Обманутые дольщики: третья беда в России?

«Количество обманутых дольщиков превышает по численности российскую армию», — заявляют эксперты. В некоторых регионах — например, в Питере и Краснодаре — проблема не решается уже несколько лет. Поможет ли вынесение вопроса на федеральный уровень?
Эксперты: Алла Андреева — лидер обманутых дольщиков ГК «Город» (г. СПб); Давид Галустов — создатель форума «Обманутые дольщики. Краснодар. Родина».

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Александра Хворостова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Обманутые дольщики: третья беда в России?». И это действительно так. Когда-то классик сказал, что у нас в России всего две беды: дураки и дороги. Но по сообщениям СМИ мы видим, что проблема обманутых дольщиков не менее обширна, чем две другие проблемы. Говорим мы сегодня о проблемах обманутых дольщиков и о том, как в регионах дольщики пытаются бороться за свои права. Сегодня в России больше 80% нового жилья строится с привлечением средств граждан по договорам долевого участия. И по всем регионам страны разбросаны 800 замороженных строек, это только официальные данные. Количество обманутых дольщиков по некоторым подсчетам составляет 80 тысяч, по некоторым 150 тысяч, по некоторым — до миллиона людей. В 2005 году вступил в силу закон «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости». Безудержный рост числа обманутых дольщиков приостановился, но ситуация с «брошенными» объектами долевого строительства не исчезла. Вот о том, как в регионах дольщики борются за свои права, говорим сегодня.

И прежде всего, поговорим о проблемах обманутых дольщиков с Аллой Андреевой, лидером обманутых дольщиков ГК «Город» город Санкт-Петербург. Алла, здравствуйте!

Алла Андреева: Здравствуйте!

А.Х: Вы мне до эфира сказали, что про проблемы обманутых дольщиков вы знаете лучше, чем кто-либо в нашей стране, почему так?

А.А: Так получилось, что у меня богатый опыт борьбы за оплаченное жилье, купленное за наличные средства, опыт работы у меня с чиновниками, с застройщиком. К сожалению, наше законодательство несовершенно, оно совершенно не защищает граждан нашей страны от мошенников, которые попросту собирают деньги с людей, строят пирамиду, а потом сваливают и практически ни за что не отвечают.

А.Х: Вы наверняка знаете, что государство тем или иным способом пытается поддержать обманутых дольщиков. Вот есть ли у нас сегодня федеральный закон, который помогал бы дольщикам на 100%?

А.А: Вы знаете, сейчас законодательство переделывают, принимают поправки в 214 ФЗ. Я, несмотря на то, что сама пострадала по 214 ФЗ, я не считаю, что его нужно отменять или менять в корне, потому что огромное количество людей реально не может купить себе квартиру и позволить себе готовое жилье. Они могут вложиться в квартиру на котловане, люди могут себе позволить улучшить условия, условия жизни своих детей, но тут у нас возникает вопрос. На данный момент законодательство меняют, и тем людям, которые хотят купить квартиры в новостройках, сейчас будет гораздо проще защищать свои права и отставить свои интересы, но ничего не делается для тех людей, которые уже обмануты, деньги которых украдены. Для этих людей на законодательном уровне не делается ничего. И вопросы пытаются решать на местном уровне. Правительство РФ молчит по поводу тех людей, кто уже обманут.

А.Х: Несмотря на то, что вроде как на правительственном уровне всегда поднимают вопросы, проводят съезды обманутых дольщиков, но не сдвигается?

А.А: Вопросы поднимаются, но решения этого вопроса нет. Если есть застройщики, которые не смогли разворовать все активы, и их успели остановить, то да. А еще есть объекты, где все разворовано полностью. Есть люди, которые купили не по 214 закону, а по ЖСК, то есть по договору. И там вообще беда. У нас численность дольщиков превышает армию РФ по всей стране. И что с этим делать? Процесс вроде бы решается, но очень медленно на местах. И самое главное, что чиновникам надо принимать решения, которые будут решать будущее этого чиновника. Они принимать решения боятся, выходить на федеральный уровень с таким решением тоже боятся. Насколько я знаю, у нас в стране есть регион, где нет обманутых дольщиков, где решили этот вопрос, это Башкирия. Вот почему бы не воспользоваться их опытом? Но нет. Каждый придумывает свой велосипед и свое колесо. Но в результате не всегда все получается, не идет гладко. И самый главный вопрос — на что достраивать объекты?

А.Х: Вы также можете поделиться с нами опытом общения с вашими региональными чиновниками по поводу долевого строительства и обмана. Каким образом власти вашего региона идут с вами на контакт?

А.А: Вопрос решается, но очень медленно. Даже если взять группу компаний «Город», на данный момент все в подвешенном состоянии находится. Финансирование непонятно, каким образом будет происходить. Вроде как придумали схему, но денег нет. У нас из 13 построенных домов должны сдаться 11. Вот в сентябре люди должны получить ключи. В результате недостроенными сдали 2 дома из 11 и все. В остальных люди ключи в этом году не получат. И еще непонятно, когда мы получим и в этих домах ключи. Я четко считаю, что чиновники виноваты в сложившейся ситуации, в частности, с группой компаний «Город», потому что когда стало понятно, что они не строят, и дольщики забили тревогу, их никто не слышал. Все было хорошо, все было замечательно. И конкретный мой застройщик в августе 2013 года прошел проверку комитетом по строительству, которым руководил Дивиденко, который поехал сейчас в Севастополь и уже там будет рулить строительным рынком. Что он там наделает, я не представляю себе. Мой застройщик прошел проверку в августе 2013 года, нарушений по нему не было выявлено. 1 октября 2013 года я должна была получить ключи, но их у меня до сих пор нет. И эти люди, которые тогда стояли у руля, это, по сути, региональные министерства. И этот человек поехал в Севастополь, там рулить. Давно уже была пора понять, что этот человек не может руководить ничем, но он поехал дальше. Наверное, друзья помогли, родственники, связи. Вице-губернатор, который тогда у нас был, сейчас сидит за стадион на Крестовском, его задержали за взятки, но я не знаю, проверяли ли они связь. Ведь эти люди виноваты в той ситуации, в которой оказался Питер. А как ее разруливать, когда все стоит разворовано? Чиновники и государство виновато в сложившейся ситуации. А страдают люди. У нас упала рождаемость, и почему-то никто не поинтересовался, почему она упала. Это один из вопросов обманутых дольщиков. Люди, вложив деньги и не зная, когда они получат ключи, зачастую очень много молодых семей, и они не знают, как в этой ситуации рожать детей. У них у всех ипотеки, съемное жилье и квартира в долгострое, которая неизвестно, когда построится. Это как раз и вариант решения вопроса повышения рождаемости, потому что армия дольщиков огромна в стране, и почему государство принципиально старается этого не замечать, я не знаю. Мы прямую линию с президентом в этом году просто оборвали, но вопроса не было поднято. Обманутые дольщики в РФ — неважная проблема. А то, что численность дольщиков подходит к численности армии, если не больше, это ведь катастрофа для страны.

А.Х: Алла, сейчас запущен некий флешмоб под хэштегом #ПутинНеОтветил? Под этим хэштегом сколько сегодня людей подписалось, и, может быть, к вам обращались люди с других регионов, у которых, может быть, есть положительная динамика, кроме Башкирии, про которую вы уже сказали?

А.А: Люди из других регионов ко мне обращаются постоянно. Недавно приезжали на консультацию дольщики из Челябинска. Но обращаются те люди, у которых нет положительной динамики, к сожалению. Вроде надо радоваться, что два дома сданы, но радости нет, потому что они не достроены. Они там не то, что не доделаны, там глобальные строительные работы недоделаны. Там не сделано остекление фасадов, там не сделан тепловой контур, лифты не работают, но ввели дома в эксплуатацию, непонятно каким образом. В конкретно моей квартире просто нарушение проекта идет, и таких квартир много. И силовым методом, я считаю, под нажимом администрации Госстройнадзор подписал документы о вводе в эксплуатацию двух домов. Будущего у людей нет.

А.Х: Это наверняка делается для галочки в документах?

А.А: Конечно. Это было сделано 15 июня во время прямой линии с президентом. О чем можно говорить? Они просто поставили точку в достройке домов. А какая там точка, если там еще 11 домов не достроено, а 9 из них они должны были сдать в этом году?

А.Х: Алла, скажите, может быть, у вас есть какие-нибудь соображения по тому, сможем ли мы преодолеть эту беду России?

А.А: Обманутые дольщики — это одна из глобальных проблем России. И лично я считаю, что только личная ответственность глав регионов может как-то изменить эту ситуацию. Плюс общественный контроль. Если бы у нас при министерстве строительства было бы отделение, которое работает на это. И вот отчиталось руководство Санкт-Петербурга, что они построили столько-то домов, а в ответ рядом чтобы лег отчет дольщиков, тогда, возможно, при такой ситуации было бы изменение ситуации. У нас, например, Сергей Георгиевич Полтавченко очень давно губернатор Санкт-Петербурга. И эта ситуация сложилась под его руководством. Да, вице-губернаторы меняются, меняются председатели комитета по строительству, но губернатор остается. Он же должен думать, каким образом жители в его регионе будут жить, а он об этом не думает.

А.Х: Конкретно Полтавченко выходил каким-то образом с вами на контакт?

А.А: Нет, ну что вы. В бытность, когда у нас губернатором была Матвиенко, когда у меня в поселке, где я живу, делали дорогу, мы с моими общественниками смогли попасть к ней на прием. А сегодня у нас губернатор какой-то небожитель, который не видит и не замечает проблемы людей. Вот в чем дело. Я этого его подхода не понимаю, почему он считает себя выше людей, которых он обязан обеспечить нормальной жизнью в своем регионе. Он гарант Конституции у нас. И при этом нам еще говорят, что весь наш долгострой находится под контролем президента РФ, это либо такой контроль, либо они обманывают руководство нашей страны. А что еще может быть?

А.Х: С момента 2013 года, когда вам должны были выдать ключи от вашей квартиры, наверняка прошло немало митингов, акций и всевозможных других мероприятий, проводимых обманутыми дольщиками?

А.А: Конечно, много. И голодовка была, чего только не было.

А.Х: И власти вообще не смотрят на ваши проблемы?

А.А: Смотрят, конечно. Обижаются, что мы такие нехорошие, везде ходим, просим, пишем, акции устраиваем, стучимся в разные двери и говорим о том, что нас не строят, а они рапортуют лишь о том, что все хорошо. Замкнутый круг. До тех пор, пока это все не будет вырвано общественным контролем наверх, напрямую к руководству нашей страны, этот вопрос вообще не решить. Он нерешаемый тем методом, которым власть пытается его решить.

А.Х: Нельзя эту проблему спускать на регионы?

А.А: Я считаю, что нельзя. В данной ситуации, в связи с огромным количеством обманутых граждан, эту ситуацию надо выталкивать из регионов на более высокий уровень. У нас же в Питере как-то более-менее человек может встать в реестр обманутых дольщиков, их всего раз в неделю принимают. Но в Ленинградской области нужно за несколько месяцев записаться, отстоять виртуальную очередь и ждать, когда тебя пригласят. Это все делается специально для того, чтобы рапортовать наверх о малом количестве обманутых дольщиков. Что происходит в других регионах, это вообще, мне просто жалко людей. Мне звонят люди из разных городов, я хоть понимаю, какие события происходят у нас, международные форумы проходят, всякие события, где мы можем в пикетах встать, но что творится в каком-нибудь небольшом городе, куда не приезжает ни Путин, ни Медведев, ни кто-то из иностранных глав государств, что делать этим людям, когда они один на один со своей администрацией?

А.Х: Есть ли у вас вообще надежда на то, что эта проблема исчерпает себя в России?

А.А: Эта проблема исчерпает себя в России, если у нас она будет решаться на федеральном уровне, только так.

А.Х: А есть ли у вас эта надежда?

А.А: Надежда всегда есть. Я, между прочим, сдала экзамены и поступила в юридический вуз для того, чтобы быть юридически подкованной. А что делать? Уже сил нет и выхода нет. Я делаю это ради всего этого, потому что я поняла, что без юридического образования мне дальше никак, мне нужно юридическое образование. Пойду учиться, поступила в вуз в 44 года.

А.Х: Это замечательно, с одной стороны, видите, как несчастье выразилось на вашем образовании. Пойдете учиться?

А.А: Я собираюсь заниматься проблемой обманутых дольщиков просто постоянно и до упора, потому что она мне полностью ясна, полностью понятна. И лично я считаю, что моим опытом накопленным надо пользоваться. И я готова заниматься решением этого вопроса, потому что я вижу, что чиновники не говорят правду или полуправду говорят. И есть вещи, которые они просто боятся докладывать наверх. Я это четко вижу, и это всем понятно. Как они доложат о том, что на самом деле происходит на стройке? Не доложат. Если где-то кто-то не боится докладывать, то основная масса людей боится, и я уверенна, что у руководства нашей страны нет настоящей картины по обманутым дольщикам.

А.Х: Алла, мы уверены, что, окончив университет, став хорошим юристом, вы защитите огромное количество народа в нашей стране. И хоть каким-то образом повернем эту картину в более правильное русло. Огромное вам спасибо за то, что вы вышли к нам в прямой эфир. До свидания.

А.А: До свидания.

А.Х: Третья беда в России — это обманутые дольщики. О том, как сами дольщики борются за свои права в регионах, мы говорим в сегодняшней нашей программе. И следующий наш участник — Давид Галустов, создатель форума «Обманутые дольщики. Краснодар. Родина». Давид, здравствуйте.

Давид Галустов: Добрый день.

А.Х: Поделитесь вашей не совсем хорошей историей, почему вы вдруг стали создателем паблика «ВКонтакте»? Как долго длится ваша история и сколько с вами человек в вашем паблике?

Д.Г: История длится с 2012 года, у нас остановилось строительство достаточно крупного комплекса. 10 домов, около 700 квартир они должны были сделать. Паблик пришлось создать, потому что необходимо было как-то объединить всех людей, усилия, действия. И во многом благодаря этому паблику у нас появилась возможность как-то продвигаться в решении нашей проблемы. Людей у нас больше 1000 человек сейчас, это один из самых крупных пабликов обманутых дольщиков.

А.Х: Вы сказали, что каким-то образом продвинулись в решении проблем, это действительно так? Или с 2012 года никаких подвижек в ваших проблемах нет?

Д.Г: Самое главное наше достижение — это то, что наши дома изначально вообще хотели сносить. И уже у нас было решение суда о сносе, но мы все собрались, устраивали митинги, пикеты, мы ставили палатки, требовали все решить наши вопросы, достроить дома, но нам только снос отменили, а дальше никто ничего не хочет делать. Мы продолжаем как-то о себе заявлять. Мы записали обращение к президенту. Мы проводим какие-то акции и митинги, пикеты согласовываем. Стараемся как-то о себе заявлять, чтобы наши проблемы как-то решали, но нас никто видеть не хочет. У нас стройка — это одна из центральных улиц, у нас висят большие баннеры с обращением к нашему губернатору с просьбой найти инвестора и достроить нам дома. Написано, что стройка остановлена с 2012 года. Стараемся как-то так сообща действовать, но в реальности пока увы.

А.Х: Получается, что губернатор края никаким образом не обращает на вас внимания? Хоть какие-то комментарии из администрации были в ваш адрес? Вы вообще встречались с губернатором, с заместителем по строительству?

Д.Г: Мы встречались достаточно много и долго с муниципальной властью, нашей администрацией. Периодически проводили встречи, они даже выпустили распоряжение о создании рабочей группы, которая будет помогать нам. Но это все только на бумаге, а на самом деле нам никто ничего и никак не помогает. С губернатором у нас так и не получилось встретиться.

А.Х: А почему вы не можете с ним встретиться, ведь это действительно огромная проблема для региона?

Д.Г: Из администрации края нас просто отправляют в департамент архитектуры или еще куда-то. И все.

А.Х: Получается такой круговорот?

Д.Г: Мы на одном уровне крутимся, а от них одни отписки и все. Мы постоянно обращались в прокуратуру, в СК. У нас есть очень много отписок от всех этих органов, но это все отписки. И в реальности проблема не решается уже столько лет. У нас же 2000 пострадавших.

А.Х: Это просто ужас, получается, 5 лет не могут сдать дома?

Д.Г: Да.

А.Х: Вот записали вы обращение президенту и отправили его?

Д.Г: Да, мы его отправляли.

А.Х: Как давно вы его отправляли?

Д.Г: Мы записали его еще до Нового года.

А.Х: Получается, что с конца прошлого года осталось без ответа это обращение?

Д.Г: Да.

А.Х: И вообще никаких подвижек со стороны администрации президента тоже не было? Или как-то выходили на диалог с вами?

Д.Г: Нет. Конкретно на диалог не выходили. Как вы знаете, обращение граждан рассматривается согласно ФЗ, нам приходят сообщения о том, что они отправили наше обращение, оно принято, а затем приходит отписка, что оно направленно для рассмотрения в администрацию края. Затем приходит отписка из администрации края, что наше обращение отправлено в муниципальное управление. А уже оттуда приходит сообщение о том, что мы достроить не можем или ваша стройка была вообще незаконной или еще что-то в этом духе. Ну, что-то в этом роде.

А.Х: А есть ли у вас понимание того, как надо решить эту проблему на федеральном уровне? Что необходимо делать?

Д.Г: Я думаю, что это абсолютно не проблема. Вполне можно привлечь инвестора и как-то его заинтересовать. Я уверен, что у власти есть достаточно рычагов для того, чтобы как-то заинтересовать инвестора. Более того, у нас есть свободные, непроданные квартиры, поэтому можно его привлечь, он достроит дома, это только снизит социальную напряженность, которая очень растет в нашем крае, потому что у нас с обманутыми дольщиками одна из тяжелейших ситуаций в нашей стране.

А.Х: Если есть настолько явные пути решения, то почему их не решают в регионе? Почему отмахиваются, отписываются, закрывают глаза на ваши проблемы?

Д.Г: Достоверно сложно говорить, но слухи разные ходят о том, что это очень хороший участок земли. И говорят, что кто-то имеет интерес к этому месту, потому что это почти центр города, рядом очень развивающиеся районы, инфраструктура. Может быть, из-за этого, я не знаю. Тут очень сложно сказать. Мы не обладаем достаточной информацией.

А.Х: А в какие-нибудь правозащитные организации вы обращались? Есть ли у вас с правозащитниками какой-то диалог?

Д.Г: Как я уже говорил, они нам ответили очень хорошо. В их сообщении было написано, что они отправили письмо в администрацию города, чтобы они привлекли инвестора, может быть, даже поменяли назначение участка земельного, но они-то отправили, но и все. Остальные организации — это какие? У нас много есть антикоррупционных всяких с громкими названиями, но, как правило, это юридические фирмы, которые просто все хотят нажиться, если честно. Очень многие предлагают свои услуги за деньги, потому что понимают, что людей очень много, и со всех очень большая сумма будет получаться. Конечно, у нас были суды, мы проходили их, мы хотели включить наш объект в перечень проблемных объектов. В перечень проблемных объектов нас включать не хотят. Видимо, они не хотят портить статистику. Официально признать нас обманутыми дольщиками они тоже не хотят. Суд нас ими признал официально, обязал администрацию включить нас в определенный реестр, но потом почему-то это решение суда отменили.

А.Х: А кто отменил, кто оспорил? Администрация?

Д.Г: Да. Администрация подала иск о том, чтобы пересмотреть это дело. И все, его пересмотрели.

А.Х: Обращались на местном уровне, обращались к губернатору, обращение даже отправлено Владимиру Владимировичу Путину. Скажите, дальше какие ваши действия? Ведь 5 лет без жилья, ужас.

Д.Г: Мы бьемся, куда нам деваться? Буквально два дня назад приезжали НТВ, они снимали репортаж, о нас были передачи на «Первом канале», местная пресса очень много о нас писала. Мы рассчитываем на то, что через СМИ наша проблема дойдет до федеральной власти, и, может, сверху будет какое-то указание, и нашу проблему смогут решить. А на местных у нас нет надежды, это очевидно. Мы пытаемся, хотим выйти на федеральный уровень.

А.Х: Действительно, наверное, надо только биться лбом, пробивать себе дорогу, как ледокол, и, возможно, в вашем деле появятся какие-то подвижки. Именно этого я вам и желаю. Огромное спасибо, Давид, что пообщались с нами в рамках прямого эфира.

Д.Г: Спасибо.

А.Х: Почему власти не видят, почему власти ни на региональном уровне, ни на федеральном уровне не ведут диалог с обманутыми дольщиками, это вопросы, видимо, пока остающиеся без ответа. Люди не знают, каким образом и куда им стучать, в какой колокол бить, чтобы их услышали.

В разных субъектах федерации разные причины возникновения недостроев и проблем обманутых дольщиков. В Петербурге с 2013 года нерешенная проблема, в Краснодаре — с 2012 года. Возможны ли пути решения в нашей стране сегодня? Конечно, создан в 2014 году некий реестр граждан, пострадавших от действий недобросовестных застройщиков. На основе сведений из регионального реестра власти субъектов пытаются принимать решения о выделении либо субсидий на завершение конкретных объектов строительства, недостроев, принимают меры по поддержке дольщиков. Но, как видим, проблема не решается.

Лидерами по количеству обманутых дольщиков сегодня являются Москва, Санкт-Петербург, Самарская область, Новосибирская область, а также Краснодарский край. Создан 214 ФЗ, который каким-то образом должен помогать обманутым дольщикам в регионах, но власти не слышат.

Это была программа «Угол зрения», у микрофона была Александра Хворостова.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments