Культ-прорыв: поможет ли денежная мотивация привлечь работников культуры в села и деревни

Найдутся ли желающие поднимать культуру в российской глубинке? Эксперты: Наталья Кувшинова — председатель Молодежного парламента при Госдуме РФ, Наталья Паткина — директор сельского Дома культуры (пос. Андреево Судогодского района); Сергей Грызов — режиссер-постановщик детского образцового театра «Вдохновение» (д. Вышманово Владимирской области).

*Техническая расшифровка эфира

Марина Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Марина Цыганова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Культ-прорыв: поможет ли денежная мотивация привлечь работников культуры в села и деревни». Дело в том, что в Госдуме предложили выплачивать по одному миллиону рублей работникам культуры, которые согласятся переехать на работу в сельскую местность на 5 лет. Такая статья появилась на сайте Юга.ру буквально вчера. С таким предложением выступила член комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Наталья Кувшинова. На портале приводят ее комментарий, который я сейчас зачитаю: ««Уверены, что принятие этой программы позволит решать проблемы дефицита кадров в сфере культуры в сельских районах и станет существенной мерой поддержки для специалистов в указанной сфере», — заявила Кувшинова». Кроме этого, программа предполагает организацию во всех субъектах России летней практики для будущих специалистов в сфере социально-культурной деятельности. Нам тоже удалось пообщаться с Натальей Кувшиновой, она рассказала о данном предложении поподробнее, она объяснила, в связи с чем возникла необходимость финансовой поддержки молодых специалистов в сфере культуры и насколько остро ощущается недостаток таких работников в сельской местности на примере Алтайского края, который она представляет. Давайте послушаем Наталью Кувшинову, председателя Молодежного парламента при Госдуме РФ.

Наталья Кувшинова: На самом деле, ни для кого не секрет, и практически на каждой встрече с избирателями в преддверие выборов прошлого года, большинство встреч проходило в сельских территориях, и на встречах задавали вопросы. Один из основных был про привлечение молодых специалистов в сельскую местность. При этом как учителей, так и врачей, и работников сферы культуры, потому что мы должны с вами понимать, что развитие сельских территорий – это не только построенные здания, но и те люди, которые там работают. И когда мы встречались с молодежью и задавали вопросы о готовности поехать в сельскую местность, одним из запросов молодежи была нормальная организация досуга, который должен быть в сельской местности. Я сама представляю Алтайский край, территорию, которая включает 60 районов, сотни сельских поселений, конечно, для нас вопрос развития сферы культуры в регионе стоит очень сильно. Поэтому и предложение к министру культуры выработано из той потребности привлечения специалистов в сельскую местность. Проводя параллель с уже работающей программой «Земский доктор», когда молодым специалистам, изначально до 35 лет, сейчас уже до 50, насколько можно назвать молодым такого врача, который приезжает в сельскую местность, - им выплачиваются подъемные в размере миллиона рублей, которые идут на условиях софинансирования федерации и субъектов. Мы видим, что в ряде больниц вопрос специалистов узкого профиля решается, потому что миллион рублей для молодого специалиста - определенная мотивация, которую он может потратить на свое жилье, которую он может потратить на нужды, которые волнуют молодую семью, молодого специалиста. Именно поэтому я подготовила письмо министру культуры с предложением рассмотреть возможность принятия аналогичной программы, но для работников культуры в сельскую местность, в музыкальные школы, в художественные школы, в дома культуры, это, по сути, штучные люди, а иногда в районе не хватает 2-4 специалистов в этой сфере. И мы сейчас ждем ответа, потому что, с моей точки зрения, эта программа должна быть одним из элементов комплекса мер по привлечению молодежи в сельские территории. Это действительно должен быть целый комплекс мер развития сельских территорий, включающий в себя ремонт дорог, строительство инфраструктуры, создание новых рабочих мест, новых предприятий. Говоря про Алтайский край, мы стараемся своими механизмами поддерживать специалистов в сфере культуры и мотивировать молодежь, чтобы она знакомилась с сельскими территориями, где-то предоставляя условия муниципального жилья для молодых специалистов. В этом году мы запустили проект в рамках партийного проекта «Местный дом культуры», когда ремонтируются дома культуры в сельской местности. Вот мы в Алтайском крае запустили проект по направлению студентов старших курсов в колледжи культуры, институты культуры, в рамках учебной практики для работы в домах культуры. И вы знаете, выступив инициатором этого проекта в Алтайском крае, я могу сказать, что все стороны, к которым мы бы ни обратились, обеими руками были за. Для вузов это шикарная профориентационная работа. Для районов, пусть даже это на время практики, это возможность привлечь молодые кадры, но для студентов это тоже определенная практика и, может, тоже некая романтика, потому что когда мы начали выстраивать определенную дорожную карту, мы старались не по одному специалисту, а по несколько специалистов, на которых есть запрос в том или ином районе, направлять студентов. Такая готовность есть, более того, нам очень понравилось дальнейшее развитие, когда вузы предложили не только в летний период, но и в течение круглого года направлять специалистов, потому что учебные практики в разные периоды есть. И чтобы на все территории, где есть такая потребность в специалистах, отправлять круглогодично, поэтому мы будем это все развивать. Но нужно понимать, это у нас в регионе есть готовность и есть профильные вузы в сфере культуры, которые готовят замечательных специалистов, есть позиция администрации по регионам и районам, которым предложили запустить эту тему, но они посчитали это сильно сложной трудозатратой, поэтому это один из элементов. Но есть же федеральные программы, как программа «Земский доктор», я думаю, что была в абсолютном большинстве районов, ее на самом деле ждут. Ждут это поддержку, потому что каждый хочет, чтобы было 100% укомплектованность специалистов в сельской местности, в том числе и в сфере культуры.

М.Ц: Вот такой обширный комментарий мы получили от Натальи Кувшиновой, но также стоит сказать, что сейчас во многих регионах специалисты отмечают такую тенденцию, что очень часто выпускники после получения диплома не идут работать по специальности в силу тех или иных причин. Об этом мы тоже спросили Наталью Кувшинову, и вот, что она нам ответила на наш вопрос.

Н.К: Тут вопрос несколько глубже, тут нужна серьезная профориентационная работа еще со школьниками. К сожалению, вы правы, не только сфера культуры, но и в сфере образования, здравоохранения, инженерии. Ребята заканчивают вуз, и примерно половина не идет работать по специальности, но если мы говорим жестко, то давайте понимать, что это зачастую бюджетные места и деньги государства, которые немалые деньги. И которые потом не возвращаются, потому что молодые люди идут работать в магазины, нежели идти работать по своей профильной специальности. Поэтому мы с коллегами из молодежного парламента предложили министерству труда и социальной защиты включаться в проект, который мы запустили по системной профориентации со школьниками 8-9 классов, потому что, проведя профдиагностику на 90 тысяч ребят из разных регионов, мы пришли к достаточно странным результатам. Несмотря на то, что самыми невостребованными специальностями являются юристы и экономисты, наибольшее количество школьников 9 класса хочет учиться на юристов и экономистов. Это, наверное, тоже вопрос, что через 7 лет мы получим десятки тысяч людей, которые будут не востребованы. Тут нужно вести грамотную работу. Я обратилась к министру образования с тем, чтобы рассмотреть возможность введение системы профориентации на уровне отдельного предмета, либо в рамках труда или технологии, которая есть в школе, либо ввести определенный учебный блок в классные часы, но это должен быть не просто день открытых дверей вуза, а серьезная аналитическая и социологическая работа. Анализируя программы, которые есть, регионы, которые являются донорами, они предусматривают выделение служебного жилья для молодых специалистов, где есть востребованность, то есть предоставление на время работы определенного жилья. А где-то в штучном режиме это подъемные. Это небольшие деньги, бывает 50 тысяч, бывает 100 тысяч, 300 тысяч на молодых специалистов, но сразу нужно исходить из того, что это вопрос точечного решения. В конкретном регионе есть финансовые возможности, либо количество муниципалитетов в сельских районах 10-15, то этот вопрос решить проще. Когда мы говорим о крупных территориях, где 50-60 только районов, в каждом районе 10-15 сельских поселений, где есть дома культуры, это районы центра, где есть художественные, музыкальные школы, то решать в штучном режиме здесь сложно. Поэтому я убеждена, что должна быть федеральная программа, должна быть государственная программа, которая предусматривает *** 11:30 на очередной финансовый год. Мы сейчас планируем встретиться с представителями министерства культуры, переговорить в дальнейшем с министерством финансов, чтобы на ближайший финансовый год заложить какие-то невеликие денежные средства, посмотреть, как программа будет востребована, насколько она будет эффективна, какое количество регионов готовы будут включиться в эту программу и как она решит конкретную проблему. Многие тоже ведь спорили по поводу программы «Земский доктор», но более 25 тысяч молодых специалистов приехали работать в сельскую местность, это конкретные врачи. Когда я приезжала в конкретный район и разговаривала с людьми, это конкретные врачи. Например, у нас в Алтайском крае есть программа «Сельский фельдшер», мы разработали программу без федерального софинансирования, только со средств Алтайского края. 500 тысяч рублей молодые фельдшера, приезжающие работать на село, получают эти деньги. Сегодня мы тоже говорим министерству здравоохранения, что нам важно запускать ее на федеральном уровне, чтобы какая-то федеральная поддержка была, потому что не только врачами нужно укомплектовывать, но и средним медицинским персоналом. Поэтому тема очень актуальна, это запрос самой молодежи, которая обратилась. Я 5 лет возглавляла молодежный парламент в Госдуме, и как раз эта тема возникла на заседании молодежного парламента Алтайского края. Когда мы пришли туда, мы встретились с молодыми специалистами, и они высказали пожелания. Мы постарались обратить это в удобоваримое предложение к министерству и надеемся, что в ближайшее время мы увидим шаги. Конечно, зачастую специалисты говорят о том, что у тебя нет опыта, приди через 5 лет. Когда мы говорим о сфере культуры, мне кажется, тут две составляющие. Очень многие студенты, начиная со второго и третьего курса, начинают параллельно работать, проходят учебные практики, производственные практики, они работают в тех или иных предприятиях, что позволяет им не только теоретическими знаниями обладать, но и обладать практическими знаниями. Общаясь с представителями районных администраций, которым мы предложили формат участия студентов в рамках практики, и задавая вопрос: «Насколько вы готовы принять молодых специалистов?», - все готовы обеими руками, потому что, несмотря на отсутствие какого-то опыта, во многом это замещается определенной юношеской энергией, новыми подходами, новыми тенденциями, новыми взглядами и так далее. Но и не нужно забывать, что сегодня в районах работают люди, которым уже за 40 или за 50 лет, поэтому преемственность поколений и передачу опыта никто не отменял.

М.Ц: Так прокомментировала сложившееся предложение, которое поступило в Госдуму, Наталья Кувшинова. И действительно, финансовая поддержка - в большинстве случаев довольно эффективный метод мотивации, если, конечно, говорить о подобного рода программах на уровне регионов. Как отметила Наталья Кувшинова, в разных областях страны и возможности разные. Бюджет отдельных регионов просто не позволяет этого, они бы рады помочь молодым специалистам и привлечь их в деревни для работы в сельской местности, но не могут. И именно в таких случаях и нужна подобная программа на федеральном уровне. Другой вопрос, куда же пойдут эти деньги и как же с ними поступить? Позволить, чтобы молодые специалисты по своему усмотрению распоряжались такой крупной суммой, или определить какие-то конкретные моменты, на которые можно будет потратить эти деньги. Наталья Кувшинова нам также ответила на этот вопрос. Давайте узнаем, что она нам сказала.

Н.К: Это все обсуждаемо. Мы должны понимать, какие у нас есть приоритеты. Нужно пойти по целевому назначению. Молодой человек должен приобрести, например, жилье. Вы абсолютно правильный вопрос задали, есть несколько вариантов. Когда мы говорим о жилье, кто-то говорит: «Какое жилье? В любой точке?». Имеется в виду - в любой точке своего региона или только в этом районе. И тут есть как сторонники, так и противники этой точки зрения. Многие говорят, что давайте вообще не будем ограничивать целевым, ведь есть материнский капитал, который можно растрачивать на 3-4 основных направления, это накопительная пенсия, образование детей, обеспечение жильем и на реабилитацию детей-инвалидов. И давайте предложим молодым специалистам несколько направлений, условно говоря, повышение квалификации, приобретение жилья и накопительная часть пенсии. Мне кажется, это уже второй вопрос, который мы должны ставить, исходя из того, что мы хотим. Если у нас задача закрепить конкретные территории для молодого специалиста, то, может быть, вопрос приобретения жилья именно там, но не будет ли это негативно воспринято молодыми специалистами? Мы же должны понимать, что молодежь у нас сегодня достаточно свободная. Очень тесно с этой темой связана тема, которую сегодня очень часто поднимают. Это распределение, иначе говоря, целевой набор, когда молодой специалист, отработав за государственные средства и отучившись 5 лет, должен 3-5 лет отработать на той или иной территории. Но то, что в советское время была система распределений, сегодня называют целевым набором. К сожалению, сегодня нет четко понятных обязательных инструментов отработать. Да, молодому специалисту говорят, чтобы он возместил эту стоимость, это тоже суды и есть разная судебная практика, поэтому многие коллеги говорят, что, может быть, есть смысл попробовать поработать над системой целевого набора, чтобы он был более совершенен, чтобы молодой человек, допустим, приезжает работать в сельскую местность, получает миллион, но он обязан отработать какой-то период времени там. Поэтому это все обсуждаемо, и эта программа не должна приниматься на раз-два, нужно привлечь специалистов в сфере культуры, это те люди, которые занимались программами в здравоохранении, чтобы понять, что хорошее оттуда должны перенять, что, наоборот, не стоит брать. И это вопросы не одного дня. Должно быть политическое решение, поэтому надеюсь, что министерство культуры оценит данную инициативу. И министерство культуры хорошо оценивает данное предложение, но теперь главный вопрос в том, чтобы финансово просчитать, сколько может быть там людей, какая востребованность, какое финансирование федерального уровня и насколько возможно заложить эти денежные средства на следующий финансовый год. Опросы проводились, молодежь всеми руками за. И она за такую поддержку. Вопрос, куда потратить, какое должно быть назначение, я абсолютно согласна. Насколько я знаю, таких вопросов о целевых назначениях денежных средств не проводилось, поэтому мы и хотим встретиться с представителями Минкультуры, чтобы разработать дорожную карту, посмотреть, переговорить, от чего отталкиваться, чтобы, защищая наш проект, иметь хорошую фактуру.

М.Ц Тема достаточно обширная, и говорить о ней можно долго и много, но было бы несправедливо, если бы не спросили мнение самих работников культуры, потому что только им самим известно, как же на самом деле обстоит дело в сферах культуры именно в селах, деревнях, сложно ли работникам культуры в маленьких городках или у них вообще никаких проблем нет и все прекрасно. Обо всем этом, я думаю, нам поможет узнать наш следующий эксперт. Мы уже говорили о том, что выпускники мечтают зарабатывать достаточно много, это понятно, почему. Они действительно учились много лет, нарабатывали знания, проходили всевозможные практики, им, разумеется, хочется, чтобы их труд оценили по достоинству, чтобы они могли найти себе достойное место, достойную должность, которой они смогли бы гордиться, которая действительно была бы им по душе, а не так, как на каторгу. И немаловажный фактор, чтобы эта работа еще хорошо оплачивалась, потому что благотворительная работа - благое дело, но мало кто согласится на нее, потому что людям нужно элементарно как-то жить, существовать, и неизвестно, как выкручиваться из данной ситуации. Давайте узнаем, как обстоит дело в сельской местности, от самих деятелей культуры. Накануне программы мы связывались с Натальей Паткиной, директором сельского Дома культуры (пос. Андреево Судогодского района). И она нам тоже рассказала со своей стороны, хорошо ли работать в сельской местности, все ли там комфортно. Давайте узнаем.

Наталья Паткина: Для творчества места много, в селе много чем есть заняться, так сказать, тут уровень надо еще поднимать и поднимать. И те люди творческие, которых зовут сюда, они как раз и должны этим всем заниматься. Мне было совсем несложно принять решение остаться здесь. И наш труд достаточно хорошо оплачивают. Сейчас стимулирующие выплаты, которые происходят из бюджетов. И вообще, если человек творческий и хочет работать, ему есть где заработать. И себе, и для своего дома культуры.

М.Ц: Вот такой короткий получился комментарий у Натальи. Мы также узнали у нее, много ли желающих работать в сельской местности. Давайте узнаем.

Н.П: Я не скажу, что их много, но они есть и с удовольствием работают, никто не жалеет. На моей памяти есть два человека, которые даже не занимают при этом высоких должностей, как директора дома культуры. Все счастливы и довольны. Наверное, в городах все уже на достаточно высоком уровне, есть специалисты, есть оборудование, за которым можно работать, танцевальные студии, музыкальные. И это нужно развивать, тут это не на достаточном уровне. Но мы стремимся к этому. Нужны специалисты, ведь заниматься танцами не будет просто кто-то, это должен быть хореограф. Я не думаю, что кто-то сожалеет, везде тяжело, что в городе, что в поселке. Работать приходится много, отдавать себя приходится целиком, так же, как и везде. И днем будешь работать, и ночью, если надо.

М.Ц: Вот такое мнение от Натальи Паткиной. И судя по ее мнению, не все так и плохо в деревнях, существует государственная поддержка. Давайте также ознакомимся с мнением еще одного нашего эксперта, который также работает в сельской местности, это Сергей Грызов, режиссер-постановщик детского образцового театра «Вдохновение» (д. Вышманово Владимирской области). Здравствуйте, Сергей.

Сергей Грызов: Добрый день, Мария.

М.Ц: Насколько я знаю, вы тоже с самого начала начинали строить свою карьеру именно в сельской местности. Расскажите, что было до вашего появления? Почему вас все равно заинтересовала сельская местность и почему она вас не испугала?

С.Г: Дело в том, что я родился и вырос в деревне. В свое время закончил колледж культуры, потом ВлГУ, а потом пришел работать на село. Пришел я работать как раз в 2000-х, после 1990-х было достаточно сложно, плохая техническая база, плохое финансирование. Мы пришли и создали свой театр, это был 2003 год. Театр уже имеет 4 выпуска, достаточно успешно гастролирует по стране. Мы буквально недавно вернулись из города Тольятти, достаточно успешно съездили туда с ребятами, но так как театр, и ему свойственна вся остальная работа, потому что штат у нас достаточно маленький... Вообще, надо сказать, что если мы говорим о культуре, все говорят о развитии села, но надо понимать, что село и деревня - две разные вещи. Я работаю как раз в деревне, у нас численность населения 370 человек, и все удивляются, что у 370 человек есть свой театр. В ГИТИСе, есть знакомый, и у него есть такая шутка, что когда у Грызова идут спектакли, у него артисты выбегают в зрительный зал, чтобы им казалось, что у него еще есть зрители. И здесь в деревне у нас есть собственный дом культуры, и на его базе есть свой театр. Мы получили звание, и когда нам его присвоили, нам добавили ставку. Это было прекрасное время. И мы тогда взяли себе хореографа, поэтому у нас сейчас дети танцуют, и плюс еще старшее поколение приходит и занимается фитнесом. Я говорю еще раз, если я занимаюсь театром, я занимаюсь всем, это все праздники, территория при клубе, обелиск павшему воину. А время, когда я пришел, было достаточно тяжелым для деревни, потому что когда я пришел работать, еще существовала школа, это все взаимосвязано, понимаете? Школа, детский сад, работало хозяйство, они еще как-то худо-бедно двигались. Потом за время моей работы закрывается школа, это очень было больно, тяжело, потом остался только дом культуры. В том году у нас в хозяйстве произошли очень крупные изменения, была вспышка ящура, теперь хозяйства у нас нет. И остался у нас дом культуры. Здесь и приходится работать. Мне сейчас, к сожалению, приходится совмещать, потому что зарплаты достаточно низкие, и приходится совмещать.

М.Ц: Я так понимаю, что все равно достаточно сложно поднимать, создавать что-то новое. Вы пришли - фактически ничего не было, а сейчас достаточно успешный театр, который по стране функционирует, и вроде все уже наладилось. Скажите, если все так сложно, может быть, было проще остаться вам в городе, вы рассматривали этот вариант?

С.Г: Этот же вопрос постоянно задают все. Я еще раз говорю, мне 31 год, и я из них половину жизни работаю тут, в доме культуры. И все задают мне это вопрос. Я на этот вопрос вам отвечу просто. Ну как можно уйти из родной земли? У меня все предки тут, у меня прадед ушел отсюда на фронт. Он не вернулся. Прабабушка осталась здесь с детьми, ну как можно уйти отсюда, скажите мне? А куда? Вот у меня два выпуска ребят, они тоже поступили в театральное. И один закончил уже, тогда встал вопрос: «Куда идти?». Не везде же нас с открытыми объятьями встречают. Хотя я думаю, что в городе возможности лучше. Был период, когда я хотел все бросить, закончить все здесь, потому что это достаточно тяжело, это работа 24 часа в сутки. Я работал в районном управлении культуры, и мы постоянно работали со всеми частями культуры, их 17 учреждений в районе. И из 17 учреждений культуры за 10 лет работы там у нас пришло работать туда молодых 3 человека. И двое пришли, совершенно не работав в культуре. Там на 90% люди, которые уже на выслуге лет сидят. У меня был такой период, когда я хотел закончить все здесь, хотелось все бросить и уехать к знакомым, потому что театр гастролирует, и очень много знакомых звали работать в Москву и в Питер, но в определенный момент ко мне пришли дети, которые занимаются тут, их 15 человек, и спросили, когда мы будем ставить новый спектакль. И тут я себя поймал на мысли, что если не я, то кто поможет?

М.Ц: Все равно получается, к родным местам прирастаешь, и сложно от этого уйти?

С.Г: Да, именно так.

М.Ц: А среди ваших знакомых, много было желающих тоже вернуться в деревни или большинство предпочли остаться в городе?

С.Г: Нет, конечно. Даже ребята, которые у меня занимались, которые закончили театральный вуз, они не идут сюда работать. Сейчас же это не перспективное место. Я так понимаю, вы обсуждаете программу одного миллиона молодым специалистам? Но ни один специалист не пойдет работать сюда, зная, что тебе надо бежать домой, топить печь. Я 12 лет так живу, мне надо успеть сбегать, растопить печь, вечером сбегать по хозяйству, это все-так деревенская жизнь. И с утра опять бежишь на работу. Никто из молодых не пойдет, причем уровень зарплаты низкий.

М.Ц: Вы считаете, что данная программа, если она будет, если ее примут и будут предлагать миллион, то это навряд ли их замотивирует?

С.Г: Конечно. Вы сами посчитайте, какой сейчас уровень жизни. Вот хорошая машина стоит 500 тысяч, ну что этот миллион. Если мы хотим привлечь молодых специалистов, то это должна быть целая комплексная программа, это улучшение образования, медицины на селе. Я знаю, что есть такая программа «Земский доктор», но понимаете, я 12 лет работаю бок о бок с врачами. Вот за 12 лет у них никто не пришел к ним работать, хотя вакансия открыта. Это получается, что мы покупаем людей, но со временем миллион заканчивается, а работа и жизнь на селе остается.

М.Ц: То есть, несмотря на данную статистику, которая расписывает, что все хорошо и прекрасно, даже у вас в деревне не хватает врачей?

С.Г: Конечно. Мы достаточно маленькая деревня. И это все достаточно остро чувствуется. Я не думаю, что этот миллион может спасти ситуацию, мы находимся в 150 километрах от Москвы и 60 от областного центра. А деревня до сих пор не газифицирована, тут до сих пор люди живут печным отоплением. Центральный водопровод кое-как в том году передали, но он постоянно находится в аварийном состоянии. Я не думаю, что миллион спасет и привлечет к нам людей.

М.Ц: А метод привлечения студентов на время практики, вот он бы мог бы их заинтересовать впоследствии?

С.Г: У меня приезжали студенты из колледжа культуры, но их все равно это не привлекает. Если уже пойти из личного, то понимаете, что у людей хотя бы жилье должно быть, а его нет. Хорошо, прислали мне студентов, мы будем с ними работать, я буду показывать и учить его, как работать тут, но дело в том, что даже элементарного жилья нет. Это должна быть комплексная программа. Тем более, мы буквально недавно обсуждали эффективные контракты, Минкульт с этого года переводит нас на контракты, если мы сейчас начнем работать по контрактам, но мы не сможем работать по таким контрактам.

М.Ц: Видимо где-то пользуются спросом культурные работники, их действительно, может, привлекают, потому что есть возможность у региона это делать, а в других местах не позволяет местный бюджет заинтересовать работника культуры. И получается такая ситуация, как с Сергеем Грызовым. И только любовь к собственному делу, любовь к деревне помогает ему создавать буквально с нуля и полностью поднимать театр. Они достаточно успешно путешествуют по стране и заниматься этой деятельностью.

Это была программа «Угол зрения». У микрофона работала Мария Цыганова. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments