ITunes

Роботы и робототехника: грозит ли человечеству восстание машин?

Человечество стоит на пороге тотальной роботизации. Как это может нас изменить, вытеснят ли машины людей из производства и зачем ребенку заниматься робототехникой? Эксперты: Александр Киселев — заместитель руководителя по информационным технологиям, региональный школьный технопарк АГАСУ (г. Астрахань); Эдуард Пройдаков — журналист, техник, специалист по робототехнике, создатель и директор «Российского виртуального компьютерного музея», IT-эксперт; Татьяна Волкова — робототехник, программист, преподаватель.

*Техническая расшифровка эфира

Александр Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Научный четверг». У микрофона Александра Хворостова. Сегодня мы поговорим о роботах: «Роботы и робототехника: грозит ли человечеству восстание машин?». Почему мы об этом говорим? Роботы — это то, что интересует человечество давно. Впервые термин «роботы» был введен в оборот Карелом Чапеком в его пьесе «Россумские универсальные роботы», опубликованной в далеком 1920 году. С тех пор о человекоподобных машинах, наверное, написали все или почти все мировые фантасты. И сегодня, наверное, нет ни одного человека на планете, который не знал бы, что такое роботы, не фантазировал на тему робототехники. Они все больше входят в нашу повседневную жизнь. О том, каких роботов разрабатывают сегодня в регионах, в мире, об увлечении человека этими машинами будет наш разговор.

Если говорить о последних новинках из мира роботов и робототехники, то надо сказать, что команда исследователей, например, мадридского политехнического университета разработали рыбу-робота для измерения уровня кислотности воды в рыбопитомниках. Роботизированная газонокосилка одной из японских компаний в течение нескольких лет уже хорошо зарекомендовала себя на европейских газонах и приступила к работе уже в нескольких странах. Пока, к сожалению, России среди этих стран нет, но зато охватывается почти вся территория США и Европы.

«Робот Тарзан присмотрит за аграрными насаждениями сверху. Ученым технологического института штата Джорджия во главе с Джонатаном Роджерсом и Ай Пинг Ху пришла в голову идея поручить присмотр за посевами роботу. В результате на свет появился робот, которого они назвали Тарзан за его особую манеру передвигаться, очень напоминающую обезьян, когда они, раскачиваясь, перескакивают с ветки на ветку с помощью передних конечностей».

Вне всякого сомнения, собаки скрашивают одиночество многим пожилым людям. Однако домашние животные требуют ухода, что далеко не всем по силам. Выходом из этой ситуации может стать собака-робот.

Бионический робот MiRo разработан специалистами Университета Шеффилда специально для пожилых людей. Оборудованный различными датчиками, он ощущает прикосновения и виляет хвостом, когда ему хорошо. Встроенные в глаза стереокамеры распознают людей и отслеживают их движения. В носу MiRo находится сонар, с помощью которого робот определяет свое местоположение.

По мнению дизайнеров, уже в недалеком будущем рядом с нами появятся социальные роботы, активно взаимодействующие с нами и отвечающие на проявление наших чувств. Робот MiRo обладает искусственным интеллектом, который дает ему возможность распознавать посетителей у входной двери и напоминать владельцам о житейских проблемах.

Это все из-за границы. А что же придумали российские робототехники? Например, специалисты центрального научно-исследовательского и опытно-конструкторного института робототехники и технической кибернетики разрабатывают первого космического робота. «Согласно проекту, при создании робота будут использоваться комплектующие повышенной прочности и надежности, что должно отвечать высочайшим требованиям безопасности».

Но роботами увлекаются сегодня и дети. Более того, разработчики роботов придумывают разнообразные интересные программы, внедряют машины в парках развлечений, устраивают всевозможные программы по ознакомлению с новыми машинами именно для детей. Например, компания Disney представила свое видение будущего, разбросанных по всему миру тематических парков, где ее роботизированные культовые персонажи, оснащенные искусственным интеллектом, будут встречать посетителей и даже взаимодействовать с ними. Одной из ключевых фигур, безусловно, станет Микки Маус.

В России тоже довольно быстро распространяются всевозможные робототехнические центры для детей и молодежи. О том, какими роботами увлекаются дети и молодежь в России сегодня, нам расскажет Александр Александрович Киселев, заместитель руководителя по информационным технологиям, региональный школьный технопарк АГАСУ (г. Астрахань). Здравствуйте!

Пока налаживаем связь, продолжу говорить о робототехнике как раз из российских регионов. «В Томске студенты продолжают разрабатывать робота, который будет ремонтировать дороги — при помощи камеры он сможет находить мелкие ямы и заполнять их специальной эмульсией. Сейчас учащиеся двух томских университетов — политехнического и систем управления и радиоэлектроники — приступили к тестированию прототипов устройства, один из которых отрабатывает систему технического зрения, второй — движение. Как сообщает пресс-служба Томского политехнического университета (ТПУ), у прототипов готова система движения, они умеют получать информацию с датчиков с помощью системы технического зрения и различать базовые элементы: дорожную разметку, некоторые знаки и светофоры. В итоге студенты планируют создать прототип, демонстрирующий все принципы работы робота. Его размер будет соответствовать размерам „КамАЗа“».

Если говорить о мировых новинках, то в Канаде тестируют робота-сокола, который будет отпугивать птиц в аэропорту. «Канадский аэропорт Эдмонтон обслуживает около 8 миллионов пассажиров и проводит 168 000 рейсов в год. Поэтому очень важно обеспечить здесь максимальную безопасность. Но одной из проблем, с которыми сталкиваются все аэропорты, являются птицы. Они часто врезаются в самолеты и попадают в двигатели. В настоящее время в аэропорту Канады используются лазеры и датчики, сигнализирующие о появлении птиц по их крикам. Однако, начиная с июня, на службу в аэропорту заступает специально разработанный робот-сокол, известный как Robird. Это первый случай, когда аэропорт будет использовать данную технологию на ежедневной основе».

Александр Александрович с нами на связи. Здравствуйте!

Александр Киселев: Здравствуйте.

А.Х.: Расскажите, с какого времени существует ваш технопарк, и какие программы существуют сегодня в вашем технопарке для детей?

А.К.: Существуем мы с 2011 года. Это первый школьный технопарк в РФ. Можно сказать, мы новаторы в этом деле были. Сейчас, конечно, технопарков много уже. Основное направление у нас было с самого начала — это робототехника, микроэлектроника, IT. Под IT мы понимали 3 направления, которые сейчас развиваем. Это 3D-моделирование, это спортивное программирование, программирование веб-сайтов и сетевая инженерия. Также в технопарке реализуются сейчас проекты по физике, микробиологии, большое внимание уделяется телевизионной студии, где есть и звуковая студия, и видеомонтажная. Довольно-таки много проектов.

А.Х.: Насколько сегодня тема робототехники и роботов вообще интересна школьникам?

А.К.: Процентов 50, наверное, обучающихся в технопарке связаны тем или иным образом с робототехникой. Три года назад для астраханских школьников это вообще была отдушина, они вряд ли могли где-то позаниматься. В настоящее время по России очень много центров, связанных с робототехникой. Школьная робототехника — это, в первую очередь, соревнования на школьном уровне, межрегиональные и проводимые на уровне РФ.

А.Х.: Получается, ребенок на базе вашего школьного технопарка создает некоего своего робота, которого потом презентует на каких-либо форумах всероссийского масштаба, так?

А.К.: На базе нашего технопарка дети могут просто учиться создавать роботов. В то же время они могут принимать участие в соревнованиях. Там уже ограничения серьезные, уже не столько своего, сколько своего под задачу. Вообще, робототехника в Астрахани началась, когда в Астрахань приехал Евробот, и мы впервые увидели, что такое международные соревнования по робототехнике на уровне европейских держав, как там относятся. И увидели разницу между конструкцией, например, российского производства, собранную российскими студентами, увидели, насколько там они технологически более совершенны. И на программном уровне, и чисто выполненные, дизайн гораздо лучше. И тогда мы начали этот процесс создания.

А.Х.: Сегодня молодые люди каких роботов вообще разрабатывают? Что интересно сейчас молодежи, какая область жизни человека интересна, где бы они хотели применить своих роботов?

А.К.: Если дети среднего школьного возраста, то они начинают создавать, как конструктор. Они не воспринимают как робота. Все-таки робот — это, в первую очередь, программа, это автоматическое управление, датчики, сенсоры. А когда ребенок начинает понимать уже, что робот — это робот, это не просто конструктор, где можно много колесиков прикрутить, тут возникает проблема. Ребенок должен быть усидчивым, целеустремленным, изучать и математику, и физику. У многих возникает проблема, что, оказывается, надо не просто собирать и играться, а работать. Не все дальше хотят продолжать заниматься робототехникой, или не способны, или не умеют. Вот эта проблема — как раз проблема участия в соревнованиях, когда нужно не просто собрать, но нужно много времени посвятить программе, изучению учебников, побольше слушать преподавателя, а не на уровне игры решать какие-то задачи. Поэтому к соревнованиям готовятся единицы.

А.Х.: Посвящать, как взрослый, все свое время этой проблеме робототехники, проблеме своего робота. Плюс, наверное, надо придумать интересную презентацию своему роботу.

А.К.: Да. Некоторые соревнования требуют и презентацию. Да, как в любой образовательной сфере, от каких-то простых и интересных, поверхностных вещей нужно переходить к обучению. Надо добывать знания. А вот здесь современный ребенок не всегда готов к этому. Может быть, и раньше тоже, и в наше время, в 70-е годы, трудно сказать, насколько лучше была советская школа. Но мне кажется, были более усидчивые ребята, целеустремленные и образованные.

А.Х.: Наверное, можно оправдать детей тем, что слишком много всего вокруг ребенка сейчас, у нас с вами не было интернета. Не у каждого даже в семье был телевизор. Но наша программа немного не об этом. Из тех проектов, которые доходят до какого-то показателя, до определенного уровня, до фестивалей и смотров, какие самые интересные, на ваш взгляд, какие бы вы отметили из ваших учеников?

А.К.: Это сортировки, поиск деталей, поиск решений. У нас проекты, которыми можно гордиться, это проекты под соревнования. Те, которые законченные, есть, на что посмотреть и можно посмотреть, как решена программа. Это поиск предметов, принятие решений, как поставить, куда поставить, оптимизация по времени, по скорости. Роботоконструкции разные же. Некоторые проекты ребята делают очень качественно, быстро и четко. Точность принятия решений, насколько ошибка мала в действиях робота. Но здесь мы пришли к ограничению тем, что это лего. Дальше идут уже полупромышленные заготовки. Ребята могут исчерпать возможности лего.

А.Х.: Вы в начале нашего разговора сказали, что подобные технопарки были в 2011 году достаточно редки. Сегодня в каждом крупном городе есть подобные образовательные центры — при университетах, при институтах, при конструкторских бюро открываются подобные техношколы. Как вам кажется, насколько важно развивать любовь учеников к робототехнике?

А.К.: Вы прямо четко позиционируете робототехнику. Технопарк — это не только робототехника. Вам интересна именно робототехника сейчас?

А.Х.: Конкретно да. А потом чуть шире возьмем, ваши умозаключения.

А.К.: Например, сетевая инженерия — тоже дети работают серьезно. 3D-моделирование.

А.Х.: Ну хорошо, IT-технологии, микроэлектроника, биотехнологии.

А.К.: Да, потому что сама робототехника — достаточно узкое направление. Дети ищут себе нишу, где им лучше, — в роботы уйти или в сетевую инженерию или 3D-моделирование. Они ищут, пробуют различные кружки, различные проекты выполняют там, там и там. И находят то, чем бы им в жизни хотелось заниматься. Технопарк решает именно эту задачу — профориентацию. Показывает на примере достаточно высоких технологий, серьезного оборудования, именно цель какая — показать, что вот такое есть оборудование, такие возможности, показать не просто компьютер и картинку, а новейшее оборудование. И, таким образом, помочь им определиться со своим будущим. И засесть за это будущее, грубо говоря, увлекаясь какими-то решениями и т. д. Технопарк, его главная миссия такая — на хорошем оборудовании, с привлечением серьезной методической базы показать современным школьникам, что есть на уровне робототехники, микроэлектроники, 3D-моделирования. Если робототехника, то какие бывают роботы, что они должны делать, какие задачи и т. д. Как решить, как программируется, что надо знать, чтобы программировать, какой объем знаний предстоит им узнать. И ребенок, в конечном счете, как мы видим, определяется с направлением и уже начинает заниматься им более серьезно в свободное время. Потому что сама по себе школа у нас не заточена под научно-технический процесс. Ребенок может в технопарках или дома или в каких-то творческих студиях, в кружках.

А.Х.: А кто занимается с учениками, кто ваши преподаватели?

А.К.: Например, большинство преподавателей астраханского технопарка — это выпускники и преподаватели Астраханского государственного университета. Сам я лет 15 преподавал в вузе. Моя специализация — не столько робототехника, сколько сетевая инженерия. Я больше времени уделяю обучению детей сетевой инженерии. Это интернет, маршрутизация и т. д.

А.Х.: Если сравнить 15 лет назад студентов и сегодняшнюю молодежь, наблюдаете ли вы больший интерес к подобным технологиям, к новым технологиям, к развитию робототехники, IT-технологий, физики и т. д. Или нет такого, что очень этим дети увлечены?

А.К.: Я думаю, что самый лучший выпуск студентов был, который я застал как ассистент кафедры, как аспирант, это где-то районе 1995−96 года. Это уже постсоветское время. Те ребята обладали куда большими желаниями. И процентное соотношение грамотных специалистов в будущем было очень высокое. К сожалению, если посмотреть динамику, сказать, что есть какой-то позитивный момент, что дети бегут даже на бесплатные проекты поработать с этим оборудованием прямо толпой — нет. То ли они загружены, то ли им уже не так все это интересно. Пассивность наблюдается, нежелание работать, нежелание добиваться знаний. То ли это какая-то воспитанная в школе методика — сдал тест и забыл. Я бы сказал, что сейчас динамика пока не положительная. Не растет количество, не стоят очереди. Есть, конечно, дети. Да и возможности технопарков сами по себе небольшие. Но я бы сказал, что нет такого ажиотажа. Да, технопарк много выпускает, выполняет все планы, много детей проходит через него. Но если представить, что такое оборудование было бы лет 20 назад, наверное, был бы совсем другой эффект в обществе. Наверное, сейчас дети немного другие. Но надо ломать эту систему. Надо привлекать ребят, учить.

А.Х.: А почему ломать? Может, любовь к IT-технологиям и робототехнике — это не так уж хорошо. Мы говорим, что сейчас дети редко на каком-то эмоциональном уровне развиваются, очень мало в детях эмпатии, сопереживания. Общение с роботами, с машинами не может, по-вашему, вообще закрыть психологическое общение?

А.К.: Не так это глобально. Я думаю, социальные сети и компьютеры наносят куда большие вред, чем работа в кружках по робототехнике в технопарке. Наоборот, здесь ребенок социализируется. Работа в команде, решение задач в команде и вообще отвлечение. Я думаю, проблема, которую вы называете, — это проблема современных информационных и коммуникационных технологий, которые предоставляет интернет. Проблема там. Там закрытость, там отчужденность, там создание собственного независимого характера, когда отсутствует какое-то физическое. Это не проблема взаимоотношений в кружках с роботами. Наоборот, кружки — это то, что благоприятно влияет и на психику, и на развитие ребенка, и на его социализацию, статус, успех, результат.

А.Х.: Тогда, наверное, надо повсеместно открывать подобные технопарки, в каждом регионе. Проблема только, наверное, в человеческом факторе — не всегда можно найти специалистов, финансовые трудности.

Наша тема сегодня звучит так: «Грозит ли человечеству восстание машин?». Как по-вашему, есть ли опасения в этом плане?

А.К.: Я не думаю, что мы дошли до такого технологического уровня, чтоб думать о восстании машин. Нам бы себя обезопасить, судя по последним угрозам. И антивирусная защита необходима, и т. д. Я даже не задумывался, что в ближайшие лет 50 нам восстание машин грозит какое-то. Если человечество само себя не уничтожит, то никто его не уничтожит. Все-таки это утопия — восстание машин. Это что-то из «Терминатора». На ближайшие 50 лет есть задача достичь Луны, например. В 60-е годы достигли, а сейчас не можем достичь. Почему? Так что в ближайшие 50 лет у нас проблемы будут совсем другие. Восстание машин — мне кажется, это фантастика. Я понимаю, что это возможно, искусственный интеллект развивается. Но все-таки человеческий фактор еще долго будет главным, мне кажется.

А.Х.: Спасибо за ваши комментарии и ваше мнение. До свидания, всего доброго.

А.К.: До свидания.

А.Х.: Зачем люди создают роботов, для чего это нужно, о новинках в мировой робототехнике мы говорим сегодня. Все мы помним песню из замечательного фильма «Приключения Электроника», в которой были такие слова: «До чего дошел прогресс — вкалывают роботы, а не человек». Почему же человечество так увлечено роботами, и грозит ли ему восстание машин, говорим сегодня.

Следующий наш эксперт Эдуард Пройдаков, журналист, техник, специалист по робототехнике, создатель и директор «Российского виртуального компьютерного музея», IT-эксперт. Эдуард Михайлович, здравствуйте!

Эдуард Пройдаков: Здравствуйте!

А.Х: Как, по-вашему, почему настолько человечество увлеченно созданием роботов, ведь роботы сейчас есть везде? В Калининградской области заявил один из владельцев кафе, что у него есть робот официант. Почему люди так этим увлечены?

Э.П: У человечества всегда были любимые игрушки. Робот — это очередная игрушка человечества. Они есть и в России, просто масштаб внедрения не такой большой, как хотелось бы. Мы знаем про боевые роботы, которые на слуху, мы знаем про робота Федора, которого готовят к запуску на МКС и так далее. В них видится некоторый элемент прогресса, некоторые достижения.

А.Х: А не кажется ли вам, что повальное увлечение робототехникой ставит на второй план самого человека?

Э.П: Нет. Помните, у нас в свое время было любительское радио, любительские компьютеры, но оно не получило такого развития, как в США, но я помню времена, когда каждый студент-технарь старался жить и сделать себе компьютер.

А.Х: А так называемые социальные роботы, роботы-помощники в бытовой жизни, они действительно так хороши? Или есть опасность того, что займет робот очень много места в эмоциональной привязанности человека?

Э.П: Мы уже окружены массой роботов, сами того не замечая. Есть роботы-пылесосы, газонокосилки, поэтому так незаметно они уже в нашей жизни, как компьютеры, они уже стали вездесущими. Точно так же необходимы и роботы. На самом деле есть масса функций, которые было бы хорошо на них возложить. Например, у меня знакомый делает кухонных роботов, которые готовят. Это любой хозяйке сэкономит массу времени на кухне и так далее.

А.Х: Но в то же время мамины пирожки, которые приготовлены с любовью, они намного вкуснее, нежели пирожки, которые приготовила машина.

Э.П: Безусловно, там еще какая-то энергетика передается, но в жизни мамы не так часто могут готовить, как машины, всякую рутину типа мытья посуды, они экономят массу усилий. Такой робот на кухне может очень существенно сэкономить время. Это всевозможные роботы, которые приглядывают за детьми, это роботы, которые занимаются вашим досугом. Допустим, что не с кем поиграть в шахматы, вот сейчас роботы прекрасно играют. Сейчас в любом смартфоне вы можете установить персонального помощника, который будут подсказывать почти все.

А.Х: Насколько вредны или полезны роботы, робототехника для детей?

Э.П: Я считаю, что это в разумных пределах очень полезно, потому что это не виртуальный компьютерный мир, это некоторая реальность. Это можно пощупать, с этим можно поиграть, это можно программировать, на этом можно познавать законы нашей реальности. Мне кажется, что это гораздо интереснее, чем компьютерные игры, которые для младших школьников вообще вредны. Они влипают в эти игрушки, и потом не оттащишь. Такой зависимости от роботов я пока не предвижу. До такого уровня роботам еще расти десятки лет.

А.Х: Есть еще много мифов о роботах. Можете нам опровергнуть или подтвердить мифы? Например, есть такое мнение, что роботы могут обучаться, но не саморазвиваться?

Э.П: Мифов действительно много. Кроме обучения, самый популярный миф — это то, что роботы отнимут рабочие места. Тут мы можем подробно поговорить, почему это не так. А что касается саморазвития, это некий вопрос архитектуры этих роботов и того программного обеспечения, которое в них заложено, и так далее. Например, робот, который обыграл чемпиона в игру Го, очень трудная игра и там бездна вариантов, там совсем не просто было сделать программу с искусственным интеллектом, которая смогла бы обыграть чемпиона. Это достижение стало знаковым, что искусственный интеллект возможен и может достичь больших высот. Даже появились такие страхи, что появится суперинтеллект, и он человека согнет. Это один из мифов.

А.Х: По-вашему, он не произойдет?

Э.П: Все бояться того, что на каком-то этапе робот научится очень быстро обучаться, и эта скорость его обучения превзойдет человеческие способности, и возникнет интеллект, с которым человеку будет трудно справиться или как-то его обуздать. Есть опасность, что этот интеллект подчинит себе человечество. Это фантастический сюжет, но возразить трудно, то есть если удастся достигнуть некоторых вещей, то возможен и такой вариант развития, но до этого очень далеко, и у нас есть некоторое время подготовиться к этому. Сейчас масса известных ученых обратилась с предупреждением того, что искусственный интеллект становится угрозой для человечества. И предлагают запретить, но это не выход. С другой стороны, мы видим массу положительных вещей, типа самоуправляемых машин, ведь каждый год на дорогах гибнут миллионы людей, это хуже любой войны. Переход на самоуправляемую технику может на порядки снизить число погибших. Это только погибших миллион, а сколько людей, покалеченных в авариях? Ущерб колоссальный. А роботы не подвержены человеческим эмоциям, не могут заглядеться на проходящую по тротуару девушку и так далее.

А.Х: Исходя из фильмов такого характера, то мы помним примеры, когда роботы действительно превращались в человека и обладали неким мышлением, чувствами и так далее.

Э.П: Я думаю, что ближайшие 100 лет этого не произойдет, потому что для этого нужно создавать другие компьютеры, которые должны обладать саморефлексией и так далее. Это 10 поколение машин, до которых еще очень-очень далеко, и непонятно, что там будет сделано. Поэтому сейчас основные успехи идут на том, чтобы сделать микросхемы на основе искусственных нейронных сетей, но сейчас подобие довольно слабое. Мы еще очень плохо понимаем самого человека, что такое самосознание, что такое личность, поэтому сейчас идут чисто исследовательские работы. И я не думаю, что будут какие-то прорывы очень часто. Если раз в 10 лет какой-то прорыв глобальный происходит, то это сразу дает большой эффект. И вообще искусственный интеллект развивается волнами. Была первая волна в 1960 годах, потом вторая в 1980-х. И каждый раз, когда возникало разочарование в результатах, то это только тормозило все.

А.Х: Вы сказали о том, что роботы не займут рабочие места человека, почему так не произойдет?

Э.П: Я видел полностью роботизированные заводы, но тут ничего страшного. Сейчас происходит смена формации, и это определяет, что человек будет заниматься другим. Было крестьянство, потом оно перетекло в города, и началась индустриализация, а сельское хозяйство было машинизировано. Потом появилась автоматизация, и работающих сместили в сферу обслуживания. Сейчас на нормальном производстве работает человек 20−30. Я видел очень большой роботизированный завод, там 350 человек, но там половина программистов, а остальные менеджеры и так далее. Сейчас, возможно, робототехника немного вытеснит народ из этой сферы сервиса, но весь вопрос, куда. Это тоже большой вопрос, и я думаю, что через какое-то время политические партии будут биться за законы о гарантии рабочих мест на производстве и так далее. Роботизация произойти мгновенно не может, потому что это не очень дешево, это удовольствие дорогое. Это происходит, но посмотрите, в том же Китае 50−60 тысяч роботов внедряется, а рабочих мест сотни миллионов. Понятно, что каждый робот заменяет 3−4 человека, то есть 50 тысяч роботов заменит 200 тысяч человек, но при этом появляются новые рабочие места, потому что нужно программировать этих роботов, нужно их обслуживать и так далее. Появляются компании-интеграторы, которые внедряют эту технику, появляются КБ, которые их разрабатывают и так далее. Процесс идет не в одну сторону, а в обе. Как создаются рабочие места, так и убираются. Происходит процесс замещения.

А.Х: А самого человека роботы смогут изменить?

Э.П: Безусловно. К сожалению, общение человечества с компьютерами, оно не очень хорошо повлияло на самого человека, появилась эта клиповость сознания, мы не можем читать длинные тексты, нам нужно все по существу, все быстро. Еще появились всякие вещи типа компьютерного вируса, который все шифрует и так далее. Появился новый вид преступности, с роботами то же самое. Я еще удивляюсь, почему криминальные структуры не вложились в разработку роботов, это же совершенно замечательный инструмент для их целей. Появится новая сущность, которая очень активно создаст вокруг себя некую среду, новую эстетику. Плюс поднимается колоссальная проблема, это взаимоотношение человека и робота. Японцы, которые почему-то тяготеют к роботам, они сейчас создают секс-роботов, и это тоже некоторая данность, которая, не дай бог, войдет широко в обиход и существенно повлияет на человека и его отношение к семье и так далее. Поэтому очень трудно предсказать, что в итоге будет, но это некоторый эксперимент, который надо пережить.

А.Х: Как вам кажется, роботы — это хорошо или плохо?

Э.П: Это универсальная вещь, а все универсальные вещи имеют положительные и отрицательные стороны, поэтому это может быть и великолепно, интересно, полезно, это спасение для некоторых, но в то же время, есть совершенно очевидные опасности, это и криминализация робототехники, это и социальные явления, связанные с рабочими местами, и проблема взаимодействия населения с роботами, но я пока не вижу антагонизма. Люди пока их воспринимают вполне нормально, но эта этика может качнуться в любую сторону.

А.Х: Эдуард Михайлович, огромное вам спасибо за то, что вам удалось с нами поговорить. До свидания.

Э.П: До свидания.

А.Х: У нас сна связи Татьяна Волкова, робототехник, программист, преподаватель. Татьяна, здравствуйте.

Татьяна Волкова: Добрый день.

А.Х: Скажите, пожалуйста, вы же девушка, неужели вам интересны все эти роботы, робототехника? На мой взгляд, это совершенно не женское дело. Или у вас совершенно другое мнение на этот счет?

Т.В: Может быть, дело просто в том, что я в детстве очень много мультфильмов про роботов смотрела. В 1990-е годы были популярны мультфильмы про трансформеров, мне очень нравился этот мультик. Я не считаю, что это не женское дело, потому что если вы посмотрите историю компьютерной индустрии, то в ней есть известные женщины. Как известно, первая женщина-программист была и много других известных женщин в этой индустрии присутствует. Я считаю, что необходимо этот стереотип ломать, рушить. Я всегда радуюсь, когда вижу девушек, которые заняты программированием, роботами и всем таким прочим.

А.Х: Как вам кажется, это увлечение роботами не создает какую-нибудь угрозу для человечества?

Т.В: Я бы сказала вот что — почему человеку так интересен робот? Дело в том, что робот — это творение человека. И когда человек творит и мечтает создать робота — это функция бога. Отношения робота и человека можно воспринимать как отношения человека и бога. Может быть, поэтому эта тема притягательна для людей, если говорить о широком культурном контексте. Если говорить об угрозах роботов для человечества, то на данный момент, я считаю, что это абсолютно ложная проблема, потому что роботы не обладают личностью и свободой воли. Ведь все зло, которое творят люди, они делают из каких-то своих побуждений, желаний, а у роботов нет этих желаний, потому что у них нет собственных целей. Сейчас эти разговоры про захват роботами мира, они очень кажутся наивными и смешными.

А.Х: Вы наверняка знаете о последних интересных новинках в области робототехники. О каких роботах вы совсем недавно узнали, которые действительно потрясли вас?

Т.В: Я стараюсь следить за состоянием современной робототехники. Мне очень нравится компания Boston Dynamics, которые делают в Америке роботов, которые ходят подобно человеку или животному. Я считаю, что это лучшая робототехническая компания в мире. И каждый новый робот, которого они выпускают, я смотрю ролики с интересом, потому что это плоды многолетнего труда, это около 20 лет люди работали, и у них получилось сделать то, что вызывает восхищение и интерес у всех. Если вы не видели, то я очень рекомендую посмотреть эти ролики. Это то, что касается ходящих и передвигающихся по земле роботов. Из подводных роботов мне очень нравится робот-осьминог, которого делают в Италии. Там есть целая команда, которая занимается созданием мягких тканей робота, это очень сложная работа, и есть целое направление, оно называется «Мягкая робототехника», по созданию таких нетривиальных конечностей для роботов. Если отвлечься от механики и перейти к интеллекту, то я скажу, что тут американцы впереди всех, потом что у них есть очень интересные примеры того, как робот обучается при помощи конструктора. Он берет конструктор, вертит детали и учится собирать самолет. Дело в том, что такого робота, который учится чему-то, который учится алгоритму действий, я сама мечтала изобрести, это была моя мечта в институте, когда я занималась своей диссертацией. И в итоге я просто увидела этот ролик в интернете, поэтому не нужно мечтать, нужно просто воплощать. Я бы сказала, что меня поразил этот ролик, где робот обучался через конструктор, как и человек сам обучается. Дети, когда учатся что-то строить, они тоже берут детали, прилепляют друг к другу и смотрят, что вышло. Так и робот перепробовал очень много вариантов и собрал самолетик.

А.Х: Как вам кажется, Россия может претендовать на статус мировой державы в робототехнике? И возможно ли это сегодня?

Т.В: Я скажу так, что на данный момент Россия по количеству промышленных роботов занимает очень низкую позицию в мире. Автоматизация труда у нас очень сильно не развита, эти показатели ниже, чем были в СССР. Если Россия сейчас как-то не поменяет отношение к науке и технике, то я думаю, что мы так и будем в хвосте мирового прогресса. Можно сказать, что сейчас в США, в Европе, в Германии есть интересные коллективы, интересные разработки, но в России пока отсутствует рынок, по большому счету. Сейчас, чтобы внедрить робота на производство, это большие деньги, и далеко не все заводы готовы на этой пойти. Сейчас в России выгодней нанять человека. Сейчас чисто экономически не выгодно их устанавливать где-то, поэтому предприниматели не горят желанием использовать роботов. Это основная проблема в России с робототехникой.

А.Х: Татьяна, огромное вам спасибо, что вам удалось с нами пообщаться. Мы желаем вам успехов. До свидания.

Т.В: До свидания.

А.Х: Это была программа «Научный четверг». Мы обязательно встретимся с вами на следующей неделе и поговорим о новых интересных разработках российских и зарубежных ученых в области науки. С вами была Александра Хворостова. Я прощаюсь с вами. Пока-пока.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments