ITunes

История одного благотворительного фонда: как жители Нижнего Тагила помогли детям в 40 регионах страны

Первый в России фестиваль КВН среди детских домов, социальное такси для инвалидов, акция «100 рублей спасут жизнь» и сбор пластиковых крышечек в помощь детям. Руководитель фонда «Живи, малыш» рассказал, что удалось сделать за 5 лет. Эксперт: Егор Бычков — руководитель фонда «Живи, малыш» (Нижний Тагил).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Сегодня, 1 июня в мире отмечается день защиты детей. Это день был учрежден еще в ноябре 1949 года в Париже решением конгресса Международной демократической федерации женщин. Впервые отмечался в 1950 году. А буквально накануне, 29 мая президент России Владимир Путин подписал указ об объявлении 2018−2027 года десятилетием детства. Мы тоже не могли такой повод обойти стороной. Сегодня мы будем беседовать с руководителем фонда «Живи, малыш» из Нижнего Тагила Егором Бычковым. Эфир наш называется так: «История одного благотворительного фонда: как жители Нижнего Тагила помогли детям в 40 регионах страны».

Егор с нами на связи. Здравствуйте!

Егор Бычков: Здравствуйте. Я хочу вас сразу поправить, не только жители Нижнего Тагила помогли детям в 40 регионах страны. Вся страна жертвует в наш фонд, поэтому мы и помогаем детям всей страны.

В.И.: Речь шла о том, что инициативная группа у вас располагается в Нижем Тагиле. А контактируете вы, конечно же, со всей страной. Собственно, ваш фонд празднует юбилей, 5 лет ему, с чем мы вас поздравляем. Давайте тогда начнем программу с перечисления успехов. Чего удалось добиться фонду за минувшие 5 лет? Кому удалось помочь и какими силами?

Е.Б.: Сделано, на наш скромный взгляд, достаточно много. Мы оплатили лечение и реабилитацию почти 200 детей из 40 регионов страны. Плюс мы запустили собственную службу социального такси, бесплатного для детей-инвалидов. Это специально оборудованный автомобиль с электрическими подъемниками, чтобы можно было на инвалидной коляске поднимать их в салон. Сейчас мы планирует открыть представительство нашей службы такси в Екатеринбурге, осенью в Перми, вообще хотим распространить этот опыт на всю страну. Это один из наших важнейших проектов.

Вообще у фонда два главных проекта. Первый — это акция «100 рублей спасут жизнь». С нее 5 лет назад фонд и начался. Сегодня у нас проходит 60-я акция. Каждое 1 число каждого месяца мы призываем всех желающих пожертвовать на лечение больных детей всего 100 рублей. Это происходит у нас уже 60 месяцев подряд, 5 лет. Я лично принял участие во всех акциях. Наверное, эти деньги как раз и формируют основной бюджет фонда, 80% поступлений фонда — это 100-рублевые платежи. За годы нашей работы в сумме мы собрали уже несколько десятков миллионов рублей.

В.И.: А почему именно 100 рублей, именно такая сумма?

Е.Б.: Это очень просто для восприятия, это не сильно давит на карман, это не много. 100 рублей — такая мелочь, но как мы по своему опыту уже убедились, это просто цена человеческой жизни, маленькой, спасенной. Мы не требуем. Есть просто распространенный стереотип, что вот я стану богатым и буду заниматься благотворительностью, пусть тратятся деньги олигархии не на спортивные клубы, а на детей. Все это, конечно, оправдания. Благотворительностью может заниматься каждый человек. Акцией мы даем возможность любому человеку, не имея больших доходов, помогать детям.

В.И.: Есть какая-нибудь статистика? В открытых источниках опубликованы такие данные, что порядка 30 тысяч человек за 5 лет хотя бы раз жертвовали по 100 рублей. Есть статистика, что люди один раз пожертвовали и забыли или же большинство остается, втягивается и могут похвастаться тем, что, как и вы, уже 60 раз перечисляют 100 рублей в помощь фонду?

Е.Б.: Конечно. Я лично знаю огромное количество людей, кто участвует в акции регулярно. Более того, у нас же есть возможность установить автоплатежи, чтобы автоматически с карточки банка ежемесячно 1 числа снимались эти 100 рублей. Мы все эти данные имеем, анализируем. Очень много у кого стоят эти автоплатежи. Даже взять всего одну социальную сеть «ВКонтакте» — у нас для акции там есть специальная встреча, есть группа фонда, а есть встреча акции, мы переносим просто каждый месяц дату.

В.И.: Как правило, у каждого фонда есть своя история. И какая-то одна история, с которой все началось. С чего все началось 5 лет назад? Почему вы вообще решили этим заняться? Вы молодой человек, в расцвете лет, в расцвете сил, и вдруг решаете помогать детям.

Е.Б.: Все очень просто. Наверное, многие сталкивались с тем, что в социальных сетях через день присылаются какие-то непонятные ссылки на посты помощи детям. Все они примерно одинакового содержания, срочно-срочно надо собрать 100500 миллионов на лечение такого-то ребенка. И всегда возникает вопрос, не мошенничество ли это, потому что огромное количество материалов в СМИ о том, что так зарабатывают мошенники. Плюс всегда возникает вопрос, действительно ли этому ребенку нужна именно эта сумма на лечение именно в этой клинике именно в этой стране. Все это проверить достаточно сложно, тем более неспециалисту. Поэтому мы решили в один день с друзьями сами собрать деньги на лечение ребенка и передать эти деньги конкретно родителям того ребенка, в ком мы будем уверены, кого проверим, посмотрим все медицинские документы, пообщаемся, получим счета из клиники, чтобы эти деньги дошли до ребенка наверняка. И мы решили провести акцию «100 рублей спасут жизнь». Изначально предполагалось, что она будет разовая, тогда еще мы не думали создавать никакого фонда. И очень сильно удивились, когда в этот один день, 1 июня 2012 года в акции приняло участие сразу же больше тысячи человек. Мы подумали, что нельзя эту историю делать разовой, ее нужно продолжать, если люди нам доверяют, если люди с таким желанием готовы пожертвовать всего 100 рублей, если мы можем принести этим пользу кому-то, то нужно это делать дальше. И сегодня мы это делаем в 60-й раз.

В.И.: Каждый раз идет сбор для конкретного человека? Или как это все организовано?

Е.Б.: Нет, не обязательно. Мы получаем огромное количество заявок теперь, естественно, от родителей. Мы их тщательно проверяем, и медицинскую часть, и юридическую часть. И каждая акция помогает нам оплачивать уже нескольких детей. Плюс помимо акции люди жертвуют регулярно деньги в фонд. В фонде у нас формируется очередь детей на оплату, мы наперед знаем, кому мы будем оплачивать в ближайшие 4 месяца.

В.И.: Не могу не спросить о том, каким детям помогаете. Мне кажется, это очень сложный момент, потому что наверняка заявок поступает множество. Каким образом производится отбор? Как решаете, кому помогать, кому не будете помогать? Кто в приоритете?

Е.Б.: Критериев отбора достаточно много. Есть формальные критерии. Для этого запрашиваем серьезное количество документов, чтобы быть наверняка уверенными в том, что это не мошенничество, а что этим детям нужна именно такая помощь, именно столько это стоит. Мы никогда не переводим деньги родителям на их счета. Мы работаем только напрямую с клиниками и реабилитационными центрами, оплачиваем туда по счету и получаем от этих клиник обязательно отчет об использованных средствах. 80% детей, которым мы помогаем, это дети с ДЦП. Во-первых, это одно из самых распространенных заболеваний у детей, в России несколько сотен тысяч таких детей. А во-вторых, болеющие дети нуждаются в регулярной реабилитации как минимум 3 раза в год. Все это достаточно дорого стоит. Средний курс реабилитации, 3-недельный, в среднем реабилитационном центре стоит как минимум 100 тысяч рублей. Родителям нужно 3−4 раза в год возить детей на реабилитацию. Кроме этого, покупать различные технические средства реабилитации. Мало кто знает, но велосипеды для 3-летних детей-инвалидов с ДЦП, специальные велосипеды, на которых не только они катаются, но и мышцы развиваются, там специальные удерживающие устройства и т. д., — цена таких велосипедов доходит и до 300 тысяч рублей.

В.И.: А можете озвучит несколько историй о тех детях, которым уже вы помогли?

Е.Б.: Таких историй очень много. Сейчас у нас идет одновременно сбор на 6 детей, 2 из Нижнего Тагила, 2 из Екатеринбурга и 2 из Перми. Есть дети, уже которым мы помогали.

В.И.: То есть некоторых детей берете под постоянный контроль? Можете ребенку несколько раз помочь?

Е.Б.: Да. При выборе того, кому мы оплачиваем или не оплачиваем, мы смотрим по медицинской выписке, вообще занимаются ли им родители. Здесь всегда у нас дискуссия. Есть ситуации, когда мы видим, что ребенку 10 лет, и за это время он был пару раз на реабилитации. Непонятно, помогать ему или нет. С одной стороны, наша помощь поможет ему элементарно научиться себя обслуживать, самостоятельно кушать или одеваться или ходить. С другой стороны, если ребенком не заниматься постоянно, регулярно, систематически, но курс реабилитации, который мы ему оплатим, не очень сильно ему поможет. А есть родители, которые своими детьми занимаются насколько активно, серьезно, что бывает, и по 10 раз в год куда-то выезжают на реабилитацию, постоянно ищут новые способы лечения, новые центры, новое техническое оборудование, тратят на это огромные деньги. Как правило, все эти родители в кредитах, в долгах, продают свои квартиры. Таким, мы считаем, нужно обязательно помогать. У 99% родителей детей-инвалидов нет возможности самостоятельно оплачивать лечение своих детей на протяжении длительного времени.

В.И.: Вы довольно творчески стараетесь подходить к акциям, которые проводите. Видела сообщение о том, что в рамках сбора средств для одного из детей вы попутно еще и экологическую акцию проводите, собираете пластиковые крышечки. Что это такое?

Е.Б.: Да, мы впервые это попробовали. Буквально месяц назад мы это начали. На сегодняшний день это превратилось в крупнейшую экологическую акцию во всей Свердловской области. Мы собираем крышки от пластиковых бутылок от газировки. Сейчас множество школ во всей Свердловской области, множество детских садов, кружков, секций собирают эти крышки. Открыто множество пунктов приема по всему городу, и не только в Тагиле, в Екатеринбурге тоже. На складе фонда просто несколько тонн этих крышек уже лежит, и каждый день приходят в офис маленькие дети с родителями, которые сами приносят эти крышечки, которые они насобирали. Может быть, не все слушатели знают, что эти крышки можно сдать. Как сдают макулатуру, так же можно сдавать эти крышечки. Стоит это 27 рублей килограмм. Мы призвали всех детей в Нижнем Тагиле, в Екатеринбурге насобирать этих крышечек на лечение маленькой девочки. Все так активно откликнулись. Думаю, через 1−2 месяца, когда мы будем завершать эту акцию, у нас будет крышечек ровно столько, чтобы оплатить лечение этого ребенка.

В.И.: А сейчас пока не считали, по весу на какую сумму денег набирается?

Е.Б.: Сейчас несколько тонн крышечек. Тонна это 27 тысяч рублей. Две тонны — 54 тысячи. Нам нужно 80 тысяч на оплату реабилитации этого ребенка. Я уверен, что мы соберем. Наверное, будем периодически такие акции объявлять.

В.И.: В начале программы вы говорили о социальном такси для инвалидов. Про это можете подробнее рассказать? Это тоже вещь уникальная в своем роде.

Е.Б.: Да, в России нет ни одной межрегиональной, а тем более федеральной службы такси для инвалидов. Есть энтузиасты в отдельных городах, которые в своем городе смогли найти возможность купить автомобиль, возят бесплатно детей. Мы же хотим сделать всероссийский проект. Проблема в том, что многие дети-инвалиды лишены возможности транспортной доступности, чтобы куда-то ездить. Хотя сейчас в последнее время начинают активно по всей стране работать и центры адаптивного спорта, где спортом занимаются дети-инвалиды, и различные кружки и секции для детей инвалидов. Все это есть, но туда невозможно добраться. У нас перед глазами куча примеров, когда детский сад, есть же специальные детские сады для детей-инвалидов, коррекционные, и я знаю примеры, когда мама с ребенком, с инвалидной коляской, которая весит около 20 кг, с пересадками на общественном транспорте добирается и забирает ребенка обратно. Это очень тяжело, какие тут могут быть секции? А мы даем этим родителям и детям возможность заниматься спортом, творчеством. Мы можем отвезти ребенка в театр, в бассейн, в спортивную секцию, не говоря уже о больницах, вокзалах, аэропортах, если лечение происходит в других городах. В то же время скажу, что практически во всех городах, более-менее крупных точно, есть службы социального такси, при социальных государственных центрах. Что касается Свердловской области, например, на сегодняшний день ситуация выглядит следующим образом: во-первых, очередь, чтобы за тобой машина приехала, составляет минимум 2 недели, то есть нужно за 2 недели записаться. Во-вторых, есть закрытый перечень мест, куда могут вас повезти, утвержденный правительством РФ. Вас могут повезти в больницу или в Пенсионный фонд, но в аэропорт или в цирк или в спортивную секцию вас уже никто не повезет, это невозможно. И в-третьих, эти поездки платные. А мы возим абсолютно бесплатно, за счет фонда.

В.И.: В Нижнем Тагиле у вас сколько уже машин?

Е.Б.: Одна большая «Газель». Мы же не просто даже возим по заявкам, мы сами организуем мероприятия для детей, собираем их вместе. Нам дают билеты на хоккей, в кукольный театр, в горнолыжный комплекс, разные компании проводят мастер-классы для детей, начиная с рисования песком, заканчивая приготовлением еды. Мы их туда возим. Сейчас мы запустимся в Екатеринбурге, наша известная команда КВН «Уральские пельмени» пожертвовали фонду миллион рублей специально для этих целей. Это половина стоимости автомобиля. А осенью хотим запускаться в Перми. Это родной город нашего друга и члена попечительского совета фонда, одного из основателей фонда, актера сериала «Реальные пацаны» Николая Наумова. Будем открываться в Перми, там он будет курировать этот проект. И хотим, конечно, в Тагиле, еще нам нужна одна машина. В Екатеринбурге, по нашим подсчетам, вообще нам их нужно пять. Но мы будем к этому стремиться. Главное, начать. В прошлом году мы начали. Я думаю, этот проект будет развиваться.

В.И.: А если будет 5 машин, то что можно будет делать тогда? Недостаток чего это компенсирует?

Е.Б.: В Екатеринбурге, только по официальной статистике, на учете состоит порядка 30 тысяч детей-инвалидов. Чтобы нам не дойти до такой ситуации, как сейчас в государственном такси, когда очередь расписана на 2 недели. Это не является доступной средой. Мы хотим, чтобы сегодня вы позвонили нам, завтра мы вас повезли. Исходя из количества больных детей, которым нужна эта помощь, мы под это и будем подгонять количество машин, которые нам необходимы. Тем более, Екатеринбург — областная столица, огромный город, там огромное количество, в отличие от Нижнего Тагила, разных специализированных секций, кружков, творческих объединений, связанных с инвалидами. Там много различных театров. И нужна эта помощь.

В.И.: Вы уже рассказали, что «Уральские пельмени» поддержали вас финансово, среди учредителей ей медийные личности. Кстати, если заходить на страницу вашего фонда, там тоже можно наткнуться на фотографии довольно известных в России лиц. Кого еще и каким образом привлекаете? Или, может быть, они сами вас находят? Чувствуется ли какая-то реакция со стороны жителей России, если вдруг какие-то известные люди к вам примыкают?

Е.Б.: Наверное, тем, что мы привлекаем многих известных людей, это дает определенный кредит доверия фонду. Мы выходит на аудиторию, на фанатов этих людей, которые о фонде узнают, начинают помогать. Вообще, порядка 100 известных людей, артистов, спортсменов записали видеообращения в нашу поддержку и призвали всех россиян участвовать в акции «100 рублей спасут жизнь». Это и актеры сериала «Реальные пацаны», это все резиденты «Comedy Club», «Comedy Woman», это известные писатели, спортсмены, олимпийские чемпионы, наш земляк, боксер Егор Мехонцев, известный писатель Алексей Иванов, различные группы — «Animal Джаz», «25/17», «Чайф», «Смысловые галлюцинации», «Чичерина», певица Макsим. Очень многие нас поддержали, за что мы им очень сильно благодарны. Конечно же, это дало приток новых друзей фонду.

В.И.: Не могу не спросить вас про акции, которые планируете на будущее. Уже сказали, будете расширяться с социальным такси для инвалидов. Сейчас проводите сбор пластиковых крышечек, акция называется «Крышки для малышки». На будущее какие еще есть задумки?

Е.Б.: «Крышки для малышки» — это одна из таких акций, одновременно их может проходить 10. Проводят разные организации, артисты, музеи, школы мероприятия в поддержку фонда. Мы сейчас планируем развить проект детских школьных ярмарок по всей стране. Буквально в ноябре прошлого года мы провели благотворительную школьную ярмарку в московской школе № 37, где дети со своими родителями напекли всяких пирожков, пироженок состряпали, наделали поделок, все в один день пришли в школу в субботу и друг другу это продавали. За три часа эти московские школьники собрали для фонда 830 тысяч рублей. Сейчас мы хотим вовлечь всю страну в эти школьные ярмарки, сделать, может, даже единые дни. Сейчас мы общаемся с региональными министрами образования на эту тему, и все с большим энтузиазмом нас поддерживают. Плюс сейчас мы хотим создать детскую лигу КВН среди детских домов. Наш друг, актер Андрей Свиридов, более известный как охранник Гена из сериалов «Универ» и «СашаТаня», возглавил в этом году представительство нашего фонда в Москве. Сейчас у него идея-фикс — это создание лиги КВН среди детских домов. Мы хотим за детскими домами закреплять кураторов, настоящих КВН-щиков. Мы хотим провести первый фестиваль в Доме КВН, сделать кубки, пригласить жюри, известных КВН-щиков, звезд. Может, даже Александр Васильевич Масляков нас посетит. А дальше хотим масштабировать этот проект на всю страну, проводить региональные этапы с главным фестивалем в Москве, так, как настоящий КВН сейчас и работает.

Есть идея создания большой юридической службы, где люди могут и прийти к нам в офис, где у нас есть представительство, пообщаться с юристами, получить помощь абсолютно бесплатно, так и онлайн, с помощью разных технических способов. Хотим выпускать брошюры по теме юридического ликбеза и распространять их по всей стране, потому что многие инвалиды, родители инвалидов не знают, что им положено по закону, а положено им немало. Мало кто знает, например, что можно родителям детей-инвалидов отучиться на водительские права в любой автошколе, государство обязано эти деньги возместить. Этим никто не пользуется. 25% россиян только пользуются у нас санаторно-курортным лечением, которое можно получать у государства каждый год инвалидам. Многие просто не знают, как это сделать. Мы хотим обо всем этом рассказывать, помогать писать иски, жалобы, выходить в суды с юристами, чтобы брать у государства то, что оно обязано давать. Та же проблема с пандусами решаемая во многих городах.

В.И.: Можно подробнее про детскую лигу КВН среди детских домов рассказать? В какие сроки это, возможно, будет осуществлено?

Е.Б.: Мы планируем уже осенью провести первый фестиваль в Москве. Сейчас мы занимаемся его подготовкой. И со следующего года будем проводить региональные этапы. Сейчас в Москве мы хотим отобрать 10 команд, подготовить их. Естественно, там будут и декорации, и костюмы, и свет, и генеральные прогоны. Все будет очень серьезно. И проект этот очень классный. Мы противники того, чтобы задаривать детские дома конфетами, как многие это любят делать, или отвечать на все письма Деду Морозу, которые пишут детдомовцы. Поэтому там у некоторых детей по несколько телефонов, а конфеты они выбрасывают в мусорное ведро. Сам был очевидцем много раз. В детских домах под Новый год, бывает, по три елки в день проходит. Конечно, это все большой вред для детских домов. Мы хотим заниматься, развивать различные образовательные проекты, чтобы дети чему-то научились. Я за спорт в детских домах, за творчество, как КВН. Этим и будем заниматься.

Я хочу призвать всех участвовать в акции «100 рублей спасут жизнь». Все реквизиты у нас на сайте. Помогайте!

В.И.: Спасибо большое, Егор, что рассказали про ту работу, которую вы проводите. Это нелегкий труд. Желаю вам удачи!

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments