ITunes

Медаль раздора: в Адыгее выясняют, за какие успехи наградили дочь чиновницы от образования

На выпускном вечере золотая медалистка пожаловалась на свою одноклассницу, которая, якобы, получила такую же награду лишь потому, что ее мама — глава районного управления образования. Разбираемся с экспертами, что произошло. Эксперты: Ирина Волынец — председатель Центрального Совета Всрероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет», Леонид Звавич — преподаватель математики гимназии №1567, Народный учитель России.

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Сегодня мы обсудим следующую тему: «Медаль раздора: в Адыгее выясняют, за какие успехи наградили дочь чиновницы от образования».

21 июня в Instagram появилось видео с церемонии вручения медалей в школе № 1 Тахтамукайского района, в котором одна из девушек со сцены пожаловалась на то, что ее одноклассница также получила награду, хотя ни разу не отвечала на уроках, зато ее мама — глава управления образования района, где учились обе выпускницы. Как сообщает портал Lenta.ru, после такого заявления медалистки в Адыгее провели проверку и установили, что мама ее одноклассницы действительно является главой управления образования Тахтамукайского района. «Установлено, что женщина нарушила закон „О противодействии коррупции“, поскольку „не сообщила о конфликте интересов в ходе проведения ЕГЭ“. Она не имела права находиться в качестве организатора экзамена на том же пункте, где сдавала ее дочь. При этом данные видеоархива не ставят под сомнение объективность проведения ЕГЭ.

Дочь теперь уже бывшей чиновницы решила добровольно сдать медаль „За особые успехи в учении“ — она написала соответствующее заявление на имя директора школы. Педсовет и родительский комитет удовлетворили ее просьбу. Кроме того, по словам министра образования и науки Адыгеи Анзаура Керашева, „в связи со сложившимися ситуацией и по этическим соображениям“ директору учебного заведения объявлен выговор».

Сегодня мы попытаемся разобраться, насколько справедлива сложившаяся ситуация. В этом нам помогут наши эксперты. У нас на связи Леонид Исаакович Звавич, преподаватель математики гимназии № 1567, Народный учитель России. Здравствуйте.

Леонид Звавич: Добрый день.

М.Ц.: Вы в курсе ситуации в Адыгее?

Л.З.: Не совсем. Например, я не знаю, какие баллы эта девочка получила за ЕГЭ. В интернете очень много разных сообщений. В одном из них сказано, что по математике у нее 33 балла, по русскому 69, 3 экзамена она сдавала. Мне кажется, что прежде чем все это даже обсуждать, это надо знать. Что, ее мама была на всех ЕГЭ? И везде она ей помогала? Она сдавала 3 экзамена — какие там баллы? Если математика 33 балла, то никто не имел даже морального права давать ей какую-то медаль. На мой взгляд, так.

А вообще, у нас слишком много значения придается, конечно, этим медалям. Сейчас ведь они не дают никаких преимуществ при поступлении в вуз. Это чисто символическая вещь. Слава богу, прекратилась практика того, что по медалям судят о работе школы. У меня не было медали, когда я заканчивал школу, у моих детей тоже не было медалей, когда они заканчивали школу. Я не считаю, что медаль есть какой-то коренной показатель. Есть люди, которые сдают на 100 баллов. Им дается в Москве специальная медаль за получение 100 баллов по ЕГЭ. Конкретно сделал — получил медаль. Может быть, тем, кто одни пятерки имел в течение двух лет, это не очень просто, надо выдавать медали. Но не надо, на мой взгляд, придавать этому такое большое значение. Кроме того, мне кажется, что директора школ обязательно должны быть профессиональными воспитателями и педагогами, не должны находиться в такой прямой зависимости от этих начальников. Здесь же это, наверное, строилось на зависимости, и директору очень трудно, как мне кажется, выйти из этого положения. Я не встречался с таким положением. Сейчас у нас есть немного медалистов, у нас большой выпуск. А было время, когда не было ни одного, мы никогда не старались их делать. В свое время и подчеркивали в журнале тех, кто идет на медаль и т. д. Это не было блатом даже, это было просто желанием дать побольше медалей. Это неправильный взгляд.

М.Ц.: Получается, вы согласны с тем наказанием, которое применили к чиновнице, она действительно не имела права присутствовать на ЕГЭ?

Л.З.: Если это так, то я согласен, ей трудно занимать руководящие посты и не стоит. И вообще, человек должен иметь моральное право занимать руководящие посты. Об этом говорит воспитание. И сейчас больше говорят о воспитании, хотя образование и воспитание — это единый процесс, одно без другого трудно осуществлять. Но, по сути дела, девочка-то не очень виновата. Виноваты те, кто ей дал эту медаль.

М.Ц.: Логично. Вы ведете один из школьных предметов, который входит в список обязательных для сдачи ЕГЭ. Скажите, возможно ли вообще подсказать кому-то из комиссии ученикам что-то?

Л.З.: Вы знаете, я никогда там не был во время проведения ЕГЭ. Не знаю. Думаю, что это совсем не просто, потому что там же присутствуют учителя совершенно другого предмета. В аудитории нет того человека, который может подсказать. С телефонами активно борются. Я приблизительно предсказывал, не вслух, правда, кто что получит по ЕГЭ. Так оно и осуществилось приблизительно, с точностью до 4−5 баллов. Мне кажется, что проведение его нормальное. Там можно говорить о содержании, но это совершенно другой разговор. А вообще я всегда был сторонником ЕГЭ, поскольку вот этот экзамен должны проводить вне школы, люди, не относящиеся к данной школе. С этим я совершенно согласен. Он много показывает, он есть внешний контроль. И то же самое ГИА после 9 класса.

М.Ц.: Получается, если был такой момент, что преподаватель подсказывал, раз это сделать далеко не просто…

Л.З.: А как он может подсказать? Откуда он там возьмется, этот преподаватель, который подскажет?

М.Ц.: В данном случае не преподаватель, а чиновница от образования.

Л.З.: Как она это осуществила? С хорошей фантазией можно предположить, что кому-то вообще подменяют работу, кладут вместо его работы другую. Я с этим не сталкивался, но в принципе, вот простой способ. Поэтому совершенно нельзя определить, что делается на ЕГЭ. Потом там выпускают, люди идут в туалет. Это тоже такое место, где может быть осуществлена какая-то диверсия, какая-то подсказка. Но, как правило, они пишут сами. Вообще дети еще очень нервничают перед ЕГЭ, доводят себя до какого-то нервного состояния, это тоже, конечно, тяжело. Хотя надо понимать, что школьное образование, школьное обучение — само по себе довольно тяжелый труд. Сейчас говорят о труде в школе. Так вот, получение образования есть самый настоящий вид труда и тяжелый вид труда.

М.Ц.: Большое вам спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

Л.З.: Пожалуйста.

М.Ц.: Мы продолжаем. Хотелось бы еще понять точку зрения родителей, как они видят это все. В этом нам поможет Ирина Волынец, председатель Центрального Совета Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Здравствуйте!

Ирина Волынец: Здравствуйте.

М.Ц.: Сегодня разбираем такую спорную ситуацию, что чиновницу от образования в Адыгее уволили из-за того, что она присутствовала на ЕГЭ, где проходила аттестацию ее дочь. Как представитель родительского комитета, расскажите, что значит для будущих выпускников ЕГЭ, что с ними происходит во время подготовки?

И.В.: Это, в первую очередь, огромный стресс для детей, для родителей, для учителей и большая нагрузка на семейный бюджет, стоит говорить и об этом, потому что, к сожалению, чтобы хорошо сдать ЕГЭ, нужно либо самостоятельно готовиться к нему, либо нанимать репетиторов, потому что очень часто оцениваются не сами знания, а умение правильно ответить на поставленные вопросы, формулировки. И происходит натаскивание на ЕГЭ, что фактически знания могут быть достаточно высокими, а по результатам ЕГЭ мы видим, что ребенок никуда не может поступить, потому что к самому ЕГЭ не готов. Последние 2 года обучения в школе дети, вместо того, чтобы постигать новые знания, как-то углублять их, расширять, как собачки, натаскиваются на ЕГЭ. Вот это, наверное, единственный минус ЕГЭ, потому что остальные параметры, как возможность поступить детям из глубинки в столичные вузы, отсутствие вступительных экзаменов в вузах — все это, конечно, плюсы. Но вот эта система оценки… К счастью, убрали тесты. Наш «Национальный родительский комитет» в том году проводил всероссийскую акцию по реформе в области ЕГЭ. Теперь у нас тесты остались только в иностранном языке. Но это, наверное, логично, как раз там тестирование больше подходит для оценки знаний, чем в других предметах. Но совершенству нет предела, в принципе система, конечно, еще нуждается в корректировке во многом.

М.Ц.: Часто ли дети приходят и жалуются, что несправедливо поставили пятерку и в конечном итоге несправедливо, как в этот раз, дали медаль?

И.В.: Конечно, тот, кому дали медаль несправедливо или поставили пятерку, вряд ли будет возмущаться. А когда есть окружающие, которые прекрасно знают и видят, как на самом деле обстоят дела, конечно, это огромная демотивация для остальных учеников. Это касается не только детей, но и взрослых: когда мы видим, как кто-то несправедливо получает похвалу, премию, повышение по службе, в то время как более достойные остаются в хвосте, — конечно, это очень неприятно.

В этой истории есть несколько очень интересных моментов. С одной стороны, молодец та школьница, которая не промолчала, сказала о том, что ее одноклассница получила медаль незаслуженно. Нужно иметь некое мужество. Я, например, не вижу в этом стукачества, сейчас очень много комментариев, кто-то говорит, что это стукачество, а я считаю, что это вот такая общественная деятельность уже в этом возрасте. С одной стороны, кто-то говорит, что ей уже было не страшно, потому что она выпускалась. Я считаю, что такие случаи должны быть известны. Что же касается увольнения мамы, которая поспособствовала получению медали, — наверное, это слишком жесткая мера. Тем более что есть информация о том, что камеры видеонаблюдения доказали, что своей дочери в сдаче ЕГЭ она не помогала, то есть она не подходила, не подсказывала. Вот этот момент, я считаю, имеет очень большое значение. И уже сама огласка этой истории, то, что о ней узнали во всей России, является достаточно суровым наказанием. Тем более, если женщина заслуженный работник, столько лет посвятила этой работе, образованию, сейчас эта гласность — уже большое наказание. А увольнение, наверное, слишком жесткая мера. Но, к сожалению, у нас такие перекосы — то вообще не обращают внимания, то, если вдруг что-то вышло на поверхность, вот таким образом наказывают человека. То, что лишили медали, наверное, правильно, потому что есть вероятность предполагать, что, занимая эту должность, мама каким-то образом способствовала тому, что учителя, директор школы завышали оценки во время учебы. Я посмотрела результаты девочки по ЕГЭ, они не такие высокие. Это не результаты медалистки. Но, с другой стороны, не подсказывала, не подходила, не переписывала она потом, после того, как все сдали. Потому что сейчас это все достаточно строго и контролируется. Поэтому лишение медали — да, увольнение мамы — наверное, нет. Но, с другой стороны, это увольнение — в назидание всем остальным. Любое наказание — это не только непосредственно наказание. Это еще и назидание для остальных участников процесса, чтобы в дальнейшем было неповадно родителям, какую бы должность они ни занимали, присутствовать на ЕГЭ своих детей. Потому что есть маленькие регионы, где это может происходить с большей вероятностью. И как раз таким регионом, наверное, является Адыгея. Сложно представить такую ситуацию, например, в Москве, в Казани, в Петербурге. А в маленьких населенных пунктах такие ситуации, к сожалению, имеют место.

М.Ц.: Только здесь ее не лишили медали, она сама отказалась от медали после того, как уволили ее маму.

И.В.: Но мы же не знаем, что предшествовало этому событию. Может быть, там были такие условия, при которых девочку обязали написать это заявление. Нет такого законного регламента по лишению медали, правда? Но так как региональным властям, наверное, было принципиально важно наиболее радикально решить вопрос с точки зрения наказания, то медали лишили, маму уволили. Очень жаль, конечно, потому что и маму можно понять — как любая мама, она делала все для своего ребенка. Но, конечно, здесь она поступилась принципами справедливости, равенства, и это недопустимо. Тем более что мама работает в такой сфере, как образование. Будем надеяться, что это не повлияет на дальнейшую судьбу девочки, что дети не обязаны нести ответственность за ошибки своих родителей, что она сможет найти себя в жизни. Маме мы тоже не желаем ничего плохого, мы хотим, чтобы она трудоустроилась, была полезна как профессионал, на другом рабочем месте была по достоинству оценена. Я не думаю, что это событие должно перечеркнуть всю профессиональную судьбу человека. У нас есть гораздо более жестокие преступления, более злостные нарушения, где действительно наказание должно быть очень жестким. Это, мне кажется, не та сфера, где стоит так лютовать.

М.Ц.: Здесь еще такой интересный момент. Девочка медалистка, ей дали золотую медаль, но при этом действительно баллы проходные по ЕГЭ достаточно низкие. Может быть, надо было во время учебного процесса как-то это все контролировать и не допускать таких итоговых награждений? Если бы это пресекли где-то раньше, то и проблем бы не было.

И.В.: Конечно. Но тогда же ее одноклассница, которая ее «сдала с потрохами» еще продолжала учиться, она же боялась, что если она будет выступать… Или она еще была маленькой, недостаточно осознанной. В любом случае, никто не сделал этого раньше. Но золотая медаль — это же не просто натяжка оценок в 11 классе. Я сама медалистка. Чтобы иметь медаль, необходимо иметь пятерки абсолютно по всем предметам. А есть предметы, которые заканчиваются в начальной школе, в средней школе. Получается, девочку с самого начала вели, заставляли учителей считаться с тем, что ее мама занимаем высокую должность в такой структуре, которая контролирует образование. ЕГЭ в этом случае каким-то образом поставило все на свои места. Даже предположим, что одноклассница не пожаловалась бы на то, что медаль дана несправедливо. В любом случае, эти низкие баллы по ЕГЭ лишили бы ее возможности поступить на более престижные факультеты. Честно говоря, когда появился ЕГЭ, не совсем стали понятны критерии всех этих медалей. Потому что первичными являются баллы по ЕГЭ, а потом уже идут оценки, медали. Очень большое значение имеет участие школьников в олимпиадах. У нас есть близкий родственник, который в Сочи окончил не с отличием среднюю школу, но он был олимпиадником, очень талантливый мальчик. Он участвовал во всероссийских олимпиадах по химии и другим предметам, которые необходимы для медицинского вуза. И он не только участвовал, но и был победителем олимпиад. Поэтому к тому времени, как он окончил школу, не столько благодаря ЕГЭ, сколько благодаря вот этим победам в олимпиадах он имел возможность выбирать самые престижные медицинские вузы страны. И выбрал, кстати, казанский университет, а не московский. Но это уже другой вопрос.

Поэтому хочется пожелать всем школьникам и особенно родителям школьников, которые с детства знали, кем они станут, или если хотя бы в средней школе уже имеет какую-то мечту профессиональную, дать возможность ребенку участвовать в этих олимпиадах. Чтобы в них сейчас участвовать, вовсе необязательно ездить в Москву, это все можно сделать через интернет. Ребенок, готовясь к олимпиадам, развивается глубже по этим предметам, во-первых. Во-вторых, имеет реальную возможность поступить туда, куда он хочет, реализовать свою мечту. Ведь нет никого более счастливого, чем человек, который работает на той работе, о которой он мечтал. Он с радостью идет утром на работу, вечером с работы домой. Такому человеку можно только позавидовать.

М.Ц.: В целом подготовка к экзамену сплачивает одноклассников или, наоборот, вносит какой-то раздор, как вы думаете?

И.В.: Любая совместная деятельность либо сплачивает, либо разъединяет людей. Зависит, наверное, больше даже не от вида деятельности, а от отношений в коллективе. Если в классе у детей хорошие отношения, то им вместе хорошо делать что угодно — и учиться, и отдыхать. Эти дети с радостью поедут на выпускной на природу, им не обязательно будет идти в пафосные ресторан, шить себе дорогие платья. Здесь общение — это самая большая роскошь. Конечно, подготовка к ЕГЭ вселяет дополнительную нервозность, потому что каждому учителю, каждому директору школы нужны эти показатели как оценка эффективности его работы. К сожалению, при подготовке к ЕГЭ речь идет не о реальных знаниях, а о способности школьника сформулировать ответы таким образом, как предполагают стандарты ЕГЭ. Поэтому, конечно, если по вине какого-то одноклассника класс застревает долго на одной теме и не идет дальше в этой подготовке, он становится причиной раздражения, беспокойства, одноклассники, которым пятый раз одно и то же делать не хочется, может, на него уже и злятся. Но все зависит от отношений, потому что когда я училась в школе, у нас была принята система занятий с отстающими учениками. Дети, которые учились хорошо, в свое личное время, после школы приходили домой к отстающим ученикам, занимались с ними. Я помню, что мы с ними делали уроки. И это, кстати, было очень полезно, потому что я, учась во втором, в третьем классе, когда мне стали эту практику навязывать, потому что сам ребенок никогда не поймет, что ему нужно помогать отстающему однокласснику, я увидела, что те мои одноклассники, которые нуждаются в помощи извне, как правило, живут гораздо хуже, чем те дети, которые успевают хорошо. Это либо неблагополучные семьи, либо семьи, где только мама. Если у нее есть еще и другие дети, то она просто физически не успевает уделять внимание каждому своему школьнику. И такая ответственная общественная работа с детства также воспитывает какие-то дополнительные качества в обоих школьниках — и в том, который занимается, и в том, с которым занимаются. Это такое неформальное общение, которое делает детей более рано взрослыми, они открывают для себя какие-то новые грани жизни, которые, может быть, для себя не открыли бы, если бы не было этого обстоятельства. По крайней мере, я считаю, что когда я занималась с отстающими учениками в нашем классе, я как-то раньше повзрослела что ли. Это привело к тому, что я стала более ответственной, я стала понимать причины происходящего. Нет ничего страшного в том, что дети взрослеют раньше, что они начинают осознавать какие-то вещи не тогда, когда от них этого ожидают родители и общество, а потому что их к этому подтолкнула сама действительность.

М.Ц.: Большое спасибо, что нашли время с нами пообщаться в прямом эфире.

Ситуация достаточно спорная, неизвестны очень многие факторы. Будем надеяться, что все сложится хорошо — и выпускнице удастся поступить, куда она хочет, и здесь отстоять свою правоту. В таком случае и маме будет какой-то бонус, будет не так обидно.

У микрофона была Мария Цыганова, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments