Скандалы владимирского облздрава: от конфликта интересов до просроченых лекарств

Прокуратура Владимирской области выявила массу нарушений в региональном здравоохранении — на их описание ушло 25 листов. При этом отставка руководителю облздрава не грозит.
Эксперты: Иван Ростовцев — журналист ИА ПроВладимир; Сергей Плаксин — правозащитник (г. Владимир); Магамет Ахматов — член КПРФ (г. Владимир); Михаил Колков — заместитель губернатора Владимирской области по социальной политике.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «ZOOM». У микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Скандалы владимирского облздрава: от конфликта интересов до просроченных лекарств». Дело в том, что буквально недавно в одном из пабликов «ВКонтакте», точнее в паблике «Медицина 33» был опубликован пост, к которому были прикреплены pdf-файлы, это 25 листов текста от областной прокуратуры, которая проводила проверку в системе здравоохранения Владимирской области. Потом вышел материал, опубликованный нашими коллегами на портале «ПроВладимир», автором которого является Иван Ростовцев. Иван сегодня у нас в гостях. Иван, здравствуй.

Иван Ростовцев: Добрый день.

И.К: Мы с супругой почитали этот материал, волосы у нас встали дыбом после всего, что там происходит. Где-то какие-то мелочи, а где-то довольно серьезные нарушения. Огромный материал у вас вышел, и сопоставить те моменты, что были раньше, и что было сейчас, — изменилась как-то ситуация?

И.Р: Смотри, у нас долгая история с медициной, потому что когда наш губернатор Светлана Юрьевна Орлова только пришла в регион, первый человек, которого она отправила в отставку, причем на второй день после того, как ее назначил Путин, она сняла директора департамента здравоохранения Владимира Безрукова. И тогда была очень большая проверка, Счетная палата приезжала, проводилось несколько совещаний, Светлана Юрьевна объездила очень много больниц, ей нужно отдать должное. И она посмотрела и увидела своими глазами, что творилось в медицине, поэтому нам есть с чем сравнивать. И тогда она говорила, что 200 миллионов было нецелевых расходов, 500 миллионов было просто не потрачено, то есть их выделили, но не смогли освоить. Еще было — например, закупалось оборудование, а оно потом простаивало, потому что не могли подключить, либо не хватало специалистов и так далее, очень много всего было. И тогда никто не спорил со Светланой Юрьевной, решение было обосновано. Пришел новый человек, Александр Викторович Кирюхин, причем его формально выбирали голосованием, и Светлана Юрьевна говорила: «Пришел спаситель, пришел человек, который решит все вопросы». Прошло 4 года, мы видим, что сейчас выясняется, что на самом деле ни одна из проблем фактически не решилась. И это выявила проверка генеральной прокуратуры, а потом прокуратуры Владимирской области. Хотя они, возможно, проходили параллельно, поскольку из этого объема материала, который представлен, и объема предписаний, который был внесен, это они провели колоссальную работу, видимо, проверили вообще все учреждения или большинство из учреждений здравоохранения. И выявили довольно большой объем нарушений. Какие-то из них более существенные, какие-то менее. И должна быть элементарная система контроля, о чем и говорила прокуратура, потому что в каждом нарушении идет комментарий прокуратуры, что-либо действия департамента неэффективны, либо департамент потерял контроль, либо не имеет контроля, либо департамент не уделяет чему-то внимания и так далее. Там очень много всего. И именно претензии к работе департамента, потому что департамент — все-таки контролирующий орган, он обязан был выстроить какую-то систему. Никто не говорит, что Александр Викторович Кирюхин может отвечать за хранение лекарств, это, может быть, не его вина, но как-то выстроить систему и акцентировать на этом внимание, организовать какие-то проверки, это он должен был сделать. И какова дальнейшая реакция и дальнейшая судьба Кирюхина, я не знаю.

И.К: Насколько я знаю, там есть конфликт интересов у господина Кирюхина и претензии прокуратуры по отношению того, что не было выстроено определенной грамотной системы руководства самого департамента, и сам департамент не выстроил систему контроля и мониторинга ситуации на местах, я имею в виду в поликлиниках и больницах. И еще есть наличие коррупционного конфликта интересов, потому что знаю, что коллеги из «Томикс-ТВ» буквально сегодня выпустили материал, где говорится о том, что с завидной частотой ООО «Лиана», где работает сын Кирюхина, начинает очень часто выигрывать различные тендеры на поставку, покупку, приобретение различных лекарственных препаратов для медицинских учреждений. Вот по твоим ощущениям, какова судьба самого господина Кирюхина, подаст ли он в отставку или нет? О чем и призывал в своем материале на «Томикс-ТВ» автор.

И.Р: Буквально месяц назад выступал Кирюхин и говорил, что Плаксин нас никогда не поймет, у него личные интересы, у него либо проплачен, либо заказ выполняет, он выступил в таком плане, что я не виноват, это все домыслы. А сейчас две проверки показывают совершенно обратное, они показывают, что Плаксин был совершенно прав. Генеральная прокуратура выявила, что многократно завышалась стоимость товаров, которые закупались департаментом здравоохранения для больниц. Прокуратура не выявила там конфликт интересов в том плане, что сын Кирюхина не занимается закупками, он там просто вроде инженера или за санитарно-техническую часть отвечает, но там был другой конфликт интересов, связанный с другим врачом больницы, и очевидно, что есть какой-то конфликт и есть заинтересованность руководства облздрава. Как поступит Кирюхин, я не знаю, потому что скандалов много. Вот скандал с Еленой Овчинниковой и ее повышенным IQ тоже обсуждался буквально неделю назад. И очень серьезнейшая, опять же, повторюсь, проверка, и очень большое множество нарушений, связанных с приездом скорой, когда не соблюдается период в 20 минут, связанные просто с оказанием элементарной помощи, с выписыванием лекарств, когда пациентам выписывают просроченные лекарства или лекарства, которые им совершенно не нужны. Вот то, что касается качества медицинской помощи, и в этом документе прокуратура приводит конкретные факты, когда несколько человек умерли в результате некачественного оказания медицинских услуг или, наоборот, игнорирования пациентов, это очень серьезный звоночек, и мне кажется, что тут без реакции это оставить нельзя.

И.К: Я предлагаю сейчас послушать небольшой синхрон, когда господин Кирюхин давал комментарии по поводу всех публикаций в пабликах и СМИ: «Я думаю, это движение куплено специально. Я не вижу какой-то определенной логики. Кому-то надо, определенному человеку, чтобы меня не было на этом месте». Вот сам Кирюхин говорит о том, что это такой некий заказ под него, что под него копают, пытаются очернить его имя, пытаются очернить весь департамент, но, тем не менее, скандалов связано очень много. Теперь получается, что заявлений сам Кирюхин еще не давал, и можно сказать, что и прокуратура пытается очернить департамент здравоохранения Владимирской области и господина Кирюхина, и дальше с другими людьми, которые курируют всю эту тему, но об этом позже.

Сейчас я предлагаю пообщаться с Сергеем Плаксиным, правозащитником (г. Владимир). Сергей, здравствуйте.

Сергей Плаксин: Здравствуйте.

И.К: Мы говорим про ряд публикаций в СМИ и паблике «Медицина 33», и в частности, «Томикс ТВ» говорит, что вы были одним из инициаторов того, что прокуратура провела такую большую и основательную проверку по всем медицинским учреждениям области. Не могли бы вы буквально в нескольких словах описать, с чего все началось?

С.П: Какие есть цели? У меня только две цели. Это добиться справедливости, чтобы виновные понесли наказание, и чтобы узнать всю правду, что там с ней произошло, какие были на самом деле нарушения. И из-за этих двух целей я начал какие-то действия предпринимать, но столкнулся с системой, с огромным противодействием. И мне пришлось заниматься и коррупцией, потому что это все было на поверхности. Я в социальных сетях привлек большую группу лиц, обычных людей, медиков, пациентов, и мне поступала информация. Я сам просил людей, чтобы ее присылали, потому что у меня денег и связей нет, но не хотелось бы это дело оставлять, чтобы люди узнали, что там на самом деле произошло. В одной из публикаций владимирской газеты я увидел, что есть некая фирма, в которой работает сын главы облздрава. При этом это человек известен, абсолютно творческая личность. Я очень удивился и подумал, может ли он работать в фирме, которая поставляет на 10 миллионов рублей медицинское оборудование, расходные материалы. И стал смотреть эти госзакупки и обратил внимание, что эта фирма практически без конкуренции контракты забирает, либо создает видимость конкуренции, когда юридические лица являются либо руководителями, либо соучредителями, выигрывают контракты, и цена контракта падает на 0.5%, либо на 1%. Я начал сайт госзакупок штудировать, что-то там выписывать, я понял, что там очень много есть признаков коррупции. Эта родственная связь — только один из признаков коррупции. И то, что фирмы, аффилированные таким образом сотрудниками, и должностные лица выигрывают контракты, это тоже признак коррупции. Я написал ряд заявлений именно о коррупции и отвез их в Москву. Это было 23 марта этого года. И пошел процесс, переписка достаточно большая у меня, и этот процесс, по сути дела, я инициировал. И я его сейчас контролирую. Я бы не сказал, что с большим энтузиазмом правоохранительные органы принялись расследовать мою информацию, но на данный момент вся моя информация полностью подтверждена. Когда мы заходим на сайт госзакупок, мы видим, как там определяется начальная цена контракта. Мы видим коммерческие предложения, там не указаны конкретные юридические лица. А сейчас оперативники проводят проверку, и оказывается, что все начальные цены устанавливаются одной и той же группой лиц, которые и выигрывают эти контракты. Получается, какая-то группа юридических лиц, в которых дети департамента, или в наших больницах, они сами себе устанавливают начальную цену и сами этот контракт выигрывают.

И.К: Можно говорить о таком преступном сговоре?

С.П: Это называется картель, но коррупцию и наличие картеля должны доказывать оперативники, это ФСБ, СК, МВД и так далее. Сейчас пока просто расследуются все факты, указывающие на коррупцию, и они все подтверждаются. И я надеюсь, что когда все проверки закончатся, я думаю, что нужно будет возбуждать какие-то дела о коррупции, и подключатся ФСБ, СК. Получается, что цена, которую они сами себе устанавливают, она не может быть рыночной по определению. Например, из Гуся-Хрустального я сегодня слышал, что там не найдено нарушений. Вот там как раз и найдены нарушения, причем они проанализировали даже рыночные цены и выяснили, что гусевская больница переплатила 200 тысяч рублей на расходные материалы, потому что они приобретались по ценам выше рыночных, потому что цена устанавливалась теми же, кто эти материалы им поставлял. И при этом все делают вид, что суда не было, никто не виноват. Коррупцию доказать очень сложно, тут нужна воля. Я привлекаю общественное мнение, делаю все, что могу. Стараюсь на федеральном уровне выносить, потому что у меня полное ощущение, что на региональном уровне пытаются это дело замять. Я сейчас слышал, что Кирюхин, комментируя мою деятельность, говорит, что я куплен или еще что-то. Я хочу заявить, что у меня нет никаких политических амбиций, я просто считаю, что этот человек — один из тех, по вине которых произошла такая трагедия с моей женой. Из-за того, что перинатальный центр не достроен, из-за того, что скорая помощь более 2 часов к моей жене ехала. И вообще непонятно, почему нет врачей и оборудования в перинатальном центре, почему, если что-то случается в перинатальном центре, они вызывают скорую, которая едет больше 2 часов. Мои мотивы только личные, меня не просят что-то делать, я сам прошу людей, чтобы мне помогли. Никто мне ни копейки не заплатил, я все делаю на свои скромные средства, но у меня расходы только на бумагу и картриджи.

И.К: Огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

Возвращаясь к видео «Томикса-ТВ», которое они опубликовали на своем портале, в котором господин Буянов, ссылаясь на одного человека, сказал, что было написано письмо на имя губернатора Владимирской области, на имя министра здравоохранения с просьбой ввести прямое управление департаментом здравоохранения, автором этого письма является Магомед Ахматов, член КПРФ.

Магомед Ахматов: Да, я являюсь членом КПРФ уже 3 пятилетки.

И.К: Как появилась эта идея — написать письмо открытое на имя министра, на имя губернатора Владимирской области, и какой ответ вы ожидаете? И почему именно отрытое управление будет лучше?

М.А: Вы знаете, я уже некий ответ на свое обращение получил. И у меня произошла встреча лично с директором департамента областного здравоохранения Кирюхиным. Мы достаточно приятно с ним поговорили, и до того состоявшегося договора меня пригласили в общественный совет при департаменте здравоохранения. И достаточно предметно у нас состоялся разговор. Я сказал, что принимаю приглашение войти в состав совета. Я сказал, что полностью погружусь в эту работу совета, я считаю, что он может стать рабочим и реагировать на все проблемы, которые у нас есть, региональные. Я дал понять, что если я увижу, что этот совет будет работать в режиме одобрянца, то выйду из него с аргументацией по всем пунктам. А так я обозначил, что готов засучив рукава встать рядом с теми, кто за созидание, за работу, за развитие здравоохранения нашей области. Я обозначил, что у нас в комитете по охране здоровья есть товарищи, это Николаев *** 21:29, Алексей Куринный. Я планирую завтра быть в Москве, встретиться с данными товарищами и обозначить, что уже предварительный разговор был, предметный с ними. И об этом проинформирован директор департамента.

В плане реакции мне не понравился ответ в мой адрес, который прозвучал из уст губернатора. Я не считаю, что это уровень губернатора, но мы со Светланой Юрьевной учились в разных школах, где у нас были разные воспитатели в детских садах.

И.К: Ответ полученный, я так понимаю, это приглашение в общественный совет.

М.А: Да. Я планирую, что после моей поездки в Москву и командировки на Кавказ, по возвращении я приду к директору и буду предметно с ним разговаривать и общаться о приглашении в совет и прочем. Это может быть такая пиар-войнушка что ли. Для меня важен не пиар, для меня важно здравоохранение. Допустим, тут один момент для более правильного понимания обывателя, один известный политический деятель как-то сказал, что когда к нему обратился чиновник высшего звена здравоохранения и сказал, что народ хорошего врача прокормит, — сегодня ситуация такова, что народ себя прокормить не может.

И.К: Магомед, огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

М.А: Вам спасибо.

И.К: Мне подсказывают, что у нас на связи следующий наш собеседник, это Михаил Колков, заместитель губернатора Владимирской области по социальной политике. Михаил Юрьевич, здравствуйте.

Михаил Колков: Здравствуйте.

И.К: Уйдет ли Кирюхин в отставку?

М.К: Нет.

И.К: Почему?

М.К: Более того, я очень рад, что Магомед Ахматов его высоко оценивает как доктора. И что касается интернет-пространства, тут нужны некоторые пояснения, ибо не все, что пишется в документах прокуратуры, есть коррупция. Прокуратура указывает в том числе, например, на такие обстоятельства, в которых никаких коррупционных проявлений не обнаружено. Вот известная история о сыне Александра Викторовича, который работает в одной из фирм, занятой поставками медицинского оборудования. Так вот, в процессе проверки прокуратура не нашла никакого его влияния на закупки. То, что принято называть возможным конфликтом интересов на юридическом языке, в данном случае отсутствует.

Посмотрим относительно того, что прокуратура нашла. Возможно, вы обратили внимание, эти документы цитатами в основном публиковались в сети, о нарушениях при формировании начальной цены контракта при поставке комплектующих и оборудования. Начинает развиваться история про соединительный кабель за 100 тысяч рублей или некая трубка за 80 тысяч. Так вот, дело в том, что речь идет о позициях, которые раскрываются уже в коммерческом предложении в спецификации поставщика. Неправильно было бы думать, что это больница, а больница выходит на торги, о нарушениях со стороны больниц говорилось в документах прокуратуры. Не надо думать, что больницы пишут в своем задании «мы приобретем какой-то аппарат за 8 миллионов рублей, и к нему сетевой шнур по цене не более 100 тысяч». Этого нет. Речь идет о цене комплекта. А уже при расшифровке поставщик, который желает разложить цену, уменьшив цену основного аппарата и увеличив цену комплектующих, расписывает это все по целому ряду позиций. В данном случае в чем заключается нарушение, о котором говорит прокуратура, — в том, что руководители учреждений, которые отвечают за подготовку задания к торгам, не заставили поставщиков предоставить подробное обоснование цены. Исходя из этого, поставщики могут предоставлять то коммерческое предложение, в котором расписана цена шланга, цена сетевого шнура, и она может достигать вот таких несуразных значений. Но с точки зрения закона, в данном случае закона о закупках, они ничего не нарушают. А по закону, ни департамент имущественных отношений, который проводит торги, ни сама больница не может поменять ничего в коммерческом предложении поставщика. Если бы в этом находили действительное нарушение тех масштабов, о которых говорят многие комментаторы в сети, то это немедленное возбуждение уголовного дела. А проверки, которые проводились органами внутренних дел, там некоторые документы забирали, но их возвращали обратно. Поэтому да, здесь речь, безусловно, идет о нарушениях. Как, скажем, есть безусловное нарушение в том, что главный врач одного из учреждений не сообщила вовремя, что ее родственник работает в фирме, которая занимается закупками. За это она получила административное взыскание. Это безусловное нарушение. И мы очень благодарны прокуратуре, которая проводит огромный объем контрольных мероприятий. Но когда мы говорим о коррупционных проявлениях, корректнее говорить о создании обстоятельств, которые могут способствовать совершению правонарушения. Но это не значит, что 100% эти коррупционные нарушения здесь имеются, как я вам поясняю на тех примерах, о которых сейчас говорю. Поэтому мы благодарны за внимание к этой теме. Но она, безусловно, нуждается в расширении границ и в пояснении, что именно скрывается за этими нарушениями. Потому что, повторяю еще раз, не все то, что написано в документах прокуратуры, является коррупционными проявлениями.

И.К: Огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

Это была программа «ZOOM». У микрофона был Игорь Киценко. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments