ему показали распечатку, в которой была история всех его постов, истории смены логинов, смены привязанных телефонов, все в плоть до личной переписки. Они не скрывают от полиции ничего, и совершенно непонятно, к чему можно прикопаться.

И.К: Почему именно Дмитрий и почему вся эта история всплыла через месяц? Хотя, как говорит Дмитрий, когда он посмотрел эти распечатки, то скрин его страницы был сделан с 12 до 17−00 23 июня, а вызвали его 20 июля. Почему именно он?

А.Н: Дмитрий подозревает, что это связано именно с его активной деятельностью в сети. Дело в том, что он открыто распространяет идеологию анархо-капитализма, то есть, если посмотреть на срез общества, мы найдем очень мало людей, которые считают, что государство — замечательный, добрый и необходимый институт. Большая часть людей считает его необходимым и неизбежным злом, от которого пользы немного больше, чем вреда. Дмитрий считает, что государство не является необходимым злом и неизбежным. И вреда от него безусловно больше, чем пользы. И эту идеологию достаточно аргументированно излагает. Он за короткое время существования его блога приобрел около 1000 подписчиков и не намерен был на этом останавливаться, и, видимо, на него обратили внимание и решили, что он отличный кандидат, чтобы выполнить план по профилактической работе.

И.К: Это получается, что это план выполнения задания от силовых структур?

А.Н: Мне это представляется наиболее вероятной гипотезой, что не нужно каждый раз включать конспиролога, считать, что начинается охота на ведьм. У нас есть структура, так называемый центр «Э». У него имеется план на месяц. Вот они этот план выполняют и при этом, как правило, не обладают достаточной квалификацией. В частности, тот сотрудник отдела по работе с несовершеннолетними, к которому вызвали Дмитрия, она очень слабо ориентировалась в идеологии социальных сетей. Она думала, что это именно Дмитрий разместил картинку. Тут ей тыкают в распечатку и говорят, что это некий Роман Матвиенко. Почему вы его не вызовите, это его комментарий. Она говорит, что не знает и сейчас проконсультируется. Она звонит сотруднику центра «Э». Тот ей объясняет, что вина Дмитрия в том, что он вовремя не удалил. По идее, дальше надо поднимать логи и смотреть, а заходил ли он вообще хоть раз на страницу с 12 до 17, пока не сняли скрин. Дмитрий честно говорит, что он, как только увидел, так и удалил.

И.К: Получается, что Дмитрий Морозов — просто жертва обстоятельств и жертва выполнения плана центра «Э»?

А.Н: Фактически да. У нас есть некая бюджетная структура, которая работает, и она ничего другого делать не умеет, кроме того, как искать экстремизм, а если его нет, она его все равно найдет даже на ровном месте. Именно так работает государство практически во всех аспектах.

И.К: Алексей, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире, я вас благодарю. До свидания.

А.Н: До свидания.

И.К: Любопытно еще, что тоже был случай, он произошел в Орловской области, это связано с абсолютно другой социальной сетью. Правозащитника обвинили в экстремизме за публикацию скриншота из фильма Михалкова. У нас была посвящена программа этому случаю в марте, если кому-то интересно, можно найти данный материал на нашем сайте. Местные СМИ сообщают, что «Полиция в Орле возбудила административное дело по экстремизму по факту размещения известным в регионе правозащитником Дмитрием Краюхиным на своей странице в Facebook скриншота кадра из фильма Никиты Михалкова „Утомленные солнцем-2“». Там изображены парусные танки, и над этими танками развеваются, можно сказать, флаги Третьего рейха с изображением свастики.

Следующим моим собеседником по данной теме будет Эмиль Халиков, член московского совета партии «ПАРНАС». Эмиль, здравствуйте.

Эмиль Халиков: Здравствуйте.

И.К: Мы разбираемся в довольно интересной ситуации, вы всю историю знаете по поводу вызова 14-летнего подростка в полицию из-за чужого комментария на его странице с изображением запрещенной символики. Как нам сказал предыдущий собеседник, что подросток просто стал жертвой обстоятельств и жертвой выполнения плана бюджетной организации центр «Э». Что вы думаете по этому поводу? Так ли это или нет? И будет ли такая тенденция только развиваться в регионах?

Э.Х: Я полностью согласен с предыдущим собеседником, это абсолютно полная случайность. Такая же ситуация была месяца 4 назад, когда в комментариях под каким-то постом кто-то написал: «Бога нет». И человек получил за это 149 статью УК РФ. Я уверен, что таких комментариев на просторах социальных сетей очень много, однако только этот факт был зафиксирован, и уголовка была повешена. Так что, да, это случайность, которая была таким ужасным образом воплощена в жизнь 14-летним подростком.

И.К: Получается, что по большому счету под этот замес может попасть абсолютно любой?

Э.Х: Да. Я знаю одного парня, он глава отделения штаба Навального в Чебоксарах, я с ним познакомился полтора года назад. И обстоятельства были таковы, что он репостнул запись «ВКонтакте». И на этой картинке была свастика, она была, кстати, в другую сторону. Ему тоже впаяли административную за репост. Он один из репостнувших и получил административную.

И.К: Какой логике придерживается этот центр?

Э.Х: Да никакой. Это Россия, которую мы заслужили. Такая страна, которую мы заслужили.

И.К: По вашему мнению, в дальнейшем, если будет создан какой-нибудь мануал для сотрудников центра «Э», там будет четкое понятие по определенной символике? А что касается публикаций и репостов фотографий военного времени, где так или иначе может попасться шеврон какой-нибудь?

Э.Х: Так есть десятки художественных фильмов, где это все используется.

И.К: Да. И вот по вашему мнению, появление такого мануала спасет от таких случайных жертв, как этот мальчик?

Э.Х: Я боюсь, что если появится еще один экспертный совет, все только ухудшится. И тенденция такова, что где-либо появляющийся экспертный совет, в него набирают и мракобесных, и поехавших людей, я не знаю, по каким объявлениям они их ищут, может быть, по базе данных каких-нибудь психических больных, я не знаю. Набор в эти экспертные группы ведется очень странно, очень некомпетентными людьми и абсолютно необъективно. Экспертный совет лишь закручивает гайки в России. Я вам насчет тенденций не ответил. Я вас немного шокирую, знаете, сколько фактов административного давления было зафиксировано по интернет делам? 53004 факта. 35 тысяч ограничений доступа к сайтам, 298 уголовных преследований. Я это даже комментировать не могу. За год количество случаев ограничения доступов на сайты возросло в 20 раз. Количество административных давлений возросло в 10 раз, в 2015 году это было 5 тысяч фактов. Я боюсь представить, что будет в этом году. Тенденции таковы, что на интернет той или иной степени накладываются грязные клешни жадных силовиков, жадных чиновников, которые полностью исчерпали ресурс вытаскивания жизней.

И.К: Это еще на волне с такими новостями, вот сегодня Meduza опубликовала такую новость, что депутаты Госдумы приняли в третьем чтении законы о регулировании работы мессенджеров и о запрете средств обхода блокировок сайтов. Имеется в виду, что при обвинении в экстремизме и так далее, что одним из наказаний может быть такое, что человека запросто на определенный срок можно ограничить в доступе к определенному кругу мессенджеров. Если мессенджеры не получается запретить, то мы вам запретим пользоваться мессенджерами. Закон вступит в силу только с 1 января 2018 года, но остается только дождаться и посмотреть, какова будет административная и судебная практика.

Эмиль, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарий, я вас благодарю. До свидания.

Э.Х: До свидания.

И.К: Я напомню еще один такой любопытный случай, была у нас также программа на эту тему. Студент ВлГУ — о том, как и кого сгоняли на «мероприятие по профилактике терроризма и экстремизма». И тогда в одном из актовых залов владимирского университета демонстрировался им фильм, где авторы этого фильма сравнивают Алексея Навального с Гитлером. И там была демонстрация запрещенной у нас в России символики. Это все подавалось под соусом такого некого образовательного момента и вреда либерального мышления по отношению действующей власти.

Следующим моим собеседником будет Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка МГУ им. М.В. Ломоносова, член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам. Елена, здравствуйте.

Елена Кара-Мурза: Добрый день.

И.К: Предысторию нашей темы вы знаете, и я бы хотел сразу перейти к такому вопросу — что же считать на данный момент в условиях действующего законодательства, действующих определенных правил и так далее, что является запрещенной символикой и что является не запрещенной символикой? Если я публикую фотографию Будды с изображением символа в виде свастики, что мне будет?

Е.К: Вы знаете, я должна комментировать эту ситуацию в пределах своей компетенции. И поэтому я бы тут использовала традиционные для лингвистов понятия такие, как ситуация и контекст. К сожалению, эта ситуация, которая связана с репостами, она носит довольно сомнительный характер, в том числе потому что в недостаточной степени определено, что те символы, которые известны как символы нацистские, они имеют определенную предысторию. И этот контекст предыстории, обнаружение вот этих знаков, и если мы видим, что это текст исторического характера или это текст имеет просветительскую цель, то есть ситуация, в которой транслируется данный знак, это либо историческая ситуация, и транслируется исторически первичный знак или это транслируется производный знак, который связан непосредственно с нацисткой символикой, то в какой ситуации? Это ситуация, связанная с критикой и разоблачением этого знака или это ситуация с пропагандой, соответственно, тогда нужно соображать, что это за ресурс. В конце концов, очень давно мониторят ресурсы, и понятно, что где-то там неонацистские ресурсы, идеология у них вполне определенная, и тогда, может быть, будут рациональные основания для того, чтобы определить цель демонстрации знака, связанного с пропагандой или это демонстрация веяния истории. Или это вообще знак, который является исторически первичным.

И.К: Здесь все зависит от контекста и в какой ситуации используется символика?

Е.К: Да, конечно. И должны быть профессиональные исследования. Эксперты должны быть из сферы данной проблематики. Это должны быть религиоведы, культурологи, должны быть историки религий и так далее. Это тоже очень важно, потому что, к сожалению, известно, что к производству экспертиз привлекаются люди с совершенно перпендикулярным образованием или даже без него.

И.К: Спасло бы ситуацию от подобных казусов появление при каждом региональном центре «Э» компетентного человека, который мог бы проанализировать и сказать точно?

Е.К: Да, конечно. Профессионализм экспертного сообщества и правоприменительного сообщества. Тут надо опираться на право, надо исключить проявление всякого экстремизма, но в то же время нужно аналитически подходить к каждой конкретной ситуации.

И.К: Огромное вам спасибо за то, что нашли время пообщаться со мной в прямом эфире, ответить на вопросы и дать комментарии. Спасибо большое. До свидания.

Е.К: До свидания.

И.К: Это была программа «ZOOM» на радио СОЛЬ. У микрофона работал Игорь Киценко. До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments