ITunes

«Кибатлетика»: чем запомнятся первые в России соревнования людей-киборгов?

В России 10% населения — инвалиды. И они вполне могут стать «суперменами» и «людьми-киборгами», надо только показать пример. Организаторы «Кибатлетики» намерены создать федерацию и провести аналогичные соревнования в половине регионов страны. Эксперты: Василий Хлебников — соорганизатор соревнований «Кибатлетика», директор по развитию компании «Моторика»; Константин Дебликов — журналист, популяризатор высокотехнологичного протезирования, пресс-секретарь компании «Моторика».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: ««Кибатлетика»: чем запомнятся первые в России соревнования людей-киборгов?». Как рассказывают организаторы, 15 июня в Москве пройдут соревнования под названием «Кибатлетика». Это первые в России соревнования людей с высокотехнологичными средствами реабилитации. Первый спикер, с которым мы побеседуем в рамках этой программы, Василий Хлебников, соорганизатор соревнований «Кибатлетика», директор по развитию компании «Моторика». Василий, здравствуйте!

Василий Хлебников: Добрый день.

В.И: «Кибатлетика» - заявлено, что ничего подобного в России пока не происходило. Пишут, что это самые настоящие соревнования людей-киборгов. И, если честно, очень фантастические картины в голове рисуются, сразу вспоминаешь «Терминатора» и много чего еще приходит на ум. Что же это будет такое, что увидят люди, которые придут на это мероприятие?

В.Х: В России такого еще не происходило. Единственный момент, мы в августе прошлого года проводили небольшую открытую тренировку, где наши пилоты тренировались. А потом мы этой командой ездили в Цюрих на международные соревнования киборгов, тоже первые в мире. Пока считать это чем-то супер запредельным и космическим рано, но в начале прошлого века, когда первые машины выехали на старт первой автомобильной гонки, это тоже выглядело не самым воодушевляющим зрелищем, но со временем это что-то колоссальное, интересное. И мы сейчас находимся в начале пути. Наша основная задача – показать, какие современные высокотехнологические средства реабилитации есть в мире. Показать, как ими можно пользоваться. И наша задача - собрать на данной площадке участников, зрителей, каких-то спикеров и так далее, чтобы показать и объединить всех. Важно собрать пользователей, которые увидят других пользователей с другими протезами, это протезы рук, протезы ног, это могут быть электроколяски. Важной задачей является собрать разработчиков, которые делают все эти протезы, чтобы они могли пообщаться между собой и с конечными пользователями.

Само соревнование выглядит следующим образом. Это своего рода объединение паралимпийских игр и «Формулы-1», когда у нас есть команда инженеров, которая создает какое-то техническое средство реабилитации, и есть пилот данного средства. Сама трасса делится на несколько этапов. Допустим, если мы говорим про трассу для рук, то там задача участника выполнить ряд определенных бытовых действий. Одно из первых и простых действий, например, сервировка стола. Подойти с протезом руки, достать протезом вилку, ложку, положить это все на поднос и потом выставить на стол, пройдя определенный путь через дверь и лестницу. Следующий этап, это застегнуть или расстегнуть молнию, разобрать вещи, то есть решение каких-то бытовых задач, дальше вкрутить лампочку, переложить 10 предметов с одного стола, предметы разных форм, фактур, веса, переложить с одного стола на другой, это формат мозаики такой. И задача сделать это правильно, не уронив, как в быту. И сделать это на время. И по сути, у нас трассы – это две полосы с такими препятствиями, и по ним проходят два разных протеза. И наша задача – понять, какой из протезов лучше, какой пилот умеет лучше владеть протезом. Сейчас уже есть какая-то сформированная история на рынке, есть какие-то крупные игроки, у которых уже красивый маркетинговый материал, какие-то устоявшиеся решения. И важно, чтобы с ними соревновались молодые ребята, которые придумали какой-то протез. Да, у них он может быть не идеален, он может скрипеть, шуметь, но у них есть какое-то интересное решение, которое улучшает пользовательский опыт. И чтобы они между собой посоревновались, и было понятно, можно ли этим протезом что-то сделать или нет.

В.И: Если вести речь именно про трассы. Вы сказали, что есть трассы именно для рук. Какие еще трассы?

В.Х: Завтра у нас будет 3 дисциплины. Это протезы рук, протезы ног и электроколяски. Про руки я уже рассказал. По протезам для ног такие же задачи, например, 10 раз встать с дивана, пройти полосу препятствий, где-то пригнуться, где-то перешагнуть. Пройти по камням, которые на реке находятся, например. Подняться по лестнице с предметом в руках, не уронив его, там такие же бытовые задачи. И по коляскам такая же история, нужно подъехать к столу, проехать по немного пересеченной местности, проехать между конусами. И одним из таких важных аспектов является подъем по лестнице, спуститься с пандуса.

В.И: На коляске это возможно сделать, если коляска хорошая?

В.Х: Да. Есть уже такие решения на рынке. Надеемся, что у них получится преодолеть это препятствие. Есть ребята, которые могут уже на 5 этаж подняться на своей коляске. Это пока не самый быстрый вариант, но уже действенный.

В.И: Это лучше, чем ничего. Василий, правильно я понимаю, что с одной стороны, хороший протез – это отлично, но немаловажный фактор, как человек управляется с этим протезом? И как понять, что протез идеальный, а человек оплошал? Или наоборот, человек молодец, а протез достался ему не очень хороший?

В.Х: Всякое может произойти, протезы могут дать сбой. Как я уже рассказывал, из 30 автомобилей, стартовавших в начале века на первых гонках, дошли только 17 или что-то такое, всякое может произойти. Важным аспектом является чисто техническое решение надежности и так далее. Но тут важна и воля к победе, тренировки. Допустим, когда мы были в Цюрихе в октябре прошлого года, победителем стал человек, который пользуется простым протезом. Он обыграл протезы, которые в России стоят 5 миллионов рублей, но этот человек тренировался каждый день, он с закрытыми глазами мог эту трассу пройти. Важно тренироваться и важно подобрать хороший протез. Понятно, что тут какие-то команды будут свои протезы представлять, но важно, какой выбор сделают дальше пользователи. Важно, чтобы они это увидели, потому что сейчас, приходя в какой-то протезно-ортопедическое предприятие или просто занимаясь поиском какой-то информации в интернете, человек может увидеть там различные промо-материалы, какие-то видеоролики, снятые в студиях, фотосессии и так далее, но когда он приходит на такое соревнование и видит, как пилот с таким протезом проходит, он может уже в воочию оценить скорость и быстродействие. Это не какой-то смонтированный ролик, это реально такой тест и проверка. Да, там человек может волноваться, но мы видим, что протез медленно работает или протез не может схватить какой-то предмет. Тут много факторов, и все-таки это соревнование, но есть возможность увидеть.

В.И: А если сравнивать с тем, что происходило в Цюрихе, когда вы были на аналогичном мероприятие, можно сравнивать с тем, что завтра будет происходить? Или это такая капелька, которая только будет стремиться к морю?

В.Х: Это уже такая речушка, которая потихоньку набирает свой бег. Капелькой было то, что мы делали в том году на ВДНХ, а тут уже больше участников у нас, тут реально проявляется интерес отрасли к этому. У нас очень много участников из регионов приехало, которые услышали, которые захотели участвовать. У нас сейчас формируется целый союз кибатлетов. Что-то из этого интересное в любом случае вырастет. Мы подходим гибко, у нас есть разные варианты реализации. Если со временем будет как-то не так интересно именно то, что сейчас произойдет, мы будем добавлять какие-то новые дисциплины. Нам очень интересно выйти на нейроинтерфесы, тут очень много интересных моментов. Важным аспектом является профориентация, можно различные интересные идеи. Тут важно, как мы привлечем спонсоров, как будет интересна эта отрасль или нет. И это один из наших следующих шагов, который покажет наше последующее движение. У нас уже сейчас запланирована следующая «Кибатлетика», где мы планируем расширить количество дисциплин до нейроинтерфейса, экзоскелетов, это будет в ноябре этого же года на международном съезде инвалидов в Екатеринбурге. Такой план у нас есть, я надеюсь у нас все пойдет по плану, и мы будем наращивать постепенно количество участников и интересную составляющую шоу, потому что это должно быть весело, интересно и полезно.

В.И: Вы говорите, что получили огромное количество заявок, а можете подробнее рассказать, кто заявляется в качестве участников? Кто приедет завтра в Москву, на кого можно будет посмотреть? И кого еще хотелось бы привлечь?

В.Х: На данный момент у нас есть запросы на участие от просто пользователей протезов, у которых есть свой протез, и они хотят поучаствовать, мы не вводили каких-то интересов. Но нам интересно привлекать более системных участников, это компании, которые занимаются протезированием. Это компании, которые разрабатывают протезы рук, ног.

В.И: Вы рассказывали про представителей из регионов, которые подают заявки на то, чтобы приехать на ваши соревнования, что не было никаких ограничений для тех людей, которые используют протезы. И кто в итоге приедет, и кого ждать?

В.Х: Есть участники, которые сами являются пользователями, и они приедут. Они из разных регионов, есть из Москвы, из Питера, из Сыктывкара, и есть представители компаний, которые устанавливают и делают индивидуальные элементы протезов под конкретных пациентов, занимаются реабилитацией. И тут они могут показать свое мастерство реабилитации людей, обучения людей, использовать свои протезы. Это одна из важных граней всего этого процесса, потому что сделать протез – это одно. Важно научить человека пользоваться этим протезом. Это возвращает нас к тому, что даже пользователь протеза может увидеть, как можно пользоваться протезом, который он получил полгода назад. И как я говорил, для нас очень важным является привлечь как можно больше молодых специалистов, чтобы молодые ребята, которые занимаются робототехникой, но хотят сделать какой-нибудь свой протез, у них есть свои идеи. И они хотят себе инженерный вызов получить. И, следовательно, наша задача – развитие отрасли в целом. Поэтому и хочется, чтобы были молодые ребята, но крупные компании должны показывать класс и дать возможность молодым ребятам посоперничать с ними.

В.И: А какая конкуренция намечается?

В.Х: Сейчас у нас из разных городов протезно-ортопедические предприятия, допустим, приедут ребята из Нижнего-Новгорода, будут ребята из Архангельска. Протезы тоже будут абсолютно разные, будут от простых тяговых до современных бионических протезов высокого уровня, высокой стоимости.

В.И: Вы назвали несколько направлений, которые, возможно, будут развиваться в будущем. И это все стойко ассоциируется с людьми, которые имеют инвалидность, и эти изобретения восполняют какие-либо потери, что было потеряно со временем. Но если говорить о людях-киборгах, то зачастую речь идет о том, что человека, который не является инвалидом, можно дополнить чем-то техническим и тем самым усовершенствовать его способности. Вот об этом пока речи не идет?

В.Х: Нет, пока такой речи не идет. Киборг – это человек, который имеет какие-то дополнения, который имеет в своем арсенале какие-то механические и электрические элементы. И грубо говоря, человек с искусственным сердцем уже киборг. И это было необходимо для того, чтобы восполнить какие-то утраты, но даже восполняя какие-то утраты, он может получить какую-то сверхвозможность, которую не имеет обычный человек. Конечно, про бодимодификацию пока еще рано говорить, но такой тренд в целом есть. Уже есть ребята, которые вшивают себе чип, просто потому что этот чип позволяет ездить на метро вместо карты или открывать подъезд нажатием или делать бесконтактный платеж. Есть такие варианты, но такого активного развития нет, и надеюсь, что его и не будет в том плане, что можно что-то улучшить, но не заменять одно другим. Это уже из разряда фантастики, может, такое и произойдет, но лучше уже быть со своими конечностями.

В.И: Вы себе такой цели пока не ставите?

В.Х: Нет.

В.И: Есть такой пример, пару лет назад многие СМИ сообщали о человеке, который не мог различать цвета, ему вживили в голову антенну и благодаря этой антенне он стал слышать цвета. И у него там постоянно симфонии в голове звучат. Он теперь и оттенки может распознавать и более того, он видит цвет лучше, чем глазом. Это уже какие-то сверхспособности, кстати, это тоже в исполнение, потому что глазами цвет он не различал. О нечто таком я спрашивала. Пока о таких разработках речи не идет?

В.Х: Разработки-то ведутся, вопрос в том, насколько это выйдет в продакшн, насколько это будет распространено. В данном случае сейчас есть какие-то альтернативные варианты с линзами, очками электронными, которые поляризуют специально, тут все было решено с помощью костной проводимости, но это немного сложный путь, но человек решил его пройти и получил какие-то возможности. Это интересно, но это опять-таки судьба одного человека. И таких судеб на самом деле очень много. Есть такой человек, который вживил себе за ухо небольшой динамик, он уже слышит, и ему не надо подносить телефон или наушники к уху. Он слушает звук с помощью этого вшитого датчика. Но в то же время есть люди, которым вшивается специальный чип, он подключается к спинному мозгу. И он позволяет без лекарств избавляться от хронических болей. Это более интересный вариант какого-то внедрения. И вроде бы мы ничего не замечаем, но мы добавляем какой-то функционал, который облегчает жизнь.

В.И: Василий, если возвращаться к соревнованиям и говорить про то, что завтра будет проходить на этой площадке. Как вы оцениваете уровень тех участников, которые соберутся, если сравнивать с общемировыми тенденциями?

В.Х: Уровень в целом разный. Есть люди, которые действительно очень щепетильно подходят к освоению протеза или коляски. Протез – это своего рода велосипед, его кто-то хранит на балконе и раз в год протирает, а кто-то на велосипеде по горам скачет. И тут разный уровень владения. Есть люди, которые пользуются протезом в быту постоянно, везде с ним перемещаются, он у них постоянно заряжен, они без протеза чувствуют себя менее комфортно. А есть люди, которые одевают протез просто для того, чтобы скрыть какой-то недостаток. Тут важным аспектом является система реабилитации, которая используется в тех или иных протезно-ортопедических предприятиях, которые устанавливают протезы. И тут как раз есть возможность показать лучшие практики, показать, как человек не просто пользуется протезом, а настраивается на это, потому что тут нужно научиться на уровне рефлексов пользоваться протезом, чтобы действительно он стал частью жизни. И тут определенное состояние и принципы играют роль. Тут нужно, чтобы люди этим делились, и это позволит повысить общий уровень. В мире получше история с реабилитацией, но мы как раз стремимся все это изменить и развить эту историю.

В.И: Про человеческий ресурс понятно, каждый использует по-разному, владеет по-разному, какая польза для этих людей, понятно. А спонсоры, которые придут на мероприятия, они какой вклад могут внести, и на что вы рассчитываете? Что после этого может выстрелить и получить поддержку?

В.Х: Для спонсоров тут разные аспекты. Есть у нас цель, чтобы спонсоры были из отрасли, но также это могут быть какие-то федеральные бренды. Для них в первую очередь это пиар, это какие-то генеральные спонсоры и партнеры. Тема достаточно интересная, сейчас есть определенный тренд, он связан с тем, что долгое время бионического протезирования вообще не было, это относительно новый рынок. И он сейчас развивается, с учетом общей технологической активности это достаточно интересная тема, потому что тут действительно используются интересные решения. Допустим, есть электромиограмма, и развитие этого крайне необходимого направления в протезировании позволит привнести интересные решения в так называемую пользовательскую электронику. Сейчас мы делаем интересную историю, мы прорабатываем проект, связанный с реабилитацией и применением виртуальной реальности. Мы очень интересную вещь поняли, что у нас протез является манипулятором виртуальной реальности. Сейчас наш протез, который мы выводим на рынок, он может управлять не только самой кистью, а может подключаться к сторонним устройствам дабы давать сигнал. Мы понимаем, что можем выдавать этот сигнал в виртуальную реальность, и человек уже может с помощью этого управлять какими-то элементами виртуальной реальности, и это вполне можно перевести в пользовательский сегмент. Мы сейчас накапливаем компетентность в этом вопросе для конкретной цели, для конкретной задачи, а не просто пытаемся сделать какой-то продукт.

В.И: А если в целом говорить о тех людях, которые соберутся на акции, каких еще нововведений можно ожидать? Или еще рано говорить об этом, все станет понятно только после того, как все закончится?

В.Х: Сейчас у нас уже заложен определенный план на это мероприятие, но у нас уже много всего написано, как мы будем двигаться дальше. И после мероприятия будет много всего интересного. Касательно спонсоров, у нас сейчас цель создать федерацию. Федерация – это глобальное федеральное учреждение, где много ячеек по городам. Мы разные можем варианты коллаборации с брендами найти. Я верю, что текущая история повторит историю с автогонками и когда-нибудь станет интересным, зрелищным мероприятием, которое поможет объединить всех пользователей, чтобы люди понимали, что есть определенные вещи, к которым можно стремиться, потому что любителей тех же автомобильных гонок, образно говоря, это 50% от мужского населения, то есть, 25% от всего населения. А на инвалидов и пользователей протезов, их порядка 10% от населения, и почему для автомобилистов делается столько всего интересного, а для пользователей не делается. Вот это мы и хотим изменить.

В.И: Еще вы сказали, что планируете создать федерацию. Что это за федерация? Кто туда войдет? И если нечто подобное будет существовать в регионах, то как это будет на практике реализовываться?

В.Х: Чтобы создать федерацию, нам нужно объединить половину регионов России в какую-то общую организацию, это некоммерческая организация. Мы создаем в субъектах РФ, их всего 85, если я не ошибаюсь, следовательно, нам надо в 43 создать. Мы создаем такие ячейки своего рода, эти ячейки в перспективе будут выступать базой для развития этого направления, этого вида соревнований, этого комьюнити, на этой базе все и будет создаваться. Мы планируем проводить региональные соревнования, потом будут всероссийские соревнования, потом дойдем до международных. Сейчас цель именно создать такую сеть людей, которые верят в эту историю, людей, которые понимают, что это нужно российской отрасли, да и в целом это положительно скажется на международном уровне. Они могут написать, связаться с нами и стать членами этих ячеек. А с их перспективами мы будем формировать общую политику развития, которую также будем обсуждать. И наша задача в регионах быть именно амбассадорами, чтобы там продвигать нашу идеологию.

В.И: А если в регионах будут проходить соревнования, то это будет что-то по аналогии с «Кибатлетикой» или что-то другое?

В.Х: Конечно. Это чтобы региональные участники могли более эффективно выступать, будет полезно создать в регионах тренировочные площадки. И на них же проводить соревнования в перспективе. Тут задача смотреть, как это будет развиваться, но наша цель – это создание по всей Росси, чтобы все, кто не может приехать, они смогли бы у себя прийти, пообщаться с людьми, посмотреть. Чтобы это все в локальном формате могло образоваться и люди могли достичь целей, к которым стремимся тут.

В.И: А если говорить про мероприятие, которое запланировано в ноябре и будет проходить в Екатеринбурге. Что там ждет посетителей? И чем мероприятие будет отличаться от того, что будет проходить в Москве?

В.Х: Как я и говорил, там будет более масштабное мероприятие, мы добавим дисциплины, возможно, мы добавим какие-то новые стадии в текущих дисциплинах, возможно, какие-то этапы уберем. Там мы планируем больше участников, там будет более насыщенная программа, у нас параллельно проходит конференция, в которой участвуют разные представители рынков. Я думаю, что будет более масштабная история. У нас уже есть какие-то региональные представительства, и мы уже будем стараться сделать более интересное с точки зрения методологии. К тому моменту у нас будут более проработанные правила, у нас будут какие-то более интересные решения с точки зрения технических моментов. Какие-то элементы трассы сделаем, требующие каких-то инновационных решений. Тут очень много нюансов, наша задача – из каждого мероприятия накапливать опыт и вывести это в какое-то интересное и важное событие.

В.И: От вас прозвучала такая цифра, что примерно 10% от населения - люди с инвалидностью той или иной. Получается, каждый 10й, но при этом не получится так, что те протезы, которые представлены на соревнованиях, что это какие-то вещи, которые для большей части населения не доступны? Складывается ощущение, что кто-то в принципе живет без протеза, потому что это дорого, либо может получить какой-то примитивный протез, который только визуально компенсирует отсутствие конечностей и так далее. Если коляска, то самая простая. Вряд ли у большого количество людей есть коляски, на которых можно с 1 на 5 этаж подняться. По этому поводу, что можете сказать?

В.Х: Определенно есть такая проблема, что самые последние разработки не могут себе позволить все. И там государство не может всех обеспечить такими продуктами. Но есть такой важный аспект, что есть какие-то разработки, которые еще не распространились. Есть такие вещи, которые еще не получили признания и, следовательно, не могут распространиться активно. Ведь важно сделать один протез, это, образно говоря, полмиллиона, это именно первый образец. Но сделать партию 200 штук, то там стоимость протеза будет, грубо говоря, 300 тысяч. Тут важно, чтобы те люди, которые сейчас занимаются развитием, получили возможность сообщить о том, что они делают. Поэтому я и говорил про молодые команды разработчиков. Ребята, расскажите о том, что вы делаете. Вы, может быть, привлечете к себе внимание, как с нами было. Мы ходили и всем показывали, что мы придумали, что мы начали делать. Мы сейчас так же будем на «Кибатлетике» это делать. И наша задача - рассказать людям, донести до них информацию, тогда у них будет понимание, что они хотят. А когда будет цель, то она будет достигнута тем или иным способом, тут важно желание. Тут много факторов, которые надо преодолевать. Мы формируем фонд, который должен как раз закрывать такие вопросы. Да, не всем хватит денег, чтобы поставить последние разработки, но всегда можно попробовать скомбинировать. Если человек получает протез, то его основная цель - вернуть активность, вернуть утраченные возможности и получить какие-то новые возможности. И стать полноценным членом общества. Сейчас с уровнем развития современной техники почти любой человек может научиться программировать, даже если он раньше работал токарем. Есть возможности учиться, развиваться. Можно же сказать: «Какие классные кроссовки, но у меня нет денег, мир несправедлив». У меня есть знакомый, который получил дорогой протез, он частично получил компенсацию государства, частично заработал сам. И он своим опытом делится и рассказывает, как он этого добился. И другие тоже начинают задумываться, что можно так же сделать. А кто-то говорит, что есть другие механизмы, у кого-то в регионе плохо развита система обеспечения, они не могут просто пробиться туда и не могут получить денег от государства. А другой человек на своем опыте показывает, как это делается. Или, может быть, он из этого региона, но они просто никогда не встречались, хотя он знает конкретных людей, конкретные ходы, как нужно себя вести и что можно требовать. Тут важно, чтобы люди начали общаться, и тогда решений будет больше. Это силы коммуникаций, силы коллаборациий. И наша цель - объединение людей, чтобы они начали общаться и решать проблемы совместно, а не чтобы они оставались наедине с собой. Когда происходит какой-то несчастный случай, то многие очень расстраиваются, но многим наоборот помогают люди и их окружение. Надо просто это окружение развивать.

В.И: Получается, собираете, грубо говоря, лучших по этой части в одном месте, чтобы другие знали, на кого можно ровняться?

В.Х: Именно так. Очень правильно вы сказали.

В.И: Огромное вам спасибо, что нашли время с нами побеседовать, желаю вам удачи в проведении мероприятия.

В.Х: До свидания.

В.И: До свидания. Далее мы побеседуем с Константином Дебликовым, журналистом, популяризатором высокотехнологичного протезирования, пресс-секретарем компании «Моторика». В том числе, Константин также будет принимать участие в соревнованиях. Константин, здравствуйте.

Константин Дебликов: Добрый день.

В.И: Вы планируете принимать участие и будете, насколько я знаю, показывать возможности протезов от компании «Моторика»?

К.Б: Да, все верно. Я буду выступать с электрическим протезом «Страдивари», разработанным компанией «Моторика».

В.И: Нам Василий вкратце рассказал, что будет 3 трассы, что там, возможно, придется делать участникам, вот к вам у меня будет вопрос по поводу той трассы, с которой придется справляться вам. Вы как человек, который пользуется протезами, какие сейчас моменты для себя обозначаете как самые сложные? К чему готовитесь?

К.Б: Самые сложные моменты для меня будут – в первую очередь, открытие консервной банки и вворачивание лампочки. Это задания, требующие хорошей координации обеих рук. Дело в том, что у меня парная ампутация, то есть я пользуюсь парными протезами, поэтому мне довольно сложно делать такие манипуляции. И к этим заданиям я готовлюсь больше всего.

В.И: В чем заключается подготовка? Василий рассказывал, что некоторые люди отрабатывают днями, неделями, месяцами, а как проходит ваша подготовка?

К.Б: У меня подготовка никогда не заканчивается, потому что я живу с протезами, я все делаю с протезами. И я постоянно нахожусь в режиме тренировки, я всегда все делаю с помощью протезов и поэтому никогда не выключаюсь из режима подготовки. Поэтому сказать, что я как-то по-особенному готовлюсь к этому соревнованию, не могу, поэтому я всегда к этому готов.

В.И: А для вас это важное мероприятие, что нечто подобное проходит в России? Вы как участник как это оцениваете?

К.Б: Это очень важно. Я могу провести аналогию с первыми автомобильными гонками, это как соревнования среди гоночных автомобилей, которые проводились в 1894 году во Франции, когда автомобили ездили по 17 километров в час. И очень сильно отличались от того, что мы сейчас подразумеваем под гонками. То же самое и со средствами реабилитации, сейчас он еще далеки от идеала, но мы находимся на пороге нового этапа, наука развивается так, что у человечества появляются новые возможности, в том числе и у людей, которые перенесли какие-то травмы, перенесли какие-то потери. И эти потери могут превращаться в источник каких-то новых возможностей, и именно для этого создана «Кибатлетика». Это очень важное мероприятие. И его важность мы сможем в полной мере понять через какое-то определенное количество лет, когда средства реабилитации будут еще более прогрессивны, и об этом будет невозможно не думать.

В.И: На протяжение нескольких последних лет есть какие-нибудь тенденции, что что-то изменилось в отношение протезирования в России? Или, может быть, все остается на том же уровне, и поэтому такие мероприятия необходимы? Есть какие-то тенденции?

К.Б: Я думаю, что все становится лучше. Средства реабилитации развиваются, они становятся более доступны, это очень медленный процесс, но он идет. И то, что было лет 10 назад, то уже очевидно, что прогресс есть, особенно в Москве это видно. Сейчас еще много проблем и задач, которые нужно решать, но мы находимся на верном пути, и «Кибатлетика» - как раз нужное средство для их решения.

В.И: Мне кажется, что если посмотреть со стороны на эти соревнования, которые на завтра запланированы, некоторым может показаться, что не так уж это и сложно, неужели этому и правда стоит уделять внимание?

К.Б: Я не знаю, это может подумать человек, который находится в другой немного парадигме и плохо себе представляет, что такое жить с инвалидностью и жить с инвалидностью в России. Это так может подумать человек, который плохо себе представляет, как много людей ежегодно в России, например, теряют нижние конечности в автомобильных авариях или получают какие-нибудь травмы на производстве. Плохо понимает, что может с ним произойти, с его близкими, его друзьями. У нас в России около 40 тысяч человек трудоспособного возраста переносят ампутации ежегодно. Это то, что может коснуться каждого. Я не говорю о том, что каждый человек должен как-то об этом думать и обязательно посещать «Кибатлетику», просто мы как раз делаем наше мероприятие для того, чтобы, если вдруг с человеком случилась такая беда, чтобы он не опускал голову, а знал, что он может стать киборгом, что его возможности далеко не ограничены, и он может получить классное и высокотехнологичное средство реабилитации.

В.И: Я напомню, что мы с вами выходили как-то на связь https://salt.zone/radio/7213, но если радиослушатели не слышали предыдущего эфира, напомню, что вы ведете блог, в котором делитесь своими впечатлениями, какого это - пользоваться протезами, с какими сложностями сталкиваетесь, в чем плюсы, и зачастую вы себя самого называете человеком-киборгом. Для тех, кто не слышал предыдущий эфир, вы можете рассказать об этих плюсах, минусах и когда этих плюсов станет больше?

К.Б: Пока плюсов меньше, чем минусов, но я уже сейчас могу брать горячие предметы без прихватки или у меня зимой не мерзнут руки. Есть такие плюсы в этом смысле. Но искусственные руки все еще не могут чувствовать, они не управляются напрямую мозгом так же, как мы контролируем наши обычные руки, но технологии развиваются, и в скором времени, точно я сказать не могу, но радует, что по всему миру ученые занимаются приближением этого светлого будущего. И очень много исследований ведется по созданию обратной связи и усовершенствованию системы управления, так что у нас есть все основания полагать, что светлое будущее наступит для людей, у которых есть инвалидность.

В.И: И такой вопрос - по доступности протезов в России именно для среднестатистического россиянина. Василий сказал, что существуют разные способы, кто хочет, тот найдет. Может быть, свой личный опыт можете подключить. Вам повезло, вы работаете в организации, которая занимается разработкой протезов, но все равно у вас опыт есть в этом плане?

К.Б: Я думаю, что пока еще все не очень хорошо. Я не могу сказать, что в России каждый может получить тот протез, который он хочет, но есть все возможности у человека добиться такого протеза, которого он хочет. Все зависит от его настроя, от его готовности бороться за свои права, если речь идет про получение протеза за счет государства. Нужно понимать, что высокотехнологичные протезы стоят дорого, и в интересах государства ставить такие протезы только людям тем, которые при помощи их смогут вернуться к активной рабочей деятельности, продолжить свою какую-то профессиональную деятельность, зарабатывать деньги и платить налоги. И естественно, шансов получить какой-то классный протез больше у молодого человека, у которого вся жизнь впереди, и он готов жить, развиваться и работать, чем у какого-то более пожилого человека, который близок к пенсии. Мы надеемся, что по мере развития технологий протезы будут становиться дешевле, доступнее, и получить их будет проще.

В.И: А уже можно какие-то сроки озвучивать или пока рано?

К.Б: Я не знаю, но я знаю, что с каждым годом ситуация понемногу улучшается.

В.И: У меня к вам будет вопрос по соревнованиям. Если говорить о расширении дисциплин «Кибатлетики», куда можно дальше расширяться? Правильно я понимаю, что вам тоже можно этот вопрос задавать? И если расширять, то как могут выглядеть трассы для новых дисциплин?

К.Б: Еще есть такая дисциплина, как нейроинтерфейсы. Вообще возможность считывания сигналов с мозга и мыслительная активность для отдачи каких-то команд. Тут может быть соревнование, например, когда люди могут проходить специальную компьютерную аркаду, на которой все команды персонажам отдаются только при помощи мыслительных сигналов, это как один из вариантов использования нейроинтерфейсов с точки зрения соревновательности. Также у нас московская компания Neurobotics представила свой нейроинтерфейс, при помощи которого мыслями можно управлять коляской. Это нейроинтерфейсы, еще существует электрическая стимуляция мышц, это для людей с частичной парализацией нижних конечностей. При помощи стимуляции мышц электричеством они могут крутить педали на байках и соревноваться в скорости и качестве того, как эта система работает. Также существуют экзоскелеты, это для людей с различными видами спинальных проблем. При помощи экзоскелетов люди, которые прикованы к креслу, могут его покинуть, ходить, подниматься по лестнице и так далее. Дисциплин может быть очень много.

В.И: Если говорить про то мероприятие, которое состоится завтра. Там будут победители, будут проигравшие? Для вас что это даст?

К.Б: Я думаю, что тут дело не в победителях и проигравших. Я думаю, что все, кто завтра будет принимать участие в соревнованиях, они все победители, потому что это победа над пассивностью, над обреченностью, с которой все время связывают инвалидность в России. Это победа над самим собой, потому что люди с инвалидностью берут в свои руки свою жизнь и делают так, чтобы будущее приближалось, и у них были качественные средства реабилитации. Так что я думаю, что это в любом случае победа, хотя будут и формальные какие-то победители, которые получат призы, но я думаю, что тут дело не в этом. Дело в том, что мы приближаем будущее, и это самое главное.

В.И: А насколько тяжело дается эта победа над отреченностью, над пассивностью, о которой вы говорите?

К.Б: Тут у каждого по-разному. Тут каждому участнику нужно говорить про себя. Я думаю, что это в любом случае маленький подвиг, и я уважаю всех людей, которые преодолевают какие-то физические проблемы и живут активно. И мало того, они еще и делают такое важное дело, как помогают развитию высокотехнологичных средств реабилитации.

В.И: Константин, большое спасибо, что побеседовали с нами. Желаю вам удачи с лампочками, с консервными банками завтра в рамках мероприятия. Спасибо, что вышли к нам в прямой эфир. До свидания.

К.Б: До свидания.

В.И: Я прощаюсь с вами. У микрофона Валентина Ивакина. Это программа «Угол Зрения». До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments