Трагедия с автобусом в Татарстане: как снизить число смертельных ДТП на дорогах страны?

Эксперты: Евгений Семёнов— корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане»;Валерий Алексеев-вице-президент Некоммерческой организации «Российский автотранспортный союз»;Сергей Попов-координатор Межрегиональной общественной организации «Союз пассажиров»;Борис Лоран — президент Некоммерческого партнерства «Развитие автовокзалов страны», президент Некоммерческого партнерства «Единая Транспортная Система Российские автобусные линии Страны»;Марсель Габдрахманов-координатор Татарстанского отделения ЛДПР.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

Поговорим мы о трагедии с автобусом в Татарстане — как снизить число смертельных ДТП на дорогах страны? Напомню, что авария в Татарстане произошла ночью, 2 июля в Заинском районе произошло столкновение пассажирского автобуса и грузового автомобиля. Автобус следовал по маршруту «Самара — Ижевск». По некоторым данным, трагедия унесла жизни 13 человек. По данным Минздрава, в аварии пострадали 28 человек, 13 погибли, 12 были доставлены в больницы, трое находятся на амбулаторном лечении. Надеюсь, чуть более ясную картину о том, что произошло 2 июля, мы получим от нашего эксперта. У нас на связи Евгений Семенов, корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане». Здравствуйте!

Евгений Семенов: Здравствуйте.

А.Х.: Расскажите нам, пожалуйста, о ночной трагедии 2 июля в Заинском районе Татарстана. Что на сегодняшний момент известно? Может, какие-то уточняющие данные?

Е.С.: Сегодня СК уточнил, что в этой аварии погибли 14 человек, окончательно уже известно. Из них 4 детей — 3 подростков от 15 до 17 лет и ребенок годовалого возраста. Изначально сообщалось, что было две погибших ребенка. А сегодня днем пришли уже уточняющие данные.

А.Х.: Как все происходило, где? Какова могла быть причина столкновений?

Е.С.: Что касается причин, у следствия несколько версий. Для начала скажу, что произошло. Это было в 9 километрах от татарстанского города Заинск. Это небольшой провинциальный город на трассе «Набережные челны — Елабуга». Автобус следовал по направлению «Самара — Ижевск». Там было много жителей соседних регионов, не только Татарстана. Существует несколько версий, почему это произошло. Изначально якобы водителя автобуса ослепил свет фар встречного автомобиля, из-за чего он врезался в грузовик, который буксировал КАМАЗ. А по другой версии как раз этот буксируемый КАМАЗ шел без габаритных огней. Трасса была не освещена совсем. И этот автомобиль водитель автобуса увидел лишь в последний момент, ничего не смог предпринять, ни затормозить, ни вырулить. И произошло столкновение. И третья версия, что из-за усталости водитель автобуса просто уснул за рулем. Никакой из этих версий пока не отдается предпочтения.

А.Х.: То есть версия, что устал и уснул за рулем, пока не отметается?

Е.С.: Не отметается, она существует, ее рассматривают сейчас. Именно для этого с водителем сейчас проводятся следственные действия.

А.Х.: Это пассажирский автобус, не тот, который совершает дальние переводки?

Е.С.: Да, это междугородний автобус, он перевозил пассажиров по заранее продуманному маршруту. Единственное — выжившие пассажиры утверждают, что по пути он подсаживал попутчика.

А.Х.: Такое часто бывает. А по состоянию тот отрезок дороги удовлетворительный? Списать на то, что была плохая дорога, можно каким-то образом? Или эта версия сразу отметается?

Е.С.: В данный момент уже есть много фото с места аварии, там видно, что участок трассы прямой, состояние дороги там не сказать, что идеальное, но хорошее. Выбоин, ям или колеи просто нет, что могло бы привести к аварии. Скорее всего, дорожная версия отметается. Она даже не озвучивается следователями.

А.Х.: И вопрос насчет освещенности той самой дороги — вы говорили, что одна из версий — что дорога была мало освещена, и ослепило фарами водителя автобуса. Действительно ли там темно?

Е.С.: Даже не мало освещена, а совсем не освещена. Никаких фонарей там нет и населенных пунктов рядом нет. По одну сторону там поле и лес, а по другую — дачные домики, свет от них просто не доходит до трассы. Не было там освещенности никакой.

А.Х.: В рамках расследования дела об этой катастрофе задержан и генеральный директор «Евразийской корпорации автовокзалов». СК какие-то уточняющие моменты дает по этому поводу?

Е.С.: Пока даже не сообщалось, какую меру пресечения избрали. Дело в том, что офис корпорации находится в Самаре, там происходило задержание. Известно лишь, что ее доставили в Заинск, насколько мне известно, Оксана Никитина зовут генерального директора. И именно в Заинске, в заинском суде будут избирать ей меру пресечения.

А.Х.: Может быть, комментарии тех, кто выжил, удалось получить?

Е.С.: Да. В данный момент уже некоторые пообщались с местной прессой и жителями, кто выжил в аварии. Они подтвердили, что водитель подсаживал по пути других людей, попутчиков. Единственный момент — это все произошло ночью, после 12 часов. В это время все спали в автобусе. Единственное, что рассказывают очевидцы, — что они спали, а очнулись уже на асфальте, все кругом горело, были крики, были страшно, у всех была паника. Никто из них не смог установить детали произошедшего. Это тяжело сделать и эмоционально, и из-за того, что все спали.

А.Х.: Не могу не спросить вас, мы сегодня говорим о том, каким образом предотвратить подобные катастрофы. Один из тех людей, кто выразил свое мнение по данному поводу, был Владимир Вольфович Жириновский. Он сказал, что в стране надо в принципе запрещать ночные перевозки. Как вам кажется, такая мера была бы удовлетворительна и снизила бы тенденцию подобных сообщений о смертельных катастрофах?

Е.С.: Как ни странно, я в этом случае полностью согласен с Владимиром Жириновским, который выразил это мнение. Тут даже сложно что-то добавить. Я могу даже согласиться с той версией, что водитель действительно был ослеплен светом фар. И сам водитель с более чем 10-летним стажем. Я понимаю, что такое могло быть, и тяжело с этим справиться. Наверное, Владимир Вольфович прав.

А.Х.: Огромное спасибо, Евгений, что рассказали об этой трагедии.

Мы продолжаем. У нас на связи Валерий Алексеев, вице-президент Некоммерческой организации «Российский автотранспортный союз». Здравствуйте!

Валерий Алексеев: Добрый день.

А.Х.: Наверняка вам известны некие уточняющие моменты о той трагедии в Татарстане, в которой погибли 14 человек. Дорога идеально ровная, но не освещена. Одна из версий — водитель автобуса был ослеплен фарами проезжающего по другой стороне грузовика. Как вам кажется, предложение Владимира Вольфовича о том, чтобы отказаться от ночных перевозок, имеет место? Действительно ли это может предотвратить подобные смертельные ДТП?

В.А.: Предложение связано с тем, чтобы прекратить все такие перевозки. Если таких перевозок не будет, то и никаких аварий не будет с автобусами. Поэтому если рассматривать методом доказательства от противного, то это самый крайний случай, при котором аварий не будет. Но автомобильный транспорт и перевозки автобусами существуют для того, чтобы оказывать услуги пассажирам. Пассажиры, я думаю, имеют желание перемещаться в то время по дорогам, когда им удобно. А удобно нам с вами перемещаться в то время, когда мы не заняты работой. Это ночь. В основном перевозки ночью и осуществляются.

А.Х.: И ночью не так загружены дороги.

В.А.: Трафика на дорогах меньше, да. Но есть несколько факторов, которые, конечно, увеличивают аварийность. Это сниженная видимость на дорогах, которую можно повысить установкой освещения на автомобильных трассах, и мы видим, когда такое освещение есть. Если мы даже едем на легковом автомобиле, нам гораздо проще управлять транспортным средством и чувствовать себя более комфортно за рулем и принимать адекватные решения по управлению транспортным средством. Это один момент. Второй момент, что могли ослепить со встречной полосы. Но там очень большое расстояние, там разделительный газон больших размеров. Дорога 1 категории. Поэтому, честно говоря, я не думаю, что было ослепление. Если бы препятствовать ослеплению, то, например, в Германии сделаны разделительные шторки, которые направлены, чтоб ветер пропускали, а фары встречные не ослепляли водителя. Тоже можно такие меры безопасности предусмотреть. Сейчас Госдума создала экспертный совет под председательством заместителя председателя Госдумы Жукова. Этот проект называется «Безопасные дороги». Я думаю, надо поднять вопрос именно о соблюдении при строительстве таких критериев, которые позволят сделать разделительные барьеры и противоослепительные заградительные щиты для таких трасс. Я думаю, это будет помогать соблюдать безопасность движения.

А то, что ночью нельзя выполнять, — временные условия, зимой темнеет раньше, летом позже, тоже трудно предусмотреть. А некоторые регионы крайнего Севера, где вообще полярная ночь. Поэтому я думаю, что нужно предпринять усилия по тому, чтобы обеспечить наши дороги соблюдением безопасной перевозки. И в том числе, конечно, следить за водителями, чтобы они отдыхали перед рейсом, чтобы в перевозках пассажиров не участвовали водители, у которых хронический сон наступает после 12 часов. Раньше была норма, установленная в РФ, что после 24 часов нельзя было выполнять перевозки пассажиров. Масса сейчас и технических средств, которые могут предусмотреть возможность определения усталости водителя. Надо просто этим всем заниматься в комплексе.

А.Х.: Кому необходимо поднять вопрос, заняться?

В.А.: У нас два ведомства. За перевозки и за обеспечение безопасности перевозок отвечает Минтранс, который нормативные правовые акты разрабатывает. И второе — за безопасность движения отвечает у нас МВД. Минтранс обеспечивает дорожное строительство, а МВД контролирует, каким образом все это соблюдается.

А.Х.: По состоянию дорог в данном случае не возникло никаких вопросов. По состоянию автобуса тоже вроде бы не возникало вопросов. Говорят, что водитель был нормальный. Единственное — говорят, что забирали людей на трассе ночью. И была такая версия, что не надо подбирать ночью дополнительных пассажиров. Это каким-то образом может предотвратить подобные массовые трагедии?

В.А.: У нас, к сожалению, это нарушение со стороны водителей, когда они подбирают пассажиров на трассе, потому что у нас все регулярные автобусные перевозки, это касается только регулярных, потому что заказные по заказу выполняются, когда от места до места едет пассажир, он на трассе не может договор заключить, а все регулярные перевозки осуществляются между остановочными пунктами. Остановочные пункты должны быть внесены в реестр остановочных пунктов. И одно из условий — это соблюдение безопасности пассажира. А если уж водитель где-то собирает, он нарушает, если это межрегиональная перевозка, и закон РФ о транспортной безопасности, грозит им вплоть до уголовной ответственность. И не соблюдает правила перевозки пассажиров. Закон 220 тоже не соблюдается. Здесь нарушение, с которым надо разбираться, очень серьезное. У нас просто все привыкли так работать. Поэтому, к сожалению, все происходит таким образом.

Судя по информации, я, честно говоря, не уверен в вине водителя, который выполнял перевозку. Судя по тому, как произошла авария, по ширине проезжей части, по тому, что дорога 1 категории, что это столкновение в попутном направлении, что он задел транспортное средство, которое на жесткой сцепке передвигалось, то у меня сомнения, то транспортное средство, которое он задел, по прямой линии не двигалось. Из-за этого, я думаю, все произошло. Но это мое личное мнение. Просто есть некоторые случаи, которые выходят из рамок нормы при движении. Это может в любой момент случиться. А мы будем разбираться, захотим все запретить именно из-за того случая, который каким-то образом не укладывается в движение.

А.Х.: А есть ли случаи в мировой практике запрета междугородних автобусных рейсов?

В.А.: Запрет у нас такой был в Советском Союзе.

А.Х.: Насколько это снижало аварийность?

В.А.: Тогда был трафик совсем другой. Трудно определить. За рубежом это не запрещено. Я думаю, что нужно добиваться выполнения безопасной перевозки. Исполнение того законодательства, которое у нас есть.

А.Х.: И требовать с директоров компаний перевозчиков исполнения федерального закона.

В.А.: Ну, директора-то исполняют. Прежде чем выполнять такие перевозки, они должны внести в реестры и подать документы, прописать режимы труда, проверяет Ространснадзор, как они соблюдают. По бумаге все соблюдено. А то, что конкретно при перевозке, — тут уже надо смотреть. Как вы говорите, водитель подсаживал пассажиров. А как подсаживал, это надо определять. Сами пассажиры должны возмущаться и писать в транспортную компанию, директору о том, что вот там-то подсаживают пассажиров. Или в Минтранс пусть пишут. Надо процедуру эту отработать. Тогда можно как-то реагировать на это дело.

А.Х.: Спасибо вам большое за ваше мнение.

Мы продолжаем. Владимир Вольфович Жириновский предлагает отменить ночные автобусные перевозки после трагедии в Татарстане. Об этом он заявил на радио «Комсомольская правда». По его словам, ЛДПР уже 10 лет поднимает вопрос о том, что нужно запретить ночные автобусные рейсы. «"В нашей стране продолжают случаться ночные ДТП с автобусами. Чаще всего это связано с тем, что водители засыпают и выезжают на встречную. Мы говорим, нужно разрешить автобусные перевозки только днем. Однако находятся структуры, которые возражают, мол, сократится доходность. Но людей нельзя на деньги переводить.

Ночная езда очень опасна, особенно на узких и неосвещенных дорогах. Но мы никак не можем убедить парламент. Я понимаю, дальнобойщики едут в любое время суток, и то они ночуют на трассах», — говорит Владимир Жириновский.

Лидер ЛДПР также заявил, что будет вновь поднимать этот вопрос на заседании парламента.

Авария произошла ночью 2 июля в Заинском районе. Водитель автобуса, следующий из Самары в Ижевск, врезался в грузовик МАН, буксируемый на жесткой сцепке автомобилем КАМАЗ, двигавшемся в попутном направлении. После удара автобус загорелся. В результате аварии погибли 14 человек, 12 получили тяжелые травмы".

У нас на связи Сергей Попов, координатор Межрегиональной общественной организации «Союз пассажиров». Здравствуйте.

Сергей Попов: Здравствуйте.

А.Х.: Говорим мы сегодня о трагедии, которая произошла в Татарстане. Владимир Жириновский сказал, что надо во всей стране запретить ночные автобусные рейсы. Как, по-вашему, эта мера действительно могла бы снизить число смертельных ДТП на дорогах?

С.П.: Такая мера, безусловно, снизит число таких происшествий. Но зачем же останавливаться на полпути? Проще запретить вообще все автобусные перевозки. Тогда не будет с ними ничего. Если у вас нету тети, то ей и не помереть. Я хочу сказать, что ночные автобусные перевозки бывают во многих странах, пользуются спросом. И наши органы власти должны обеспечить возможность безопасной перевозки пассажиров.

А.Х.: Каким образом можно это сделать?

С.П.: Это, прежде всего, вопрос к правительству. Но я скажу нашу точку зрения. Значительная часть происшествий происходит из-за плохого качества дорог, из-за неисполнения водителями требований правил безопасности, профсоюзных в том числе правил, которые говорят, через сколько времени водитель должен отдыхать. И неисправности в транспорте. И если наше правительство не в состоянии обеспечить безопасность перевозки пассажиров, так пускай это правительство публично объявит, и после этого чтобы оно ушло в отставку.

А.Х.: Какие меры необходимы, по вашему мнению? Касаемо трагедии в Татарстане — говорят, что идеальная дорога. Единственное, наверное, к чему и придрался Владимир Жириновский, это то, что этот участок трассы не был освещен вообще ни одним фонарем.

С.П.: Значит, уже неидеальная дорога. Дорога должна быть освещена. А скажите, пожалуйста, Владимир Вольфович не собирается вообще грузовые перевозки, легковые, такси запретить? Тоже погибнуть могут.

А.Х.: Здесь тоже большой вопрос, к сожалению, люди умирают не только в трагедии с автобусом. Огромное количество трагедий, которые совершаются просто автолюбителями.

С.П.: И профессионалами, и автолюбителями, и теми и другими. Одна из бед состоит в том, что у нас, к сожалению, незаконопослушное государство. То есть нарушит закон — ах, какой он крутой. Я сейчас сижу в машине, разговариваю с вами. Я вижу — передо мной перестраивается машина из ряда в ряд и не включает поворотник. В Канаде сразу штраф. У нас написано, что штраф, только я ни разу не видел, чтобы применяли. А это, между прочим, приводит к тому, что следующий водитель, который сзади едет, он не понимает маневра.

А.Х.: Да, это тоже создание аварийной ситуации, я согласна. Но у нас есть такая поговорка — если есть закон, то есть и пути его обхода.

С.П.: Прямое нарушение. Пути обхода — это другое. А здесь просто грубое нарушение.

А.Х.: Возможно ли вообще сделать так, что есть закон, писан закон — исполняй? Систему штрафов ввести или как?

С.П.: Штрафы введены. В законе ведь важна не строгость, а неотвратимость наказания. У нас это, к сожалению, далеко не так. И массовое укрывательство одних людей другими, к сожалению. Когда ДТП такое происходит, как в Татарстане, тут не будут покрывать, конечно. Но перед этим наверняка была масса нарушений, которые разные люди видели. Хорошо, вот от предприятия, где работал водитель, имеется профсоюз? Он следит, чтобы права водителей защищались? Думаю, что нет.

А.Х.: Не могу этого сказать. Знаю, что он подбирал людей не на остановочных пунктах, и это многие отмечали. Это одно из нарушений.

С.П.: Это нарушение правил, да. Но с ДТП, скорее всего, не связано.

А.Х.: Но я так понимаю, по вашей логике, нарушишь здесь, нарушишь там, в результате приведешь к подобным ситуациям.

С.П.: Да. Совершается десяток мелких нарушений, а дальше появляется крупное. И мелкие нарушения могут привести к серьезным последствиям.

А.Х.: На предприятии каким образом надо работать с теми людьми, с каждым водителем, который перевозит пассажиров? Ведь инструктаж наверняка каждый проходил, каждый расписывался. И уже получается, что на совести каждого человека практически такой человеческий фактор.

С.П.: Скорее всего, расписывался. При этом очень часто люди имеют обыкновение расписываться, не читая. Если он расписался, он за это отвечает. Вопрос в том, что если были такие нарушения, надо увольнять. А владелец предприятия думает: «А кого я возьму? Ему надо будет больше платить, рейс отменится. Пускай он поедет».

А.Х.: Получается безвыходная ситуация? С одной стороны, мы понимаем, что закон надо исполнять. С другой стороны, мы понимаем и директоров подобных предприятий, которые знают, что нехватка рабочих сил. Так?

С.П.: Создание условий — это полномочия правительства РФ, о чем я уже говорил.

А.Х.: Спасибо большое за ваше экспертное мнение.

Мы продолжаем. Следующий наш эксперт — Борис Лоран, президент Некоммерческого партнерства «Единая Транспортная Система Российские автобусные линии Страны». Здравствуйте.

Борис Лоран: Здравствуйте.

А.Х.: Говорим о трагедии в Татарстане. Владимир Жириновский в связи с этим предлагает полностью отменить ночные автобусные перевозки. Вы согласны с этим?

Б.Л.: Я категорически не согласен, несмотря на свое уважение к Владимиру Вольфовичу. Все эти популистские заявления хороши в моменте. А то, что, если отменить ночные перевозки регулярных автобусов, это парализует всю маршрутную сеть, — никто об этом не думает, кроме тех, естественно, кто работает в нашем секторе рынка.

А.Х.: Как вам кажется, эта инициатива может пройти дальше? Возможно, это было на эмоциях сказано.

Б.Л.: Я думаю, что это было на эмоциях. Не первый раз уже всплывает этот вопрос о запрете в ночное время этих перевозок. Просто вы возьмите любую маршрутную сеть региона или межрегиональную и посмотрите — основное время, когда автобусы едут, это ночь. Потому что это время передвижения в пути, пустые трассы. А по поводу причин — надо не запрещать ночные перевозки, а нужно ужесточать требования к водителям и, в первую очередь, к их осмотру. Предприятие, которое выпускает автобус в рейс и проводит предрейсовый медицинский осмотр, должно смотреть, в каком состоянии водитель садится за руль. Тем более, на межсубъектных перевозках идет экипаж, это два водителя. Тут проблема не в том, что ночью опаснее ездить. Я лично сам, когда езжу за рулем в регионы, в командировки, я стараюсь ехать ночью. Естественно, нужно предварительно отоспаться и в нормальном состоянии ехать, тогда проблем нет. Вопрос контроля выпуска экипажа на линию — вот что важно.

А.Х.: Какие еще меры, по вашему мнению, могли бы снизить число смертельных ДТП на дорогах нашей страны?

Б.Л.: В первую очередь, состояние дорог. Потом общая культура вождения. Мы как-то потеряли вот эту престижность работы водителя. Особенно больших транспортных средств — и фур, и автобусов. Это же люди высокой квалификации. Это требует особого внимания, это должны быть профессионалы, а не лишь бы кто набранные с отметками в правах, что они имеют допуск. Нормальные предприятия проводят различные аттестации, конкурсы, соревнования, профсоюзы в этом участвуют. За рулем больших машин, да и небольших тоже должны работать профессионалы, соблюдая режим труда и отдыха водителя. Тогда не будет проблем.

А.Х.: А не кажется ли вам, что потеря престижности работы водителя — это прямая отсылка к небольшим зарплатам? Мы можем понять и директоров данных компаний, которые берут на низкие зарплаты водителя с небольшим стажем.

Б.Л.: Я понял вопрос. Тут проблема гораздо глубже. Проблема малых зарплат, не связанная с тем, что вы сказали, а с тем, что наш рынок регулярных перевозок, есть целый сектор псевдозаказных перевозок, которые оттаскивают от регулярных маршрутов пассажиропоток. Есть еще один бич, который 20% оттягивает на сегодняшний день пассажиров, это вот эти сервисы попутчиков так называемые — «BlaBlaCar» и другие. Я вам честно скажу — если взять аварийность вот этих товарищей, они в основном на легковых машинах, и посчитать статистику, она в разы перехлестнет аварийность больших автобусов. Просто она размазаны сейчас как личный транспорт. Это первый момент. И когда они ставят ценники в половину стоимости билета автовокзала, где работают добросовестные перевозчики, как вы думаете, руководитель компании в состоянии нормальные оклады платить водителям, если у него растаскивается поток, идет недозаполнение автобусов, он не выходит на нормальную экономику, чтобы обеспечить своих водителей достойным окладом. Сейчас отрубить эти ночные перевозки — бревно в глазу-то надо видеть, и оно в другом заключается.

А.Х.: А здесь каким образом действовать? Надо ужесточать работу с такими компаниями типа «BlaBlaCar» или как?

Б.Л.: Если на эти все псевдозаказные и попутчики будут распространены такие же требования, как на регулярные перевозки, по транспортной безопасности, по лицензированию и всему прочему, и они будут поставлены в одинаковые условия с остальными, поверьте, их станет в разы меньше. И крупные предприятия и добросовестные перевозчики как раз вернут себе пассажиропоток. Очень сложно пассажиру объяснить разницу между регулярным и заказным. Вроде автобус, водитель, ведет в том же направлении, вроде все хорошо. А когда начинаются аварии и жертвы, особенно когда вопросы выплаты страховки, здесь начинаются все эти сюрпризы. Легальный рынок несет все затраты. А вот эти пираты, не неся никаких затрат, ставят тарифы, которые по умолчанию неприемлемы для легального рынка.

А.Х.: Но мы же понимаем, что убрать на 100% так называемых нелегалов мы не сможем.

Б.Л.: Да что вы говорите? Есть масса примеров, буквально 29 числа в Сочи проходил съезд Российского автотранспортного союза, где и Минтранс был, и все наши надзорные органы присутствовали, мы как раз на эту тему разговаривали. Можно все. Есть определенная брешь в законодательстве, есть местные ситуации, где местная власть не до конца внимательно смотрит, что у нее под ногами происходит. У нас есть, как всегда, выход — будет прямая линия с президентом, поднимается вопрос, кто-то получит по ушам, и сразу все встанет на свои места. Хотелось бы до этого процесса призвать все структуры и органы власти к тому, чтобы навести порядок. Это возможно, было бы желание.

А.Х.: У нас огромная страна, 85 регионов. Это возможно?

Б.Л.: Возможно, потому что есть регионы, где эти проблемы решены. В первую очередь, должно быть волевое решение местной власти, что вот этого не должно быть. Возьмите ту же Москву — буквально за два года в несколько раз снизился охват всех этих нелегальных перевозок и т. д. И примеров таких масса. Это в первую очередь позиция местной власти. Объяснять, почему нельзя и невозможно, это удел слабых. А молча делать и давать результат — это как раз удел сильных.

А.Х.: Но не все же нелегалы, те, которые работают в тени, попадают в смертельные ДТП и становятся виновниками. Мы не можем всех под одну гребенку сейчас.

Б.Л.: Давайте определимся — либо как в свое время сделали некую демократию на рынке, то есть все, кому не лень, накупили автобусов и стали вдруг перевозчиками, а это опасный вид транспорта, либо мы пойдем путем определить правила игры и допуска на рынок. Всякая шелупонь на этот рынок уже не войдет, потому что будут нормальные требования там к квалификации водителей, к транспортной безопасности, ко всему прочему.

А.Х.: Все равно, мне кажется, что идея ваша больше утопическая, нежели реальная.

Б.Л.: Не скажите. Возьмите другие виды транспорта — в авиации и на железной дороге не будет нелегальных перевозчиков по понятным причинам. Альтернативных рельс никто не построит и аэропорт рядом с «Внуково» вряд ли кто разобьет. Весь негатив этой нелегальной ситуации находится у нас в автобусных перевозках.

А.Х.: Но, несмотря на это, для легальных перевозчиков все закручивают и закручивают гайки. Буквально недавнее постановление о том, что, например, детские перевозчики не должны возить на автобусах старше 10 лет. Я вас понимаю, тогда давайте эти правила распространять на всех, кто занимается перевозками.

Б.Л.: Конечно. Я вам скажу, что я знаю массу предприятий, где даже 20-летние автобусы в таком техническом состоянии, что не каждый свежий автобус в таком же будет. У нас какой-то синдром — обязательно что-то запретить, ограничить, вырубить, не думая о последствиях. К сожалению, не всегда те, кто сочиняют эти законы, думают о последствиях и советуются с теми, кто работает в этой отрасли.

А.Х.: Надо сделать круглый стол и пригласить людей, не понаслышке знающих проблемы и понимающих пути решения.

Б.Л.: Конечно. То, что происходит, — это как когда два человека обсуждают фильм, который оба не смотрели. Если вы что-то сочиняете, какую-то инновацию на рынке, вы начните с самого рынка, с операторов. Причем не каких-то нелегальных или псевдозаказных, а с реальных.

А.Х.: Если бы вам позвонили и сказали: «Борис Олегович, давайте сядем за стол переговоров. Кого еще надо пригласить, чтобы решить проблему, потому что проблема действительно масштабов страны» — кого бы вы пригласили?

Б.Л.: Нечто подобное уже было, когда заседала рабочая группа по подготовке Госсовета, который по пассажирским перевозкам планируется в обозримом будущем, там как раз и были представители тех организаций, некоммерческих в большинстве, которые и выражают интересы рынка. Невозможно собрать несколько тысяч перевозчиков или пару тысяч вокзалов. Наша задача как раз — собирать мнения со всех, переводить их в читаемый язык для чиновников и отстаивать интересы рынка. Сложного ничего нет.

А.Х.: Вроде как. Надо только действовать в нужном направлении, начать хотя бы.

Б.Л.: Либо снять с кого-то погоны, из-под кого-то кресло убрать, а остальные веселее будут прыгать.

А.Х.: Огромное спасибо вам за ваше мнение.

Мы продолжаем. У нас на связи Марсель Габдрахманов, координатор Татарстанского отделения ЛДПР. Здравствуйте.

Марсель Габдрахманов: Здравствуйте.

А.Х.: Поддерживаете ли вы Владимира Вольфовича в его заявлении о том, что нужно запретить ночные автобусные рейсы, дабы снизить число случаев, подобных трагедии в Татарстане 2 июля?

М.Г.: Как руководитель ЛДПР, я обязан поддержать своего председателя партии, Владимира Вольфовича Жириновского. Но я его близко знаю, он супердобрый человек, суперспаведливый человек. Я понимаю это его эмоциональное интервью — ему людей жалко, детей жалко. У нас на дорогах очень много гибнет, и не только автобусные перевозки. И самолеты падают, и пароходы тонут. Поэтому это просто был эмоциональный спич, я считаю. Если посмотреть, какой был автобус, ему как минимум 15−20 лет. Корейский автобус, старый. КАМАЗ там тоже, это техническое состояние машин. В то же время, конечно, и дороги. Авария произошла на неосвещенном месте. И водитель — я прочитал интервью, наш местный начальник ГИБДД говорит, что, наверное, и водители устали. Лукашенко буквально недавно на заседании с Путными при нем сказал — российский народ, как муравьи. Доходы маленькие, жить все хотят хорошо, как в Европе. У нас МРОТ 7800 рублей, это 120 долларов. Поэтому все экономят. Государство бюджет пополняет и за счет малого, среднего и других организаций и бизнесов, и за счет людей. А люди хотят везде жить хорошо. И малый и средний бизнес хочет выживать. Поэтому покупают старые, исправные какое-то время автобусы, и водителя хотят заработать. Поэтому и на водителях экономят — зарплата у них маленькая, сменщиков, может, нет. Не больше 7 часов должен быть водитель за рулем, а они по 12−14 часов. И не совсем профессиональные водители подбираются, потому что зарплата везде низкая, доход у людей низок. Это поэтому комплекс разных мероприятий.

А.Х.: Кроме улучшения оплаты труда водителей, кроме улучшения состояния транспорта, какие еще меры действительно могли бы благоприятно повлиять на ситуацию со смертельными ДТП у нас на дорогах? И может даже сказать чуть шире, не обязательно автобусные ДТП, ведь мы сейчас и говорим о любых транспортных средствах на дорогах нашей страны.

М.Г.: Я еще раз вам говорю — первое — это низка оплата труда. У нас даже пишут об этом авиакомпании. Многие профессиональные летчики уезжают в Азию зарабатывать деньги. А почему? Значит, у нас низка оплата труда у «Аэрофлота» и у других. Люди за низкую зарплату не хотят работать, он лучше работать не будет, где-то там шабашки возьмет, тут подработает, вот так и живут. Это первое. Опять же, самолеты купить, мы б/у «Боинги» покупаем, аэробусы покупаем европейские, но только не наши. Мы эксплуатируем теплоходы 30−40−50 лет, свои не строим. Это общая экономическая ситуация. У нас и в том году дети погибли в Карелии, сейчас опять погибли, оказывается, с собой не взяли спасательные жилеты. Почему? Потому что все хотят заработать. 70−80% людей думают не том, как бы работать хорошо на своем участке, а как бы заработать деньги. Целый комплекс — и дороги надо, и технику новую, самолеты строить, промышленность развивать, автобусы новые должны быть, вся экономическая ситуация складывается не совсем хорошая. Власть умалчивает, не говорит. Это и не принято говорить. И тот же председатель партии, я на заседаниях бываю, он же говорит честно, что люди зарабатывают по 12−15 тысяч, зарплата средняя у 70−80% населения, жить все хотят хорошо. Сейчас Кубок Конфедерации был, вышел мексиканец или чилиец покурить и прилетел сюда. Ему это обходится в тысячу долларов. У них пособие по безработице 600−700−800−1000 долларов. А у нас МРОТ 7800 рублей, это 120−130 долларов. Мы самая богатейшая страна. Поэтому нас никто никогда не любил и любить не будет, у нас вся таблица Менделеева. Поэтому все хотят оторвать и т. д. Мы, ЛДПР, и я, руководитель региональный ЛДПР узнаю об этом, говорю — надо развивать свое сельское хозяйство, надо развивать свою промышленность. У них пока самолет какой-то не сшибли, мы и не знали, что помидоры червивые кушаем. У нас 50 надзорных органов в стране. И только после этого оказывается, что и курица у них червивая, у тех, кто сшиб наш самолет, и помидоры. Потом только мы начинаем запретительные какие-то меры. Законов очень много, но ничего не исполняется. Я часто хожу на Госсоветы, и там признаю депутаты — из 100% законов, которые мы принимаем, они все хорошие, нужные для страны и для людей, 60−70% не исполняется. Тогда для чего мы их все принимаем? Просто говорить что-то там, запрещать… У нас как по Конституции — гражданин и обязан, и ему должны. У нас все время гражданин обязан-обязан кому-то, а что ему должны, что-то этого нет.

А.Х.: А есть ли у вас надежда на то, что все наладится, эта ситуация, в частности, со смертельными случаями в ДТП?

М.Г.: Я когда в дебатах участвую, на круглых столах или выступаю перед сторонниками, когда я говорю, все мне отвечают: «Какой вы пессимист!». Нет, я не пессимист, просто я говорю реальные вещи. Я не замалчиваю, не прячу глаза, а говорю. Но я оптимист. Я надеюсь, что у нас это все исправится. Когда все время говорят, что у нас законы надо ужесточать, — у нас и так везде ужесточают, и люди привыкают. И ПДД, и сейчас все водители пристегиваются, и пешеходов стараются пропускать. Но это идет воспитание. И к демократии мы, как наши председатели, руководители и регионов, и страны говорят, идем потихонечку. Буквально недавно снимали фильм про Владимира Владимировича Путина, там задали вопрос — вот вы вроде авторитарная страна, сами понимаете. Он говорит, что да, у нас в истории России, РФ и СССР все время были как бы цари. Вот мы последние 25 лет как бы в демократической стране. Но это все идет потихонечку. Ведь *** 57:05 более 300 лет, и там в демократии тоже еще есть какие-то моменты авторитарные или ущемление прав человека и т. д. Поэтому мы потихонечку к этому ползем. И, наверное, доползем. Конечно, сложно ползем, тяжело. 1,5 миллиарда китайцев быстренько поползли при коммунистической партии Китая. Китайцы у нас сейчас самые массовые туристы по всему миру и в России тоже. Значит, уровень дохода совсем другой. Они приближаются к европейским зарплатам. МРОТ в Германии — 1600 евро. А у нас 120 долларов. Уж надеюсь, как-нибудь мы доползем. Нам нужна позиция, которая могла бы, не скрываясь говорить. Не только хлопать, не только видеть достижения, мы достижения все видим, и нашей страны, и нашего региона. Мы все это видим. Но мы обязаны как патриоты своей страны, как граждане критиковать власть, где надо им улучить свою работу. Рационально надо тратить деньги, бюджетные, народные деньги. У нас же и природные ресурсы народные, все у нас народное. Надо стараться работать для народа. У нас пока чиновники не везде перестроились. У нас аффилированные структуры нормально, хорошо живут, а 95% граждан не совсем. Поэтому и люди в большинстве своем злые, озабоченные, пасмурные. Поэтому какие туристы к нам ни приедут, они-то веселятся, а мы как-то не совсем.

А.Х.: Благодарю вас за ваше мнение.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона была Александра Хворостова. Услышимся, всего доброго.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments