Новости Карелии: завершение дела о трагедии на Сямозере, протестные акции и расследование о пытках в колониях

Новости региона словами местных журналистов.
Эксперт: Глеб Яровой — журналист «Межрегионального интернет-журнала 7х7», Республика Карелия.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, это программа «РегиOn-line», у микрофона Александра Хворостова. Сегодня мы узнаем о последних новостях Петрозаводска и Республики Карелия. Поговорим об огромном количестве всевозможных протестных митингах, поговорим по поводу увольнения директора местного лицея Галины Васильевой и ареста историка Юрия Дмитриева. Узнаем о завершении расследования по делу гибели детей на Сямозере, а также об интересном расследовании журналиста Сергея Маркелова о пытках в карельских колониях. Обо всем этом поговорим с журналистом «Межрегионального интернет-журнала 7×7», Республика Карелия, Глебом Яровым.

Глеб, здравствуйте! Давайте поговорим о большом количестве в последнее время митингах и всевозможных акциях протеста, об аресте историка Юрия Дмитриева и об увольнении директора лицея номер 13 Галины Васильевой. Если говорить о деле Дмитриева, что за дело? Почему арестовали? И как обстоят дела сейчас?

Глеб Яровой: Я постараюсь коротко. Хотя это очень сложно. Юрий Дмитриев в последнее время, благодаря СМИ, стал фактически федеральной персоной, медийной. Хотя находится в СИЗО. Лет 30 до этого он медийной персоной не был, спокойно занимался исследованием репрессий сталинского периода и протоколированием жертв этих репрессий. Он был одним из тех, кто основал в Карелии два мемориала жертвам политических репрессий, расстрелянных в Карелии. Сандармох — теперь очень известное место в Карелии, это международный мемориал жертвам большого террора 1937−38 годов. Работал в архивах КГБ и ФСБ, занимаясь поиском фамилий, имен людей репрессированных, расстрелянных в Карелии, протоколируя и издавая книги об этом. Это огромные кирпичи на 1000 страниц. Вот этим он занимался на протяжении трех десятков лет, скажем так. В последние годы те события, которые происходят вокруг международного мемориала Сандармох, показывают, как минимум, неоднозначность отношения наших властей к вопросу о репрессиях, о том, что происходило в 1930-е годы. Как мы это должны представлять. Должны ли мы это транслировать, должны ли мы это рассказывать людям? Мемориал был открыт в 1997 году. В этом году он будет праздновать двадцатилетие. И на протяжении 18 лет, до 2015 года, все мероприятия, которые проходили пятого августа в Сандармохе, они действительно носили международный характер. В этом участвовали власти России, Карелии, муниципалитетов, были делегации из разных стран. Их все просто не перечислить. От Украины до Западной Европы. С 2015 года начинаются события, которые показывают постепенный поворот властей от Сандармоха. Уже в прошлом году не было ни одной официальной делегации. В этом году, судя по всему, будет такая же ситуация. И усугубляется все это тем, что в прошлом году на Юрия Дмитриева, на одного из главных создателей этого мемориала, было заведено уголовное дело.

А.Х.: И в чем его обвиняют?

Г. Я.: Его обвиняют в изготовлении порнографии с участием несовершеннолетних. Юрий Дмитриев — детдомовец когда-то в прошлом. Несколько лет назад удочерил из детского дома девочку. При этом у него двое взрослых детей. Он, как детдомовец посчитал, что просто обязан такой вклад внести в развитие общества, скажем так. Девочка была очень слабенькая здоровьем. И что дела Дмитриев, он фотографировал ее на протяжении нескольких лет, по-моему до 2014−15 года, потом перестал.

А.Х.: Фотографировал в каком виде? Просто фотографировал?

Г. Я.: Фотографировал в обнаженном виде, конечно. От этого, собственно, все проблемы. Он называл это дневником здоровья и считал, что должен это протоколировать, в том числе для органов опеки, как происходит физическое развитие ослабленного больного ребенка. Когда она достаточно окрепла, он перестал это делать. Каким-то образом до органов следствия была донесена эта информация. Кто-то донес. На него завели дело, и сейчас его судят. Вся прогрессивная общественность поддерживает Юрия Дмитриева всеми возможными способами. Это касается и общества «Мемориал», региональное отделение которого он возглавляет. Это различные правозащитники, журналисты, православные священники, западные диаспоры, всех не перечислить.

А.Х.: Насколько я знаю, медийные личности тоже его поддерживают.

Г. Я.: Да, совершенно верно. И медийные, и творческие, и представители шоу-бизнеса. Еще раз говорю, всех просто не перечислить. Все считают, что это своего рода подстава, совершенно… практически святого человека.

А.Х.: Искажение фактов.

Г. Я.: В общем-то да. То, что он запротоколировал — нужно понимать, что он очень скрупулезный человек. Тридцать лет человек выкапывает кости, опознает людей. Делает перезахоронение, протоколирует, сидит с этими черепами. Он очень скрупулезный и очень, кстати, закрытый человек для широкой публики. Все, кто его знают, все, кто с ним когда-либо сотрудничал, считают, что-то, в чем его обвиняют, этого быть не может. Вся поддержка направлена на то, чтобы он, будучи в СИЗО, понимал, что у него большая поддержка, что все о нем помнят. И в этом суть всех акций, которые, в том числе и в Петрозаводске, проходят. Пикет в поддержку Дмитриева был направлен на то, чтобы одновременно показать людям, что нынешняя власть неправильно относится к вопросу репрессий, что поворот такой происходит. С точки зрения большинства правозащитников это совершенно неверно. С точки зрения большинства журналистов это тоже совершенно неверно. Есть достаточно людей, которые эти тенденции чувствуют и выходят протестовать. Если мы говорим о пикете в Петрозаводске, там были совершенно разные люди, лозунги. От защиты Дмитриева до протестов против современных политических репрессий. Против того, что у нас в стране есть политзаключенные, против того, как сегодня пытаются обелить некоторые события советского времени, репрессий. Как-то так.

А.Х.: У меня два вопроса. Был ли какой-то отклик со стороны администрации области, города, судьи, тех людей, которые непосредственно связаны с этим делом? И что сейчас происходит в суде по делу Юрия Дмитриева?

Г. Я.: Да нет, нет никакого отклика. Слава богу, пикет разрешили в центре города. Это уже неплохо. От суда никто не ждет никаких реакций, они не нужны. Он должен руководствоваться тем, что слышит судья, а не тем, что на улицах происходит. И я надеюсь, что именно так судья и будет судить. В суде сейчас заканчиваются выступления свидетелей со стороны защиты. Обвинение свои слова сказало. Были представлены экспертизы. На взгляд экспертов, которые делали рецензии на эти экспертизы, со стороны защиты совершенно некомпетентные. Это в двух словах не расскажешь. Действительно, из того, что я видел, слышал и из того, что мы делали на «7×7». Те экспертизы, которые были сделаны следствием, как обычно в таких резонансных случаях оказываются на поверку, если не просто фейками, то понятно, что направленными на то, чтобы «утопить» человека. Это то, как работает наша следственная система, к сожалению. Не на поиск истины, не на объективность, а именно на то, чтобы человека «утопить». Все для этого было сделано следствием. Сейчас защитой делается все, чтобы максимально нивелировать этот эффект от этих рецензий, которые были сделаны. Со стороны защиты действительно шедевральные эксперты выступают. Самые именитые сексологи, представители из области искусствоведения, в том числе из «Эрмитажа». Они все опровергают те выводы, которые были в экспертизах следствия. Следствие сказало, что это порнография. Все, что говорят эксперты со стороны защиты — нет, это не порнография.

А.Х.: Адвокат Юрия Дмитриева давал комментарии?

Г. Я.: Адвокат давал комментарий. Мы с ним довольно часто общались. Я себе позволю не говорить то, что он в кулуарах говорит о судебном процессе. Я боюсь, что это может навредить, честно говоря.

А.Х.: Хорошо.

Г. Я.: Официальный комментарий заключается в том, что вот эксперты, они говорят, что думают, они говорят, что все экспертизы сделаны неверно, мягко говоря.

А.Х.: Посмотрим, что будет дальше. Следующее судебное заседание на какое число назначено?

Г. Я.: Сейчас, по-моему, будет некоторый перерыв. Знаю, что будет заседание пятого августа. И потом до конца августа, защита надеется, что судебный процесс будет завершен, поскольку свидетели почти все опрошенные. Осталось дать слово Дмитриеву. Прения будут 22 августа. И, по-моему, 28 августа или в начале сентября будет решение суда.

А.Х.: Суд проходит в открытом режиме или нет?

Г. Я.: Нет, конечно, в закрытом. Никого не пускают. Изначально так было сделано. Поэтому информации с процесса, она минимальная. Только от адвоката и экспертов, которые выступают.

А.Х.: Посмотрим, чем дело завершится.

Давайте тогда поговорим об еще одной акции протеста. В данном случае об увольнении директора лицея № 13 Галины Васильевой. Знаю, что те люди, которые были на акции, создали и разместили петицию «Аннулировать решение об увольнении директора МОУ Лицей № 13 Петрозаводска Г. В. Васильевой». Можно также интересно и коротко рассказать об этом деле?

Г. Я.: Здесь будет короче гораздо, потому что уголовного дела нет. Галина Васильева — один из старейших работников системы образования. Она возглавляет 13-ый лицей петрозаводский на протяжении тридцати с чем-то лет. В общем-то, все эти годы к ней не было никаких претензий со стороны администрации, то есть учредителя. Во всяком случае публичных. Ни со стороны родителей, педагогического коллектива, бывших учеников и так далее. И вот внезапно сити-менеджер Петрозаводска, госпожа Мирошник, принимает решение. Это был последний день, когда в лицее выдавались аттестаты, был выпускной вечер. В этот день Галине Васильевой доставили приказ об увольнении. Учредитель имеет на это право. Вся подоплека заключается просто в том, что Галина Васильева — давний член КПРФ. Подозреваю, что еще со времен Советского Союза, КПСС. Она стала единственным муниципальным депутатом, который в прошлом году на выборах выиграла в одномандатном округе у единороссов. У нее очень четкая и порой жесткая позиция по отношению к тому то, что происходит в городе и к тем решениям, которые принимает действующая власть. Она это говорит открыто, в отличие от других ее коллег-коммунистов. И по ее же словам, ей было неоднократно сказано о том, что нужно эту позицию смягчить. Иначе могут быть определенные последствия.

А.Х.: И вот они, последствия.

Г. Я.: Да. Конечно, формально учредитель имеет право разорвать договор с работником.

А.Х.: Нарушения трудового кодекса здесь нет никакого.

Г. Я.: Не факт, что никакого. Потому что законы немного сложнее. Я сам недавно прошелся через судебный процесс с работодателем. С университетом, в котором я работаю. И на самом деле, скажем так, очень много нюансов, подводных камней. Когда учредитель принимает решение о том, что он разрывает контракт, это должно быть как-то объяснено. Это не было объяснено никак. Это должны быть какие-то взыскания, какое-то недовольство. Должны быть факторы. Захотел- разорвал, захотел обратно, собрал. Так не может быть даже по нашим законам. И поэтому Галина Васильева пошла в суд. И уже скоро состоится первое заседание. Она будет оспаривать это решение. И на самом деле очень много людей ее поддерживают. Не только коллектив лицея, родители, ученики, бывшие ученики. В общем-то и более широкие массы. Потому что нужно понимать предысторию с сити-менеджером. У нас был мэр. Нормальный мэр здорового человека. А теперь у нас сити-менеджер курильщик. Нормального мэра убрали. Депутаты поставили своего человека, который с точки зрения очень многих людей, принимает совершенно неправильные решения и не понятно, в чью пользу она это делает. Поэтому Галину Васильеву поддерживают многие, в том числе и я. Надо думать, что этот процесс будет интересным, вряд ли быстрым.

А.Х.: Будем следить за новостями. Возможно, с вами свяжемся через какое-то время и вы нам расскажете уже об итогах.

А кто сегодня назначен директором лицея?

Г. Я.: На сколько я понимаю, там формально исполняющий обязанности кто-то из завучей, которая в том числе подписывала петицию, чтобы оставить Галину Васильеву. Сейчас межсезонье, это не принципиальный момент, хотя подготовка к Первому сентября тоже важна.

А.Х.: Конечно. Времени-то осталось.

Напомню, что мы общаемся с журналистом «Межрегионального интернет-журнала 7×7», Республика Карелия, Глебом Яровым.

Глеб, у вас достаточно интересная и большая была статья с названием «Нас перестали держать за скотину». Идет расследование, рассказ о пытках в карельских колониях. Если не вдаваться в подробности, с кем общался журналист? Что удалось выяснить в течение интервью?

Г. Я.: Если постараться коротко. К нам в Карелию после всех событий, связанных с Эльдаром Даденым, с тем, что вскрылись многочисленные факты пыток, конечно, было приковано очень большое внимание. И совет по правам человека приезжал, правда их в колонию не пустили. Журналисты приезжают. Вот такой десант в конце апреля, десант журналистов, семь или восемь человек, высадился в Петрозаводске. Мы с ними поехали в Сегежу. Мы искали контакты людей, с которыми можно пообщаться, кто связан как-то с зоной. Кто мог бы подтвердить или опровергнуть факты насилия и вообще рассказать, как колония влияет на человека. У нас много текстов по этому поводу. Разные журналисты выбирали разные ракурсы. И то, что Сергей сделал, там скорее акцент на том, как сложно заключенным в колонии получать какую-то информацию, как сложно им коммуницировать с внешним миром, как сложно заявить о пытках. И о том, как эту ситуацию видят сами заключенные, бывшие заключенные. То есть это такой материал вокруг колонии и вокруг жизни. Потому что на мой вкус, факт того, что есть пытки, совершенно жестокое, нечеловеческое обращение с людьми, в первую очередь в карельских колониях, он не подлежит обсуждению. Движение «За права человека» протоколирует все эти факты. У них есть целый сайт, называется «Территория пыток». Они посылают адвокатов систематически в карельские колонии. И в общем-то там есть и видео, свидетельства и показания. Бывшие рассказывают, что да, это так и было. Бывали времена и получше, когда приезжал Ходорковский. Тогда было потише. Но потом все возвращается на круги своя, и снова начинаются пытки. Не только физические, но и моральные. И эта история одна из многих. История о том, как живут люди в колонии, вокруг колонии. Это не рассказать словами, это нужно читать, слушать аудиозаписи, смотреть видео. Это очень эмоциональная тема, но это одна из тех тем, которой должны интересоваться все нормальные люди. Знать то, что происходит рядом с тобой, от чего ты не должен зарекаться. Рекомендую за этой темой следить.

А.Х.: И завершающая тема нашей программы. Как завершилось расследование дела о гибели детей на Сямозере. Трагедия, произошедшая в том году. Все прекрасно помнят эту ошеломляющую новость, трагическую новость о том, что в прошлом году сотрудники парка-отеля «Сямозеро» вывезли группу детей в поход на лодках несмотря на штормовое предупреждение. Когда начался шторм несколько лодок перевернулось, погибло 14 детей. В течение года рассматривали дело. К какому заключению пришли?

Г. Я.: По моей информации пока никакого окончательно решения нет. Есть несколько обвиняемых проходящих по этому делу, это факт. Там два сотрудника отеля, директор, заместитель директора, которые и организовывали этот поход. Среди обвиняемых есть инструктор, фактически пионервожатый, который проходил практику в этом отеле и вынужден был сопровождать этих детей, сам чуть не утонул. Теперь его судят за то, что он мол плохо старался, в спасении, видимо. Есть фельдшер больницы, которая не приняла звонок ребенка. По ней суд уже завершился. Ее признали виновной. Но там очень хитрая ситуация. Ей дали, если я не ошибаюсь, три с половиной или четыре года колонии общего режима, но с отсрочкой наказания потому что у нее несовершеннолетний ребенок. И все свелось к тому, что когда ребенок станет совершеннолетним, это наказание с нее будет снято. Как бы наказали, но дали понять, что не ее главная вина. Такое соломоново решение. Есть еще два человека из карельского Роспотребнадзора, которые проверяли лагерь. Хотя было очень много информации о том, что там творится беспредел. И которые не запретили его работу. Что и привело к трагедии. Завершено только дело в отношении фельдшера. В отношении всех остальных продолжается судебный процесс. Еще даже судебные заседания не начались. Мы все-таки надеемся, что справедливость восторжествует. В том смысле, что этого бедного вожатого-инструктора все-таки не осудят. Любому нормальному человеку понятно, что это не его вина, что его туда отправили сопровождать детей. В первую очередь будут судить тех, кто непосредственно это организовал, кто владел этим лагерем. Интересная была история, что на суд по фельдшеру приезжали родители, в частности папа того мальчика, который дозвонился. Он сказал, что давайте не будем судить невиновных. Фельдшер здесь не при чем. Эта дурацкая система «911», которая не работает, которая отправила вызов не к спасателям, а на дежурный телефон районной больницы, находящейся в другом районе. Женщина сидела за несколько десятков километров от трагедии и понять ничего не могла. Это была его позиция. Давайте-ка лучше судить тех, кто эту систему, раздолбайскую совершенно, настраивал или не настраивал. Мы в ожидании суда над всеми остальными. Пока ничего не понятно. Есть надежда на то, что Валерия, вожатого, не будут судить и считать виновным в этой ситуации.

А.Х.: Глеб, огромное вам спасибо за то, что нашли время и вышли с нами в прямой эфир и рассказали о новостях Карелии.

Г. Я.: Всегда готов. Очень приятно.

А.Х.: До свидания.

Г. Я.: Всего доброго.

А.Х.: Напомню, что с нами на связи был журналист «Межрегионального интернет-журнала 7×7», Республика Карелия, Глеб Яровой. У микрофона для вас работала Александра Хворостова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments