Блогеры и Госдума: честный разговор депутатов или «борьба за лайки»

Встреча блогеров с депутатами Госдумы очевидный и давно уже необходимый шаг. Появятся ли подобные «советы блогеров» при региональных правительствах, будет видно в кратчайшие сроки.Эксперты: Василий Власов — депутат VII созыва Государственной думы РФ; Олег Ведутов — политолог (Санкт-Петербург); Екатерина Шульман — политолог, доцент кафедры государственного управления Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ.

* Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения». У микрофона Игорь Киценко и Алексей Шляпужников. Тема сегодняшнего эфира: «Блогеры и Госдума: честный разговор депутатов или „борьба за лайки“». Как некоторые политологи отмечают, данные встречи в Госдуме — этакая ролевая игра. Немного предыстории, о чем будем разговаривать с нашими экспертами. Накануне вышел материал в «Ведомости» под названием «Блогеры против арбузов». Депутаты намерены чаще общаться с блогерами, и эксперты считают это увлечение странным. Готовясь к эфиру, звонили различным представителям блогосферы, кому-то удалось дозвониться, кто-то не понимает вообще, о чем речь, но тем не менее. В понедельник в Госдуме прошло открытое заседание совета блогеров, организованное депутатом Василием Власовым от ЛДПР, на заседании присутствовал лидер ЛДПР Владимир Жириновский, представитель паблика «Селфи» Егор Яковлев, заместитель председателя думы Петр Толстой, видеоблогер канала «Лиса рулит» Елена Ковальчук, Instagram-блогер и дочь Дмитрия Пескова Елизавета Пескова и многие другие. Там в списке было 25 человек.

Алексей Шляпужников: Но пришли далеко не все.

И.К: Да, пришли далеко не все. «Депутаты решили, что общение с „лидерами мнений“ должно быть постоянным, на базе комитета по делам молодежи. Толстой пообещал, что блогерам выпишут пропуска, а Жириновский выразил надежду, что блогеры смогут вести диалог с обществом как „лидеры мнений“ в отличие от традиционной прессы: „У прессы цензура, им надо ждать, что скажут сверху, а у вас нет, поэтому вы можете быстрее достучаться до общества“. „Новая Госдума сейчас работает под хэштегом 7.0, мы создаем новый эффективный механизм работы. Я прочитал комментарии про забронзовелых жуков, которые хотят под себя подмять свободу слова в интернете. Никто этого делать не собирается, нам нужна прямая коммуникация. Мы хотим понимать, какие проблемы волнуют лидеров мнений“, — заявил блогерам Толстой. Жириновский же призвал блогеров восстать против зараженных нитратами арбузов: „Зараженные арбузы продаются по всей стране. Вы можете помочь, если все соцсети восстанут и скажут — не хотим их есть!“».

А.Ш: Не совсем так. Толстой напрямую заявил, что им от блогеров необходима прямая коммуникация с аудиторией, до которой не могут дотянуться, потому что эта аудитория молодежная, они не работают и не пользуются традиционными СМИ, они в интернете, и так или иначе эта аудитория доступна блогерам. А Владимир Жириновский сразу на заседании спросил: «Ребята, у вас 22 миллиона аудитория. За меня голосуют 12 миллионов, если я к вам приду, это увеличит мое количество голосов?». Тут ход мыслей примерно понятный, но насколько они смогут достичь того, чего хотят? Давай попробуем сегодня разобраться с нашими экспертами, с нашими гостями.

И.К: Да. Мы сейчас позвоним и пообщаемся с самим Василием Власовым, депутатом VII созыва Государственной думы РФ. Я так понимаю, что Василий Максимович был инициатором всей этой встречи.

И.Ш: Нет. Идею о создании экспертного совета блогеров он выдвинул еще весной, но его слегка поправил спикер Госдумы Володин, он сказал, что для таких вещей у нас есть Молодежная дума, давайте вы там все организуете. Это краткое содержание предыдущих серий. Вот встреча и состоялась.

И.К: Итак, на прямой связи со студией Василий Власов, депутат VII созыва Государственной думы РФ. Василий Максимович, здравствуйте.

Василий Власов: Здравствуйте.

И.К: По поводу встречи, которая состоялась в понедельник, и встречи, которая должна состояться сегодня. С какой целью все это было организованно, что вы ждете от блогеров? Что блогеры ждут от вас? Какие вопросы решались на первой встрече?

В.В: Первое, вы должны понимать, что это две разные встречи, потому что сегодня молодежный парламент проводит заседание экспертного совета по взаимодействию со СМИ, блогосферой и тому подобное. У нас вчера была встреча, на которую со стороны думы пришел Петр Олегович Толстой, заместитель председатель от «Единой России», лидер ЛДПР Владимир Жириновский, депутаты совершенно различных фракций. И у нас было со стороны видеоблогеров большое представительство. У нас была Елизавета Пескова, у нас была «Лиса рулит», у нас были представители паблика «Лентач», то есть мы не делили на нужных и ненужных блогеров. Вы должны понимать, что аудитория у каждого видеоблогера своя. Где-то это просто обзоры «что будет, если поджечь 100 тысяч петард одновременно», это, конечно, интересно, но с депутатской работой не связано, вы должны это понимать. А касательно взаимодействия по каким-либо направлениям, это могут быть автотранспортные вещи, это может быть политика, это может быть обсуждение социальных сетей. И у нас были видеоблогеры, которые этой тематикой занимаются, мы их пригласили, было очень много прессы, было очень много представителей разных структур. И мы такое первое открытое заседание провели, обсудили достаточно много. У нас 2 часа длилось заседание, и то половина блогеров не выступило, потому что просто физически они не смогли. Когда выступал первый заместитель председателя от «Единой России», он сообщил о том, что планирует создать экспертный совет при комитете Госдуме по физической культуре, туризму и делам молодежи, который будет непосредственно заниматься взаимодействием с видеоблогерами. И второе заседание будет более официальный характер иметь, потому что первое еще многие не поддерживали, но когда пришли интересные видеоблогеры, депутаты Госдумы заслуженно решили придать этому официальный формат. И я думаю, что будет втрое заседание с представителями видеоблогеров, их будет намного больше.

И.К: Хорошо. Почему именно сейчас возникла необходимость собрать представителей блогосферы, причем абсолютно из разных сфер, это автоблогеры, это бьютиблогеры и так далее. Почему сейчас?

В.В: Во-первых, идея сама по себе возникла после проведения парламентских слушаний по молодежной политике, где как раз выступала Саша Спилберг. Мы сказали, почему именно она? Где остальные блогеры? Почему вы их не пригласили? А касательно самой идеи. Мы это обсудили с коллегами и решили, что стоит попробовать. И в принципе, диалога до сего момента не было. Были определенные экспертные советы, куда иногда приглашали видеоблогеров, но я на своей памяти не помню, чтобы действительно бурная деятельность происходила, и что-то обсуждали с видеоблогерами. Вы должны понимать, что любой видеоблогер — это сейчас почти СМИ, там огромное количество пользователей, подписчиков, которые подписаны на канал, которым интересен контент, который видеоблогеры дают. И мне кажется, что этот формат взаимодействия должен рано или поздно произойти, рано или поздно видеоблогеры должны были прийти в Госдуму. И мы сделали раньше. Мы их пригласили, и я очень рад, что получил поддержку других политических партий.

А.Ш: Смотрите, мы сравниваем два списка. Тех, кто участвовал в мероприятии, и список тех, кто приглашен.

В.В: Мне очень интересно, откуда у вас второй список. Вы должны понимать, мы очень много кого приглашали, мы просто направили огромное количество приглашений. И я прекрасно понимаю, что тут такая же система, как на выборах. У нас явка в Москве была 30% на выборы в Госдуму. Это значит, что 3 из 10 пришло на выборы. То же самое и здесь, просто кому-то это неинтересно, поэтому я старался побольше аудиторию охватить. И не гнался за какими-то именитыми, потому что нет такого понятия, именитый видеоблогер, есть просто видеоблогер с разной аудиторией. По автомобильной тематике, это может быть и обзор автомобилей, как сделать ремонт дешевле, ретро-автомобили, восстановление автомобилей. И везде это будет своя аудитория, которой не просто интересны автомобили, а интересен определенный контент, определенная узкоспециализированная направленность. То же самое и здесь, нельзя сказать, что у кого-то 5 миллионов, кого мы приглашали, а у тебя 100 тысяч, и мы тебя не приглашаем. Мы приглашали всех, и понятно, что кто-то по каким-то причинам не смог, кто-то считает, что это не нужно, но я с самого начала сказал, что никого не планирую силком затаскивать. Потому что, как только начнется это воздействие, то скажут, что власть хочет собрать видеоблогеров и агитировать за кого-то. Нет, мне это неинтересно, поэтому я сразу занял такую позицию, что если вы не хотите, то я не буду вас насильно заставлять, это ваше желание.

А.Ш: Спикер Госдумы Вячеслав Володин, когда высказывался про эту историю сказал, что видеоблогеры — это, в первую очередь, предприниматели, и заинтересовать их чем-то, кроме прибыли, не очень возможно. И если процитировать: «У вас денег не хватит, чтобы их оплатить». А скажите, пожалуйста, а сейчас есть какие-нибудь идеи о том, как может Госдума, депутаты и власть заинтересовать видеоблогеров в сотрудничестве, кроме финансового обеспечения?

В.В: Даже вчера мы разговорили по этой тематике с Еленой Лисовской, она приводила примеры, когда обманывают наших граждан, продавая им автомобили с запретом на регистрационные действия и так далее. Я думаю, что, даже опросив своих знакомых, вы узнаете, что кому-то 100% продали автомобиль, который в салоне говорили, что он нормальный, потом оказался битый и так далее. И таких запросов на данную тематику очень много приходит депутатам. И мы с ней конкретно обсудили, какие рычаги могут быть, что нам делать, как нам быть. Именно с ней мы обсудили этот формат. Были видеоблогеры, которые высказывали свое мнение, мы также обсуждали это. Есть инициативы моих коллег, например, регистрация по паспорту в социальных сетях. И вот это нужно обсуждать. Если раньше это обсуждали со специалистами из министерства и депутатами, то теперь к этому диалогу мы приглашаем блогеров. И вот здесь, мне кажется, на втором заседании нас будет намного больше, потому что первое заседание делал я сам, многие коллеги меня не поддерживали, и у нас не было официального документа о том, что этот совет существует. А Петр Олегович Толстой поддержал эту инициативу и сказал, что будет создан на базе комитета такой экспертный совет уже с документами, официально, мне кажется, что это будет намного проще и лучше. Это значит, что мы готовы к диалогу, несмотря на то, что мы из разных политических партий, но мы все равно приглашаем блогеров не за деньги, а по зову сердца и тому, что если вам есть, что сказать, даже если вы не согласны с нами, так придите и скажите, что вы не согласны.

А.Ш: Когда законодатели приглашают экспертов для обсуждения законопроектов, это понятно. Но задача видеоблогеров — все-таки производить контент, развлекать свою аудиторию, информировать свою аудиторию о том, что происходит. А по вашим словам получается, что вы им предлагаете заниматься общественной и политической деятельностью.

В.В.: Смотрите, у нас вчера на совете были не только видеоблогеры, у нас были просто блогеры. А они могут быть те, кто ведут каналы на YouTube, кто ведет «ЖЖ», кто ведет Instagram, как Елизавета Пескова. У нас вчера был представитель Instagram russian­­­_kremlin, который про президента Путина выкладывает какие-либо посты. И рядом с ним сидел представитель сообщества «Лентач», это не видеоблогеры, но при этом у них есть что сказать, они готовы к диалогу по разной тематике. И они говорят, что хотели бы пригласить депутатов Госдумы к ним на интервью. И тут уже не выкрутиться моим коллегам, поэтому мы пойдем, если нас пригласят. То же самое и в обратную сторону. Мы приглашаем видеоблогеров на площадку в Госдуму, они приходят со своими идеями по обсуждению определенной тематики, проблематики, и мы их с удовольствием слушаем. И я уверен, что на примере той же самой Елены Лисовской можно решать такие задачи в Госдуме.

А.Ш: Да. Я видел реакцию блогеров на Владимира Жириновского, когда он спросил: «А если я к вам приду, будет ли у меня больше избирателей?». Приход Владимира Жириновского в любой видеоблог даст огромное количество лайков, хайпа и так далее.

В.В.: Давайте исходить из того, что Владимир Жириновский у нас самый первый видеоблогер в России. Еще не было YouTube, а он рассылал кассеты со своими записями по всей России.

И.К: Вы упомянули Владимира Жириновского и сказали, что это первый видеоблогер в нашей стране. А почему параллельно со своей политической деятельностью Владимиру Жириновскому не начать писать свои короткие ролики на YouTube, я думаю, что он просто заткнет за пояс любого блогера?

В.В: Вы просто введите в YouTube Жириновский, там просто сотни тысяч людей, там есть отдельный канал.

А.Ш: Вы сказали, что господин Толстой объявил о создании такого совета, как структурного. А насколько закрытый будет вход для блогеров разного типа? Как он будет формироваться? Будут ли какие-то заградительные моменты для кого-то из видеоблогеров?

В.В: Мы приглашаем всех, я вчера об этом сказал, то же самое с прессой. У нас никаких ограничений по прессе не было вчера. Рядом были корреспонденты из прогосударственных СМИ, там НТВ, «Россия-1», а с другой стороны «Дождь», «Эхо Москвы», «Радио Свобода». Ограничений по СМИ и видеосъемке нет и не будет. По участию в совете, мы приглашали и Kamikadze d, который достаточно политические ролики делает. Он там кого-то поддерживает, кого-то ругает. И мы его тоже приглашали. Мы Алишера Усманова приглашали, мы приглашали видеоблогеров разных направлений, мы не смотрели на их партийную окраску, если она есть. Я думаю, что когда будет второе заседание нашего совета, я уверен, что придут намного больше видеоблогеров, мы даже будем думать над форматом работы, потому что вчера за 2 часа работы половина видеоблогеров, которые пришли, не выступили, им просто времени не хватило. А если еще больше придет, то это мы часа 4 или 5 будем сидеть и работать. Вы должны понимать, что многие, допустим, Елена Лисовская в положении находится. Мы же не будем ее мучить и заставлять сидеть 5 часов, это большая проблема. Мы будем думать над форматом, думать над временем, как нам выстроить диалог. И я еще раз пользуюсь случаем, приглашаю всех видеоблогеров, несмотря на то, сколько у вас подписчиков.

А.Ш: Отличное приглашение, а если вашим предложением воспользуется один из самых популярных видеоблогеров Алексей Навальный. Получится, что он получит трибуну в Госдуме?

В.В: Мы же его приглашали. Мне буквально вчера сбросили видеоролик. И она там комментировала это предложение и говорила, что это все пустое. У нее спрашивает ведущий одного из телеканалов: «А Алексей бы пошел?». Она ответила: «Нет, не пошел бы. Но мы не получали, нам надо посмотреть, может быть, мы получали приглашение, но если бы получали, то мы все равно не пойдем». Я хотел еще раз ему приглашение отправить, но зачем, если он уже сказал, что он не пойдет. Самая простая позиция — сказать, что все плохо, я не пойду, вообще зачем это надо. Он странный человек вообще, в своих видео говорит, что нам надо выходить, не надо сидеть дома, нужно выходить на все движухи, а с другой стороны, он сам не хочет никуда ходить, и его юрист не хочет. Вы уж разберитесь, вы либо участвуете, либо нигде не участвуете. Так же нельзя, неправильно как-то получается. Мы всех приглашали, и его в том числе. И не было каких-то черных списков. Kamikadze d, насколько я понял, не смог, потому что он в другой стране. А зачем он тогда комментирует инициативу и говорит, что мы его не пригласили, а других пригласили, они там будут заседать с депутатами, а меня вы не пригласили. Ну, хорошо, мы его пригласили, а ты чего не приехал? Свои проблемы мы же не будем переносить в другую страну ради тебя. Приезжай, если ты такой умный и ты готов высказываться и отвечать за свои слова. Приезжай сюда на совет видеоблогеров и высказывайся, мы тебе дадим такую площадку, у нас вчера было 30 телеканалов, ты бы там высказался, сказал бы свое замечание, а он даже не приехал.

А.Ш: Может быть, на втором заседании будут более интересные дискуссии, посмотрим. Кстати, когда оно состоится?

В.В: Неизвестно, мы пока еще работаем над этим.

А.Ш: Будем следить внимательно. Спасибо большое.

И.К: До свидания.

В.В: До свидания.

И.К: Идея понятна.

А.Ш: На самом деле, все очень просто. Депутаты вдруг после ролика «Он вам не Димон», который собрал на YouTube очень большую аудиторию, и они поняли, что телевизор уже не является монопольным инструментом управления информационным потоком. Они поняли, что есть какое-то количество населения, которые просто не смотрят телевизор, но смотрят YouTube, то есть оно экономически активно, оно может позволить себе нормальною технику, компьютер и так далее. И они никаким образом к этой аудитории не прикасаются, не прислоняются и не достигают ее. Потом они увидели 26 марта, что эта аудитория активно-агрессивна в политическом плане, она молодая и непонятна.

И.К: И причем сказали, что оппозиционное движение очень помолодело, что у нее молодое лицо, это студенты, в различных этапах истории в разных странах именно студенты поднимали какие-то митинги, протесты и так далее. И 26 число показало это. Еще и то приложение «Periscope», вся трансляция велась через него, там за сотню тысяч пользователей было онлайн.

Уважаемые радиослушатели, у нас на связи Олег Ведутов, политолог (Санкт-Петербург). Олег, здравствуйте.

Олег Ведутов: Добрый день.

И.К: Обсуждаем такую тему, как совет блогеров в Госдуме. Мы сейчас пообщались с Василием Власовым, депутатом Госдумы ЛДПР, который инициировал первое собрание и рассылал приглашения блогерам, некоторые из них пришли, некоторые не пришли. Как вы оцениваете данную инициативу? Будет ли она иметь какое-то продолжение и будет ли сотрудничество между депутатами и блогерами? И к чему оно может привести?

О.В: Надо сказать, что такое сотрудничество идет давно и очень плодотворно. Просто блогеры это скрывают, просто оно идет на коммерческой основе или в системе каких-то взаимозачетов, но, конечно же, блогеры обслуживают интересы власти, потому что они не скованны законом о рекламе. И по большому счету спокойно занимаются политической рекламой, антирекламой или черным пиаром. Они практически не скованны какими-то законами. Это совершенно нормальная ситуация, что это сейчас пытаются формализовать, это просто такой заказ сделали вышестоящие руководители ЛДПР своему депутату. И то, что ЛДПР так достаточно поздно спохватилась и так формально выполняет работу, это минус ЛДПР, потому что другие партии давным-давно это делают, просто не афишируют эту работу, вот и все.

И.К: А зачем тогда ЛДПР нужно было афишировать эту работу и передавать Толстому бразды правления этой ситуацией?

О.В: Два очень простых ответа. Во-первых, это то, что ЛДПР — партия, которая имеет своеобразный подход к решению вопросов, и они достаточно интересно работают с политическими технологами, используя методы 1990-х. И они пытаются так сделать вещи, которые другие партии делают в более рабочем режиме. А второй момент, это все-таки такой элемент рекламы. Они показывают своему электорату, что они работают с нетрадиционными формами СМИ и они такие модные, молодежные. Это два таких основных объяснения.

А.Ш: Но при этом они вчера практически отдали бразды правления Петру Толстому. Зачем?

О.В: Тут вопрос в том, кому это все нужно, кто получает с этого выгоду. Это внутренняя кухня, которую мы сейчас не очень можем понять. Важно, что во власти есть группа людей, которые хотели бы, чтобы про них писали много и хорошо, так пусть это будут блогеры, потому что сейчас влияние блогов сильнее, чем традиционное СМИ. Потому что влияние блогов, таких, как Варламов или Навальный, уже превосходит традиционные СМИ. А еще на подходе десятки блогов, которые очень активно цитируются, и они являются поставщиками новостей. Поэтому эта группа интересантов, я думаю, что они заказали такую встречу, ее организовали. И ее основной интерес — это не то, что они ее посетили и поговорили, а что происходит потом. Потому что блогеры — это люди, которые практически ничего не пишут бесплатно, они и держат свои блоги исключительно для того, чтобы продавать свой контент. Я думаю, что самое интересное было то, что происходило за закрытыми дверями или с каждым блогером отдельно. Это все происходит индивидуально, их собрали в одном месте, а потом тихонько разошлись по кабинетам, и все самое интересное произошло там.

А.Ш: Мне эта ситуация напоминает историю 12-летней давности, когда в 2005 году администрация президента обратила внимание на то, что кроме телевидения и газеты есть какой-то интернет, какие-то блогеры, и начали с ними активно работать, в том числе и на коммерческой основе, но в итоге все площадки сдулись, все блогеры, с которыми они работали и перечисляли деньги, тоже пропали. Вам не кажется, что это новый призыв в ту же самую историю?

О.В: Нет, я совершенно с этим не согласен. Я могу сказать, что люди, которые начали тогда получать первые заказы, они себя чувствуют уверенно до сих пор и сидят на этих заказах. И более того, я могу сказать, что я сейчас работаю в коммерческой сфере и сталкиваюсь с тем, что большинство smm-менеджеров — люди, которые прошли школы движения «Наши». Это потому что «Наши» очень активно занялись информационным продвижением и прочим. Уже движения нет, а smm-менеджеры так или иначе связаны с этим движением, они были или на Селигере, или прошли само движение. Поэтому я могу сказать, что ту работу, которая начата в 2005 году, она была приостановлена на централизованном уровне, а нецентрализованно этих блогеров кормили, и они себя чувствуют очень неплохо. И более того, сейчас в Mail.ru вошел человек, который был одним из людей, который был одним из провластных блогеров. А блогеры, которые стали сотрудничать с властью в 2005 году, они совсем не пропали, у них дела идут очень хорошо.

А.Ш: Вы говорите, что сотрудничество идет достаточно давно и весьма продуктивно, но теперь это сотрудничество выходит в публичное поле и становится заметно. А не случится так, что блогеры, которые начнут активно топить за власть, просто потеряют свою аудиторию, особенно видеоблогеры, потому что молодежная аудитория преимущественно оппозиционно настроена?

О.В: Совершенно нет. Классический пример — господин Варламов, которого буквально за руку поймали, что он за деньги размещал абсолютно провластные материалы, притом, что он тогда находился прямо в оппозиции, он прямо был оппозиционер-оппозиционер. А когда его поймали за руку, он сказал: «Ну и что? Это просто бизнес». И сейчас он один из самых популярных блогеров. Институт репутации для журналистов в России в принципе не существует. У нас есть масса журналистов, которые мало того, что просто гробят одно издание за другим, под их руководством издания схлопываются, теряют аудиторию, но эти люди идут на повышения и дальше. Тут нет никакой системности, тем более говорить о том, что молодежь вся оппозиционная, я бы тоже не стал. Вот если в 2005 был полностью оппозиционный «ЖЖ», то сейчас 50 на 50, я бы даже сказал, что оппозиционеров все-таки меньше.

А.Ш: Мы все-таки радио, которое говорит про регионы, и очень интересно, возможна ли интерполяция думского опыта работы с большими московскими блогерами на региональном уровне?

И.К: Я доведу ситуацию до абсурда. Было одно время предложение создать «Министерство магии», это было от депутата Заксобрания Питера, причем довольно серьезное было предложение. Мы с ним тогда общались в эфире, и это было довольно серьезно. Не будет ли в дальнейшем создано «Министерство блогерства»?

О.В: Значит, не надо доводить до абсурда. Это совершенно существующая практика, есть специальные придворные блогеры, которые занимаются исключительно тем, что для своей очень многочисленной аудитории рассказывают о подвигах чудо-чиновников, это совершенно устоявшаяся история, она просто никак не афишируется, просто придворные блогеры есть при каждом региональном дворе.

А.Ш: Но они же дико непопулярны?

О.В: Нет, тут надо смотреть, что такое «дико непопулярны». Есть такие люди, как «молдавские боты» и их никто не отменял, а люди не очень могут понимать, где 1000 лайков от «молдавских ботов», а где 1000 лайков от живых людей. Например, человек написал пост региональный, у него 1000 лайков, и все, он популярный региональный блогер, мало у кого из региональных блогеров есть 1000 лайков. А то, что это сделали «молдавские боты», — кому какая разница? Вот и все. А то, что у него есть деньги, и он может раздавать эти деньги другим блогерам, которые начинают его боготворить, и он тут же становится авторитетным и уважаемым человеком, вот и все.

А.Ш: Система понятна.

И.К: Теперь я понимаю, почему Владимир Владимирович чуть ли не за руку Игоря Николаевича по экономическому форуму водил и знакомил. Олег, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться в прямом эфире и дать комментарий на заданную тему. Спасибо вам большое.

О.В: Обращайтесь.

И.К: Получается, что все начинает потихоньку выходить на поверхность, пытаются то популяризировать, вытащить из тени. А будут популяризировать это в регионах?

А.Ш: Олег, мне кажется, нам помог понять самое главное, как это все будет проходить на федеральном уровне. Понятно, что если будет создано нормальное структурное подразделение в Госдуме, значит, будет бюджет. И будет все таким образом — дают ютуберу миллион, он покупает на 50 тысяч «молдавских ботов», пишет все, что хочет, на своем канале, отчитывается и живет хорошо.

И.К: Сейчас мы послушаем небольшой комментарий, который был записан одним из блогеров. Это Евгений Баженов, это блогер с опытом, он делает обзоры на фильмы и сериалы. Я, честно, не видел его обзоров, я не большой фанат блогов и не понимаю, что там происходит, но тем не менее. Евгений высказал комментарий всей общественности посредствам своего блога по поводу этого совета блогеров в Госдуме. Если кто-то его знает под именем Badcomedian, то вот его комментарий: «По моему мнению, подобные сборища ни на что не влияют абсолютно, как и когда собираются всякие экономические и так далее форумы, потому что обсуждаются одни и те же вещи, вроде слезть с нефтяной иглы, из года в год, каждый год одно и то же, но при этом ничего не делается. То же самое про интернет, как только мое мнение как блогера или еще кого-либо затронет чьи-то интересы, денежные или еще какие-либо, мое мнение вообще ничего не будет значить. И ничье мнение больше не будет представлять никакой ценности для власть держащих людей. Это логично, это бизнес и так далее. Это бизнес, и я не вижу смысла ходить, общаться на вещи, которые не изменить. Вот на эти вещи не вижу смысла общаться, жалко очень потраченного времени». Вот мнение блогера со стажем Евгения Баженова, кинокритика. Блогер-миллионик, между прочим, у этого блогера огромное количество подписчиков, его смотрят, его слушают, и по большому счету, это мог бы быть огромнейший инструмент, если бы Евгений видел бы какой-нибудь смысл к тому, чтобы ходить на эти сборища в Госдуму и что-то там обсуждать, но увы и ах. Следующим нашим собеседником по данной теме будет Екатерина Шульман, политолог, доцент кафедры государственного управления Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ. Екатерина, здравствуйте!

Екатерина Шульман: Здравствуйте!

И.К: Говорим по поводу блогеров и встречи в Госдуме, довольно обширно обсудили. Я так понимаю, что вы в курсе данного события и всего происходящего, и вам не нужно ничего объяснять?

Е.Ш: В целом — да.

И.К: Как это отразится на регионах? Что будет в регионах? Понятно, что в Госдуме может быть создан тот совет блогеров, может быть, где-то в городах федерального значения будет выделен бюджет.

А.Ш: С ними более менее понятно, они нужны депутатам, чтобы дойти до аудитории, но регионы очень часто смотрят на Москву и начинают копировать. Будет ли такая же история в регионах или не решатся?

Е.Ш: Для начала я не могу не похвалить сам подход, потому что до этого автоматической реакцией Госдумы на любой внешний раздражитель было запретить или ужесточить запрет. То, что речь не идет о том, чтобы запретить людям до 21 года вообще выходить в интернет или давайте ограничим вещание YouTube в Росси, — что вместо этого создаются какие-то совещательные органы, это может быть достаточно бессмысленно, потому что это не очень понятно, но это не тот запретительный рефлекс, который раньше был характерен, поэтому не могу не похвалить Госдуму и ее председателя. Если мы говорим о примерах для регионов, то это может быть пример положительный. Если на местах, где склонны пугаться гораздо больше и легче, увидят, что начальство их как-то привлекает, то, может быть, это как раз может способствовать тому, что да, пускай они там запускают какие-то свои бессмысленные проекты, но это уже не запрет, это лучше.

А.Ш: А в чем практическая польза для власти и партии в работе с видеоблогерами?

Е.Ш: Практическая польза может быть в том, чтобы хотя бы их увидеть, узнать о их существовании, увидеть этот сегмент информационного пространства, о котором вообще ничего не было известно. Может быть, это мода, может быть, это хайп. Еще раз повторю, это невредно само по себе, любая новая информация, любой дополнительный контакт с реальностью для властной машины — это полезно. Они будут пытаться перед выборами как-то агитировать эту публику, видя, что у них есть доступ к аудитории, к которой нет доступа у телевидения. Это все понятно, что они будут как-то подкупать их по мелочи и делать более лояльными или как-то приводить своих лояльных. Но некоторые из них и без того такие, вот не помню как его зовут, которого позвали, я смотрела его один раз. Он по идеологическому наполнению очень сильно отличается от «Первого канала», так что среди них есть и такие, что нормально. Понимаете, для видеоблогеров все жанры хороши, кроме скучного, как сказал Вольтер. Они могут себе позволить что угодно, но они не могут позволить себе терять контакт с аудиторией. Их не поддерживает Останкинская башня, у них нет финансирования, поэтому на них только смотрят или не смотрят. Вы не может заставить людей вас смотреть. И тут все равны, и Усманов, и я, и Навальный, и Саша Спилберг, все мы в одинаковом положении, все мы говорим что-то, что люди хотят услышать. Ты не можешь с ними ничего сделать, ты не можешь их обязать себя смотреть. Интернет — это свободная среда. И то, что Госдума увидит, что это такое и как это работает, это само по себе неплохо. Пока я вижу довольно примитивное понимание того, что это есть. Им, видимо, кажется, что это такой инструмент, которым они должны научиться в предвыборный период работать, чтобы дойти до умов молодежной аудитории. Это примитивный подход, аудитория не только молодежная, это глупо думать, что молодежь сидит в интернете, а все остальные смотрят телевизор. В YouTube сидят все, это во-первых. Во-вторых, это не инструмент, это среда. Это не то, что в 1990-е годы надо было листовки раздавать перед выборами, это принципиально другое. Это действительно среда, в которой можно научиться жить. Это не какой-то инструмент, которым можно научиться тыкать в нужное место избирателей, чтобы он стал твоим избирателем. У нас же главная проблема в том, что люди не хотят идти голосовать. По опросам они всех поддерживают со страшной силой, но на выборы не ходят. И задача стоит в том, чтобы как-то их убедить это сделать. И вот они хотят сделать это посредствам интернета. Если это телевизор, то почему вы перестали его смотреть? Это неправильный подход. При всей примитивности этого подхода, это лучше, чем ничего. И это лучше, чем запретить. И это начало, оно может быть с более глубоким подходом, может быть, они начнут понимать потихоньку, какая это новая реальность, в которой нам всем предстоит жить.

А.Ш: И вот тогда ее запретят.

Е.Ш: Нет, это невозможно технически. И я думаю, что хватит ума понять, что это вредно с точки зрения социально-политической.

А.Ш: Вы уже упомянули, что вы также являетесь видеоблогером, вас приглашали на эту встречу?

Е.Ш: Меня приглашали в Госдуму по другой линии. Видеоблогер я с недавнего времени, это мое не основное занятие, а в Госдуме я работала с 1999 года и профессионально занимаюсь законотворческим процессом всю свою научную биографию, поэтому я туда хожу на другие встречи и по другим каналам.

И. К: Вы упомянули о том, что все поймут, что есть какой-то проблеск ума и разума у тех, кто понимает, что этим контентом нужно пользоваться, этим инструментом нужно пользоваться. Но я думаю, что глупо было бы думать, что там никто не понимал и видеоблогеры бы не обслуживали интересы депутатов и власти. Почему именно сейчас нужно популяризировать все это и показать обществу, что мы хотим сотрудничать с блогерами?

Е.Ш.: Разумеется, ничего особенно нового в том, чтобы иметь сетевое присутствие, нет. Слава тебе, господи, 25 лет у нас развивается российский интернет, последние 15 лет довольно активно. Были поветрия, как вы помните, «давайте всем госслужащим заведем аккаунты в социальных сетях, давайте каждый депутат у нас будет там присутствовать». Кто-то не смог этого сделать, потому что не знал, что туда писать. У кого-то пресс-службы там вывешивали пресс-релизы и думали, что это и есть работа с социальными сетями. Кто-то, наоборот, чрезмерно увлекся, ушел в Instagram и там нарывался на скандалы, публикуя там сцены отдыха на яхте, и все это становилось поводом для расследования. Так что разные бывали опыты. С прямым подкупом уже существующих писателей в сети тоже опыты были, все мы помним. Кто постарше, тот помнит, это было во времена «Живых журналов», когда покупались, оптом или в розницу, популярные юзеры, как это тогда называлось. Все приводило к тому, что снижался авторитет этих самых источников, потому что было видно, что это все проплаченный контент. До сих пор, конечно, старые добрые методы, то, что в России называется черными пиаром, они работают. Иногда увидишь какого-нибудь знакомого, что-то странное он публикует, либо реклама зубной клиники, либо пост против Навального. Ну, понятно, хорошо. Тоже всем надо зарабатывать как-то, детушек кормить. Но это такие вот простые вещи.

Почему сейчас на каком-то ином уровне, как мне кажется, внимание на это обращается — потому что произошел качественный переход. Все мы понимаем, что это не одно из каких-то средств. Есть агитация, которую на стены клеят, есть телевизионные программы, а еще какие-то люди есть в соцсетях. Качественный переход произошел в том, что это уже действительно среда, которая объемлет все происходящее. Это не один из информационных инструментов, это не одного из СМИ — есть радио, а есть какой-то там интернет. Это океан, в котором плавает все: и радио, и телевидение, и картинки, и видеоролики. Мы все находимся там. Помните, там обещали и продолжают обещать интернет вещей, в котором кофеварка будет сообщать холодильнику чего-то, чайник за кофейником бежит, тараторит, тараторит, дребезжит, вот так примерно. Мы сейчас находимся в роли обитателей этого интернета вещей, только пока это интернет людей. Мы не просто что-то говорим — мы живем в этой сетевой среде. И это чувствует даже власть — самая архаичная часть социального организма, до которой все доходит в последнюю очередь. Они самые отсталые всегда, это везде так более или менее, но у нас это в особенности так, потому что они еще стараются герметизироваться от реальности. Но уже эта великая волна докатилась и до них. Они начинают понимать, обнаруживать себя говорящими профи, что — боже мой, мы не просто завели страничку в соцсетях, мы уже там есть, они вокруг нас, и мы внутри них. Соответственно, надо как-то пытаться с этой новой реальностью контактировать. Еще раз повторю — это понимание, которое я пытаюсь описать в таких туманных и несколько романтических терминах, оно в их головах еще более смутно. Тем более что это не что-то, что раз случилось, и теперь будет так. Это постоянно происходящий процесс, который не останавливается. Это будущее, которое наступило и продолжает наступать. Дальше вот это сетевое присутствие будет больше. Тут могу вернуться только к своему первоначальному тезису — хорошо, что пытаются познакомиться, а не сразу мухобойкой по голове бить в попытке прихлопнуть, чтобы этого странного нового, которое я не понимаю, не было, уж наверное, там учат детей плохому. Таких же тоже достаточно было разговоров. И про то, что — давайте там запретим сидеть, они же дети, там с ними что-то нехорошее случится, их там научат нетрадиционным семейным отношениям, самоубийствам, наркотикам и прочему.

А.Ш.: По отчету Google, российский сегмент YouTube является одним из самых быстрорастущих в мире. Многие наблюдатели говорят о некоем феномене российского YouTube. Как, по-вашему, в чем причина этого феномена, вообще есть ли он или это временное явление?

Е.Ш.: Я вам еще одну вещь скажу, контринтуитивную. Насколько я понимаю, те данные, которые нам доступны, — в регионах аудитория больше, чем в столицах и времени они там проводят дольше. Хочется думать, что все наоборот, что это — столичная фишка, а в регионах скворечники сколачивают, землю копают, на свежем воздухе гуляют. Но как бы не так. По времени, проводимом в сети, регионы превышают столичную аудиторию и по количествам аккаунтов в соцсетях, в основном во «ВКонтакте» на единицу физического населения, превосходят или доходят до уровня Москвы и Санкт-Петербурга, например, северные города, какой-нибудь Нижневартовск или Воркута. Объяснение этому очень простое: в регионах гораздо меньше способов провести свободное время и получить информацию, получить развлечения. Понятно, что люди ходят в YouTube, как в кино. В провинции будет меньше кинотеатров, труднее до них добраться, менее комфортная среда, на севере просто тяжелый климат. Соответственно, средство доставке тебе картинок, сюжетов, эмоций, бесплатное, которое у тебя на дому, имеет гораздо большую ценность. Поэтому каких-нибудь видеоблогеров, в том числе и политических, люди смотрят внимательнее, чаще и подробнее в регионах, чем в Москве, где есть альтернативы и в виде других развлечений, и в виде публичных площадок для политизированной публики. В регионах этого меньше или нет вообще. Поэтому там люди живут в этой среде, может быть, с большим погружением, чем мы себе даже представляем.

А.Ш.: Это очень интересно.

Е.Ш.: Есть много вещей, которые не таковы, какими они представляются на первый взгляд. Для этого нужны, в общем, глубинные исследования, для этого нужны те люди — я сейчас рекламирую свою собственную профессию, — которые занимаются наблюдением за социально-политическими процессами.

А.Ш.: Для этого нужны и вы сами, конечно же. Большое спасибо вам за то, что вы уделили нам время и так много интересного рассказали, неожиданного для нас.

Е.Ш.: Спасибо.

И.К.: Теперь-то все встает на свои места.

А.Ш.: Губернаторы и региональные политтехнологи послушают Екатерину Михайловну и поймут — у нас этого, оказывается, еще больше, чем в столице, надо срочно покупать региональных блогеров.

И.К.: И понесется — при правительстве, администрации какой-то области появился блог, совет, в него вошел Ваня Иванов, он постит замечательные картинки из ботанического сада, корифей журналистики и председатель Союза журналистов нашей замечательной области такой-то и т. д.

А.Ш.: Я прекрасно помню, как умирали газеты. Я тогда начал создавать инетрнет-медиа, в том числе и то радио, где мы с тобой работаем. Тогда власть была абсолютно уверена, что есть газеты, есть телевидение и есть частотное радио, они все это контролируют, и так будет всегда. И потом вдруг поняли, что есть какой-то интернет, и надо что-то с ним делать. Мы сегодня слышали истории из 2005 года, как покупали потихонечку лояльность блогеров «ЖЖ» и т. д. Мне кажется, сейчас происходит новый виток той же самой истории, сейчас помирает телевидение. А умирает телевидение, потому что, как верно указали наши эксперты, канал доставки информации через интернет проще, быстрее, и тут зритель сам может выбирать, что смотреть, что не смотреть. Нельзя отписаться от первой кнопки телевидения, они там все равно есть, ты ее все равно прощелкиваешь. А на YouTube можно — отписался, подписался, понравилось, не понравилось. И есть, конечно, коммуникации, потому что это именно среда, это не просто односторонний канал связи. Мы находимся в начале очень интересного времени. И если российская власть воспользуется ситуацией, воспользуется моментом, что блоги становятся популярными, их смотрят, и не только в Москве, но и в регионах, и не будет хотя бы им мешать, может быть, мы в этой сфере прорвемся вверх над другими странами, потому что сейчас YouTube в России растет очень здорово.

И.К.: Не знаю, насколько большой резонанс в дальнейшем будет иметь эта встреча блогеров в Госдуме, этот Совет блогеров. Но до этого момента было же огромное количество посылов о том, что — запретить, не пущать и т. д. Сойдутся ли эти противоположные точки зрения? Будет ли битва какая-то?

А.Ш.: Сойдутся неизбежно, битва будет, будем за ней смотреть.

И.К.: Это была программа «Угол зрения», у микрофонов работали Игорь Киценко и Алексей Шляпужников. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments