Наука для детей: познавательные программы, книги и Youtube-канал

Как привить ребенку любовь к науке и даже открыть в нем талант Кулибина или Ломоносова. Эксперты: Николай Ковылов — биолог, педагог, автор проектов «Испытатели природы» и «Что внутри?» (г. Сергиев-Посад); Евгений — редактор информационно-развлекательного шоу «Семен Ученый»; Марина Улыбышева — писатель, поэтесса, журналист.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Научный четверг». У микрофона Александра Хворостова. Сегодня 1 июня, Международный день защиты детей. И мы не могли пройти стороной этот факт, этот день, поэтому наша программа посвящена детям, точнее науке для детей. Мы расскажем вам о достаточно интересных научно-познавательных программах, поговорим с детским писателем, который также пишет научно-познавательную литературу, и расскажем об интересном научно-познавательном YouTube-канале. Чем занимаются ученые, из чего состоит земная кора, кто такой Ломоносов и почему Пушкин — это наше все, с какого возраста необходимо прививать интерес детей к науке и стоит ли это делать вообще — поговорим об этом и попытаемся именно эти вопросы решить. Обо всем по порядку. Как объяснить ребенку, что такое космическое пространство, какими были динозавры и зачем коты выпускают когти, да так, чтобы ребенку было действительно интересно. Наверное, таким же вопросом задавались авторы и создатели YouTube-канала «Семен Ученый», с автором которого мы сейчас и поговорим. У нас на связи Евгений, редактор информационно-развлекательного шоу «Семен Ученый». Евгений, здравствуйте.

Евгений: Здравствуйте.

А.Х: Прежде всего, расскажите о вашем канале, о программах, которые вы делаете, как долго существует канал, какого формата ваши видео?

Е: Прежде всего я хочу сказать о том, что канал достаточно молодой. Мы его организовали примерно полгода назад. Про формат все ясно будет, если вы сами посмотрите. Это познавательно-развлекательные видео, посвященные различным тематикам.

А.Х: Но именно научным тематикам? Подготавливаясь к программе, я посмотрел несколько видео про космос, котов, собак, динозавров, и это достаточно интересно. Кто ваша команда? Кто эти люди? Сколько вас в команде? Каким образом вы подбираете темы? Как находите этот материал, потому что о некоторых ответах даже я впервые узнала?

Е: На самом деле, если честно признаться, то нас всего двое. Это я, я занимаюсь непосредственно написанием текста. И второй человек, он ведущий. Это как раз его идея была использовать кота.

А.Х: А почему, кстати, кот?

Е: Это очень просто. Изначально целью было просвещать детей. Ученый кот у Пушкина был в стихотворении «У Лукоморья». Все очень просто.

А.Х: А как долго вы работаете над фильмами? Как разрабатываете сценарий? Как ищете идеи к сюжету? Вам интересно или вы отталкиваетесь от чьих-либо запросов на те или иные темы?

Е: Иногда запросы, мы стараемся прислушиваться к аудитории, которая у нас набралась за эти полгода. Есть ряд постоянных зрителей, которое постоянно смотрят, всегда следят. Не всегда нужно опираться на запросы и просьбы, но это тоже очень важно. Как мы выбираем? Прежде всего, нам это самим интересно. Если бы не было интересно, то так далеко мы не зашли бы. Выбираем тему, о которой нам самим было бы интересно рассказать, но и прислушиваемся к мнению зрителей. Например, тема динозавров очень популярна, и вообще дети очень их любят. Поэтому это всегда актуальная тема, например, меньше людей интересуются космосом, как вы уже поняли. По какой-то причине космос интересует детей, а наша целевая аудитория — это дети от 5 до 15 лет. И они почему-то космосом меньше интересуются, чем динозаврами.

А.Х: А у вас есть обратная связь с вашими подписчиками? Каким образом налажена эта связь? Смотрите ли вы комментарии? Много ли позитивного, много ли отрицательного? Делаете работу над ошибками?

Е: На нашем канале под каждым видео есть возможность оставлять свои комментарии. Плюс не так давно мы открыли группу во «ВКонтакте», но мы пока занимаемся каналом, а группа пока в подвешенном состоянии, мы ей пока не занимаемся. А так, да, обратная связь есть, можно на канале оставить комментарии и на странице во «ВКонтакте».

А.Х: Если говорить о любви детей к науке, о том, стоит ли прививать любовь детей к науке, к научным прогрессам, разработкам, как вам кажется, с какого возраста и как именно это делать в детском возрасте?

Е: На мой взгляд, чем раньше, тем лучше. Это здорово — прививать детям интерес к изучению таких тем, это очень хорошо, это очень здорово. И определенно нужно, это мое мнение, это мнение нашего ведущего. Надо начинать с того момента, как ребенок начинает воспринимать информацию, я считаю, что уже нужно. В каком формате? Это смотря какие цели преследуются. Дети больше любят развлекательный формат, особенно современная молодежь. Мы стараемся сделать развлекательного характера видео, но чтобы оно было более познавательно. Возможно, кому-то это покажется скучным немного, что у нас именно такой формат. Как подавать детям информацию, это зависит только от их родителей. Я считаю, что определенно нужно найти этот подход

А.Х: Евгений, а у вас в каком возрасте появилась тяга к познанию окружающего мира? К познанию нового, интересного, неизведанного?

Е: Сейчас сложно сказать, но я помню, что когда я был маленьким, я очень интересовался темой животных, историей, я думаю, что лет в 5. Родители очень переживали и озаботились этим вопросом. Я думаю, что именно поэтому мое мнение сформировалось таким образом.

А.Х: Мы в последнее время говорим о том, что сейчас дети подвержены некому такому тотальному влиянию интернета на ум, на сердце и душу ребенка, мы говорим о том, что ребенок слишком много времени проводит за компьютером. Как вам кажется, возможно, нужно включать вопросы типа домашнего задания детям, примерно как в школе, чтобы ребенок не только смотрел, но и каким-то образом применял полученные знания на практике?

Е: На самом деле, мы достаточно давно об этом разговариваем, мы обязательно будем это делать. В некоторых видео, если вы посмотрите, там есть конкурсы. Провели конкурс недавно, дети должны были придумать фамилию для кота. Мы пока результаты не выложили, но тем не менее. А вообще, это очень хорошая идея.

А.Х: А сколько детей вообще откликнулись на ваш конкурс? И какие звучали варианты?

Е: Очень много откликнулось детей. Как правило, они предлагают свою фамилию, потому что они хотят быть причастны. Очень много детей пишет: «Семен, ты такой хороший, я бы очень хотел, чтобы ты был моим котом». Мы пока конкурс еще не обнародовали, итоги не подводили. Я думаю, что те, кто следит за конкурсом, они увидят попозже. Не хочу пока спойлер делать.

А.Х: До какого числа можно предлагать фамилии коту?

Е: Пока еще можно.

А.Х: Скажите, в планах у вас создание каких фильмов? В какой области научных знаний?

Е: Мы недавно начали делать видео на тему мифов и легенд. Я предложил нашему ведущему тему мифов и легенд различных стран, то есть Греции, Египта и так далее. Пока в этом направлении будем двигаться. И вот недавно мы начали делать видео про топы, то есть подборки на различные тематики. Сейчас вышло последнее видео, это топ-10 странных морских существ, на подходе еще про животных, про стихийные бедствия. Я думаю, что такого вида видео не только детям будут интересны.

А.Х: Ведь очень много YouTube-каналов сегодня есть, как вам кажется, в чем успех такого канала? И допустим, я дома хочу сделать с ребенком какой-нибудь фильм, какие бы вы дали советы тем людям, которые хотят таким образом украсить досуг ребенка, скрасить свои досуговые часы?

Е: Я этот канал сам нашел совершенно случайно, я до этого не знал Дмитрия, мы с ним совершенно случайно познакомились, и мне очень понравилась манера, в которой он подает информацию детям. И мне настолько понравилась подача, что я предложил объединиться и сотрудничать. Я буду писать текст, а он будет рассказывать и делать видео. Я считаю, что очень важна именно подача. Для ребенка очень важно, чтобы ведущий был другом ребенка. И я считаю, что кот Семен отличный друг для детей.

А.Х: И советы начинающим создателям фильмов, какие-то элементарные, я не прошу раскрывать все секреты вашей кухни?

Е: Если есть желание что-то делать, то это надо определенно делать. Это самое главное. Очень много вещей люди не делают, просто потому что они сомневаются, они не уверены, получится ли у них достаточно хорошо, понравится ли людям. Если есть идеи, желание, тогда нужно делать и доводить до конца. Я не знаю, какие можно советы дать, потому что это зависит от контента, который человек хочет выпускать. Они могут быть разными.

А.Х: Я благодарю вас, Евгений, за то, что пообщались с нами в рамках прямого эфира. Желаю вашему каналу только продолжения, долгой жизни. Всего вам доброго, до свидания.

Е: До свидания.

А.Х: Следующий наш спикер Марина Улыбышева, писатель, поэтесса, журналист. Марина Алексеевна, здравствуйте!

Марина Улыбышева: Здравствуйте, рада вас слышать.

А.Х: Ваши книги рекомендованы для детей от 6 лет. Как вам кажется, не рано ли детям читать о том, кто такие передвижники, о железной дороги и о Пушкине?

М.У: Мне кажется, это вопрос риторический. Если детям ехать в поезде не рано или лететь в самолете, смотреть картину «Богатыри» Васнецова, значит, не рано про это и почитать. А уж с Пушкиным дети вообще сталкиваются с самых ранних лет, слушают его сказки, стихи, почему бы им не понять хотя бы немного, как рождается русское слово в языке Пушкина. Мне кажется, что вообще детей не зря в этом возрасте называют почемучками, им все в этом возрасте интересно. И наоборот, когда мы становимся взрослыми, то нам уже неинтересно, почему идет дождь, почему плывут облака. И вот как пример, почему Иван Кулибин стал великим изобретателем? Потому что с самого раннего детства совал свой любопытный нос всюду.

А.Х: А вы с какого возраста стали интересоваться научной-популярной литературой?

М.У: Вы знаете, я уже с 5 лет умела читать, а читала все без разбора, потому что в нашей библиотеке могло встретиться все, и стихи Пушкина, и какая-нибудь занимательная физика, и какой-нибудь календарь с советами на каждый день. Я все это методично прочитывала, поэтому, с одной стороны, это была полная каша в голове, а с другой стороны, там попадались интересные вещи и в том числе какого-то свойства из физики, химии.

А.Х: Мы сегодня говорим о том, что вообще дети очень увлечены компьютером, очень увлечены созданием и моделированием. Как вам кажется, чтение книг — не устаревший метод в познании мира? Не интересней детям будет посмотреть мультфильм или фильм?

М.У: Соблазн большой, это, конечно, более зримо, более ярко, более, может быть, впечатляюще, но на самом деле фильм и книга — разные способы восприятия. Уже известно, что зрительный канал дает созерцание, а к размышлению, анализу, работе фантазии побуждает именно аудиоканал. И много работы происходит в мозгу, именно когда мы читаем книги. Тут даже сравнивать не стоит. И те, кто отдает предпочтение фильмам, заранее оглупляют своих детей.

А.Х: А с какого возраста надо читать детям о науке, о научных деятелях?

М.У: Тут советы какие-то давать трудно, тут надо решать родителям. Надо просто внимательно смотреть на своего ребенка и на его склонности. У меня есть знакомый мальчик Алеша, который с самых маленьких лет заинтересовался геологией, биологией, а началось все с того, как он прочитал книжку про динозавров. А сейчас он уже владеет такими терминами, которые ни один взрослый человек, может, и не знает. Поэтому надо просто родителям повнимательней смотреть на своих детей и что-нибудь такое им подсовывать в кругу их интересов.

А.Х: Вы, конечно, как автор детских книг пытались найти свой жанр, свой стиль, свой язык. Как вы пришли к вашей стилистике книг?

М.У: Тут ничего сложного нет. Я пыталась искать какие-то сложные вещи, которые можно объяснить просто на пальцах, то есть упростить все настолько, чтобы это было понятно самому маленькому человеку. Я пришла к выводу, что все самое сложное можно объяснить самым простым языком. Вот где-то тут и рождался стиль моих книг. Вы знаете, удивительно бывает читать отзывы в интернете, оказывается, их с интересом воспринимают и взрослые. Они пишут: «Вот купила ребенку книгу, прочитала про паровозы и узнала много интересного». Вот это универсальный стиль, который для детей подходит и для взрослых.

А.Х: Мы сейчас с вами говорим про детей до подросткового возраста, а как насчет детей подростков? Какие книги необходимо читать подросткам, чтобы привить им любовь к науке? Или в этом возрасте уже поздно что-либо прививать?

М.У: Прививать тут уже сложнее, надо скорее развивать то, что было привито. Сейчас говорят о том, что надо много читать какой-то такой научной, познавательной литературы, а я в противовес призвала бы читать побольше художественной литературы, которая сейчас находится в забвении совершенно незаслуженно. Дело в том, что переходный период у детей сочетается с тем, что ребенок выстраивает для себя ценности. И очень важно читать именно такую литературу, чтобы душа наполнялась правильными представлениями об этих предметах, а научная, она в дополнение должна быть. А то мы получим однобокое существо, которое будет с умной головой, но каким-нибудь равнодушным сердцем.

А.Х: Ведь есть не только научно-популярная литература, а художественно-научная литература. Вот такую литературу, если возьмет ребенок лет 7, это нормально?

М.У: Придерживаться списка литературы, рекомендуемой по возрасту, надо, а с другой стороны, правила надо нарушать. У меня у самой сын чуть ли не в 8 лет прочитал «Доктор Фауст». Зачем, для чего, но ему было так интересно, что я просто не могла вырвать у него книжку из рук.

А.Х: Как вам кажется, необходимо быть писателем, чтобы рассказать ребенку о науке, как начать разговор, как вести его? У ребенка масса вопросов, на которые даже не все взрослые знают ответы. Меня мама всегда отправляла читать книги, сегодня многие отправляют в интернет детей. Как заинтересовать ребенка? Какие книги читать, а какие не читать?

М.У: Мне кажется, тут есть один секрет, который я для себя вывела. Не обязательно получать ответы на все вопросы, а вот научить ребенка удивляться тому, что он видит, эту способность во взрослом возрасте мы как-то теряем. Идет дождь, а откуда он идет, из какой тучи, каким образом он там образовался, мы приблизительно знаем, но вопросы эти не задаем. А если бы мы удивились посмотреть на этот дождь, то нам бы стало интересно, как все происходит. Мне кажется, что это умение удивляться, чтобы ребенок, глядя на привычные вещи, которые становятся обыденными, умел посмотреть необычно на это, удивиться и заинтересоваться. Это самое главное.

А.Х: А какие книги вы бы не стали рекомендовать для прочтения детям?

М.У: «Черепашки ниндзя». Эта книжка была одно время популярна, она попалась на то время, когда у меня сын был маленький, он меня очень просил. И однажды, я взяла эту книгу, а там эти черепашки с такими странными именами. Я подумала, что там будет что-то интересное, но она была написана таким плохим языком, что прочитав абзац, я просто почувствовала, как начинает болеть голова. Я бы не рекомендовала читать книги, написанные плохим языком. А остальные все можно и нужно читать.

А.Х: А если немного отойти от темы детской литературы и перейти к вопросам взрослой литературы. Вот какие книги как писатель сами читаете?

М.У: Вы знаете, сейчас мне приходится читать больше именно по конкретной заказанной теме. Когда я писала книгу про паровозы, я очень много перечитала про железные дороги, про изобретателей, про все такое. И литературы на самом деле очень много. Сейчас даже важнее не то, как найти литературу, а важнее, как выплыть из этого объема и прочитать нужное. Сейчас много можно найти в интернете, но, тем не менее, чего-то в интернете и нет.

А.Х: В Росси научно-популярные книги востребованы?

М.У: Мне кажется, да. Сейчас как-то жалуются, что стали меньше читать, я не знаю. Я вижу детей и взрослых, которые много читают и без книги вообще не представляют себе и дня. Может быть, немного процесс чтения переместился из бумажной литературы на электронную, но чтение осталось, особенно литературы, которая написана хорошим языком.

А.Х: Есть еще такой вопрос к вам. Как по-вашему, нужно ли прививать любовь к науке и как ее прививать?

М.У: Вы знаете, ее прививать надо, потому что науку надо двигать. Страна Россия всегда отличалась огромным потенциалом, столько изобретателей русских было, которые, к сожалению, даже заграницей прославлялись. Наш потенциал огромен, но если мы не будем сеять наши семена в детском возрасте, то мы не получим никаких всходов. А если будем щедро сеять, то что-нибудь да прорастет.

А.Х: А каким образом надо приучать детей к науке? Я себя помню, я полный гуманитарий, книжки еще почитать можно, но химические опыты, эта физика, это явно не мое. Как привить интерес ребенка к науке?

М.У: Вы сказали про науку, а ведь гуманитарные науки тоже существуют, значит, вам надо было прививать интерес к ним. А к техническим наукам надо прививать тех детей, которые проявляют к этому интерес. Мы как-то делимся в этом плане на гуманитариев и физиков. Тут уже ничего не поделаешь, поэтому технические науки лучше давать детям, которые к этому склоны.

А.Х: А как эту склонность распознать?

М.У: Мне кажется, что ее видно. Если ребенок с интересом глядит за утюгом и хочет посмотреть, что у него внутри, то у него точно есть техническая склонность.

А.Х: Огромное вам спасибо за то, что вы пообщались с нами в рамках программы. Спасибо вам за ваши книги. До свидания.

М.У: Спасибо вам. До свидания.

А.Х: Мы говорим сегодня о науке для детей. Мы говорили о чтении книг, просмотре видео-программ, но мне кажется, что в познании окружающего мира, среды очень важно вовлекать в процесс изготовления или поиска чего-либо самого ребенка, чтобы он непосредственно сам дошел до сути, докопался до вопроса, кто, что, как работает, почему тут растет, если это, конечно, возможно. И слава богу, у нас в стране достаточно много центров развивающих, мероприятий, программ, которые отвечают именно таким запросам. Есть такие достаточно интересные программы «Испытатели природы» и «Что внутри?». «Что внутри?» — это мероприятие, где ребенок может научиться делать роботов, собирать микроскопы, собирать модели домов на Марсе, выращивать маленькие сады в пробирках. А проект «Испытатели природы» — это уникальные походы в лес, в парковые зоны, где вместе с ребенком взрослые изучают то, как устроен мир вокруг. Вот с автором этих программ, Николаем Ковыловым, биологом, педагогом, автором проектов «Испытатели природы» и «Что внутри?» (г. Сергиев-Посад) мы поговорили накануне нашей программы и узнали о его опыте работе с детьми, о том, каким образом можно привить любовь детей к науке. Давайте послушаем это интервью.

А.Х.: Здравствуйте, Николай.

Николай Ковылов: Добрый день.

А.Х.: Вы автор проектов «Испытатели природы» и «Что внутри?». Что это за проекты, на какой возраст детей они рассчитаны?

Н.К.: Первый самостоятельный проект — это «Что внутри?», и это очень простая история. Что касается возраста детей, сразу чтобы рамки очертить, здесь практически нет ограничений. Мне кажется, от 3,5−4 лет. Это мастер-классы, занятия, в идеале, совершенно без начала и конца, когда участник сам может выбирать, сколько он на площадке время проводит, научной направленности. Обычно во время этих мастер-классов мы что-то такое мастерим, что дети могут с собой унести домой и продолжить дальше исследовать дома. Этот момент для меня всегда был принципиален. То, что дети делают, должно быть открытым для улучшения, изучения, работы с этим. В качестве примера — очень простая вещь, ползающий робот с ногами в виде фломастеров, который рисует. А можно вместо фломастеров колесики какие-то привесить или палки, фломастеров 3, 4, 5 или вообще 1. Такая штука, состоящая из батареек и моторчика. А дальше уже она по желанию человека улучшается либо вообще ломается, и все детали берутся для чего-то еще.

А.Х.: И вы уверены, что дети с 3 лет могут участвовать в подобных мероприятиях? Не только стать участниками, а, может, даже смастерить что-то? Это посильно детям такого маленького возраста?

Н.К.: В этом плане я могу уверенно сказать, что это работает, поскольку «Что внутри?» развивался параллельно, можно сказать, вырос из научного кружка, который мне довелось вести с ребятами от 3,5−4 лет и где-то до 5 лет. Это настоящие дошкольники. Поначалу это были занятия про то, что можно с разными материалами делать, как с ними обращаться, как резать бумагу, как оторвать скотч, как скотч можно использовать для разных вещей. А потом уже, постепенно мы пришли к созданию разных самоделок. Конечно, если ребенок совсем маленький, здесь неоценима помощь родителя. Она важна, нужна. Но ее нужно крайне немного. В самом начале показываешь ребенку, как и что можно делать, а дальше уже ребенок делает. Действительно получается.

А.Х.: А для детей подросткового возраста какие у вас есть программы?

Н.К.: Для детей подросткового возраста это тоже работает. То есть если малыш сделает что-то очень простое и корявое, то подросток, во-первых, просит еще деталей, если брать в пример тот же рисующий робот, или какие-нибудь датчики мы туда подсоединяем. Но сейчас я виду такую тенденцию, что на большинство моих занятий в разных проектах граница — это примерно 12 лет. Многие проекты примерно для этого возраста. Все проекты, в которых я принимал участие, примерно для этого возраста работают. Совсем для подростков здесь уже тяжело, совсем другая история начинается и другое общение должно быть.

А.Х.: У вас достаточно большой опыт работы в детских центрах научно-популярной тематики. Как вам кажется, какие самые распространенные ошибки и, наоборот, положительные примеры программ подобных центров?

Н.К.: Вопрос глубокий. Это не ошибки, это необходимые ограничения, которые возникают при работе любого центра. Если центр частный, я во многих частных инициативах принимал участие, всегда остро стоит вопрос существования центров, очень дорогая аренда, допустим. Поскольку тебе нужно постоянно эту аренду выплачивать, тебе нужно через твой центр пропускать значительный поток детей. Если это поток, это не может быть история глубокая. Причинно-следственные связи, одно за другое цепляется. Тебе нужно все время новых людей пропускать, соответственно, программа должна быть очень универсальная. Она должна быть и для маленьких, и для средних, и для старших, и чтобы еще родители тоже задержались на площадке, тоже билет оплатили. Невозможно в таких программах, особенно разовых, в формате мастер-класса, дойти до какой-то нормальной глубины в том, что ты делаешь. Эти программы в большинстве своем, что я тоже делал, они работают как зацепка. Ты пробегаешь с ребенком по верхам в надежде, что его что-то зацепит, чтобы дальше ребенок где-то дома это все изучал. И вот ты ребенка зацепил интересной программой, а что дальше? Большинство центров вот этого «дальше» не предлагают. Я пытался тоже в «Что внутри?», в «Испытателях природы» что-то родителям показать. Обычно это нужно показывать родителям, они подходят, спрашивают, а как, а что нам читать, а что нам смотреть?

А.Х.: То есть много таких родителей, которые заинтересованы в том, чтобы развивать своего ребенка?

Н.К.: Очень много. Причем не только в Москве и в Петербурге, в больших городах. Я живу в Сергиевом-Посаде, и здесь столько заинтересованных родителей, что диву даешься, это город 130 тысяч населения.

А.Х.: Интерес детей к науке, в общем и целом, прививать надо, и мы это все понимаем. Возможно, каким-то образом за это должна отвечать и общеобразовательная школа. Чтобы дети действительно увлекались биологией, физикой, химией, историей и т. д., как необходимо действовать в стенах общеобразовательных школ? Может, нужно новую программу, учебники или что?

Н.К.: Если мы говорим, что нужно детям прививать интерес к науке, это неправильно. Это как прививать интерес ребенка к поварскому искусству. Есть некий окружающий мир вокруг нас. Что делает наука? Она при помощи сухих, точных, острых методов пытается это все изучать. Точно так же, как повар, очень тонко своим искусством пользуясь, делает великолепные блюда. Если мы ребенка начнем сразу учить французской кухне, у нас ничего не выйдет, потому что он скажет: «Я не будут это отмерять, я хочу в тесте возиться». И у него не получатся даже какие-то простые эклеры. У него получится мешанина. Если ты пытаешься сразу ребенку давать вот этот, на мой взгляд, научный подход, это путь, обреченный на провал. Потому что научный подход — это очень сухая, строгая и тяжелая вещь. Я работал в науке, писал статьи, ездил в экспедиции, я понимаю, что это.

Если мы говорим о том, как нужно это делать, на мой взгляд, это просто показывать глубину окружающего мира, который ребенку доступен. Во-первых, обращать его внимание на какие-то мелочи, окружающие его, если говорить про дошкольников с самого начала. Собственно, в школе есть предмет — окружающий мир. Это великолепная история должна быть. Но она в большинстве случаев не работает. Там такая каша, где дети не пойми чем занимаются, если заглянуть в учебник. А на самом деле в школе это уже все заложено, переход от естествознания к разбиению на отдельные науки заложен в самой программе. Вначале ты должен очень здорово это все прочувствовать, когда ты еще дошкольник, прочувствовать сложность, красоту мира, его любопытность, что можно камень приподнять и увидеть там целый мир. Но это все нужно показывать. Или что вода — это не просто вода, она может что-то растворять, испаряться, превращаться в разные интересные штуки. Много-много чего-то такого показать, а дальше уже ты переходишь в среднюю школу и выбираешь, ты будешь математик, гуманитарий, филолог или химик. У меня нет ответа, как это нужно делать. На мой взгляд, сейчас слишком много людей пытаются дать строгий ответ, что нужно делать так. Я сейчас нахожусь на этапе впитывания разнообразного опыта. Мне кажется, что какая бы ни была программа, прежде всего, это грамотный учитель. Передача знаний у нас идет от человека к человеку. Соответственно, нужно вкладываться в учителей. А дальше учитель заряжен, и он в любом случае, может быть, сам того не ведая, это детям передаст.

А.Х.: У вас у самого есть сын. Как вы с ним проводите подобные виды досуга?

Н.К.: У меня два сына и дочь. Младшему сыну всего год, поэтому мы его с собой в походы не берем. Обычно как это происходит — мы выходим на прогулку и просто смотрим. С детьми гуляем, все, что встречаем интересное, я им показываю. Если мне это кажется интересным, большей частью они даже что-то там находят, жуков каких-нибудь или растения, сами спрашивают. Просто гуляем и разговариваем о том, что происходит.

А.Х.: Вы сам биолог, педагог по образованию. Если ребенок противится науке, стоит ли с ребенком говорить о науке или пустить его в свободное плавание, пусть сам выбирает себе стезю?

Н.К.: Вопрос сложный, потому что и дети очень разные, и ситуации в семье могут быть разные. Вопрос, чему он противится. Может быть, у него ситуация в классе такая, что там не поощряется быть умным. Может быть, учитель очень строгий. А может, когда-то было утеряно что-то, и у него из начальной школы не пришел в среднюю навык абстрактно мыслить или выделять частное в общем. А что бы я посоветовал, так это прочитать книжку Сухомлинского «Сердце отдаю детям». Он в этой книге рассказывает, как он занимался с детьми и какие вещи можно упустить, и тогда к чему это приведет. В этом плане даются прямые рецепты, как и что нужно делать.

А.Х.: Огромное спасибо, Николай, что смогли с нами пообщаться.

Сегодня 1 июня, у детей каникулы, и многие родители задаются вопросом, как бы интереснее провести каникулы детям. Например, инженерные каникулы объявили на Дальнем Востоке. «"Инженерные каникулы»: детский летний отдых на Дальнем Востоке становится интеллектуальным. Новые лагеря, тематические смены и школы, где дети не только могут отдохнуть, но и приобрести новые знания или углубленно заняться изучением школьных предметов, открываются этим летом на Дальнем Востоке. В Приморье впервые эта работа начинается в Дальневосточным федеральном университете (ДВФУ), который на летние каникулы приглашает в свои тематические школы детей со всего Дальнего Востока и даже стран АТР.

ДВФУ откроет этим летом сразу несколько тематических школ, главной из которых станет Проектная. Она пройдет в виде специализированной смены во всероссийском детском центре «Океан» с 24 июня по 15 июля. В ней примут участие 100 детей, 90 из которых приедут из регионов России, преимущественно Дальнего Востока, а 10 школьников будут приглашены из Японии, Республики Корея и Китая, рассказала ТАСС заместитель проректора по учебной и воспитательной работе ДВФУ Елена Харисова.

«Уникальность этой программы обусловлена тем, что мы проектируем детско-взрослые общества, команды, в которых дети с представителями компаний-заказчиков делают проекты. За 21 день ребенок вместе со взрослыми должен сделать проект, связанный с развитием Дальнего Востока», — пояснила Харисова.

В проектной школе примут участие не только школьники, но и представители работающих на Дальнем Востоке компаний — «Роснефти», судоверфи «Звезда», авиационного завода «Прогресс» и других. Школьникам в одной команде с преподавателями ДВФУ и работниками компаний предстоит работать над проектами, связанными с космическими системами, судостроением, авиапромышленностью, с развитием марикультуры.

Среди заявленных проектов есть два, которые напрямую касаются развития Владивостока. Они будут разрабатываться с краевым музеем им. Арсеньева. Школьникам предстоит представить свое видение нового музея для города, который получил условное название «Морской». Еще один проект — «Тихоокеанское содружество» — интерактивная карта, которая должна подчеркнуть роль Дальнего Востока в АТР, возможно вскоре сможет занять свое место в одном из зданий кампуса ДВФУ".

Я думаю, многим школьникам обеспечены действительно технические, умные каникулы не только в регионах Дальнего Востока и Приморья. В ЦФО, в Свердловской области очень много всевозможных центров. Главное, желание.

Это была программа «Научный четверг», у микрофона была Александра Хворостова. Услышимся в следующий четверг.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments