Приемная семья для пенсионера: как реализуется программа в регионах

В разных регионах программа «Приемная семья для пенсионера» преследует разные цели. В Кировской области, например, с ее помощью снижают очереди в дома для престарелых. Эксперты: Аделина Минибаева — журналист сайта UfaTime.ru; Александр Палтусов — председатель правления Башкирского республиканского отделения общероссийской общественной организации «Дети войны»; Ольга Шуляева — и.о. министра социального развития Кировской области.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Тема сегодняшней программы: «Приемная семья для пенсионера: как реализуется программа в регионах». Есть такая программа, довольно давно уже она в нашей стране работает, о ней мало что известно, сегодня попытаемся разобраться с нашими экспертами, как она реализуется в том или ином регионе. «Когда в 2007 году правительством России был запущен проект „Приемная семья для пожилых людей“, то на него откликнулись во многих субъектах РФ. Как выяснилось, одиноких стариков на селе брали в семьи и без этого проекта. Широкое распространение такая форма работы получила в Новосибирской области. Так, социальный работник Галина Казакова сначала ухаживала за одиннадцатью пожилыми людьми и инвалидами, а потом еще взяла к себе в семью престарелую бабушку. Такой случай не единственный. Ведь как бывает? Одни люди отказываются от стариков, а другие их к себе берут.

Надо сказать, что сам факт появления приемных семей для пожилых людей обрадовал работников социальных служб, а с другой стороны озадачил. В настоящее время практика помощи престарелым гражданам (приемная семья) законодательно на федеральном уровне пока не закреплена».

Почему взяли эту тему — буквально сегодня была опубликована новость на сайте UfaTime.ru «В Башкирии появятся 24 приемные семьи для пенсионеров». И первым моим собеседником по данной теме будет Аделина Минибаева, журналист сайта UfaTime.ru. Здравствуйте.

Аделина Минибаева: Здравствуйте.

И.К.: Первый вопрос — программа запущена с 2007 года, на дворе 2017 год. Может быть, были какие-то комментарии от министерства труда и соцзащиты, я так понимаю, это они реализуют эту программу совместно с республиканским центром социальной помощи семьи и детям. Они как-то давали комментарии по поводу того, почему так поздно включились в реализацию данного проекта?

А.М.: Законопроект был подан в 2016 году, в декабре. Вчера правительство утвердило порядок оказания этой помощи. По правилам, наша республика перенимала опыт соседних регионов, изучала его. Начались какие-то свои коррективы с учетом региональных особенностей.

И.К.: Насколько я знаю, сейчас планируется 24 семьи. А что известно об этих людях, которые готовы взять к себе пенсионера? Кто эти люди?

А.М.: Отбирать семьи будет республиканский центр социальной защиты и оказания помощи. Существует ряд ограничений для того, чтобы взять в приемную семью пожилого человека. Во-первых, семья не должно состоять в кровном родстве с подопечным. Во-вторых, до реализации программы, до включения пожилого человека в эту программу он не должен проживать в этой приемной семье. Также существует запрет на получение семьей компенсации для нетрудоспособных членов семьи. То есть если в семье есть какой-то человек, и получает семья за него компенсацию, то взять пожилого человека они уже не смогут. Также есть ограничения по психическому здоровью. Почему взять пожилого человека сможет далеко не каждая семья — они должны пройти отбор, и республиканский центр должен согласовать кандидатов, как со стороны семьи, так и со стороны подопечных.

И.К.: То есть эти люди пока неизвестны, это только планы пока?

А.М.: Да, это планы. С каждым годом количество будет расти. К 2020 году министерство планирует пристроить в семьи около 170 пенсионеров.

И.К.: Насколько остро стоит в республике проблема с пенсионерами, с домами престарелых? Я знаю, что у вас открываются пансионаты. Как министерство и республиканский центр социальной поддержки семьи — какие аргументы они приводят в пользу того, что пенсионер должен проживать именно в семье, а не со своими одногодками в пансионате, где будет постоянное наблюдение за этими людьми?

А.М.: В республике сейчас насчитывается около 900 тысяч пенсионеров. Каждый пятый из них при этом нуждается в постоянном уходе. На содержание каждого такого пенсионера республика тратит в месяц 16 тысяч рублей. При этом сами пожилые граждане далеко не всегда довольны качеством услуг и условиями проживания в государственных учреждениях. И они хотят жить в семьях либо с родственниками и знакомыми. Поэтому в министерстве труда с помощью программы приемных семей для пожилых граждан рассчитывают, во-первых, улучить условия проживания для самих пожилых граждан, а во-вторых, снизить нагрузку на республиканский бюджет. Конечно, сами семьи будут получать компенсацию за приемного пожилого человека. Но она значительно ниже, чем расходы на содержание пенсионера в госучреждении. Если в цифрах, то семья будет получать 6200 рублей в месяц. Также пенсионер будет отдавать около 75% со своей пенсии. Если же семья готова взять на содержание пенсионера старше 80 лет или инвалида первой группы, то к 6200 рублям идет надбавка в 30%.

И.К.: Разница довольно большая, в 10 тысяч рублей. Такая крамольная мысль возникает, что республиканский бюджет хотят сэкономить за счет реализации данного проекта. И сэкономить хотят на незащищенной социальной группе — одиноко проживающие пенсионеры и пенсионеры, которые живут в домах престарелых.

А.М.: Если сопоставить цифры, плановые цифры программы, то 178 человек, которых планируется пристроить к 2020 году, — это не все пенсионеры, нуждающиеся в уходе. Если каждый пятый пенсионер из 900 тысяч нуждается в спецуходе, то трудно говорить о каких-то корыстных целях Минтруда разгрузить бюджет. Все-таки большая часть пенсионеров останется на попечении государства.

И.К.: Хорошо. А может быть, представители ведомств, общественники давали комментарии по поводу того, каким образом будет контролироваться такой процесс? Наверняка же появятся люди, которые захотят на этом заработать денег. Есть практика такая, что набирают детей, получают за них какие-то пособия. Дети проживают в не очень благоприятных условиях, но зато приемные родители чувствуют себя очень хорошо. Каким образом будет контролироваться содержание пенсионеров в приемной семье? Говорили об этом?

А.М.: Республиканский центр будет каждый месяц проверять отчеты о тратах семьи на содержание пенсионера. Этим обеспечивается контроль за расходами и за злоупотреблениями.

И.К.: А приходить, спрашивать, как дела у пенсионера, такого не планируется? Или будет проводиться такой обход?

А.М.: Проверки предполагаются. Все-таки это закон о приемных семьях, и на них распространяются те же законы.

И.К.: Это хорошо. Огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии.

Мы продолжаем. Следующим моим собеседником по данной теме будет Александр Палтусов, председатель правления Башкирского республиканского отделения общероссийской общественной организации «Дети войны». Здравствуйте!

Александр Палтусов: Здравствуйте.

И.К.: По поводу реализации программы «Приемная семья для пенсионеров» в вашей республике — как оцениваете перспективы данной программы, чем она хороша по отношению к домам престарелых?

А.П.: Во-первых, я двумя руками за то, чтобы наши ветераны жили в нормальных условиях. А нормальные условия — это, в первую очередь, семья. Никакой коллективный дом престарелых, никакая забота не заменит того тепла, которое дает семья. Недавно мы слушали выступление Ленары Ивановой, нашего министра социальной защиты. Я очень обрадовался, что она сказала, что этот позор, который у нас сейчас есть, эти дома престарелых потихоньку будут закрываться. И я с удовольствием воспринял то, что семья, которая будет ухаживать за человеком, будет получать 75% его пенсии, что будет получать государственную поддержку 6800 рублей и будет отчитываться, что эти деньги действительно пошли на ветерана. И ветеран — уверен — продлит себе жизнь. Он продлит, возможно, свою общественную деятельность. Если он не выходит, если он инвалид, то получает гораздо больше тепла от тех людей, с которыми будет жить.

И.К.: Почему воспринимаются дома престарелых как некий позор? Неужели ситуация в республике настолько плачевная, что касается реализации социальных программ по поддержке и помощи такой социальной группе, как одиноко проживающие пенсионеры, которые находятся в бюджетных учреждениях?

А.П.: Я могу еще раз повторить на весь эфир и сказать, что никто, никакая организация, никакой дом престарелых не заменит нахождение в семье, потому что семья — это первоочередная ячейка нашего общества. Я не могу сказать, что они там живут очень плохо, что там за ними не ухаживают. Но там коллективизация, все это коллективно, все в общем. А сейчас уже 21 век, век новых технологий и век, я уверен, индивидуального подхода к личности. У нас сейчас много хороших, развитых и молодых людей, и взрослых, и престарелых людей, которые обладают определенными знаниями, которые могут эти знания передать молодому поколению, чтобы наша Родина была еще лучше. А для этого нужно старикам создать нормальные условия, домашние. Ни один дом престарелых домашние условия не создаст. И внимание и любовь получат только те, которых примут в семьи. Тогда мы за наших бабушек и дедушек будем спокойны.

И.К.: По словам Ленары Ивановой, в республике проживает около 902 тысяч пенсионеров. Каждый пятый при этом нуждается в постоянном уходе, это около 1800 человек. И по программе «Приемная семья для пенсионеров» в республике к 2020 году планируется 178 семей. Но пенсионеров 1800. Как бы, на ваш взгляд, можно было бы ускорить реализацию данного проекта, как-то улучшить, чтобы к 2020 году увеличить объем?

А.П.: Конечно, та сумма, которая будет выделяться сегодня, 6800 рублей — это уже не та сумма при наших ценах на лекарства, на продукты, на фрукты, на то, что должен есть пожилой человек. Он должен съездить в санаторий, мы должны его подлечить. Сейчас медицина тоже небесплатная, много приходится денег отдавать. Нужно, в первую очередь, поднять вот эту рамку финансовую. Не 6800 делать, а порядка сегодня 12 тысяч. Это первое условие. Второе — чтобы люди брали, надо популярнее рассказывать об этом движении, надо полностью показать людям, что они не из какого-то хлама их забирают, не из какого-то дома престарелых, которые разбитый, без ремонта, без нормального питания. Нет, там все нормально. Но надо идеологически подойти к этому вопросу, убедить людей помочь нашим ветеранам. Ведь не секрет, до сих пор работают наши предприятия, организации на той базе, которую сделали мы своими руками при СССР. И чтобы это все содержать хорошо, чтобы это все поддерживать, конечно, нужен опыт и знания наших ветеранов. Ведь в семьях есть не только взрослые, там же и молодые, внуки, правнуки. Они все это будут слышать, видеть. Но для этого надо семью заинтересовать. И не только денежным довольствием — вот ты ветерана взял, вот тебе 10−12 тысяч. Надо посмотреть, может быть, какие-то льготные условия по очередности на улучшение жилищных условий и т. д. Тут много социальных факторов, о которых Ленара Иванова говорила. Я ее поддерживаю двумя руками.

И.К.: Комплексный подход в вопросе должен быть, получается.

А.П.: Обязательно. Только в комплексе, только вместе мы сможем решить эту проблему. Тем более, у нас продолжительность жизни до 2025 года должна быть уже 76 лет, а не 70, как сегодня. У нас есть естественный убыток населения, сейчас демографическая яма, рождается меньше, чем умирает. Из-за этого нам каждый человек на вес золота. Каждый человек — это кусочек нашей Родины, за него надо биться и бороться.

И.К.: Огромное спасибо, Александр Михайлович, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии.

Мы продолжаем. Что касается других регионов, где программа уже реализована, где она действует, например, во Владимирской области за 4 года семейный приют получили 133 одиноких пенсионера. А у нас на связи Ольга Шуляева, и.о. министра социального развития Кировской области. Ольга Юрьевна, здравствуйте!

Ольгу Шуляева: Добрый день.

И.К.: Ведь нет никакого федерального закона по поводу реализации данной программы «Приемная семья для пенсионера»? Это все отдано на откуп регионам, некая инициатива, которую проявляют сами регионы?

О.Ш.: Да, совершенно верно. Когда Кировская область начала изучать опыт регионов по внедрению различных технологий улучшения жизни пожилых граждан, инвалидов, то такая технология, как приемная семья, уже реализовывалась в 20 субъектах РФ, это точно. Это был 2011−2012 год. Поэтому изучив опыт других субъектов, почерпнув для себя что-то лучшее, с 2012 года мы тоже стали реализовывать на территории Кировской области стационарозамещающую технологию — приемная семья для граждан пожилого возраста и инвалидов. Но у нас, в первую очередь, было направлено внедрение этой технологии на снижение очередности в дома-интернаты для пожилых и инвалидов. Потому что в 2012 году для Кировской области этот вопрос был очень острый. Кроме того, мы понимали, что для некоторых пожилых поехать в дом-интернат для престарелых — это психологическая травма. Все-таки пожилые привыкли жить в домашних условиях. Поэтому у нас эта технология сейчас в два направления для пожилых — или проживание в привычной комфортной обстановке, и в то же время как раз отсутствие очередности в дома-интернаты, что нам удалось добиться, в том числе.

И.К.: Сколько семей взяли на себя такую ответственность, социальную нагрузку с 2012 года? Есть какие-то данные, сколько пенсионеров живут в приемных семьях в Кировской области?

О.Ш.: Конечно. С самого начала 2012 года, периода реализации таких семей было 40, которые изъявили желание взять 40 пожилых. Но сейчас у нас уже проживает 71 пожилой человек и инвалид в таких приемных семьях. Мы готовы и дальше увеличивать количество приемных семей, если будет такая потребность. Планируем, что до конца года таких семей будет уже не менее 80. Как раз в половине муниципальных районов и городских округов Кировской области приемные семьи и функционируют.

И.К.: Какие сложности были во внедрении этой социальной технологии на территории вашего региона? С какими проблемами столкнулись?

О.Ш.: Административных барьеров никаких не было однозначно. Для нас самое главное было — понимать, что семья психологически готова взять чужого человека к себе. И пожилой человек также психологически готов жить с чужими людьми. Это было самое страшное. Мы опасались, что могут возникнуть какие-то конфликты. Поэтому очень детально подходили сначала к работе с семьей. У нас есть определенные условия для того, чтобы можно было создать у себя приемную семью. И, конечно же, мы проводили психологическую работу в том числе и с пожилым гражданином. Спрашивали, почему так, точно ли он уверен в этом. Может быть, ему комфортнее будет проживать в доме для престарелых. Это была самая большая проблема и самые наши большие страхи.

И.К.: Какие преференции для семьи, которая готова взять пожилого человека, помимо денежной компенсации, предусмотрены еще региональными властями?

О.Ш.: Конечно, это 75% среднедушевого дохода самого гражданина, то есть это возмездный договор, трехсторонний.

И.К.: То есть пенсионер отдает эти деньги семье, а она на них обеспечивает его проживание у себя, покупает продукты, одежду и т.д.

О.Ш.: Совершенно верно. Кроме того, еще и за счет средств областного бюджета ежемесячно перечисляется приемной семье вознаграждение. Оно небольшое, 5 тысяч рублей, но для многих семей это является подспорьем.

И.К.: До какого года рассчитана реализация данной программы именно у вас в Кировской области?

О.Ш.: У нас нет срока окончания реализации этой программы. Из года в год мы планируем средства для реализации этой технологии. Поэтому по потребности у нас эти средства выделяются из года в год. Мы не планируем ее закрывать, так как видим, что эта технология очень востребована. Я думаю, что из года в год мы будем увеличивать количество проживающих, если будет в этом потребность.

И.К.: То есть бессрочная программа. Но какой-то план есть? Например, в Башкирии буквально недавно утвердили реализацию этой программы, готовы ее начать реализовать, до конца 2017 года планируется 24 семьи, до 2020 года — 174 семьи. Есть какие-то такие планы?

О.Ш.: Мы не ставим себе какие-то максимальные границы. Мы с коллегами договорились так, что мы будем планировать средства по мере необходимости. Если возникнет необходимость в 100 семьях, то я думаю, что мы и до 100 семей дотянем потихонечку. Если будет необходимость больше 100 семей, мы будет решать этот вопрос. Говорить, что именно 120, 130… На сегодняшний день у нас как таковая потребность в приемных семьях закрыта. У нас нет никакой очередности, нет обещаний каким-то гражданам, что через год, через два. Мы смотрим по реальной ситуации.

И.К.: Ольга Юрьевна, огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии.

У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments