Гости программы — группа «НеКровать» (г. Пермь)

Гости студии: Светлана Гаврилова — вокал, ритм-гитара; Павел Стуков — барабаны; Инга Комарова — бас-гитара.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Культурная пятница». У микрофона Александра Хворостова. Гости нашей сегодняшней программы группа «НеКровать» (г. Пермь). И у нас на связи Светлана Гаврилова, вокал. Светлана, здравствуйте!

Светлана Гаврилова: Здравствуйте!

А.Х: Также у нас на связи Павел Стуков, барабаны и Инга Комарова, бас-гитара. Давайте знакомиться через вас с вашей группой. Как долго вы существуете как группа «НеКровать»? Кто сейчас входит в состав вашей группы? Менялся ли этот состав?

С.Г: Собрались мы впервые в августе 2013 года. С тех пор состав у нас несколько менялся, но все те, кто присутствует у нас сейчас, они как раз с первого состава. Сейчас к нам присоединился замечательный скрипач Македонский Андрей, но он сегодня не смог подойти, поэтому мы втроем.

А.Х: Почему «НеКровать»?

С.Г: Это игра слов, на самом деле. Мы, когда выбирали название, мы долго-долго подбирали что-нибудь. И однажды мы решили, что пусть будет игра слов «Notbed» с английского значит — «неплохо» и «не кровать».

А.Х: Это такой фразеологизм? А спать вы любите в кровати, как все нормальные люди?

С.Г: Точно. К нам присоединился Павел. Павел, поздоровайся.

Павел Стуков: Всем привет.

А.Х: Здравствуйте и вам. У вас в «ВКонтакте» у группы написаны контакты. И вы там все указаны как диктаторы.

П.С: Почему же нет. Раз есть полные права на управление группой, то это диктаторы получается.

А.Х: С одной стороны — да, но не много ли на группу из 4 человек 4 диктатора?

П.С: Это нормально, если, кроме диктаторов, в группе никого нет.

С.Г: Мы все принимаем участие в управлении, и равные управы у нас. И чтобы никому не обидно было.

А.Х: А главный диктатор все-таки Светлана?

П.С: Кое-кто ровнее других.

С.Г: Все так решили.

А.Х: Вы самая главная и диктуете всем, что делать? Это был такой коллективный выбор?

С.Г: Ну на самом деле у нас демократия.

А.Х: Кстати, насчет демократии и насчет того, кто у вас чем занимается в группе. Как вообще происходит процесс написания песни? Кто отвечает за музыку? Кто отвечает за слова? Каким образом все это происходит? Тут недавно натыкалась на слова Ильи Лагутенко, он сказал, что песню можно уже сейчас написать за два часа. У вас сколько времени занимает написание песен, и кто отвечает за этот процесс?

С.Г: За песни отвечаю в основном я, правда, у нас есть еще песни, которые написала Инга, мы ее тоже включили в репертуар, но и еще собираемся несколько песен включить. Также, несколько песен написаны в соавторстве, а в основном они мои, но пишу я их довольно долго. Два часа — это очень быстро.

А.Х: Ну, а сколько?

С.Г: Когда как, как повезет. Бывает, за пару недель, а чаще бывает, что песня уже почти написана, но к ней очень долго пишется текст, он может лежать год или два.

А.Х: А как все происходит? Вы приносите песню в коллектив и говорите: «Ребята, вот песня. Давайте ее делать»? А дальше что происходит? Критика или вам аплодируют?

П.С: Сначала Света приходит с песней, играет ее, мы аплодируем, затем мы начинаем сами ее играть, поскольку песня для одного человека и для группы — разные вещи. Вообще, коллектив построен по принципу, чтобы каждый привносил в песни свое. Все играть умеют, а раз так, то пусть приносят в песни смысл. А затем начинаются споры и критика.

А.Х: Еще один вопрос. Как бы вы определили жанр, стиль собственной группы?

С.Г: Мы постоянно об этом разговариваем, но так и не придумали.

П.С: Не придумали еще официального названия для этого стиля.

С.Г: Последний раз, когда заполняли заявку на фестиваль, то назвали себя «Глум-рок».

А.Х: Есть такое выражение «Питерский рок», «Свердловский рок». А как вам кажется, есть понятие «Пермский рок»?

П.С: Вообще, скорее не рок, а «пермский металл». У нас как-то так случилось, что большая часть точек находится в индустриальных зонах, в каких-то бывших ДК, народ там собирается, а что там еще играть? Не джаз же там играют. Там собираются и начинают рубить суровый металл. Поэтому такое понятие и существует. Причем даже не пермский, у нас самые популярные группы из Усолья.

С.Г: Я дополню, что учитывая количество всевозможных групп в Перми, я думаю, что у нас не только металл, а еще и другие виды рока тоже представлены.

А.Х: А что вас вообще определило как музыкантов? Менялись как-то ваши музыкальные вкусы из детства или они остались прежними? И кто определил вас как музыкантов, как людей, которые собираются вместе и являются диктаторами?

С.Г: У нас, конечно, у всех свои вкусы. Я можно сказать, что вышла из бардовской среды. Я с детства сталкивалась с бардовской песней, с бардовскими фестивалями. Туда ездила, потом мне сказали, что мои песни в одну гитару играть не так интересно. И это был первый раз, когда я об этом задумалась.

П.С: А потом мы взяли и подтянулись на огонек.

А.Х: Бардовские песни вам до сих пор греют душу? Или что-то есть интересное новое, что нашло отклик в душе и сердце?

С.Г: Помимо бардовских песен, мне с детства нравились группы The Beatles и Queen, они мне до сих пор греют душу.

А.Х: Павел, а у вас как с музыкальными пристрастиями?

П.С: А у меня все просто. В школе слушал то же, что слушали все. А потом нашел старый-добрый кассетный архив моего отца. И с интересом познакомился с группами Motörhead, Aerosmith и другие. Они сразу же привили мои музыкальные пристрастия на следующие лет 15. Потом в университете познакомился с Iron Maiden, Nightwish и прочие красоты.

А.Х: Как вообще вы к популярной музыке относитесь? Слушаете ли вы ее вообще? Знаете ли, что там в области популярной музыки происходит?

П.С: Смотря что иметь в виду под популярной музыкой? Тут Motörhead вполне популярная музыка, собирают стадионы, знаете ли.

А.Х: Я имею сейчас в виду современных российских исполнителей, например, Сергей Лазарев или еще кто-то.

П.С: Нет. Категорически нет.

А.Х: Инга, что определило вас как музыканта, какие у вас музыкальные пристрастия? И слушаете ли вы популярную музыку?

Инга Комарова: Популярную музыка я не слушаю. Я люблю фолк и ирландщину.

А.Х: А почему ирландскую музыку? Что вас в ней привлекает? Почему она вам так греет душу?

И.К: Не знаю, она меня очень сильно цепляет. Я долгое время занималась ирландскими танцами.

А.Х: Ребят, я хотела еще спросить про тех людей, которые вас слушают. Есть ли некий портрет тех, кто вас слушает? Рассчитываете ли вы, что вот эта песня пойдет на эту аудиторию, а вот эта строго на ту аудиторию? Или такого не бывает?

П.С: Этот вопрос тоже обсуждался очень широко. Мы внезапно полгода назад задались вопросом: «А кто же аудитория у нашей группы?». Мы выяснили, что аудитория очень похожа на бардовскую аудиторию. В бардовских песнях важен текст, и у нас тоже основа в тексте. И вот тех, кого цепляют тексты, те и являются нашей аудиторией. А тексты специфичны, довольно интересны, и в них много различных слоев и смыслов, поэтому у нас аудитория из тончайшего слоя интеллигентных людей.

А.Х: Это мнение Павла. Может быть, что-то Светлана скажет или вы согласны с Павлом полностью?

С.Г: Я бы еще сказала, что эти люди достаточно ироничны, и им не чужд хороший юмор, потому что мы стараемся, чтобы у нас песни были по большей части с юмором.

А.Х: А вы специально выбирали такую нишу? Песни с вплетением юмора туда? Или так само получается?

С.Г: Я думаю, это просто в нашей природе, и так получается само.

А.Х: Вы с юмором относитесь ко всей жизни? Или только к музыке?

П.С: Шутка, которая может быть пошучена, должна быть пошучена обязательно.

А.Х: Пришло время послушать песню группы «НеКровать» из города Перми «Я хочу в интернет». Слушаем.

Вы вскользь упомянули об участии в фестивале. Скажите, что для вас дает участие в фестивалях? Как часто вы в них участвуете? В каких фестивалях, в каких городах уже побывали? И что интересного там узнали?

П.С: Нигде.

И.Г: Нам пока не везет с фестивалями, но как мы видим, фестиваль — это средство и возможность расширить аудиторию.

П.С: Ну и получить массу фана, конечно.

А.Х: А если о концертной деятельности поговорить? Как часто концентрируете?

П.С: Примерно раз-два в месяц. С концертами мы половину баров в Перми обошли. И некоторые не по разу.

А.Х: Есть ли такой концерт, который прямо запомнился всем? И его все вспоминают?

И.К: Я думаю, не ошибусь, если упомяну концерты-трибьюты Высоцкого, которые у нас проводятся в конце января в честь дня рождения Высоцкого. Там собирают пермские группы, пермских исполнителей и проводят трибьюты. Мы выступали дважды. И оба раза порвали танцпол. Нас восприняли очень хорошо.

А.Х: А есть какой-нибудь самый провальный концерт?

П.С: Я думаю, что нет такого. У всех есть опыт выступлений, поэтому группа сначала практически не страдала традиционными проблемами, например, боязнь сцены. Даже если немножко лажаешь, то лажай уверенно. Откровенно провальных концертов не было, но были концерты с плохим звуком. Плохой звук — это постоянная беда небольших баров и небольших концертных площадок, но так, чтобы быть освистанными, закиданными помидорами, то такого не было.

А.Х: А опыт на больших концертных площадках был у вас?

П.С: По отдельности. Я не в первой группе играю, так что были.

А.Х: Если сравнивать такие камерные концерты и концерты на площадках, вы к каким больше склоняетесь? Какие больше греют душу, какие больше нравятся и почему?

П.С: Как ни странно, но все. В больших площадках есть свой фан, когда ты выходишь, а тут толпа скачет, но с другой стороны, когда ты играешь для небольшой аудитории, то она вся здесь, она вся рядом, ты видишь каждое лицо.

А.Х: Мы в рамках программы рассказываем события из регионов нашей родины и тем или иным способом пытаемся обсуждать их. Вы сами следите за новостями? И если следите, то откуда вы черпаете новостной поток? По телевизору или из интернета?

С.Г: В Перми у нас финал Дягилевского фестиваля, это очень знаковое событие для культурной жизни страны, потому что я знаю, что приезжают очень многие люди со всей страны, даже говорят, что Абрамович прилетал на личном самолете.

А.Х: А еще говорят, что у вас в Перми затопило арт-объект «Счастье не за горами»?

С.Г: Да. Вот как раз можно идти фотографироваться.

П.С: Там все по сезону топят, как ГЭС воду спускает по весне, так его и топят.

С.Г: Это у всех любимое место, как только его затопило, то значит сезон селфи там.

А.Х: Вы как относитесь к подобным арт-объектам? И часто ли они появляются у вас в городе? И действительно ли это становится вот таким брендом?

С.Г: Я лично отношусь положительно, хотя они бывают странные, вроде красных человечков или большой буквы П, но я считаю, что это лучше, чем совсем ничего. Народ что-то примет, а что-то нет.

А.Х: Павел, а вы как считаете?

П.С: Довольно спокойно. Дело в том, что арт-объектами занимались люди достаточно давно. Сейчас последние два года вся движуха затихла, но когда тут ей занимался Артемий Лебедев, вот тогда была вспышка. Очень много по этому поводу высказывали мнений. Вообще, Пермь раскололась на несколько лагерей, кому-то нравится, а кто-то уже с бензином идет к деревянной букве П, кто-то бревна считает и прикидывает количество лавочек.

А.Х: Больше каких людей?

П.С: Примерно поровну. А сейчас, когда эта вся движуха упала, я думаю, что народ несколько скучает. И по белым ночам, и по шикарным ледовым городкам. На мой взгляд, сколько бы ни говорили про растраты средств, как про летний фестиваль, но это гораздо лучше, чем потоптанный зеленый газон.

И.К: К арт-объектам не очень хорошо отношусь, потому что я предпочитаю более классические скульптуры, особенно меня бомбило от красных человечков, я старалась даже не смотреть.

А.Х: А что вам не хватает в городе? Какого памятника? Или в городе все нормально и замечательно?

И.К: Очень внезапный вопрос. Я об этом не задумывалась. И я бы сказала, что лично для меня памятников достаточно в Перми. У нас хорошие памятники.

А.Х: А вообще, чего не хватает в городе помимо памятников? Многие говорят, дороги, но это не уникально.

И.К: На самом деле нет. В сравнении с прошлым годом в Перми дороги гораздо лучше. Я сама на машине езжу и прочувствовала, что в этом году дороги на порядок лучше, и их начали ремонтировать раньше, чем в прошлом году. Городу, в целом, не хватает фестивалей и каких-то летних площадок.

А.Х: Давайте перейдем к новостям, которые приходили за неделю из разных регионов страны. И буквально в самом начале недели появилась новость о том, что один из кандидатов в депутаты от ЕР в Барнауле предложила переименовать Барнаул в Путинград.

С.Г: Я думаю, что это серьезно даже комментировать не стоит.

А.Х: Вы знаете, у нас была даже целая программа, политологи высказывались на счет этой идеи. Сама Марина Чаузова говорит о том, что это бы подстегнуло город к развитию. Как вам такие новшества? Стоит ли вообще переименовывать города? В том или ином виде?

С.Г: Я думаю, что стоит давать названия новым городам, новым улицам, новым поселкам. А переименовывать такие города, как Барнаул, это неразумно.

А.Х: Павел, вы согласны?

П.С: У Перми целая история о переименовании города. Была Пермь-Великая, потом стал Молотов, потом снова Пермь. В городе переименовывают улицы постоянно, была улица Коммунистическая, а стала Петропавловская. Там пару ям заделали и все. На этом все закончилось. Улицу Плеханова пытались переименовать в некую Биармскую. Кто такой Биарм?

С.Г: Это неудобоваримо, поэтому зачем?

П.С: Улицу Орджоникидзе переименовали в Монастырскую. Никто не может запомнить, ее как называли, так и называют. То же самое с Коммунистической, с Советской. Была Кирова, стала Пермской, ну прелесть. Как была грустная улица, так и осталась. От названий ничего категорически не меняется.

А.Х: Инга, а вы согласны с фразой, что «как корабль назовешь, так он и поплывет»? Вы были бы рады, если бы у нас в стране появился город Путинград?

И.К: Если иметь в виду корабль, то да. А переименовывать город стоит только в случае какого-нибудь знакового события. И для того, чтобы сохранить память об этом событии, то можно поменять имя города, потому что оно будет ассоциироваться с этим городом. А просто так, в попытке лести, это выглядит смешно и нелепо.

А.Х: Мне ясна ваша позиция, огромное вам спасибо за то, что вы таким образом комментируете наши новости. Мы продолжаем знакомиться с творчеством группы «НеКровать» из Перми. И сейчас мы послушаем песню «Кровь и мозги».

Достаточно интересная новость пришла к нам из города Новосибирска. Один из жителей Новосибирска борется за чистоту дворов и трезвость с помощью мемов. Он размещает агитплакаты, на которых изображены мемы, которые ходят сейчас в интернете. Большие таблички он ставит на детских площадках, у домов. Как вам кажется, насколько хороша идея, если у вас во дворе появится такой огромный плакат?

П.С: Смотря какого мемчика. Эффективность мема зависит от его срока жизни. Чем свежее мем, тем более он эффективен. Уже через неделю никто на него не обращает внимания, а еще через неделю на него показывают пальцем и пишут похабные слова на нем.

А.Х: По-вашему, недостаточно одного мема, чтобы привлечь людей к ответственности за мусор в наших дворах?

П.С: Желательно его регулярно обновлять и юмором там не устаревать.

А.Х: А вы бы каким способом боролись с мусором? Или бы не боролись вовсе?

П.С: Бороться нужно, но, к сожалению, цензурно не скажешь, каким бы способами я бы стал бороться с различными товарищами. У нас недавно молодежь гуляла, 24 числа был последний звонок. Идет компания, один из горла досасывает двухлитровую бутылку пива и выбрасывает эту бутылку на газон. Его не одобрили свои же, поэтому, честно говоря, не знаю. Мусор у людях в головах, а после этого он на улице.

А.Х: Светлана, а вы бы стали бороться с мусором на улице? И насколько Пермь чистый город?

С.Г: Бороться с мусором стоит не только на улицах, но и на природе, в лесах, на реках. Мусор — это глобальная проблема человечества. Насколько я читала про опыт других стран, к сожалению, могу сказать, что помогают только очень жесткие штрафы, как в Швейцарии, Сингапуре. Там у них быстро решили проблему с мусором. Там все хорошо.

А.Х: У меня всегда вопрос по этому поводу, как нам штрафовать? Как за всеми уследить, хотя вопрос достаточно серьезный. Каким образом штрафовать?

С.Г: Это надо несколько раз показательно штрафануть, чтобы мало не показалось. Надо поймать, провести публичный процесс, чтобы все видели. И еще надо все-таки начинать с воспитания. К сожалению, как уже было сказано, у людей мусор в головах в первую очередь. Надо людям прививать экологическую ответственность, культуру, правильное поведение. Люди должны начать с себя и своих детей. И мы тогда, может, вырастим следующее поколение людей, которые будут приходить на природу и оставлять ее в том же виде, в каком она была.

А.Х: Инга, а у вас какое мнение по этому поводу, как нужно бороться с мусором? Нужно ли с ним бороться? С какого возраста объяснять детям о том, что нельзя бросать мусор и оставлять его на природе?

И.К: Если говорить о воспитании, то, естественно, это начинается с самого начала. Ведь мама с ребенком постоянно находится. И если она сама не мусорит, то мы потихоньку приучаем его, что мусор нельзя выкидывать на пол не только дома, но и на улице, вместе идем до урны, вместе кидаем бумажку. Все начинается с раннего детства. Если перейти этот период, то сами знаете, что подростковые проблемы, и там дети все делают наперекор. И никаких обучающих методов не будет. А вообще, отношение к мусору, к борьбе за чистоту, то моя позиция такова, что я, прежде всего, начинаю с себя, то есть, я вряд ли сделаю кому-то замечание за брошенный мусор, но сама стараюсь всегда использовать урны. И по возможности, если где-то мусор оставлен, то тоже донести до урны и выкинуть за кем-то.

А.Х: Буквально в начале этой недели многие СМИ сообщили о том, что одному из жителей Сочи повезло очень хорошо, он выиграл рекордную для России сумму в лотерею. Он выиграл более 364 миллионов рублей. Причем купил человек билет стоимостью 787 рублей. Потом оказалось, что выиграла женщина из Сочи, но у них нет денег приехать за выигрышем. Как часто вам везет? Считаете ли вы себя везунчиками? И можно ли вообще развить везение в себе?

П.С: Интересно, чем его развить? Талисманами?

А.Х: Многие на луну воют, с бубнами бегают, читают гороскопы. В неблагоприятные дни не выходят из дома.

П.С: Ну да, во время сессии слышно, как студенты из окон орут.

И.К: Помогает, если учить.

А.Х: Все-таки, вы счастливчики?

П.С: Не знаю, вряд ли. Несчастливыми тоже не назовешь, так серединка на половинку. Не выше статистической вероятности.

С.Г: Я считаю, что я довольно удачливый человек. Может быть, не всегда и так, как хотелось бы, но тем не менее.

А.Х: Инга, а вы счастливчик?

И.К: Не особо. Как-то ровненько все. Бывает, что выигрываю что-то, а бывает что-то теряю.

А.Х: Давайте представим, вы купили билет в «Спортлото» и выиграли 364 миллиона рублей, за всеми вычетами 150 миллионов у вас осталось. Каждый из вас куда бы потратил деньги?

П.С: Есть у нас в Пермском крае территория под названием Каменный город, вот его бы благоустроил, поставил бы кордон, чтобы людям там не позволяли мусорить.

А.Х: А дом себе купить?

П.С: Зачем? В этом плане все у всех сложилось.

С.Г: А я даже не знаю, если честно. Я бы построила мусороперерабатывающий завод у нас в Перми.

А.Х: Все-таки эколог в вас взыграл? Инга?

И.К: Судя по тому, что я совсем недавно читала один развлекательный портал, где люди делились своими историями из жизни о том, как они играли в лотерею, выигрывали деньги. Я могу сказать, что главное не выиграть, а получить эти деньги.

А.Х: Ну допустим, вы получили, и у вас есть доступ к 150 миллионам рублей. Куда пойдете?

И.К: Решила бы все свои проблемы, как бы это ни звучало меркантильно. Я бы устроила собственную мастерскую. Я очень люблю заниматься рукоделием и ювелиркой. Вот этому бы я посвятила все остальное свободное время.

А.Х: Открыли бы некое свое дело?

И.К: Да.

А.Х: Продолжаем слушать песни группы «НеКровать» и сейчас мы послушаем песню под названием «Свинокомплекс». Слушаем.

Наступает последняя часть программа. В ней мы успеем только одну новость обсудить. 19 мая при поддержке Министерства транспорта РФ прошла акция «На работу на велосипеде». Скажите, вы участвуете в подобных акциях? Как вы относитесь к такому виду транспорта, как велосипед? И на каком транспорте вы предпочитаете ездить?

П.С: Велосипед у меня в этом сезоне пока еще простаивает. Май немного не задался. Последние пару-тройку месяцев практикую практику идти на работу пешком. 12 километров в день очень мило.

С.Г: А я к велосипеду отношусь очень положительно, но воспринимаю его как дикого мустанга, поэтому немного опасаюсь. Я люблю на нем ездить, но как-то не задается. Я город сам боюсь.

А.Х: Не очень уверенно себя чувствуете?

С.Г: Да, поэтому предпочитаю тоже ходить пешком.

А.Х: В любом случае выбираете то, что экологичнее. А зимой?

С.Г: Общественный транспорт нам в помощь.

П.С: Это проблема платных парковок в центре. Я как представлю, что приехал за 15 минут, поставил машину, она весь день стоит, а потом 15 минут еду обратно. Вот это зачем? Что мне это в итоге дало? И за это еще денег отдал.

А.Х: Инга, а вы как к велосипедам относитесь?

И.К: Очень хорошо, правда, пока свой в порядок после зимы не привела. Как уже сказали, что погоды особой не было. И, к сожалению, у нас в Перми мото- и велосезон очень короткий. Даже летом по грязи особо на велосипеде не поездишь.

А.Х: Кстати, у вас в Перми много велодорожек? Многие жалуются, что хорошо ездить на велосипедах, это дешевле, но ездить негде. В Перми как с этим обстоят дела?

П.С: У нас есть целая одна велодорожка, на целой одной центральной улице Ленина. Приходится постоянно объезжать рекламные тумбы, пешеходов, которые игнорируют велодорожки. А также она в некоторых точка улицы Ленина лицемерно проложена по ступенькам, поэтому она так себе.

С.Г: Я как пешеход скажу, что когда просто на асфальте нарисовали велодорожку, то это не очень нормально.

А.Х: А велосипедистов в Перми много?

П.С: Порядком. Велосипедистов, скейтбордистов, гироскутеристов и прочих. Народ использует вовсю, почему нет.

А.Х: Еще очень часто бывают показательные выступление велосипедистов, скутеристов. У вас проходят подобные фестивали?

П.С: Для этих целей у нас экстрим-парк устроен. Там набор бетонных плоскостей различного наклона. Я мимо него не хожу, но периодически появляются какие-то анонсы, что там проводят какие-то соревнования.

А.Х: А вообще, как вы относитесь к спорту? Спортивные вы люди? Можете себя считать приверженцами спорта?

П.С: Себя лично не считаю. В поход сходить — это милое дело. Скалы у нас красивые, весенний сплав вообще святое. Это же почти не спорт. Это не ради достижений, поэтому не считаю себя спортивным человеком.

А.Х: Инга, а вы как к спорту относитесь? Можете сказать, что вы спортсменка?

И.К: Прямо спортсменка — нет. У меня есть опыт в конном спорте, опыт в ирландских танцах, их тоже можно к спорту отнести, учитывая, какие там соревнования проводятся. Довольно длительно занималась и тем, и другим, но спортсменкой себя не считаю. Чтобы каким-то конкретным спортом заниматься — нет. Больше любитель, так сказать.

А.Х: Подходит к концу наша программа, перед ее окончанием хотела бы поинтересоваться о ваших творческих планах? Что впереди?

С.Г: У нас в планах доработать песни, которые у нас сейчас в работе, написать еще, записать пару альбомов.

П.С: Из этого составится довольно небольшая концертная программа. С ней уже можно будет заявляться на фестиваль. Никаких проблем.

А.Х: А фестивали предстоят в будущем?

С.Г: У нас же периодически проводятся всякие фестивали, мы отслеживаем их по возможности. И собираемся туда когда-нибудь попасть.

А.Х: Это местные фестивали или куда-нибудь в другую область рванете?

П.С: Тут вокруг много областей. В Кировской области фестивали проводятся и в Свердловской области.

А.Х: Огромное вам спасибо за то, что вы вышли с нами на связь. Замечательная у вас команда, замечательные песни. Мы благодарим вас за эфир, всего вам хорошего. Всего доброго. Сейчас мы послушаем песню под названием «Нафиг». Это была программа «Культурная пятница». Я прощаюсь с вами, всем пока.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments