ITunes

«За свободный интернет»: власти Москвы согласовали проведение марша

Предполагается, что в марше «За свободный интернет» в Москве примут участие 10 000 человек. Если власти не пойдут на диалог, то активисты готовы провести протестные мероприятия во всех регионах страны. Эксперты: Эмиль Халиков — член партии «ПАРНАС», один из организаторов шествия «За свободный интернет»; Андрей Кузнецов — заявитель шествия «За свободный интернет».

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова. Тема нашей программы: «"За свободный интернет»: власти Москвы согласовали проведение марша". Мэрия Москвы согласовала проведение шествия «За свободный интернет» 23 июля в центре города. Об этом мы поговорим с организаторами шествия. У нас на связи Андрей Кузнецов, заявитель шествия «За свободный интернет». Здравствуйте.

Андрей Кузнецов: Здравствуйте.

А.Х.: Давайте поговорим о целях вашего шествия «За свободный интернет» — для чего, почему? И я так понимаю, что уже несколько раз вам власти отказывали в проведении этого марша, чем это было обосновано?

А.К.: Начну с первой части вашего вопроса. Мы последние несколько лет, года с 2013 сталкиваемся с беспрецедентными ограничениями в области интернета. У нас досудебные блокировки сайтов происходят. Происходит возбуждение уголовных дел за лайки и репосты в социальных сетях, очень резонансные дела бывают. Сейчас скандальный закон принимается в Госдуме о регулировании мессенджеров. Причем закон действительно беспрецедентный, такой, наверное, есть только в Китае. Пакет законов Яровой антитеррористический тоже очень серьезно ограничивает и свободу слова, и свободу слова в интернете, в частности. И мы сталкиваемся с тем, что наша страна все больше скатывается к какой-то средневековой диктатуре, когда мы уже не можем свободно говорить о том, что мы думаем. В основном это касается, естественно, нашего политического какого-то уклада жизни и того, что касается политического режима. Мы скатываемся фактически к диктатуре такими темпами. Марш «За свободный интернет» призван привлечь внимание к этой проблеме, к проблеме ограничения свободы слова, ограничений в интернете и выразить протест против этого.

Мы подавали заявление на проведение нашего марша три раза. Два раза нам отказали. На третий раз, честно скажу, уже не сильно надеялись, были готовы подавать в суд на департамент региональной безопасности. Но буквально сегодня мне в 11 часов позвонили, сказали, что мероприятие согласовано, мы будем участвовать в совещаниях по обеспечению безопасности.

А.Х.: А чем мотивировали первые отказы?

А.К.: Отказывали в связи с тем, что по маршруту якобы проходили ремонтные работы по программе «Моя улица». Мы маршрут, перед тем, как подать уведомление на проведение мероприятия, изучили лично, мы его проходили полностью. Там ремонтные работы были только в том месте, где марш не должен был проходить. Мы заявили по внутренней стороне бульвара, а работы были на внешней. Потом они прекратились. Тем не менее, два раза нам в правительстве Москвы отказывали, мотивировав ремонтными работами. Второй раз написали о каком-то противоречии, несоответствии в уведомлении о проведении марша. Но по 54 федеральному закону орган исполнительной власти обязан нам помочь эти несоответствия устранить и какую-то поддержку выразить в том, чтобы нам помочь согласовать мероприятие, указать на несоответствие, которое нужно привести в нужный вид. Но этого не произошло. Два раза нам отказывали. И только когда 14 июля мы подали уведомление, нам наконец-то согласовали.

А.Х.: А кто заявлен в участниках вашего марша? И сколько участников в принципе ожидается на проведении этого шествия?

А.К.: Мы подали уведомление на 10000 человек в центре Москвы, от станции метро «Пушкинская» до проспекта Академика Сахарова. На 10000 человек примерно и рассчитываем, несмотря на то, что лето, отпуска, люди на дачах, все-таки проблема злободневная, и мы будем призывать всех прийти. В организационном комитете марша участвуют такие организации, как политическая партия «Парнас», Партия народной свободы, Пиратская партия России, Либертарианская партия России, партия «Демократический выбор», организация «Роскомсвобода» и другие.

А.Х.: Наверняка у вас есть какие-либо заявления. Что вы хотите добиться этим маршем? Понятное дело, что пакет Яровой никто в общем и целом не отменит. И принятие пакета Яровой если только отодвинется на какое-то время. Мы это все с вами понимаем. Неужели вы думаете, что к вам прислушаются и действительно отменят? Какие вообще цели у данного шествия?

А.К.: Если кому-то интересно, можно найти в интернете такую вещь, как теорию об Окне Овертона. Я не буду углубляться в суть. Смысл в том, что чем больше поднимается вопрос, чем больше поднимается проблема, чем больше к ней привлекается внимания, тем ближе ее решение и тем больше сдвигается общественное мнение в ту сторону, в которой эта тема поднимается. Действительно, большинство наших граждан, соотечественников не осознают масштаб проблемы и не осознают, к чему такие законопроекты могут привести через несколько лет, через 5−10 лет. Но, тем не менее, поднимать эти темы нужно, потому что мы понимаем, что мы не хотим жить в стране, в которой МВД решают какие-то свои планы, палочно-галочную систему тем, что они возбуждают уголовные дела по 282 статье за репосты в интернете, в социальных сетях. Мы хотим все-таки жить в цивилизованном правовом государстве. Поэтому марш мы проводим с целью потребовать отмены 282 статьи, отмены ее практики в сети интернет, снятия с рассмотрения закона о регулировании мессенджеров, за отмену пакета законов Яровой. Вы считаете, что это невозможно, но всякие бывают прецеденты в истории. Если мы сейчас подготовим почву для изменения общественного мнения, если мы сейчас будем поднимать эту тему, значит, в будущем у нас будет больше шансов для того, чтобы граждан переубедить, а также депутатов Госдумы, как бы это ни звучало забавно. Темы важные, их поднимать все равно нужно, даже несмотря на то, что, как вы сказали, пакет законов не отменят, но вода камень точит.

А.Х.: Но все равно регулировать интернет каким-то образом необходимо. Как, по-вашему, было бы целесообразно провести работу в этом направлении?

А.К.: Во-первых, нужно бороться с такой практикой, как досудебная блокировка сайтов. Если было принято решение заблокировать какой-то ресурс из-за нарушения законодательства, значит, должен быть проведен какой-то общественный процесс, открытый судебный, для того чтобы была ясно представлена позиция судебной власти, исполнительной власти, а не так, как это происходит сейчас. Я вам приведу банальный пример — решили заблокировать такой ресурс, достаточно популярный, «Спутник и погром». Его заблокировали. При этом чем это мотивировано, там в основном ресурс исторический? И таких прецедентов очень много. Должен быть налажен обязательно диалог с исполнительной и судебной властью между гражданским обществом, чтобы мы, граждане, понимали, что, почему и зачем происходит сейчас. Пока мы видим, что блокируются в основном ресурсы политические, которые призывают как-то выражать свою гражданскую позицию и т. д. Мы сталкиваемся просто с политической борьбой, которая прикрывается какими-то благими целями, борьбой с терроризмом и другими вещами. Нужно налаживать диалог с властью, чтобы мы видели и понимали истинные мотивы регулирования сети интернет, блокировки каких-то ресурсов. По всем блокировкам должны проходить общественные процессы и т. д.

На марше мы, помимо этого, требуем, чтобы существовали открытые, доступные для граждан реестры имущества всех государственных чиновников. Недавно тоже вышел законопроект — они, наоборот, ограничивают доступ к этим реестрам, они засекречивают недвижимость депутатов, чиновников. Мы хотим, чтобы это было достоянием общественности, было в свободном доступе. Регулирование интернета должно идти по пути максимально огласки и максимальной открытости, чтобы нам какие-то ограничения доступно объяснялись и были действительно мотивированы какой-то логикой и рациональностью.

А.Х.: Для того чтобы наладить диалог и связь, необходимо, прежде всего, вести диалог с теми людьми, к кому обращены ваши требования. Вы ожидаете на марше кого-то, кто бы мог вам ответить на ваши вопросы? Или это будет в одну сторону крик?

А.К.: Насколько мы наблюдаем политический процесс за последние годы, даже десятилетия, в основном общение между гражданским обществом и властью одностороннее и в одни ворота. От первых лиц государства, от которых мы периодически ждем какой-то реакции, поступают такие сигналы, которые дают нам понять, что с нами никто не считается. Гражданское общество хочет, чтобы с ним считались. И этот марш — это одна из попыток гражданского общества заставить с ним считаться. Я считаю, что это хорошо. К сожалению, проблема жителей нашей страны в том, что они не понимают один закон жизни очень простой — если с вами можно не считаться, значит, с вами никто считаться и не будет. Так вот, мирные акции протеста, марши, митинги — это как раз попытка гражданского общества заставить с собой считаться, заставить себя услышать. Но пока мы видим только общение в одни ворота с властью.

А.Х.: В дальнейшем вы как-то будете налаживать именно диалоговый формат общения?

А.К.: Конечно, будем налаживать. Главное, чтобы к этому были готовы и были заинтересованы стороны, представляющие исполнительную, законодательную власть.

А.Х.: Подобный марш пройдет только в столице или возможно проведение подобных маршей еще и в регионах?

А.К.: Я знаю, что движение «Весна» подавали уведомление о проведении марша «За свободный интернет» в городе Санкт-Петербурге. Но пока по согласованию я еще от них не получил никаких новостей. Если будет дано согласование в Санкт-Петербурге, проведем в Санкт-Петербурге.

А.Х.: В других регионах пока никто не подавал подобные заявки, да?

А.К.: В других городах были желающие подать, но пока не дошло до этого.

А.Х.: Чего вы ждете от этого марша, в результате к чему должны прийти? И какие ваши действия будут впоследствии?

А.К.: Мы ждем много людей, в основном молодых, до 40 лет. Мы ждем общественного резонанса, привлечения внимания к этим проблемам. Мы ждем обсуждения этих проблем в обществе. Мы ждем того, что эти проблемы станут повесткой еще больше. Мы ждем, чтобы и в Госдуме зашла речь об этих проблемах, и на телевидении, чтобы общественное мнение постепенно сдвигалось в ту позицию, в которой это беспрецедентное ограничение свободы слово будет ненормальным, будет неадекватным. Мы хотим, чтобы люди видели, что не все с этим согласны, что люди готовы выражать свою гражданскую позицию. С моей точки зрения, вообще в любом государстве, тем более, в таком, как наше, существование любой альтернативной точки зрения, существование оппозиции — всегда положительное. Как я уже сказал, чтобы кто-то считался с гражданским обществом, оно должно пытаться заставить с собой считаться. И в то же время я считаю, что если бы вообще не проходило никаких акций, пускай даже скандальных акций протеста, мирного я имею в виду, то ситуация у нас была бы еще хуже в том плане, что если законодательная и исполнительная власть, государственные служащие не будут сталкиваться вообще ни с каким противодействием, то это еще больше развяжет им руки, а мы все знаем, чем это чревато. Очень любят люди, которые далеки от политических процессов, говорить, что этим ничего не изменишь, какой смысл в этих митингах. Но тот закон жизни, про который я сказал, очень важен. И любой человек может его проверить сам, приведя какой-то пример из своей жизни, начиная от малого и заканчивая какими-то процессами, более глобальными. Любой школьник может понять, что как только родители прекращают контролировать выполнение им домашней работы, ему тут же становится лень ее выполнять, его успеваемость падает в большинстве случаев. То же самое с сотрудниками в какой-то компании. Как только за сотрудниками становится меньше контроля, как только они понимают, что никто их не контролирует, они могут отдыхать вместо работы, они начинают больше отдыхать и т. д. Это такой закон жизни, который можно проверить в любой сфере. Тем более, в сфере государственного управления. Чиновники исполнительной власти, представители законодательной власти просто долгое время не сталкиваются с тем, что существует какое-то гражданское общество, которое может мирными путями на них надавить, создать какой-то общественный резонанс, как-то опустить их рейтинг. Не сталкиваясь с этим, мы уже попали в такую ситуацию, когда нас, гражданское общество, воспринимают как каких-то крепостных крестьян. Можно какие угодно принять законопроекты тысячами в год и т. п. Поэтому обязательно наладить этот диалог, хотя бы пускай он в одни ворота, но по мере налаживания диалога нужно создавать прецеденты, нужно проводить общественные кампании, мирные акции протеста, чтобы с нами начинали считаться.

А.Х.: Андрей, я благодарю вас за то, что вы вышли с нами на связь и рассказали нам об идее и о самом марше, спасибо.

Мэрия Москвы согласовала проведение шествия «За свободный интернет» 23 июля в центре города. Шествие пройдет с 14:00 от метро «Пушкинская» до проспекта Академика Сахарова. Заявленная численность участников — до 10 тысяч человек.

Надо сказать, что в ближайшее время Госдума может одобрить также и законопроект, который обязывает соцсети удалять так называемую недостоверную и противоправную информацию. Делать это придется по жалобам пользователей в течение 24 часов. Этот законопроект предусматривает штрафы до 50 миллионов рублей за несвоевременное удаление контента. Уже во втором чтении законопроект будет рассматриваться осенью. Никто не дает 100% уверенности, что законопроект дальше не пройдет и не будет принят.

Итак, марш «За свободный интернет». Несколько заявок отвергали, проведение подобного марша было невозможно. «Мэрия Москвы отказала партии ПАРНАС в проведении шествия „За свободный интернет“ 9 июля в центре Москвы. Об этом рассказал глава департамента региональной безопасности Владимир Черников.

Поводом для отказа стал указ президента Владимира Путина об особых мерах безопасности на время проведения Кубка конфедераций по футболу».

С нами на связи Эмиль Халиков, член партии «Парнас», один из организаторов шествия «За свободный интернет». Здравствуйте!

Эмиль Халиков: Здравствуйте.

А.Х.: Скажите, пожалуйста, почему партия «Парнас» решила поддержать этот марш «За свободный интернет»?

Э.Х.: Потому что творится беспредел. Мы всегда стараемся поддерживать те темы, в которых беспредел творится. Это одна из таких ситуаций.

А.Х.: Мы видим всевозможные протестные оппозиционные митинги, которые, к сожалению, в последнее время заканчиваются, прямо сказать, нехорошо. Идут задержания, затем вызывают участников акций в суды, кого-то отчисляют из университетов и т. д.

Э.Х.: Это не совсем так. Нужно понимать, что только один формат таких мероприятий приводит к плачевным последствиям. Все организованные нами мероприятия за прошедшие года 4 не привели ни к единому задержанию. Все мирные согласованные акции никогда не приводят к подобным вещам. К подобным вещами привели два мероприятия. Первое было 26 марта, его организовывал Алексей Навальный. И 12 июня также. Я никак не хочу кидать палки в сторону Алексея Навального, но, к сожалению, практика такова, что задерживают людей именно там. Причина проста — несогласованные мероприятия. У нас согласование есть, у нас задержаний не будет.

А.Х.: Хорошо. Из тех, кто планирует прийти на этот марш, нам сказали, что планируется до 10000 человек, — кто эти люди, почему действительно им важна тема свободы интернета?

Э.Х.: Я даже не могу сказать, кого мы рассчитываем увидеть. Потому что интернетом пользуется огромнейшее количество человек, если не десятки миллионов человек, то миллионы, как минимум. Миллионы человек пользуются социальными сетями, мессенджерами, пользуются сотовой связью. Соответственно, данные законопроекты, о которых вы уже говорили, а это закон Яровой, закон о регулировании мессенджеров, закон о досудебных блокировках сайтов, это уголовные дела, это вопиющий беспредел Роскомнадзора, он затрагивается действительно десятки миллионов человек. Мы понимаем, что не все они живут в Москве. Но, тем не менее, огромнейшее число людей будут затронуты данными проблемами и исключительно в Москве. По факту мы увидим не единообразную массу, это не будет, на наш взгляд, исключительно протестная публика, которая ходит с митинга на митинг, с марша на марш. Это будут новые люди, которых мы видели также на митинге против реновации, даже на трех или четырех митингах против реновации, по социальным вопросам. Некий формат экзитпола был проведен 14 числа на Академика Сахарова, когда пришло 20−25 тысяч человек. 49% было людей, которые никогда не были на оппозиционных и в принципе митингах в целом. Примерно такую же ситуацию мы увидим, я надеюсь, и 23 числа на Бульварном кольце.

А.Х.: Андрей Кузнецов говорит, что это будет некий выплеск в одни ворота. Вы ожидаете реального диалога со стороны правительства, администрации, тех людей, которым вы обращаете свои претензии?

Э.Х.: Хоть практика и подсказывает, что я не прав, у меня все еще положительные представления об адекватности власть имущих людей. Они сейчас посягают на одну из двух базовых ценностей россиян, на мой взгляд. Одна — интернет, вторая — холодильник. Сейчас они посягают на интернет, творят полный беспредел, клеймят террористом блогера, кстати, даже не одного блогера. Я говорю о Руслане Соколовском. Есть еще Вячеслав Мальцев, который несколько дней назад эмигрировал из России из-за подозрений в экстремизме. Такая же история, как и с Русланом Соколовским. Из этого следует, что власть не понимает, что она делает именно в данном случае. Поэтому я не берусь оценивать перспективы построения диалога с нами как с инициативной группой, которая выступает за защиту интернета, либо в принципе со всеми интернетом. Власть уже делает иллюзорные выпады в ту сторону, она собирает всякие советы блогеров, на которых одна или две девочки, которые купаются в чипсах или еще что-то делают, которые не выражают мнения, не выражают позиции пользователей интернета. Они уже строят иллюзии диалога, но мы понимаем, что это не так. Поэтому мы не можем говорить вам, пойдут ли они на диалог или дальше будут играть в свои игрушки. Но если они этого не сделают, собственно, сейчас как это выйдет — мы организовали один марш, мы организовали в Питере что-то наподобие митинга, который прошел 16 числа. Андрей вас, к сожалению, дезинформировал. Сейчас у нас еще рассматривается заявка в Тюмени. Нас поддержало 6−7 городов, которые провели одиночные или массовые пикеты. Это все выглядело децентрализовано и слабо организовано сверху. Если власть имущие ребята на диалог с нами не пойдут, то мы будем работать дальше. Здесь не получится такого, что мы вышли, а потом снова сели на свои ноутбуки. Нет, мы будем работать дальше. И в случае, если на наши требования власть либо сделает вид, что их не заметила, либо скажет просто нет, это уже сделал, кстати, Александр Жаров, который отказался комментировать Life.ru сам факт проведения такого марша, если власть имущие ребята ничего не сделают, увидев 10000 человек в центре Москвы, которые протестуют против их мракобесной политики, то мы будем играть в более организованную игру. Мы будем делать что-то похожее на организацию Алексея Навального. Мы договоримся с большим количеством городов, подадим соответствующие заявки на один день и проведем более массово организованное протестное движение. Это будут митинги, а не марши, как сейчас. И это будет что-то более серьезное, затронет большее количество человек и выйдет в более массовую историю.

А.Х.: И все-таки, есть ли у вас надежда на то, что хотя бы в этом вопросе мы повернем на демократические рельсы, так скажем?

Э.Х.: Мы уже прекрасно видели то, что власть сделала с гражданским обществом. Они его заперла в каморку, она клеймит абсолютно мирных людей уголовными делами, она кошмарит пытками во всяких отдаленных регионах России тех или иных людей. Она выступает в одиозном диктаторском формате против гражданского общества. И у меня нет иллюзий на тему того, что если власть захочет, она сделает то же самое с интернетом. Мы уже видим первые попытки их клешни на наших горлах. Абсолютно кристально себе видим ситуацию, в которой власть сделает то же самое, что она сделала с гражданским обществом, в интернете. Инструменты для этого у них есть.

А.Х.: Огромное спасибо, Эмиль, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, я прощаюсь с вами, всего доброго.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments