ITunes

В трех регионах РФ введен режим ЧС: дальше будет хуже?

Специалисты Гринпис говорят о возможной «метеозависимой катастрофе». В двух регионах огонь уже уничтожил более 170 домов, есть погибшие. Почему не удалось избежать трагедии и каков прогноз в целом по стране? Эксперт: Григорий Куксин — руководитель отдела по работе с волонтерами Гринпис России.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «В трех регионах РФ введен режим ЧС: дальше будет хуже?». Сегодня многие СМИ сообщили о том, что в 3 регионах РФ введен режим ЧС федерального уровня. И вот что пишет по этому поводу РИА «Новости»: «Рабочая группа правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций ввела режим ЧС федерального уровня в связи с пожарами в Иркутской области и Красноярском крае, а также из-за паводка в Ставропольском крае, сообщили в пресс-службе МЧС. В Красноярском крае и Иркутской области из-за жаркой погоды и порывов ветра до 27 метров в секунду в результате палов травы резко осложнилась ситуация с пожарами. Спасателям при поддержке вертолетов Ми-8 МЧС удалось отстоять более 5,2 тысячи жилых домов. Всего пострадали десять населенных пунктов, сгорели 144 жилых дома, два лесозаготовительных и одно деревообрабатывающее предприятие. Два человека погибли. Ситуация с пожарами в Сибири стабилизировалась, по уточенным данным, сгорели более 170 домов, в которых проживают более 630 человек, свыше 5 тысяч домов удалось отстоять. Об этом сообщил начальник Сибирского регионального центра МЧС России генерал-лейтенант Сергей Диденко. „В 10 населенных пунктах Красноярского края и Иркутской области пожарами поврежден 171 жилой дом, в которых проживали 633 человека. В пунктах временного размещения находятся 40 человек. Для людей организовано четырехразовое питание, психологическое и медицинское обеспечение“, — сказал он в ходе заседания рабочей группы правительственной комиссии по чрезвычайным ситуациям, которое провел глава МЧС РФ Владимир Пучков». Глава МЧС России Владимир Пучков прибыл в Красноярский край для контроля за ликвидацией последствий пожаров и оказания помощи пострадавшим, сообщили РИА «Новости» в пресс-службе ведомства. И от него прозвучал такой комментарий: «Я прибыл в Красноярский край по поручению президента РФ, чтобы быстро и оперативно решить все вопросы оказания помощи каждому, кто оказался в беде».

И что известно на данный момент, что после масштабных пожаров в Красноярском крае, где сгорели 130 домов, к медикам обратились 50 человек, из них двое госпитализированы. Сейчас известно то, что как минимум двое человек погибли, и в связи с этим было возбуждено СК уголовное дело о халатности. Если говорить про сами дома, то они пострадали в таких городах, как Канск и Лесосибирск.

В рамках этой программы мы будем беседовать с Григорием Куксиным, руководителем отдела по работе с волонтерами Гринпис России. В прошлом Григорий руководил противопожарной программой Гринпис России. Буквально месяц назад в апреле режим ЧС вводили в Сибири, и тогда говорили о том, что ситуация уже непростая, тогда шла речь о том, что 50 домов сгорело в деревне Бубновке. И тогда проводилась экстренная эвакуация. И тогда же наш эксперт озвучивал вероятные прогнозы. Вот узнаем, насколько они подтвердились, по какому сценарию стали развиваться события. Григорий, здравствуйте!

Григорий Куксин: Здравствуйте!

В.И: Расскажите, что вам известно, что сейчас происходит на тех территориях, где введен режим ЧС, и как вы оцениваете происходящее как эксперт?

Г.К: Надо сказать, что ситуация довольно печальная и более-менее предсказуемая. Как и ожидалось, что после небольшого перерыва, связанного с погодой, возобновились пожары, вызванные поджогами травы. Где-то еще одна экзотическая причина для Центральной России, это горящие отходы деревообработки. Эти города живут за счет многочисленных деревообрабатывающих предприятий, пилорам, и там скапливается огромное количество опилок, которые некуда девать, которые не превращают в паллеты, брикеты, как это делают в цивилизованных странах, там их просто некуда девать и вывозить. И эти города фактически окружены огромными свалками опилок, которые периодически начинают гореть от окурков, от поджогов травы, иногда от того, чтобы просто избавиться от этих опилок, чтобы освободить место для новых. И в нескольких случаях, там, где серьезно пострадали населенные пункты, к сожалению, есть погибшие люди, основной причиной является выжигание отходов, опилок, либо целенаправленные, либо случайно возникшие, которые совпали с ураганным ветром, очень жаркой погодой, и огонь перекинулся на населенные пункты, а дальше уже пожар шел просто по улицам, по деревянной застройке. И справиться с ним довольно тяжело, тут объективно погодные условия были тяжелые. Поэтому сочетание продолжающихся поджогов травы, такого безалаберного отношения к вечно горящим свалкам отходов лесозаготовки, собственно, в условиях плохой погоды создало условие, когда 10 населенных пунктов существенно пострадало, больше 150 домов сгорело, то есть это больше 150 семей, на самом деле больше, которые теперь нуждаются в помощи, на которых теперь собирают деньги, которых надо куда-то расселять. И количество погибших, к сожалению, выросло уже до 3 человек. Это такая трагедия, но она полностью вызвана и сделана человеческими руками, это несвоевременное реагирование на это, отсутствие, недостаточность профилактики, нетушение этих горящих помоек. И запоздалая реакция государства. Прогноз погоды был понятен, прогноз на сильный ветер был. Еще один пожар, который унес больше 30 жилых домов в поселке Стрелка, это окраина в Лесосибирске, это второй день действовал лесной пожар. Это по космическому мониторингу было видно, даже если на Земле его не могли обнаружить, хотя пожар был рядом с поселком. Его так и не потушили, притом, что прогноз погоды был очевиден, сильный ветер в сторону поселка и перешел на населенный пункт. Все остальные случаи — это либо горение травы, либо это пожары, которые возникли в черте населенных пунктов. Тут точно пожар возник по вине людей, на которую точно поздно среагировали и не успели защитить населенный пункт.

Ситуация сегодня продолжает быть сложной, сейчас еще достаточно сильный ветер, плохая погода в пожарном смысле, то есть солнечно, тепло и ветрено. На ближайшие дни ожидается так же в Бурятии, в Забайкальском крае. По Сибири у нас сохраняется довольно сложная обстановка. Будем надеяться, что в Красноярске и Иркутске резкий ураганный ветер был вызван сменой и приходом более холодного атмосферного фронта, будем надеяться, что это будет какими-то осадками сопровождаться, если синоптики не ошибутся, и немного ситуация стабилизируется. Но на этой стадии органы власти, как правило, празднуют победу, то есть объявляется о грандиозных успехах. К сожалению, часто приписываются заслуги, которые принадлежат погоде, хотя на самом деле эту группировку надо эффективно использовать, чтобы справиться с этими пожарами, потому что дожди не тушат крупные лесные пожары, которые уже возникли. Сейчас собранные силы надо максимально и эффективно использовать, чтобы все эти постоянные источники огня убрать и сделать что-то с горящими свалками опилок, потому что в той же Иркутской области уже с 2014 года не прерываясь горит самая большая свалка отходов деревообработки города Усть-Кут. Там регулярно город накрывается дымом, регулярно становясь причиной опасного для здоровья задымления. Вот несколько лет подряд пожар действует, но с ним ничего не хотят сделать. Такой же пожар действует в Иркутской области у населенного пункта Новая Игирма, причем там два пожара, соответственно, несколько тысяч человек постоянно получают источник дыма либо с одной стороны, либо с другой. Вне зависимости от ветра они вынуждены дышать опасным для здоровья дымом. В случае ураганного ветра населенный пункт может сгореть. И эти пожары известны, они действуют в течение нескольких лет. И хочется, чтобы эти собранные силы и введенный режим ЧС помогли исправить ситуацию там, где она представляет угрозу. Это очень похоже на то, что у нас происходило с торфяниками в прошлые годы. Все знают, что все горит, но никто ничего не делает до тех пор, пока не разгорелось и не пришло в населенные пункты. В Центральной России эту проблему удалось переломить, тут огромные слова искренней благодарности и МЧС, и лесному хозяйству, и лесной охране, потому что явно изменилось отношение к торфяным пожарам в Центральной России. И мы эти угрозы научились убирать на ранних стадиях. Сейчас в Центральной России мы не знаем ни одного действующего торфяного очага, притом что их много возникло весной. И пожарные, и МЧС при первых же сообщениях выезжали, обследовали, искали, тушили. Такой подход дает какие-то шансы, что даже сухое и жаркое лето для нас будет просто сухим и жарким летом, хорошим для отдыха, а не будет такая метеозависимая катастрофа. Но это ненормально, потому что все эти пожары возникают по вине человека, и про большинство из них известно с довольно ранних стадий возникновения. Поэтому, конечно, слова соболезнования и сочувствия пострадавшим, именно семьям погибших, слова поддержи пожарным и лесникам, которые в тяжелых условиях там работают, но системно проблему надо решать. И я очень надеюсь, что руководство и МЧС, и Россельхознадзора, и региональные власти сейчас ситуацию попробуют не упустить и не поддадутся соблазну отпраздновать победу с первыми дождями, а доделают ситуацию и уберут все действующие источники огня, иначе они станут причиной продолжения этой катастрофы.

В.И: Месяц назад мы уже связывались с вами, тогда режим ЧС был снят. Это была какая-то недоработка совершена? Или как это можно объяснить?

Г.К: Как мы и говорили, его вводили значительно позже, чем нужно было. По идее, этот режим должен мобилизовать силы для того, чтобы не допустить больших потерь. Когда он вводится после того, как потери произошли, то как минимум это опоздание на первый эпизод, а иногда это опоздание фатальное, все уже случилось. Тут реакция должна быть более оперативной и гораздо более честной и точной. Надо признавать реальные масштабы проблемы, надо очень точно разбираться в причинах, потому что сейчас называется единственная причина этих пожаров, это поджоги травы. Хорошо, что поджоги травы называются как причина, это уже большой прогресс, потому что раньше говорилось о том, что это вообще естественный процесс. Сейчас одна из причин называется, но если глубже разбираться с проблемами именно этих сгоревших населенных пунктов и того, что там вокруг происходит, то очень важно называть и остальные причины. Эти горящие отходы деревообработки — очень важная причина, если ее не называть, то ее не будут решать. Это значит, что обойдут стороной эти крупные свалки опилок, это значит, что проблему не решат, и она даст нам следующий эпизод катастрофы рано или поздно. Хорошо, что ввели режим ЧС, но плохо, что ввели поздновато, на самом деле, можно было на упреждение сработать, понимая прогноз по ветру, понимая прогноз, видя количество термоточек. Может быть, оснований не увидели, может быть, не было достаточного количества пожаров, но это такой инструмент, которым невозможно мгновенно воспользоваться. Понятно, что режим ЧС федерального уровня вводится специальной комиссией под руководством министра, это делается не мгновенно. Сложно сказать, могли успеть в этот раз или нет. На будущее этот инструмент, который должен на упреждение работать, то есть лучше собрать большую группировку и избежать этой публичной стадии катастрофы. Хотя внимание к ситуации привлекается и провоцирует органы власти работать, когда что-то случилось, когда кто-то пострадал, но это та стадия, когда уже трудно что-то исправить, когда уже приходится вещи погорельцам собирать.

В.И: А вы проводили какую-то оценку? Если брать события месячной давности в Сибирском округе, когда режим ЧС был снят, насколько это было обоснованным?

Г.К: Держать долго федеральный режим ЧС не всегда есть основания, хотя можно было пойти по пути снижения, можно было ограничиться региональными ЧС, кстати, там и межрегиональные ЧС, которые вводили на округ, там были вопросы, как он был введен, потому что так и не было опубликовано официальных документов о том, как он введен, потому что введение режима ЧС такого уровня возлагает всю ответственность на федеральное ведомство МЧС. А МЧС всеми силами пытается эту ответственность на себя не взять. И в прошлый раз был очень странный текст о том, что вроде бы режим межрегиональный вводится, но ответственность за исполнение и конкретные документы должны взять на себя органы власти субъектов. А перепихивание ответственности между федеральными уровнями постоянно происходит, и тут много интересов, это и финансовые вещи. Режимы ЧС до регионального уровня, это региональные деньги, это разные денежные потоки. Плюс разная ответственность, потом что как только федеральный ЧС, то это ответственность министра Пучкова, поэтому здесь достаточно такая политическая игра идет каждый раз. Но для нас важно, чтобы дело было сделано, чтобы те инструменты, которые у государства есть, и заложенные на это резервы привели к тому, что проблема действительно была решена. Но проблема в полной мере решена не была, была пауза, вызванная осадками. Если говорить о конкретных эпизодах, которые сейчас унесли жизни людей, уничтожили населенные пункты, то эти проблемы горящих отходов деревообработки или регулярных выжиганий травы решены не были, безопасность населенных пунктов обеспечена не была, поэтому некоторая доработка есть. Ее трудно назвать прям федеральной, почти все сделать можно на местах, но когда проблема не признается, прячется, и все делают вид, что у нас все в порядке, и проблемы нет, то ее очень сложно решать.

В.И: Григорий, вы же мониторите ситуацию, что сейчас происходит в Иркутской области, в Красноярском крае. Сейчас не очень много цифр именно по масштабам. Звучит, сколько домов сгорело, сколько домов пострадало, сколько человек привлечено к тушению, но самых последних оперативных данных по тому, какая территория объята огнем, нет. У вас есть такие данные?

Г.К: Такие данные публикуются на сайте ФБУ «Авиалесохрана», это единственные данные, которые официально доступны. Мы при этом стараемся контролировать ситуацию и оценивать площади пожаров по космическим снимкам. К сожалению, когда пожаров много или они крупные, то эти данные начинают сильно расходиться, хотя в этом году предприняты попытки обеспечить достоверность данных, чтобы этих сокрытий и занижений было меньше. И в этом году обязали учитывать все пожары, которые в так называемых зонах контроля, там, где официально мы признаем, что у нас нет сил тушить, это нерационально, мы не сможем. У нас, к сожалению, появилось много зон в стране, это значительная часть территорий Сибири и Дальнего Востока, где пожары мы не можем тушить просто по экономическим соображениям. В этих зонах контроля пожары действуют, но это такое немного ироничное название, потом что контроля там не было, это просто пожары, которые перестали тушить. За ними наблюдают из космоса и ждут, когда они дойдут ближе к населенным пунктам или лесам, где уже будет оправдано использовать небольшие силы, которые есть. В прошлом году эти пожары вообще не учитывались. И поэтому была видимость полного благополучия, то есть, если мы показывали в сводках только те пожары, где мы работали, то чем меньше мы работаем, тем лучше у нас результаты. Получалось, что чем от больших пожаров мы откажемся, тем лучше будет итоговая цифра. Получилось, что у нас прошлый год прошел в среднем лучше многолетних значений, но эти цифры были совсем не обоснованы, а где-то стыдливо обошли их стороной и вообще обошли те пожары, которые никто даже не пытался тушить. И получается, что реальная площадь пожаров в прошлом году была больше 8 миллионов гектаров, это намного больше, чем в предыдущие годы. Это реально была полномасштабная катастрофа, которая унесла огромное количество лесов. А в официальных данных значилось, что у нас улучшения от предыдущих показателей. И этой ситуации, скорее всего, в этом году удастся избежать. Сейчас горит не так много, поэтому данные более-менее достоверны. Есть несколько отдельных пожаров, по которым мы видим искажение данных и занижение площадей, но в среднем по стране сейчас более-менее достоверные данные, но отдельные случаи искажения есть. Площади сейчас небольшие, но справиться и удержаться ситуацию сейчас можно. В том и беда, что все пожары, которые сейчас пришли в населенные пункты, возникли прямо возле этих пунктов. Это не масштабные лесные пожары, с которыми не могли справиться, которые шли. Нет, это точечные отдельные источники огня. Единственный пожар, который дошел из леса, это Стрелка, но даже там пожар возник в нескольких километрах от населенного пункта, в освоенных лесах. Площади пожаров пока небольшие, там несколько тысяч гектаров, если говорить об Иркутской области.

В.И: К каким территориям сейчас стоило бы приглядеться, потому что они находятся в зоне риска? Или такие прогнозы делать невозможно?

Г.К: Такие прогнозы можно делать, их можно делать по сочетанию погодных условий, где ожидается сухая, жаркая и ветреная погода. Если мы понимаем, что в регионе сухой тростник на обширных площадях, а зеленый тростник еще не вырос, то это стадия, на которой полезно вводить особый пожарный режим. Если начинаются первые пожары, то можно превентивно вводить режим ЧС, чтобы максимально нарастить силы и пресечь эти поджоги. Само по себе там не загорится, там зажгут люди, но если этих людей остановить, то можно избежать катастрофы. В этом году очень многие регионы, которые горели в прошлом году, они в этом году очень здорово прошли весенний период. Для многих регионов весенний период — самый опасный пик пожаров. Тут надо очень похвалить Амурскую область, которая вечно была лидером минусовых каких-то подборок самых горячих регионов, в этом году они почти не горели. Явно просто перестали жечь траву, тростник. Сработал федеральный запрет, начал внедряться, и регион довольно благополучно прошел весну. Будем надеяться, что им еще буквально недельку продержаться, и до второй половины лета их территория, скорее всего, гореть сильно не будет. Якутия потрясающе хорошо проводит второй год, если раньше она была лидером по площадям, то есть она всегда давала многомиллионные прибавки, то в этом году очень небольшие площади, хотя получается ситуация парадоксальная. В основном пожары в Якутии вызваны поджогом травы на пастбищах. Два года они не трогают траву, выполняя федеральный запрет, два года они прекрасно проводят сезон без катастрофы. Глава Якутии обратился к руководству страны с просьбой разрешить ему снова жечь траву. Почему-то им не нравится, что они благополучно прошли два сезона и перестали быть отрицательным примером того, как не надо себя вести. Вся Центральная Россия показала резкое снижение, и не только благодаря погоде. Вторые майские запомнились снегопадами в Центральной России, но первые майские у нас дали рекордные значение температур. И даже на первые майские поджогов было меньше, чем за прошлые годы. Постепенно ситуация меняется, люди перестаю жечь траву, люди начинают чаще звонить пожарным, в целом мы видим положительные изменения по большинству регионов, кроме юга. На юге страны по-прежнему ситуация достаточно плохая, и не видно, чтобы федеральный запрет хоть как-то сказался на поведении людей. Будем надеяться, что все еще впереди. Сейчас проблемные зоны, к которым привлечено внимание, это Сибирь, это Иркутская область, это Красноярский край, Бурятия, Забайкальский край, но многие регионы прошли весну благополучно. Мы 31 числа опубликуем своего рода рейтинг и графики сравнения, как регионы прошли сезон в сравнении с многолетними значениями.

В.И: Будем ждать. Спасибо большое, что вышли с нами на связь.

Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Прощаюсь с вами. Надеюсь, что события будут развиваться по самому позитивному сценарию. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments