Взятки и власть: как коррупционные скандалы в регионах отражаются на губернаторах

На этот раз в центре негативного внимания оказалась Владимирская область. Разбираемся с частным случаем и выясняем, как искоренить коррупцию в регионах в целом.
Эксперты: Дмитрий Резников — главный редактор сайта ИА «ПроВладимир»; Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики.

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Мария Цыганова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Взятки и власть: как коррупционные скандалы в регионах отражаются на губернаторах». Информационным поводом стало событие, которые за последние сутки облетело практически весь интернет. СМИ пишут о том, что заместитель губернатора Владимирской области по имущественным и земельным отношениям Елена Мазанько задержана по подозрению в получении двух крупных взяток, одна из которых составила 2 миллиона рублей, и вторая, которая составила 1 миллион рублей. И разобраться, что же на самом деле произошло, нам поможет Дмитрий Резников, главный редактор ИА «ПроВладимир». Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Резников: Добрый день!

М.Ц: Вы также освещали это событие, расскажите из первых уст, что произошло, где сейчас находится Елена Мазанько?

Д.Р: Вечером в субботу нам из неофициальных источников стало известно, что Елена Мазанько задержана силовиками. Информации, на самом деле, было очень мало, кто-то из наших коллег даже в субботу эту информацию дал, а мы дали ее в воскресенье. Спустя несколько часов неофициальные данные прокомментировала губернатор Светлана Юрьевна Орлова, которая ТАСС рассказала, что следователь задержал Елену Мазанько на трое суток, и потом знаменитый Басманный суд решит ее судьбу. Елену Мазанько задержали по версии главного управления СК Москвы, что сразу показывает уровень этого преступления, поскольку им занимается не владимирский, а именно центральный офис. Ее задержали за махинации на госзакупках мебели. Очень интересно, что Елена Мазанько — давняя подруга губернатора, которая ее сюда и пригласила, Светланы Орловой. Она является человеком первого призыва, когда Светлана Юрьевна Орлова появилась в 2013 году, то одной из первых должностей вице-губернатора получила Елена Мазанько. Она назначила ее на такой ответственный пост, это госзакупки. Например, в прошлом году по госзакупкам Владимирская область потратила 66 миллиардов рублей. Это, по сути, годовой бюджет Владимирской области. И за все это формально отвечала Елена Мазанько. И сейчас ее ловят на взятке, кстати, довольно мелкой, я считаю, что это на самом деле не много на фоне того, что еще одному бывшему вице-губернатору Дмитрию Хвостову были предъявлены обвинения, у него 4 уголовных дела, там сумма превышает 22 миллиона, насколько я сейчас помню. И получается, что это уже второй вице-губернатор, который сейчас находится под следствием, это очень показательная ситуация.

М.Ц: А раньше Елена Мазанько была замечена в каких-то подобных схемах?

Д.Р: Нет, в подобных схемах она замечена не была, но в том году «ПроВладимир» делал большое расследование, где мы собрали воедино все странные госзакупки, и поскольку Елена Мазанько и Светлана Орлова работали в Кемерово в 2000-е годы, оттуда у них дружба и идет, с приходом этой команды кемеровские коммерческие фирмы стали удивительно часто побеждать в закупках Владимирской области. Мы насчитали 113 миллионов рублей, которые отошли чисто кемеровским фирмам, то есть что такое Кемерово для Владимирской области? Просто один обычный субъект, таких у нас 80 с чем-то. И тут внезапно появились Мазанько, Орлова, и внезапно, как говорит Светлана Юрьевна, поперло. Вот кемеровским фирмам с их приходом действительно поперло. Пошли хорошие контракты на ремонт здания Белого дома, кстати, закупка знаменитого золотого ершика и предметов роскоши на несколько миллионов рублей, которые были куплены для нужд администрации Владимирской области, где был тот самый ершик за 23 тысячи рублей, что равно зарплате обычного гражданина Владимирской области, и других предметов роскоши, например, кровати, обитой слоновью костью и золотом за 500 тысяч рублей, это все было закуплено, что интересно, у кемеровских фирм. https://provladimir.ru/news/vlast/zolotye-ershiki-zam-orlovoj-nazvala-absolyutno-ryadovoj-zakupkoj Я так понимаю, что следователей, возможно, заинтересовали эти закупки. Сейчас идут эти следственные действия, они касаются как раз мебели, возможно, это одна из закупок, которыми сейчас занимается СК.

М.Ц: А есть какая-нибудь информация, как к этому событию отнеслась Светлана Юрьевна Орлова, губернатор Владимирской области?

Д.Р: Как только в выходные появилась неофициальная информация по поводу возможного задержания Мазанько, в воскресенье Светлана Юрьевна очнулась и решила срочно выдать свою версию в эфир. Я даже не знаю, кто, либо ТАСС позвонил Орловой, либо сама Орлова как-то вышла на них и решила рассказать свою версию событий. Орлова назвала это все провокацией против своего заместителя, поскольку они во Владимирской области наводят порядок, а эти все наезды — провокации их оппонентов, это силовики, которые не любят Орлову, ей всячески мешают и вредят.

М.Ц: Расскажите, возможно, кто-то из наших радиослушателей не так хорошо знает, что случилось с Хвостовым. Что там тогда произошло?

Д.Р: Это совершенно замечательная история. Появился в нашей области, я не помню, в каком году, Дмитрий Хвостов. Сначала он был просто советником губернатора, такая немного непонятная должность, потом он получил должность вице-губернатора по строительству. Специально для этого у другого вице-губернатора забрали полномочия и передали их Хвостову, то есть вся должность создавалась исключительно под него. Затем он был якобы на хорошем счету, например, в августе 2016 года Светлана Орлова выступала на «Территории смыслов», она по очереди поднимала своих заместителей и их характеризовала, так же произошло и с Дмитрием Хвостовым. Она сказала, что он везде наводит порядок, он на хорошем счету, и со строительством у нас все отлично, это август 2016. В сентябре 2016 Дмитрия Хвостова увольняют и не поясняют, почему. А в октябре 2016 на Хвостова заводят уголовные дела, к декабрю их число выросло до 4. И стало известно, что взятки Хвостову давали известные владимирские строители, звучало несколько фамилий, и общая сумма взяток превысило 22 миллиона рублей. Поэтому я и сказал, что 3 миллиона для Мазанько маловато, на мелочи попалась. Тут как раз интересно, что, может, такие взятки они постоянно берут, а взяли на этой мелочи, и Светлане Юрьевне Орловой обидно, что могли бы на чем-то крупнее поймать. И Мазанько брала взятки не прямо сейчас. Там несколько эпизодов, там речь идет о 2014 году. И тут возникает вопрос, почему так долго не брали ее? Там такая же ситуация с Хвостовым. Орлова тогда высказала свое «фи» силовикам, сказав: «Вот Хвостов с 2014 года брал взятки, а меня никто не предупредил. И не знала, какую змею у себя пригрела».

М.Ц: А с Хвостовым чем вся история закончилась?

Д.Р: Пока ничем. Пока идут суды и следствие. Пока приговора не вынесено.

М.Ц: А когда будут известны какие-нибудь новости по Елене Мазанько? Или тоже пока непонятно?

Д.Р: Завтра Басманный суд вынесет какое-то решение, то есть о заключении ее под стражу на время следствия, либо еще что-то. Следующая отсечка будет завтра.

М.Ц: Общественность как-нибудь отреагировала на такую информацию?

Д.Р: Елена Мазанько не слишком публичный вице-губернатор. На примере Михаила Колкова, как человека массовика-затейника по социальной политике, который отвечает за образование, медицину, он узнаваемая фигура, а вот Елена Мазанько не слишком публичный человек. Но в прошлом году история с золотым ершиком, она взбудоражила общественность. Когда человек с утра открывает новости, и написано, что закупили за 23 тысячи ершик, а мне на карточку за месяц перевели эти самые 23 тысячи, и куда это все пошло, непонятно, а кто за закупки отвечает? Вот эта Мазанько, вот СМИ про нее пишут. У людей избирательная информация о ней, и она базируется на таких странных новостях. Причем сама Елена Мазанько назвала это абсолютно рядовой закупкой и вообще, «почему вы меня об этом спрашиваете?».

М.Ц: Как вы считаете, произошедшее может как-то отразиться на деятельности самого губернатора?

Д.Р: Я не знаю, отразится или нет, но я считаю, что это должно отразиться, потому что когда у тебя поймали одного вице-губернатора на взятках, ну, это, может быть, совпадение. Причем он формально уже не работал с ней. Но если сейчас уже второй по счету вице-губернатор, находясь при исполнении, то есть ее берут с поличным при получении взятки, это второй человек, которого ты привезла сюда, до Мазанько этим занимался вице-губернатор Денисов. В 2013 году Светлана Орлова сказала, что Денисову не доверяет и с ним работать не хочет. С 2013 года прошло ровно 4 года, а на Денисова не заведено ни одного уголовного дела. То есть если она не доверяла, наверное, у нее были подозрения, что он что-то ворует, но если за 4 года к нему никаких вопросов не возникло, то нечего предъявить, ну, может быть, есть чего, но я не знаю. С Денисовым все тихо. Она привозит своего человека. Этот человек сейчас попадается на взятках. Это уже с 2014 года тянется, то есть Светлана Юрьевна Орлова привезла 6 человек, при ней 7 новых вице-губернаторов было, один из них условно владимирский, это Роман Русанов, он остался. 6 человек чисто московские, кого она привезла с собой. Из них уже 2 под следствием, это уже 33%. Мне лично кажется, что этого уже достаточно, что нужно что-то новое. Если не принимать кадровые решения, то хотя бы надо как-то проверять, почему это так происходит. Если сейчас, условно, осенью окажется, что еще один вице-губернатор пойман на взятках, это уже будет половина ее команды. Ну, Светлана Юрьевна, если вы таких людей сюда привозите, если они тут воруют, то тут возникают вопросы о квалификации какой-то человека.

М.Ц: Наш следующий эксперт Илья Гращенков, директор «Центра Развития Региональной Политики», политолог, эксперт внутренней политики. Илья, здравствуйте.

Илья Гращенков: Здравствуйте!

М.Ц: Хотя мы начали обсуждение того, что произошло во Владимирской области, где вице-губернатор попался на получении взятки, но я так понимаю, что такой случай не единичный. Вы как политолог можете рассказать, актуальна ли сейчас и насколько актуальна данная тема?

И.Г: Тема актуальна последние несколько лет, я думаю, что на данный момент уже несколько десятков арестованных губернаторов и вице-губернаторов, как мы помним. Поэтому история не нова. Предпосылки-то понятны, это политический инструмент последних лет — использовать силовые ведомства для расчистки поля для своих кандидатов. Ввиду того, что политическое поле вытоптано, и сменить региональную власть на прямых выборах фактически невозможно для той или иной финансово-промышленной группы, желающей зайти в регион, вот приходится действовать такими методами, начиная с заместителей, а оканчивая самими губернаторами. Если вы уточните вопрос, то я подробнее отвечу.

М.Ц: Мы пытаемся понять, насколько подобные инциденты, когда вице-губернаторов, заместителей берут на взятках или каких-то других коррупционных скандалах, как такие действия потом отражаются на самом губернаторе и отражаются ли вообще?

И.Г: Кстати, довольно часто спрашивают относительно коррупции в регионах, что вообще может ли быть такое, что глава района, заместитель или министр коррупционеры, а губернатор ничего не знал об этом. На мой взгляд, это невозможно в силу того, что у нас любая система пирамидально выстроена, как Коза Ностра в Италии, то есть всегда есть верхушка, которая знает все. Тут не надо обманываться, губернаторы действительно знают все, на них работает отделение УФСБ, на них работает прокуратура, есть собственные аналитические инструменты, то есть риск того, что губернатор о чем-то не знает, а тем более, о таких вещах, которыми занимаются его замы, он практически исключен. Другой вопрос, что зачастую дела, по которым арестовывают вице-губернаторов, если даже сейчас заметите во Владимирской области, это дела довольно старые и довольно незначительные. Что такое 2014 год, какие-то 3 миллиона рублей? Мы представляем, что объем коррупции в каждой области исчисляется гораздо большими суммами, поэтому всегда по тактикам, которыми действуют силовые ведомства, мы можем понять, чего они хотят добиться. Если чиновника задерживают по такому небольшому делу, да еще и старому, то это, скорее всего, попытка что-то согласовать, то есть всегда можно отступить назад: «Дело было давно, мы что-то не усмотрели. Срок давности вышел». Что-то там наверху происходит, что эта расторговка становится возможной. Есть крупные дела, это прежде всего дела самих губернаторов, это Никита Белых, Гайзер, это удар в самое сердце без предварительных арестов вице-губернаторов. Хотя в той же Коми было арестовано все правительство, и по логике следствия было понятно, что Гайзер далеко не первое лицо в этой коррупционной схеме, а первое лицо Зарубин, который занимался организацией финансовых схем. Гайзер был просто типичным представителем, но задача была снести это политическое крыло целиком, с чем и справились. Поэтому, отвечая на вопрос, насколько взаимосвязаны удары по команде губернатора и его самого, они 100% всегда связаны. Другой вопрос в том, кого берут, на чем берут и какие дальнейшие пути для улаживания этого конфликта, потому что зачастую губернатор может избавиться от своего какого-то зама, сказав, что он был не в курсе, что этот человек, безусловно, негодяй, и к нему нужно применить соответствующую статью УК, но мы понимаем, что будут идти некие переговоры в лице каких-то финансово-промышленных групп, стоящих по разные стороны баррикад, которые, возможно нанесли, этот удар с целью решения какого-то своего вопроса. Потому что где-нибудь 60% территорий РФ так или иначе представляются интересами крупных финансовых концернов. И в половине из них губернаторы их ставленники. Если мы, например, в той же Коми видим арест Гайзера, то мы понимаем, что это наезд на Вексельберга или кого-то еще, то есть логика такая. Иногда бывает так, что если в регионе присутствует несколько крупных финансово-промышленных групп, то бывает такое, что эти группы выставляют своих вице-губернаторов. Например, глава избирается от нейтральной группы, а замы выставляются, например, от «Лукойла», а другой от «Роснефть», чтобы соблюсти паритет интересов в регионе. И тогда надо смотреть, на кого из вице-губернаторов пал этот дамоклов меч антикоррупционной борьбы. И искать следы в противоборствующем лагере. Логика поведения, на мой взгляд, такая.

М.Ц: А что касается самих чиновников, которые попались в каком-то таком коррупционном скандале, есть у них шанс вернуть свою чистую репутацию или это уже наложит какой-то отпечаток и не забудется?

И.Г: Нет, очень даже запросто забудется. Очень часто встречаю людей, которые где-то за коррупцию арестовывались или снимались с должностей, но они всплывали и работали дальше. Для системы нормальны коррупционные издержки, они не обязательно отразятся на карьере, сейчас просто не могу сходу привести пример по вице-губернаторам, хотя были такие встречи. Вот, например, по прокуратуре, знаменитое дело Московской области об аресте прокуроров, и все эти прокуроры потом вернулись и работают снова в прокуратуре, тем более для исполнительной власти это нормальная практика, что обвиняемых в коррупции потом реабилитировали, ну уж для чиновников сам бог велел. В любом случае, все эти коррупционные дела, как мы сейчас можем наблюдать во Владимирской области, редко заходят до каких-то серьезных нарушений. Обычно всегда стараются зацепить таким делом, что можно было потом его отыграть, там реальный срок заменить на условный, что-то за срок давности снять, потому что система не кусает сама себя, но старается иметь максимальное количество отступных шагов.

М.Ц: А можно как-то выяснить тенденцию, чем чаще всего заканчиваются подобные скандалы? Их признают виновными или все-таки дело затягивается и молча сходит на нет незаметно для СМИ, незаметно для каких-то других глаз?

И.Г: Если брать губернаторов, то можно вспомнить того же Дудку, это губернатор Тульской области, который сидит, получил большой реальный срок. Если говорить о губернаторах типа Гайзера, Хорошавина, то их довольно давно задержали, а по ним никакого решения нет. И мало того, по делу того же Хорошавина, дело потихоньку рассыпается. Вот можно вспомнить мэра Владивостока Пушкарева, которого тоже задержали довольно давно, но каких-то реально доказанных действий по его делу нет. Можно вспомнить бывшего заместителя губернатора Алтайского края, Юрия Денисова, тоже достаточно давно задержан, но тоже никаких реальных решений по его делу не вынесено. По Краснодарскому краю, по-моему, даже два вице-губернатора задержаны, но тоже никаких реальных сроков нет, поэтому соглашусь с коллегой, что в большинстве случаев имеет место уход от ответственности. Нет какой-то самоцели посадить вице-губернатора, всегда цель губернатор, поэтому если его там зацепило, то нет смысла его сажать, потому что сидя в тюрьме, он вполне может начать сдавать каких-то людей, которые были причастны к его делу, и тут не всегда понятно, чем дело кончится, потому что он начнет сдавать, и цепочки потянутся в разные стороны, как было в деле с «Цапка», когда выяснилось, что ряд федеральных чиновников были в курсе всей этой истории, и дело предпочли замять. Или как было в истории с Васильевой, когда помимо Сердюкова в деле начали всплывать первые персоны федерального правительства. Всегда есть некоторая опасность, что если на человека начнут реально давить, дело пойдет каким-то неконтролируемым путем, что никому не надо, то есть следственные органы вполне четко выстраивают линию поведения, у них есть какие-то четкие задания, и впитаться в какую-то политическую борьбу федерального уровня и сталкивать лбами какие-то кремлевские кланы никто не хочет. Поэтому я думаю, что зацепить, как-то обезоружить и под некой расторговкой выполнить какую-то заданную цель, например, разоблачить какую-то коррупционную схему, но в конечном итоге отвечать будут какие-то бизнесмены, который занимались реальным обеспечением этой схемы, а не те чиновники, которые были идеологическими вдохновителями и обладали правом подписи. До реальных посадок доходит редко.

М.Ц: Очень много таких громких дел появляется, можно ли вообще надеяться, что когда-нибудь удастся снизить коррупцию в регионах и почему?

И.Г: Коррупцию в регионах снизить можно, кстати, хороший пример, за последние годы была декриминализована такая отрасль, как ГАИ. Все мы помним, что там еще 10 лет назад гаишник с палочкой был везде, и все платили 500, 1000 и 2000 рублей, фактически по несколько раз в неделю, то превышая скорость, то ездя без ремня, то еще совершая какие-то мелкие нарушения. И буквально за последние несколько лет область была полностью декриминализована, там приходят счета с камер и не более того. Я считаю, что в региональной политике примерно то же самое, только в совершенно другом масштабе. Я считаю, что прежде всего должны быть переработаны сами институты принятия решений и распределения властных полномочий. Дело в том, что та система, которая взращивается сейчас, такая сверхвертикаль власти с полной ликвидацией местного самоуправления, с полной ликвидацией выборности во все структуры, начиная от губернаторов, на мой взгляд, возвращение прямых выборов, но с муниципальным фильтром никак ситуацию не поменяло, поэтому избираются совершенно те же ставленники промышленно-финансовых групп. Они выстраивают абсолютно авторитарные системы, теперь эти системы включили в себе еще и муниципальное образование. Естественно, в такой вертикали системы коррупция всегда будет доминирующим фактором, потому что иначе она не сможет функционировать. Каждый человек, пришедший на свой участок работы, пытается решить задачи этого пирамидального построения финансовой структуры для той организации, которая его туда привела. Естественно, он не выбран, он не отвечает перед народом, он не отвечает за какие-то социальные проекты, он не политик, то есть эта закрытая система, она коррупцию делает безусловной и не исключающей. Поэтому если вернуть какую-то публичность, какую-то открытость, вернуть прямые выборы не только губернаторов, но и глав муниципальных образований, при этом сделать всю эту систему закупок, аукционов и так далее более прозрачной, то она постепенно будет декриминализована сама собой, потому что если система не герметична и имеет постоянный общественный контроль, то оно все будет также декриминализовано, как и гаишники с палочками.

М.Ц: Я поняла вас. У нас как раз время подошло к концу. Спасибо, что пообщались с нами. До свидания.

И.Г: Всего доброго.

М.Ц: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments