ITunes

ЕГЭ как «обязаловка»: учителям в регионах не платят за проведение экзаменов

В 50 регионах России прокуратура нашла нарушения ФЗ «Об образовании». Профсоюзная организация «Учитель» направила письмо министру образования с просьбой урегулировать вопрос о доплате учителям за участие в ЕГЭ и ОГЭ. Эксперты: Всеволод Луховицкий — сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»; Андрей Рудой — председатель профсоюзной организации «Учитель» (г. Дзержинск, Нижегородская обл. ).

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова. Тема сегодняшней программы звучит следующим образом: «ЕГЭ как „обязаловка“: учителям в регионах не платят за проведение экзаменов».

Стартовали ЕГЭ для учеников 11 классов по всей стране. Многие СМИ рассказывают, что накануне ученики написали первые экзамены. ЕГЭ был введен как эксперимент еще в 2001 году в нескольких регионах, с 2006 года сдают его по всем регионам. Мы всегда говорим, что ЕГЭ — это испытание для учеников, родителей, это некие переживания, нервные срывы, слезы. Но не всегда, точнее почти никогда не говорим об учителях, которые проводят эти экзамены и которым во многих регионах не платят за проведение этих экзаменов.

У нас на связи Всеволод Владимирович Луховицкий, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель». Здравствуйте.

Всеволод Луховицкий: Добрый день.

А.Х.: Есть федеральный закон, по которому обязательно нужно выплачивать учителям, которые участвуют в проведении этого экзамена, какие-то деньги. Согласно ФЗ «Об образовании в РФ», кому и из каких бюджетов должны платить за ЕГЭ?

В.Л.: Собственно, в этом и состоит главная проблема. В соответствии со статьей 47, пунктом 9 закона «Об образовании», эти компенсации и выплаты должны формироваться на основании региональных положений. Каждый регион должен принять нормативный акт, в котором должен определить точно, кому, как и за что он платит. В законе сказано только одно, что это должна быть специальная строка в региональном бюджете. Значит, нельзя делать так, как делают в ряде регионов, что человека посылают работать на ЕГЭ, а потом ему говорят: «Заплатят тебе из школьных стимулирующих». Этого быть ни в коем случае не должно. В законе, к сожалению, существуют формулировки, которыми пользуются разные регионы по-разному. Есть регионы, которые честно, строго по закону делают именно выплаты из регионального бюджета за работу на ЕГЭ. Например, Москва. При этом у учителя не забирают его зарплату, потому что работа учителя не прекращается в школе, когда он идет на проверку, например, работ ЕГЭ. В конце апреля, в мае учитель проводит свои уроки, при этом он вполне спокойно успевает и проводить какую-то подготовку, например, пунктов приема экзаменов или техническую сторону организации ЕГЭ. То есть смысл в том, что должна быть не только оплата именно работы на ЕГЭ, при этом должна сохраняться и зарплата учителя в школе. К сожалению, многие регионы пытаются по-всякому уйти от этого, пытаются, во-первых, не всем работникам платить. Например, часто не оплачивают работу технических специалистов.

А.Х.: Это какие специалисты?

В.Л.: Например, человек, который приходит налаживать компьютеры, технику. Это серьезная работа. Это организаторы в аудитории и вне аудитории. Это серьезная большая работа. Человек испытывает достаточно серьезный стресс, когда он, например, вне аудитории, в коридоре или где-то еще следит за детьми. При этом ему почему-то не платят. Как правило, платят только руководителям ППЭ и проверяющим, председателям комиссий. Но техническим специалистам очень часто не платят.

Дальше, вопрос о том, каким образом заключать договор, кто это будет делать, с кем договор. В некоторых регионах вообще никаких договоров не заключают. В других регионах заключают договор со школой, хотя это неправильно, потому что директор школы не несет ответственности и не может заключать договор о том, что в другой какой-то школе его работник будет проводить работу, за которую директор платить не может. Наконец, есть еще проблема в том, что очень часто сама оплата работы настолько низкая, что не воспринимается учителями даже как зарплата, 30−40 рублей в час. Это совсем не соответствующая оплата.

Еще важный момент, о котором надо говорить, что очень часто в регионах просто нет положений, которые должны быть. Мы выявили регионы, в которых нам честно призналась региональная прокуратура, что в этом регионе просто нет положения об оплате. Либо это регулируется какими-то ежегодными приказами, либо это регулируется просто устными распоряжениями. Все это приводит к тому, что учителя не воспринимают очень часто, даже если это оплата, как оплату. Многие учителя вообще удивляются, что им что-то платят.

А.Х.: Некоторые даже не знают об этом федеральном законе?

В.Л.: Очень часто люди вообще удивляются. В Тамбове мне говорили учителя: «А нам оплачивают отгулами, дают отгул за то, что мы поработали». Это, безусловно, все незаконно. И мы думаем, что все чаще будут возникать ситуации, когда учителя будут говорить, что мы не можем работать бесплатно, это, в конце концов, принудительный труд, стать 4 ТК РФ.

А.Х.: Плюс ко всему, учителя же здесь несут и уголовную ответственность, насколько я понимаю, да?

В.Л.: Административную. Она тоже достаточно серьезная. И ни в одном трудовом договоре с учителем пока еще не было записано, что он обязан принимать ЕГЭ или ОГЭ. Человек на работе в школе получает зарплату за выполнение своих должностных обязанностей. В его обязанности не входит проводить ЕГЭ. Не даром же это особое умение. Например, проводящих ЕГЭ специально учат, собирают на семинары, дают материалы, методику. Значит, это то, что для них ново, что не является их обязанностью. А значит, оплачиваться это должно отдельно, а не как замена.

А.Х.: Вы вскользь упомянули об инициированных вами прокурорских проверках. В каких регионах вы инициировали эти проверки? И какие регионы действительно показали положительный результат?

В.Л.: У нас сейчас есть информация из 50 регионов. Это только те, в которых мы не нашли на сайтах положений об оплате. И мы разослали всем вопросы. Я сейчас смотрю таблицу и, пожалуй, не вижу региона, в котором было бы все совсем идеально. Даже в Москве в положении об утверждении порядка выплаты компенсации не указан, например, срок выплаты компенсации и механизм выплаты, а это очень важно, потому что если, например, человеку выплатят эти деньги через полгода, то, во-первых, они уже обесценятся, а во-вторых, это никак не компенсирует его затраты. Я не вижу ни одного региона, по которому все было бы идеально сделано.

А.Х.: По результатам этих проверок давали ли вам комментарии в министерствах образования по регионам?

В.Л.: Мы работали с несколькими министерствами. Например, в прошлом году один учитель в Самарской области судился с министерством образования Самарской области. Тогда мы проиграли суд. Министерство образования Самарской области по-прежнему уверено, хотя у них не было положения об оплате вообще, они по-прежнему уверены, что они все делают правильно. По ситуации в Нижегородской области, я так понимаю, у вас еще дальше пойдет речь.

Мы сейчас посылаем повторные вопросы в те регионы, где самые вопиющие случаи. Будем ждать ответов. В ряде регионов прокуратуры ответили, что они готовы это дело отслеживать, что они принимают меры для того, чтобы все-таки было принято положение. Но проблема в том, что сейчас все абсолютно отдано на откуп региону. И чего мы боимся — регион примет полностью правильное положение, соответствующее всему на свете, но в нем будет сказано, что оплата дня работы, скажем, 10 рублей. Здесь уже ничего невозможно будет сделать. Потому что доказать, что регион не имеет права, исходя из своего бюджета, столько заплатить, очень сложно. Поэтому мы говорим о том, что зарплата учителя на основном рабочем месте должна сохраняться. Тогда это, по крайней мере, действительно будут доплаты.

А.Х.: А к министру образования России Ольге Васильевой вы обращались?

В.Л.: Мы писали неоднократно, обращались. Вчера мы распространили очередное обращение к Васильевой. Мы предлагаем принять министерством и распространить в регионах типовое положение о выплате компенсации. И в нем описать, что источником финансирования должен быть ни в коем случае не школьный бюджет, а бюджет региона. Что работники должны привлекаться по срочному трудовому договору. Что работники должны быть оплачены все, в том числе, технические специалисты, организаторы в аудитории, организаторы вне аудитории и т. д. И определить обязательно срок выплаты компенсации, механизм выплаты компенсации.

И еще один вопрос, который неизбежно возникает, — а как быть с оплатой работы учителей на ОГЭ? С точки зрения закона, мне кажется, и то, и другое называется государственная итоговая аттестация. По логике, за оба вида работы должна быть оплата. К сожалению, в большинстве регионов за работу на ОГЭ не платят ничего. Надо было бы внести в это типовое положение рекомендацию по оплате ОГЭ.

А.Х.: ЕГЭ же уже стартовали по всей стране. Я так понимаю, ответа на письмо даже к министру образования не придется ждать, буквально день-два?

В.Л.: Уже то, что в каких-то газетах, на радио, на выступлениях подняли эту тему, хорошо. Мы получили информацию, что чуть ли не впервые в Новосибирской области выделены довольно большие деньги на оплату ЕГЭ. Я думаю, что сейчас во многих регионах, я надеюсь, власти почешутся, поймут, что надо хотя бы как-то это урегулировать, и, может быть, даже сейчас начнут заключать какие-то договоры. В принципе, это для решения конкретной проблемы в регионе не смертельные деньги, это мелочи для регионального бюджета. Просто это показывает, что на учителей не смотрели никто как на уважаемых людей, которыми вообще можно интересоваться. Ну не заплатим мы им и не заплатим. И то, что поднят сейчас этот вопрос, это уже очень важно, мне кажется.

А.Х.: Как, по-вашему, почему учителя до сих пор молчат об этой проблеме? Нет каких-то забастовок, акций протеста, нет митингов, не высказываются публично учителя.

В.Л.: Во-первых, потому что учителя именно про этот вопрос не очень знают. Во-вторых, потому что учителя, как и другие наши граждане, чрезвычайно запуганы. И в-третьих, наконец, они видят, что часто публичные акции мало дают эффекта. Я думаю, что скорее сейчас многие из учителей надеются на суды, на различные обращения к разным органам власти. Я знаю, что в Нижегородской области профсоюзы в городе Дзержинске достаточно активно работают с региональной властью, чтобы добиться каких-то приемлемых условий. Еще один момент — когда учитель или группа учителей чего-то добиваются, как правило, они не бегут в СМИ, они думают так: «Мы у себя добились, мы сделали в нашей школе более-менее нормально, не будем поднимать шум, потому что нашему директору будет плохо». Возможно, это еще один важный момент.

А.Х.: Но все-таки вы с позитивом смотрите в будущее?

В.Л.: Да, безусловно. Сейчас люди начали шевелиться.

А.Х.: Огромное вам спасибо за то, что вы нам разъяснили обстановку. И мы будем с позитивом смотреть в будущее. Надеемся, что положительно разрешится эта ситуация. До свидания.

В.Л.: До свидания.

А.Х.: У нас на связи Андрей Рудой, председатель профсоюзной организации «Учитель» (г. Дзержинск, Нижегородская обл.). Здравствуйте.

Андрей Рудой: Добрый день.

А.Х.: Я так понимаю, вы тоже учитель и прекрасно понимаете всю проблему изнутри вашего региона. Каким образом обстоят дела в вашем городе? Всеволод Владимирович сказал, что вы активно сотрудничаете с администрацией.

А.Р.: Система оплаты ЕГЭ абсолютно не урегулирована у нас в области. Долгое время тут все происходило по старинке. Учителя работали на ЕГЭ, им взамен не давалась никакая денежная компенсация, но давали отгулы, кому-то давались премии, отгул в один день или премия в тысячу рублей. Кому-то не давали премию вовсе. Соответственно, когда мы стали поднимать эту проблему, верхи начали суетиться и подгонять законодательную базу под данную ситуацию.

А.Х.: Насколько я понимаю, было даже письмо из министерства образования Нижегородской области, в котором решили вменять в обязаловку проведение подобных экзаменов учителям?

А.Р.: Да-да. В данном письме, с одной стороны, говорится о том, что работа на ЕГЭ оплачивается. А с другой стороны, это обязанность.

А.Х.: И каковы были ваши действия? Может быть, вы добились комментариев, продвижения в положительную сторону по этому поводу?

А.Р.: Да, мы добились. Дело в том, что учителя в нашей школе и члены профсоюза «Учитель» массово отказались подписывать новые должностные инструкции. Возникла конфликтная ситуация в коллективе. После этого я как председатель профсоюза подошел к директору и сказал, что мы категорически отказываемся подписывать. Она, конечно, была в некотором ступоре. Единственное, чем она смогла пригрозить, — что те учителя, которые не подписали новые должностные инструкции, просто не будут работать с 9 и 11 классами. Для многих это даже, наоборот, отдушина. И в итоге мы хотели начать коллективный трудовой спор, но дело обошлось, мы внесли коррективы в должностные инструкции и урегулировали это дело.

А.Х.: То есть можно сказать, что по вашей школе в вашем городе случился некий хэпи-энд. А как вам кажется, почему вообще происходят такие вот конфликты? Я имею в виду, среди учителей. Кто-то поддерживает вот эти инициативы администрации работать бесплатно, по вменяемым дополнительным пунктам в договоре, а кто-то не поддерживает? Почему так получается? Кто-то за, кто-то боится?

А.Р.: На самом деле, никто не поддерживает. Просто есть масса лояльных людей или неорганизованных людей, которые, во-первых, не знают, что можно предпринять, а во-вторых, даже если и знают, то не предпринимают. А мы вот предпринимаем и побеждаем.

А.Х.: Наверное, распространенный вопрос, с обывательской точки зрения, — многие говорят, что это же ведь действительно обязанность учителей принимать экзамены, что же они там возникают, что им не так? Они же учителя, они обязаны принимать экзамены. Как бы вы ответили на такие претензии? Многие ведь не знают всей вашей кухни.

А.Р.: На самом деле, тут ответы-то простые. Во-первых, учитель на ЕГЭ несет огромную ответственность, в том числе и материальную. Условно говоря, мы каждую минуту можем получить штраф в 40 тысяч. Естественно, это должно вознаграждаться. С другой стороны, мы работаем не на своем рабочем месте и не в свое рабочее время. А подчас даже выполняем не свои должностные инструкции. Фактически мы вообще выполняем другую работу.

А.Х.: Как и на многих предприятиях, дополнительная работа должна дополнительно оплачиваться. К счастью, в вашем городе произошла совершенно другая ситуация. Я поздравляю вас с этой небольшой победой. Огромное спасибо за то, что вы с нами пообщались в рамках прямого эфира.

А.Р.: Спасибо.

А.Х.: Об этой проблеме буквально недавно писали многие региональные СМИ — газета «Вечерняя Казань», независимое педагогическое издание «Учительская газета», «Мир новостей» и многие другие. Готовясь к программе, нашла много высказываний именно учителей из разных регионов, которые высказывали свое мнение по поводу оплаты и проведения ЕГЭ. Например, на сайте «Вечерняя Казань» разместили слова учителей на правах анонимности: «Я десять лет работаю на ЕГЭ. Хочу я работать на экзамене или нет, меня не спрашивают. Все в приказном порядке. За все годы, что я работаю на ЕГЭ, каких-то выплат как организатор или дежурный я не получала», «Мне повезло, на ЕГЭ не работала. Хотя от коллег знаю, что им там не разрешают есть, звонить домой, при этом какую-то надбавку к зарплате за эту адскую работу они не получают», «На ЕГЭ работаю наблюдателем с прошлого года. Моего на это согласия никто не спрашивал. Перед экзаменами сама сдавала экзамен на пригодность. Нужно было изучить несколько сотен вопросов, причем в свободное от работы время. В период ЕГЭ учитель обычно назначается наблюдателем 7 — 8 раз».

Вот такая странная ситуация складывается в регионах. Насколько я знаю, сейчас в социальной сети учители запустили некий флешмоб с хештэгом #оплатаегэ, где они дают собственные комментарии по этому поводу, делятся своим опытом. Надеюсь, что вопрос разрешится в положительную сторону, и пересмотрят в трудовом договоре именно строку оплаты ЕГЭ и ОГЭ учителям.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Александра Хворостова. Услышимся!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments