Готовы к обороне: компании заставят обучить сотрудников действиям при ЧС

За неготовность к гражданской обороне компанию могут оштрафовать на сумму до 200 тысяч рублей. Практика показывает, что санкции могут применяться за любое нарушение — действует принцип «ни одной проверки без штрафа».
Эксперты: Сергей Чудопал — полковник ГУ МЧС России, начальник управления гражданской защиты по Москве; Алексей Шляпужников — шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ; Павел Нетупский — главный редактор интернет-портала «Агентство правовой информации».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. Это программа «Правовой понедельник». У микрофона Игорь Киценко. Сегодня мы поговорим на такую тему: «Готовы к обороне: компании заставят обучить сотрудников действиям при ЧС». «Все компании обязали обучать наемных сотрудников правилам гражданской обороны, действиям в случае радиационного или химического заражения местности. Также работодатели обязаны иметь запасы противогазов и специальных медикаментов на всех работников, а руководители — проходить особые курсы.

Действующие требования практически не изменились со времен „холодной войны“. Особый режим (группа по гражданской обороне) распространяется на территории Москвы и Санкт-Петербурга (городов так называемой „первой волны“). Защита неработающего населения возлагается на муниципальные и региональные власти. А частный бизнес должен обеспечить подготовку производства к „устойчивому функционированию в военное время“, эвакуацию персонала, членов семей и материальных ценностей в безопасные районы, по световой и иным видам маскировки, строительству укрытий и многое другое.

Постановление, подписанное премьер-министром России Дмитрием Медведевым и вступившее в силу 2 мая, устанавливает новые требования к обучению нанимаемых сотрудников правилам гражданской обороны. Работодатель обязан разработать специальные программы и провести инструктаж подчиненных по спасению от ядерной или химической атаки в течение первого месяца их трудовой деятельности. Периодически должны организовываться соответствующие учения и тренировки. Специальная подготовка предусмотрена и для руководителей коммерческих организаций или назначенных ими ответственных за состояние гражданской обороны должностных лиц».

Сейчас я предлагаю послушать запись нашего разговора с Сергеем Чудопалом, полковником ГУ МЧС России, начальником управления гражданской защиты по Москве.

Сергей Викторович, действующие требования практически не изменились со времен «холодной войны», как указывается в материале на портале «Агентства правовой информации». Тем не менее, частный бизнес должен обеспечить подготовку производства к «устойчивому функционированию в военное время». О каком частном бизнесе идет речь? К каким предприятиям предъявляются такие требования по обеспечению подготовки гражданской обороны, обучению сотрудников?

Сергей Чудопал: Давайте на этот вопрос посмотрим со стороны законодательства РФ. Все вопросы ГО регулируются федеральным законом, который так и называется — «О гражданской обороне» № 28. Есть также подзаконные акты: постановление правительства РФ о реализации данных задач ГО.

В данном законе написано, что, во-первых, все люди, все население должно быть подготовлено решать задачи ГО. Мы должны понимать, что мы должны быть готовы все и всегда. Конкретно к вопросу о том, кто должен быть в первую очередь подготовлен и каким образом, мы уже начинаем смотреть подзаконные нормативные акты. Если речь идет о том, что предприятие или организация решает задачи военного времени, у нее существует определенное задание на выпуск продукции или на восстановление работоспособности чего-то, если нарушение жизнеобеспечения населения произошло, и организация участвует в этом вопросе, на них в установленном порядке должны быть возложены организационные задания. Им должно быть вменено в обязанности эти работы продолжать в установленном порядке, продолжать свою деятельность. Как мы понимаем, прежде всего, это какие-то оборонные предприятия, те, кто в этом процессе участвуют, и те, которые просто остановить невозможно. Поэтому пусть это будет частный бизнес или еще что-то. Но если предприятия именно таковые, они должны выполнять определенные требования по подготовке и ведению ГО. В них должны быть назначены все должностные лица. Как мы понимаем, в соответствии с законом, руководителем ГО на объектовом уровне является руководитель предприятия, который должен все эти вопросы организовать и в дальнейшем решать. На данном предприятии должен быть создан штаб ГО. Должен быть назначен специально уполномоченный сотрудник, который эти вопросы ведет. В зависимости от количества служащих на данном предприятии, таких сотрудников может быть несколько. Это все тоже регламентируется законодательством РФ. Данные сотрудники должны организовывать обучение, подготовку руководителей к вопросам ГО и т. д.

На данном предприятии должны быть созданы соответствующие силы для решения задач ГО. В настоящее время это или нештатные аварийно-спасательные формирования, или это формирования, которые обеспечивают выполнение мероприятий ГО, в зависимости от рода деятельности предприятия. Если оно является потенциально опасным объектом, которое эксплуатирует опасные производственные объекты, априори должны быть такие формирования. Если это предприятие, которое обеспечивает процессы, значит, должны создаваться формирования по обеспечению мероприятий.

Все эти формирования, руководители данных формирований должны быть обучены. Они должны знать и понимать, какие задачи они будут решать в мирное время и какие — в другое время. Они должны проводить тренировки, иметь определенные навыки для выполнения задач.

Все эти формирования должны быть обеспечены соответствующими средствами. Это средства индивидуальной защиты кожи, органов дыхания, это специально оборудованный инструмент, с помощью которого они будут выполнять задачи, в зависимости от назначения и т. д. Если мы говорим о подобные предприятия, запасы этих средств и имущества ГО должны создаваться, должна быть регламентирована выдача этого имущества.

И.К.: Постановление, подписанное премьер-министром России Дмитрием Медведевым и вступившее в силу 2 мая, устанавливает новые требования к обучению нанимаемых сотрудников правилам гражданской обороны. Работодатель обязан разработать специальные программы. Это новые программы — кто их разрабатывает? Совместно с кем? Как часто они должны быть реализованы?

С.Ч.: В настоящее время все программы, по которым у нас обучаются граждане, уже регламентированы министерством образования. То, что касается вопросов ГО. У нас в вопросах обучения ГО граждане могут обучиться на специальных курсах ГО, создаваемых на различных уровнях. Если мы говорим про Москву, у нас есть учебно-методический центр ГО ЧС города Москвы. Находится на Живописной, 28. Соответствующую информацию на сайте можно посмотреть, какие услуги предоставляются данным центром дополнительного образования. Подобные центры как филиалы у нас созданы в каждом административном округе города Москвы. Там также можно обучаться по территориальному принципу, любые должностные лица, руководители объектов и другие.

Третий этап — это если мы понимаем, что организация у нас выполняет определенные задачи по ГО. Они у себя на производстве организуют обучение своих сотрудников, которые не попадают в категорию руководящего состава, и организуют какие-то практические занятия с личным составом. Также они принимают участие в тренировках более высокого ранга, в общегородских, во всероссийской тренировке по ГО, которая ежегодно проводится 4 октября.

И.К.: Получается, такие мероприятия не так часто проходят, да?

С.Ч.: Какие-то знаковые в настоящее время определены регламентом. МЧС России проводит всероссийскую один раз в год на тему ГО. Это все планируется в течение года, определяется планом основных мероприятий по ГО, который разрабатывается в субъектах и ниже, до объектов. Причем на стадии планирования все планы должны быть согласованы территориальными органами МЧС России.

И.К.: По поводу инвентаря и средств защиты — это возлагает на некоторые компании определенные финансовые обременения, которые компания, получается, должна решать самостоятельно? Они должны это закупить, выделить на это место, как я понимаю, чтобы все это складировать, контролировать срок годности и т. д. Здесь министерство ничем не может помочь частному бизнесу, который обязали принять такие меры, а только дать какие-то рекомендации?

С.Ч.: Совершенно верно, да. Соответствующие методические рекомендации МЧС России совместно с Минэкономразвития разработаны, по обеспечению и созданию запаса в области ГО. Как мы понимаем, это, естественно, разные бюджеты. За счет государственного бюджета — пусть это будет бюджет субъекта, бюджет федерального уровня — прежде всего, обеспечивается неработающее население, и выполняются мероприятия по защите неработающего населения. В каждом субъекте создаются запасы имущества ГО за счет средств данного субъекта. Неработающее население, прежде всего, — это дети, инвалиды, незащищенные социальные группы.

И.К.: Школа должна сама купить?

С.Ч.: Нет. Если это государственное общеобразовательное учреждение, запасы для обеспечения школьников формируются за счет средств субъекта РФ. В Москве эта работа проводится, все спланировано, соответствующие расчеты по выдаче имеются, команды назначены. Школа предоставляет помещение, своих специалистов, и они этот вопрос решают, защищают школьников.

Но все руководители организаций за работающее население отвечают сами. Это также определено законодательством РФ.

И.К.: Это был комментарий Сергея Чудопала, полковника ГУ МЧС России, начальника управления гражданской защиты по Москве. Мы продолжаем.

Следующим моим собеседником будет Алексей Шляпужников, шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ. Добрый день.

Алексей Шляпужников: Привет.

И.К.: Финансовое обременение и дорогостоящие мероприятия возлагаются на владельцев бизнеса, которые обслуживают какую-то часть гражданского населения, связанного с ГО, в принципе с обороной, разрабатывают даже документацию какую-то нормативную. Если вернуться даже к бюджетным организациям, таким, как школы, возникает вопрос — получается, это некое финансовое обременение на управление образования. Они направляют вопрос в городской бюджет, чтобы выделили денежные средства, чтобы закупить необходимый инвентарь.

А.Ш.: А если в городе денег нет? То мы с родителей начинаем собирать. На самом деле, господин полковник гражданской службы, который был в эфире, немного, конечно, покривил душой, что государство всех неработающих граждан всем обеспечивает. На самом деле, у нас обеспеченность, в регионах особенно, только на бумаге. А что касается предприятий, там тоже все очень часто бывает на бумаге. Дело вот в чем. Мы платим большое количество налогов. Предприятия также платят большое количество налогов. И обязанность государства — защищать своих граждан, обеспечивать нашу безопасность вне зависимости от того, работающие мы граждане, неработающие мы граждане. Всех должно защищать одинаково, у нас нет дифференциации. Это первая история.

Вторая история — само понятие «гражданская самооборона» пришло к нам из далекого советского прошлого, когда все были равны, государство ко всем одинаково относилось, и все были частью этого государства, такая советская уравниловка. А сейчас понятие «гражданская оборона» — это скорее понятие о защите граждан. Не граждане сами должны от чего-то обороняться, готовиться к войне и т. д. Это просто защита от чрезвычайных ситуаций. Поэтому я абсолютно уверен, что государство должно работать в этом направлении в полную силу. Средства на то, чтобы не напрягать бизнес на эти ненужные траты, средства на то, чтобы обучить граждан основам того, как вести себя в той или иной ситуации, и не перекладывать это на бизнес, у государства, конечно же, есть. Мы можем посмотреть на бюджет того же министерства по ЧС и увидеть, что бюджет этот хороший. Можно просто не на Тойота Прадо кататься руководителям управлений, а на Нива Шевроле. Это дешевле в разы. Если оптимизировать бюджет… Но в нашем государстве так не принято делать. Поэтому фактически на бизнес, особенно с введением вот этого нового порядка применения, которые 2 мая был подписан Медведевым, фактически возлагается еще один налог.

Раньше что бизнес делал? Никто не разрабатывал планы по ГО. Все просто шли в конторы, которые все знали, которые создавались при этих региональных управлениях МЧС в свое время, платили им деньги, им эти планы писали под копирку. Но то, что стояла печать этой конторы, что разработано при помощи ООО «Рога и копыта», освобождало их при прохождении проверок. Пришла проверка: «Где ваш план?» — «А вот пожалуйста» — «А, „Рога и копыта“ делали? Да, знаем, отлично». А теперь еще один повод для проверки: «Где ваши противогазы, где ваши аптечки, как проходило обучение, кто ответственный и т. д.». Кроме прямого налога на бизнес, косвенного, но прямого, я считаю, который — надо потратиться будет на оборудование для ГО и ЧС, на мероприятия, существует еще косвенный, вероятный, возможный коррупционный налог. Это когда приходит проверка, у тебя небольшой магазин, 10 сотрудников, ты не можешь нормальным образом это все обеспечить. И ты вынужден будешь договариваться с проверкой.

Это сразу две истории давления на бизнес. Хотя мы говорим: «Ребята, кризис, давайте немного с бизнеса слезем», но каждое ведомство, вне зависимости от высоты фуражек и толщины погон, все больше и больше пытается на этот бизнес насесть. Я прогнозирую, что закон будет саботирован. Посмотрим, как будет себя вести МЧС при проверках.

И.К.: Тут надо отметить, что есть определенная судебная положительная практика, когда некоторым предприятиям удавалось разрулить ситуацию и сказать, что они не обязаны заниматься всеми этими предписаниями, которые делает им МЧС.

А.Ш.: Но теперь-то обязаны.

И.К.: Теперь да. Тем более что-то предприятие, о котором я говорю, располагается в Санкт-Петербурге. Но об этом чуть позже.

Алексей, огромное спасибо за комментарий.

А.Ш.: Пожалуйста.

И.К.: Мы продолжаем. Возвращаясь к материалу, который был опубликован на портале «Агентства правовой информации», я приведу конкретные цифры по поводу обременения на бизнес. «Например, разработка консалтинговой фирмой обязательной документации, связанной с надзорными ведомствами, обойдется даже малому предприятию минимум в 15 тысяч рублей. Противогазы продаются по 500 рублей за штуку, „комплект медицинских средств индивидуальной защиты“ (аптечка) стоит 2,3 тысячи. В сумме на „гражданскую оборону“ компания, скажем, с двадцатью сотрудниками вынуждена будет потратить примерно 40 тысяч.

Попытки оспорить такие требования пока не увенчались успехом: „Правовое регулирование, возлагающее на организации обязанности, обусловленные спецификой мер по обеспечению гражданской обороны, по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями и по ликвидации их последствий, не может расцениваться как дискриминационное, ничем не обусловленное и тем самым нарушающее конституционные права“, — констатировал Конституционный суд России.

Неисполнение компаниями обязанностей по гражданской обороне карается административным штрафом в сумме до 200 тысяч рублей.

Практика показывает, что санкции могут применяться за любое нарушение. Например, на киностудии „Ленфильм“ инспекторы МЧС нашли только 40 противогазов, тогда как, исходя из количества персонала, в запасах должно было храниться не менее 251. Санкт-Петербургский городской суд „оценил“ такой проступок в 50 тысяч рублей. Штраф в 100 тысяч рублей наложили на московское ОАО „Авиаиздат“, которое, в частности, игнорировало обязанности по обучению сотрудников, проведению учений и тренировок, не разработало годовой план таких мероприятий и так далее. Компания утверждала, что не должна выполнять все эти требования, так как не входит в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, не является потенциально опасным объектом и не эксплуатирует его. Отклоняя такие доводы, Московский городской суд указал на обязанность создавать „объектовые звенья“ на „предприятиях, в учреждениях и организациях, расположенных на территории Москвы, независимо от их организационно-правовой формы“. За уклонение от „обучения трудящихся“ мерам защиты в случае ядерной войны были оштрафованы племенное хозяйство „Первомайское“, ООО „Камышловский дорожник“, банк „Кубань Кредит“, ОАО „Златмаш“, ООО „Уралтехсервис“, руководитель Пермской государственной художественной галереи, многие другие организации и их должностные лица». Мне удалось дозвониться в галерею, сотрудники галереи отказались общаться в прямом эфире, но пояснили ситуацию. Данной государственной художественной галерее была присвоена 1 категория Минкультом, и согласно этой 1 категории в этой галерее хранятся бесценные экспонаты, художественные произведения, которые не имеют цены. На случай ЧС сотрудникам предписывается эвакуировать именно эти бесценные произведения искусства. Им нужно разработать план мероприятий, назначить ответственное лицо и закупить необходимые средства, отправить группу на обучение, что возлагает определенные затраты на данную галерею. Будут писать запрос в министерство культуры Пермского края, а там скажут: «Денег нет, ребята, давайте как-нибудь сами».

Но предписание есть, его нужно выполнять. Там подтвердили и объяснили подобное решение со стороны МЧС и судебное решение, что был выписан штраф.

«Проводить мероприятия в области гражданской обороны, в том числе создать резервы материальных ресурсов и выделять финансирование, МЧС обязало ПАО „Банк „УралСиб“. Арбитражный суд пришел к выводу, что объектом защиты являются любые предприятия „материального производства или непроизводственной сферы“. Предписание разработать план основных мероприятий по вопросам гражданской обороны чиновники выдали даже самарскому индивидуальному предпринимателю.

В то же время отдельным организациям удается „отбиться“ от обременительных требований чиновников. Так, петербургское НПО „Прибор“ доказало, что не обязано создавать эвакуационную комиссию, план и структурное подразделение по гражданской обороне, запасы материально-технических средств и так далее“. Мне удалось пообщаться с юристами этой компании. Они также отказались дать комментарии под запись. Но сослались на то, что отбиться можно. Главное, внимательно читать все документы и отталкиваться от специфики своего бизнеса. Тогда, возможно, все получится.

„"Заявитель не относится к организациям, продолжающим работу в военное время, имеющим важное оборонное и экономическое значение или представляющим высокую степень опасности возникновения чрезвычайных ситуаций в военное и мирное время. Иного управлением МЧС не доказано“, — констатировал арбитражный суд. Вместе с тем он подтвердил обоснованность выданного предприятию предписания о необходимости провести обучение сотрудников, закупить для них противогазы и аптечки.

Полностью незаконными суд признал претензии надзорного ведомства к апатитскому ТСЖ „Ферсмана 54“. Проанализировав жилищное законодательство и устав, служители Фемиды установили, что такая некоммерческая организация не относится ни к объектам производственного или социального назначения, ни к продолжающим работу в военное время предприятиям, равно как не имеет трудовых отношений с работниками.

С 2017 года большинство компаний сможет избежать вторжения инспекторов МЧС, а следовательно — порой абсурдных предписаний и карательных штрафов. Вступившие в силу критерии риск-ориентированного подхода исключают проведение плановых проверок в не эксплуатирующих критически важные или потенциально опасные объекты организациях.

Особые преференции имеют субъекты малого и среднего бизнеса — еще в 2013 году МЧС поручило руководителям региональных подразделений исключить их из годовых планов проверок по линии гражданской обороны. Кроме того, в 2016—2018 годах для малого бизнеса действуют так называемые „надзорные каникулы“.

Однако никто не лишал ведомство права проводить внеплановые проверки. Они могут назначаться при наличии информации об „угрозе причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, безопасности государства“ и так далее. Чиновники вправе рассматривать обращения любых граждан, конкурентов, публикации в средствах массовой информации и другие источники. Четких признаков таких „угроз“ законодательством не определено, что позволяет чиновникам подвергнуть ревизии практически любую компанию».

Следующим собеседником по данной теме будет Павел Нетупский, главный редактор интернет-портала «Агентство правовой информации». Павел, добрый день!

Павел Нетупский: Добрый день.

И.К: Павел, разговариваем мы о вашей публикации «Готов к труду и обороне». Все компании обязали обучить нанимаемых сотрудников правилам гражданской обороны и действиям в случаях радиационного или химического заражения местности. И было постановление, которое вступило в силу 2 мая, подписанное премьер-министром, которое устанавливает новые требования к обучению нанимаемых сотрудников. Что это за собой влечет? Есть какая-то положительная практика, но НПО «Прибор», о которых я говорю, все-таки им нужно было выполнить какие-то предписания, которые были сделаны, но открестились они от штрафа. Получается, что любая компания попадает под определенные санкции, если они будут не делать этого?

П.Н: Абсолютно верно. Любая компания, которая после 2 мая наняла хотя бы одного человека, и неважно, на какую должность, она должна его проинспектировать правилам поведения в случае ядерного нападения на Россию.

И.К: Тут вопрос идет о компаниях, которые находятся на территории Санкт-Петербурга и Москвы? Или это по всем регионам?

П.Н: Там очень сложная ситуация, там так называемые зоны. Вся территория разбита на определенные зоны опасности, которые определяются по плотности населения и по потенциальной опасности. В частности, вся территория Санкт-Петербурга включена в эту зону. Я думаю, что в каждом регионе зоны опасности определяются по-своему.

И.К: Получается, что это постановление отдается на откуп. И уже в субъектах будут приниматься решения по-своему?

П.Н: По обучению, насколько я помню, касается всех абсолютно работодателей вне зависимости от зоны. По зонам развиваются требования от покупки противогазов, аптечек и тому подобное.

И.К: А обучение происходит непосредственно на предприятиях? Мы общались с представителем главного управления МЧС России, который говорил, что есть определенные обучающие центры, определенные программы, которые уже давно действуют, которые одобрены Министерством образования, согласно которым сотрудники проходят подготовку. Тут, как я понимаю, это будут некие новые регламенты, и пачками будут всех новых сотрудников отравлять на обучение?

П.Н: Обучать в официальных центрах должны уполномоченные люди, это должностные лица, которые ответственны за обеспечение гражданской обороны. В каждом предприятии должен быть ответственный за соблюдение охраны труда, ответственный за пожарную безопасность и так далее. Эти ответственные люди и должны обучаться в специальных учебных центрах. А все остальные должны определить порядок обучения, и на практике, давайте говорить прямо, это будет просто вестись журнал, и все сотрудники будут ставить автограф о том, что они с этой инструкцией ознакомились. Вопрос достаточно сложный, если глубоко копать, потому что мы, с одной, стороны смеемся над этими правилами, но пока гром не грянет. А потом грянет очередная «Хромая лошадь», и там если человек заперт и не знает, куда убежать, то будут плакать все. Понятно, что третья мировая война вряд ли случится, но взрыв на каком-нибудь химическом производстве, к этому надо быть готовым, как к теракту. Если помните, лет 8 назад был пущен слух о том, что будет взрыв. И петербуржцы, образованные люди, жители культурной столицы смели йод из аптек. Понятно, что многие отравились даже. А причина не в том, что был слух, а потому что люди не были этому обучены. С одной стороны, смешны эти требования по обучению, по противогазам, по аптечкам, а с другой стороны, необходимы. Смешно это сейчас с учетом того, что мы живем в мирное время, но опасность нас предостерегает в виде слухов даже, как показал опыт Санкт-Петербурга.

И.К: Не кажется ли вам, что не нужно таким образом как-то закручивать гайки для предприятий, для бизнеса, возлагать на них какие-то финансовые обременения в виде оборудования, средств индивидуальной защиты? Не нужно ли вернуть обратно в школы уроки ОБЖ, и там проводить тренировки по гражданской обороне? Я когда учился в школе, там проводились такие тренировки и обучение оказанию первой помощи и так далее. Сейчас такого немного, и как-то это игнорируется. Не нужно ли изменить сам подход к подготовке гражданина, чтобы он всегда был готов к труду и обороне?

П.Н: На сто процентов с вами согласен, но я думаю, что в данном случае это такое наследие советской практики, когда человек привязан к заводу. И также до сих пор у нас больничные выписываются и выплачиваются на работе, только в нескольких регионах у нас идет эксперимент, чтобы перестать это делать. Еще лет 5 назад в больничные вписывали диагноз. И мне кажется, что все эти правила, которые сохраняются, обновляются и утверждаются новые по гражданской обороне, они во многом заимствуют советскую практику, где на предприятиях должны быть профкомы, обкомы и так далее, которые должны были заниматься политической какой-то подготовкой, гражданской обороной и так далее.

И.К: Получается, что нужно смотреть в сам корень проблемы и пересматривать всю систему подготовки и всю систему коммуникаций, инфраструктуры?

П.Н: Мне кажется, что нужно определить цели, от чего все защищаться. Петербург от чего мы защищаем? От взрыва на АЭС или от нападения? Если от взрыва на АЭС, то я не думаю, что нужно на весь Петербург противогазы закупать. А от слухов нужно проводить обучение. Обучение нужно проводить организованно, не только работающему человеку. А если человек безработный, то кто его будет обучать? Просто любопытно, сейчас многие не устроены официально на работу, то их обучать не будут? Государство прямо говорить, что безработные люди пусть погибают в случае войны? Либо это должна быть не обязанность работодателя, а обязанность государства. Оно не должно перекладывать все это на частный бизнес и потом еще бегать с дубинкой и проверять, как бизнес эту обязанность выполняет. У нас сейчас МЧС занимается тем, что не обучает безработных, а бегает с дубинкой за компаниями. А работодатели в ответ на это заведут журнал, в котором все сотрудники распишутся о том, что они обучились, и скачают какую-нибудь болванку этих правил.

И.К: Ситуация довольно странная получается, посмотрим, что будет дальше. Пока радужных перспектив строить не стоит. Павел, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии. До свидания.

П.Н: До свидания.

И.К: Это была программа «Правовой понедельник». У микрофона был Игорь Киценко. До новых встреч в эфире, до свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments