«Простые вещи» для «Ремонта мечты»: как помогают детям социально-реабилитационного центра в Селижарово

На время суда о лишении родительских прав дети из неблагополучных семей Тверской области живут в социально-реабилитационном центре — ветхом здании с осыпающейся штукатуркой. Благотворительный фонд «Простые вещи» решил привести помещение в порядок.
Эксперт: Евгения Кочергина-Товбейн — волонтер благотворительного фонда «Простые вещи»

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Вместе с планетой». У микрофона Мария Цыганова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «"Простые вещи» для «Ремонта мечты»: как помогают детям социально-реабилитационного центра в Селижарово". На этот раз в центре нашего внимания оказался фонд «Простые вещи». В ближайшие 30 минут мы узнаем, как именно он помогает детям, оставшимся без родителей, также узнаем другие подробности и, может быть, даже какие-то смежные проекты, которые есть у этого благотворительного фонда. Сегодня нашей собеседницей будет Евгения Кочергина-Товбейн, волонтер благотворительного фонда «Простые вещи». В ближайшее время она выйдет с нами на связь и расскажет о тех детях, которым нужна помощь, расскажет, что именно это за дети, как они попали в этот проект и где они находятся на данный момент, кто же их воспитывает. Насколько я знаю, благотворительный фонд уже не первый день помогает этому проекту, началась эта история довольно давно, но подробно мы узнаем у волонтера. Здравствуйте, Евгения.

Евгений Кочергина-Товбейн: Здравствуйте.

М.Ц: Давайте начнем по порядку. В чем суть проекта, кому вы хотите помочь и почему?

Е.К: У нас есть благотворительный фонд, он называется «Простые вещи», он появился в 2012 году, точнее в 2012 году была группа волонтеров под предводительством Нины Тимофеевой. Эта группа решила в какой-то момент помогать социально-реабилитационным центрам, не московским, так как, слава богу, в Москве хватает помощи. Больше всего мы помогаем Тверской и Костромской области. Помощь бывает самая разная. Для начала стоит сказать, что такое социально-реабилитационный центр. Детишки из сложных семей, их не сразу отправляют в детские дома, если у их родителей проблемы. Чаще всего идет суд о лишении родительских прав или наоборот, например, родителя отправляют в специальное учреждение, где проводят с ним какую-нибудь работу, дети в это время не должны оставаться одни. Их направляют в социально-реабилитационный центр, так называемый перевалочный пункт между семьей и детским домом. Варианты бывают разные, дети могут возвращаться обратно в семьи, если проблемы были решены, или направляться далее в детский дом. И срок нахождения детей тоже зависит от СРЦ, это от двух недель до нескольких лет.

М.Ц: Это не всегда дети, у которых совсем нет родителей, иногда родители есть, им просто нужен какой-то период на примирение, и дети в это время находятся в СРЦ. Расскажите, скольким центрам вы уже помогли и в каких регионах они находятся?

Е.К: У нас есть так называемые центры, в которых мы чаще всего помогаем, это центр в Селижарово, это центр в Благом. В Селижарово мы делали детскую площадку, в Благом тоже собираемся ее делать. Есть центры, например, дом малютки, это не СРЦ, но если в этой области есть дом, который может быть нам интересен, мы его тоже с удовольствием посещаем и стараемся каждые 3 месяца находить новый дом в той области, которую мы посещаем. Программы бывают разные. Изначально, когда мы только начинали как волонтеры, а не как профессиональный фонд, это были мастер-классы, которые помогали детям ориентироваться и общаться с людьми не только из своего окружения, но встречаться с другими людьми, где мы рассказывали о новых профессиях, о том, чем можно заниматься, когда ребенок вырастет. Мастер-классы были развлекательные, обучающие, самые разные. Когда мы стали более профессиональными, мы стараемся сотрудничать с организациями, которые помогают нам организовывать психологическую поддержку детей и улучшать, что мы делаем на Planeta.ru, это улучшать условия жизни детей, потому что данные условия, которые мы видим, они не настолько приятны, как хотелось бы видеть у детей.

М.Ц: Вы рассказали, что вы построили детскую площадку. Расскажите, много ли на это понадобилось времени, сколько человек пришлось задействовать, чтобы дать детям такую возможность отдыхать? Как все это происходило?

Е.К: Нам на самом деле, как мне кажется, очень повезло, мы достаточно быстро приняли решение делать площадку, но не быстро решили действовать. Мы боялись, что нас не поддержат, но люди оказались намного добрее, мы собрали буквально за пару месяцев все денежные средства, это около 250 тысяч рублей. Площадку мы оценивали так, чтобы была и цена, и качество, то есть мы не покупали первое попавшиеся, очень много наши коллеги помогали искать организацию, с которой мы сотрудничали по покупке детской площадки. Устанавливали мы ее пару дней, я, к сожалению, самое важное пропустила, но это было достаточно быстро. Человек было где-то 15 на самой установке. Людей нужно было меньше, но волонтеры безумно хотели участвовать и видеть свой результат работы. На самом деле, мне кажется, что это очень важно, потому что с одной стороны, объявляешь сбор денежных средств и люди перечисляют, но видеть тот результат, участвовать в нем для многих волонтеров тоже очень важно.

М.Ц: Действительно хорошо, когда есть желающие. Скажите пожалуйста, что есть сейчас в этой детской площадке? Чем ребенок может себя занять?

Е.К: Там на самом деле все достаточно просто. Там раньше ничего не было, там буквально стояли пеньки, какие-то очень старые сооружения, буквально на нескольких метрах, и детям особо заниматься было нечем. Сейчас там качели, горки, та стандартная, в хорошем смысле слова, площадка, которая помогает физически и эмоционально развиваться ребенку. Она яркая, она безопасная, она — сосредоточение встреч детей на улице.

М.Ц: Вы приезжали после этого? Видели этих детей? Как они отреагировали на такой подарок?

Е.К: Если честно, мне кажется, что мы до сих пор сами на этой площадке играем. Более того, мы приезжали зимой, и мне казалось, что зимой дети не так хотят выходить, они не настолько настроены. Оказалось, что я не права, дети всегда крайне мотивированы на общение, потому что, мне кажется, что из-за особенностей наших широт, нашей не всегда солнечной погоды это яркое пятно просто заставляет обращать на себя внимание. Есть подростки, например, они не так заинтересованы играть на детской площадке, когда тебе 16 лет. Они садятся рядом на качели, они смотрят на яркие цвета, они смотрят, как другие дети играют. Грубо говоря, эмоционально это достаточно положительно на них влияет.

М.Ц: Вы сказали, что есть и подростки, есть и маленькие дети. А скажите, какие возрастные категории в таких центрах обычно воспитываются?

Е.К: Совсем больших не бывает, совсем маленьких отдают в дома малютки. Чаще всего, в этих домах мы помогаем и привозим все необходимое и просто общаемся с малышами, тут немножко другие варианты, а вот в СРЦ дети находятся лет с 4, когда они могут говорить, и до совершеннолетия. Постоянно состав детский меняется, то есть, грубо говоря, в Селижарово мы ездили и могли видеть одного ребенка на протяжении полутора лет, но и могли его видеть только месяц. Именно поэтому мы стараемся создавать и хотим создать более домашнюю обстановку, потому что детей много, им постоянно приходится привыкать не только к преподавателям, но и друг к другу, они же разновозрастные, разнохарактерные. Мы стараемся настраивать между ними общение, потому что бывает, что дети ссорятся, ругаются, все как у людей. Особенно это проявляется у ребят более взрослых.

М.Ц: Насколько я понимаю, на данный момент вы решили затеять такой ремонт мечты, как это фигурирует на странице с информацией о проекте. Расскажите, что это за ремонт, что планируется привести в порядок?

Е.К: Планируется косметический ремонт, планируется поменять и восстановить электрику везде, где это возможно. И как я уже говорила, дети разные, дети меняются постоянно. И естественно, кроме того, что есть устаревание просто моральное и физическое от возраста строения, есть детишки, которые что-то пуляют в стены, что-то пытаются рисовать. И изначально сам ремонт здания был не очень хорошо сделан, поэтому есть падающая штукатурка, есть те вещи, когда ты заходишь и четко понимаешь, что дети в таком жить не должны. Поэтому мы меняем от технических условий, которые позволяют не перегорать лампочкам и не лишать детей света в нужный момент до внешнего, это приятный цвет стен, мы делаем потолок, мы делаем полы. Мы делаем все то, что позволяет ребенку находиться в лучших условиях.

М.Ц: Скажите, а какие помещения конкретно пойдут под ремонт в этом СРЦ?

Е.К: В первую очередь, это будут детские комнаты, коридоры и все помещения, в которых находятся дети. Мы пока не ремонтируем кухню, она достаточно в неплохом состояние, она позволяет выполнять свои основные функции, мы пока не беремся за крупную сантехнику, потому что это требует большего времени, поэтому это в основном те помещения, в которых детишки проводят постоянно время.

М.Ц: Опишите то, как вы видите идеальную комнату, которая должна получиться в итоге?

Е.К: Так как дети живут вместе, организовать, чтобы у каждого был свой цвет или своя собственная лампа, мы не можем. Там все-таки должно находиться большое количество детей, и всем должно быть приятно. Поэтому цвета будут пастельных оттенков. Мы сейчас подыскиваем достаточно мягкое освещение, чтобы у каждого ребенка было свое. Мебель у них практически полностью остается своя, может быть, что-то у нас получиться поменять, это закупка пледов и так далее. Это все, чтобы помещение было уютное. Есть желание сделать не совсем родной дом, потому что дети очень четко воспринимают свой дом вне зависимости от того, в каких условиях они росли. Все дети скучают по родителям, какие бы отношения у них ни были. Поэтому, наверное, делать, как дом, это желание есть, но я не уверена, что оно осуществимо в большом формате. А вот какое-то место, в котором аккуратно, удобно и комфортно находиться, мы очень хотим создать.

М.Ц: Вы только что сказали, что детки любого возраста, они все равно понимают, что их отняли от родителей, они все равно скучают по своим мамам и папам. И есть такое мнение, что когда дети живут с такой ношей, они становятся какими-то неконтактными. Пытаются избегать других людей. Правильное ли это мнение?

Е.К: Если оно существует, то оно для кого-то верное. Для меня и большинства наших волонтеров — это неверно. Первый раз, когда я ехала, было безумно страшно от того, что ребенок не захочет с тобой общаться, что ты не сможешь найти к нему подход, что в принципе беседа не удастся. И каждый волонтер, который сейчас с нами начинает ездить, я думаю, что все эти страхи нас объединяют. В итоге нам безумно везет с домами, в которые мы ездим, потому что дети очень контактные. Дети, оказавшиеся в ситуации без родителей, они не просто по ним скучают, они действительно чаще всего хотят и пытаются увидеть другой пример. И когда к ним приезжают волонтеры, мы приезжаем не просто вручить им шоколадку, сфотографироваться, выложить в интернет и рассказать, какие мы молодцы. Мы стараемся ездить в одни дома и постоянно, чтобы дети, которые оказываются там не на одну неделю, видели нас, общались и они интересовались чем-то у нас. Кто-то советуется по каким-то личным вопросам, кому-то нравится мальчик, кто-то влюбился. И приезжая, ты ожидаешь то мнение, которые вы озвучивали, что ребенок будет закрыт, что ребенок будет в себе, и ты будешь разговаривать сам с собой. Но на самом деле это не так. Дети очень интересуются тем, что происходит за стенами, дети рассказывают, что происходит у них. Истории бывают разные, иногда дети что-нибудь придумывают, это вообще свойственно возрасту, фантазируют, рассказывают, кем хотят стать. В принципе, мы для этого и делаем проект по профориентации, потому что в области дети видят очень маленький пример профессии, это продавец, это электрик, это водитель. В этом нет ничего плохого, но это очень узкий взгляд. Мы привозим людей, которые могут рассказать больше, которые могут протестировать детей на возможность увлечения другими вещами, и мы хотим, чтобы у них получалось выбирать профессию не из того узкого списка, который они видят, но из более обширных вариантов. Так что дети крайне общительны.

М.Ц: Вы сказали, что они довольно часто обращаются к вам за советами. Вот самый запоминающийся такой случай можете нам вспомнить?

Е.К: Мне говорила девочка, что она очень влюблена, что она хочет замуж, и показывала те свадебные платья, которые ей нравятся, она просила ей помочь выбрать свадебное платье. Это, может быть, самый запоминающийся и неожиданный случай, потому что мы привыкли думать, что дети постоянно в плохом состоянии. И действительно, у них большой стресс. Если начинать общение более глубоко, особенно со стороны психологии, то ты понимаешь, что у ребенка не так все радужно, как это выглядит в общении и на мастер-классе. Они все-таки сами очень стараются видеть что-то хорошее, мы стараемся это им показывать. И для меня то, что она хочет выйти замуж, выбор платьев, это такая очень женская тема, она была мне очень запоминающейся.

М.Ц: Кроме помощи, которую вы оказываете в плане постройки детской площадки или ремонта, я также знаю, что вы проводите праздники и мастер-классы. Расскажите об этих мероприятиях, что конкретно происходит, что вы делаете для детей и что это за мероприятия такие?

Е.К: Это новогодние спектакли, которые начинают готовить за несколько месяцев. Именно со спектаклей мы и начинали. Из мастер-классов — это мыловарение пользуется невероятной популярностью. Мне уже кажется, что каждый волонтер наварил не меньше килограмма мыла. Я думаю, что мы уже профессиональны в этом деле. Мы делаем свечи, мы делаем все, что можно делать руками. Мы вяжем, рисуем, лепим, но делаем это не в том формате, в котором делают это СРЦ. Мы привозим много разного материала, которого в центрах нет, и с помощью этого делаем какие-то поделки. Это все то, чем дети чаще всего могут пользоваться. Все то, что может потом оказаться полезным. Свечи, с одной стороны, самой полезной вещью не кажутся, зато в тот момент, когда дети общаются, когда дети их зажигают, появляется этот мягкий свет, это достаточно важный для них момент общения. Если это мыло, то это оказывается очень полезным, потому что кроме того, что они учатся делать что-то, чем потом можно заниматься, я имею в виду в коммерческом плане, когда уже подростки подрастают, это то, что можно дарить, в чем можно проявлять себя и так далее. Мы делаем для малышей рисунки пеной для бриться. Очень рекомендую, потому что это чистый мастер-класс, который легко убирается. И когда ты ставишь клей ПВА и пену для бритья, никто никогда не ожидает, что это. Учить сюрпризам, учить чему-то новому важно и для преподавателей СРЦ и детишек.

М.Ц: Позволю себе немного отвлечься и полюбопытствовать, а что это за техника рисования пеной для бритья?

Е.К: Это придумал наш координатор по праздничным мероприятиям, точнее, она не придумала, а нашла и вдохновила нас. Там берется пена для бритья, клей ПВА жидкий, смешивается 1 к 1 или даже пены чуть больше. Когда это все смешивается, появляется приятная пена с цветом на рисунке, обычно это просто трафареты, которые просто распечатаны из интернета. Дети наносят эту пену, можно наносить кисточкой, а можно руками. Пена не раскрашивается, как обычные краски, она за то время, когда ты ее наносишь, она поднимается и становится мягкой. Через час она подсыхает и получаются мягкие рисунки, как пастила. И цвета тоже получаются очень нежными. Хотя у нас был ребенок, который делал ядерный взрыв.

М.Ц: Я также знаю, что за помощь неравнодушных людей у вас предполагаются какие-то подарки. Что это за подарки?

Е.К: У нас есть прекрасная девушка, которая придумала рисунки для нашего фонда, как наш символ. У нас есть символ — рука. И это, грубо говоря, продолжение этой темы. Это жирафики, мы делаем стаканы, термосы для пожертвовавших 4 тысячи рублей. Это блокноты, это еще мыло, это все то, что является совместным творчеством. Есть еще рисунки, которые делают дети. Например, у меня на комоде стоят рисунки детей как приятное напоминание о том, что мы делаем и зачем мы это делаем.

М.Ц: Расскажите, сколько уже удалось собрать на ремонт СРЦ? И сколько еще необходимо?

Е.К: Я вам сейчас прямо точную сумму озвучу, потому что она меняется каждые несколько часов. Сейчас собрано 345550 рублей. Куплено 130 акций, то есть 130 человек получат самые разные призы. И общая сумма к сбору у нас 400 тысяч рублей. Осталось 19 дней, чуть меньше 55 тысяч. Если честно, я смотрю сейчас на эту цифру и улыбаюсь с огромным удовольствием. Большое спасибо всем, кто в этом участвует, помогает нам.

М.Ц: Осталось еще немного, надо просто собраться всем миром и обратить внимание на проект. А у вас есть уже какие-нибудь планы на будущее?

Е.К: У нас есть еще несколько домов, которые нуждаются в похожей помощи. И я думаю, что для Селижарово мы не закончим делать. В ближайшее время, в августе у нас будет день города в Благом, в котором мы участвуем. Мы будем также собирать денежные средства для площадки в Благом, рассказывать о нас, устраивать мастер-классы. Надеемся, что будем даже танцевать, если все получится. У фонда есть огромное желание поддержать все те дома и распределительные центры, в которые мы ездим. Поддержать в зависимости от необходимости, то есть нет желания построить 50 площадок или сделать 20 ремонтов. У каждого дома есть бытовые потребности, которые, может, не очень красиво выглядят в просьбах, но являются для них очень важными. Все дома, которым мы сейчас помогаем, мы будем продолжать делать именно то, что важно для них. Мы собираемся еще увеличивать количество домов, которым помогаем. И у нас есть проект, он называется «Добрый букет», где 20% от стоимости букета идут в наш фонд. Сейчас они идут непосредственно на ремонт, а далее просто поступают к нам со свободным назначением. Может быть, даже попробуем создать полезное интернет-приложение, но это в будущем.

М.Ц: Если кто-то хочет помочь, материальной возможности нет, но он хочет лично помочь, куда ему обратиться, как вас найти и, может быть, есть возможность присоединиться к числу волонтеров этого фонда?

Е.К: Мы всегда очень рады волонтерам. Это ошибочное мнение, что фонду требуются только деньги, и если у вас их нет, то можно с нами не общаться. Это неправда. Можно открыть Google, там ввести «благотворительный фонд „Простые вещи“», у нас прекрасный розовый сайт, вы нас ни с кем не перепутаете. В нем можно узнать, что мы делаем, посмотреть фотографии, увидеть реквизиты. Там есть вкладка «Присоединиться», там указаны наши паблики в социальных сетях, и мы очень рады волонтерам, готовым с нами ездить. Мы всегда рады всем. Мы очень рады людям, которые могут помочь нам идеями и их воплощением в плане работы с детьми, функционала и так далее. Во всех социальных сетях можно просто писать, что хотите с нами ездить, хотите ремонтировать и так далее.

М.Ц: Большое вам спасибо за то, что поучаствовали в нашей программе. Мы желаем вам удачи и искренне верим, что в ближайшее время вам удастся собрать нужную сумму и помочь этим детям.

Е.К: Вам спасибо за то, что дали возможность рассказать о нас. До свидания.

М.Ц: До свидания.

Это программа «Вместе с планетой». У микрофона для вас работала Мария Цыганова. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments