Воспитание и розги: можно ли доверять дошкольным учреждениям

Каким должен быть детский сад, чтобы родители не боялись за ребенка, а воспитатели не получили нервный срыв? Эксперты: Наталья Василевская — директор детского сада «Тотоша», Любовь Качесова — эксперт-психолог некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет», Виктория Лосева — мама (г. Москва).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Мария Цыганова.

Тема сегодняшней программы звучит так: «Воспитание и розги: можно ли доверять дошкольным учреждениям». Поводом послужили многочисленные скандалы с участием детских садов. В частности, в Канске полиция до сих пор устанавливает обстоятельства таких событий, что воспитатели избивали детей, которых приводили родители в детский сад. Во Владивостоке произошел такой случай, при проверке выяснили, что воспитательница, которая занималась детьми, не имеет документа для осуществления такой деятельности, все ее дипломы липовые, но как-то сумела она добраться до детей, до их воспитания. Сегодня мы поговорим, насколько позволительны такие меры обращения с детьми, позволительны ли они вообще. Узнаем мнение экспертов, родителей. Первым нашим экспертом будет педагог-воспитатель детского сада. Она нам расскажет, какие методы у них проводятся в детском саду. Также мы с вами поднимем тему случая в Ангарске, когда воспитатель заклеила рот скотчем ребенку. На самом деле проблема актуальная. Страшно отдавать ребенка порой в детский сад, потому что мы не понимаем, что его там ждет, насколько компетентны воспитатели этого сада, как они обращаются с детьми, когда родители не видят.

С нами на связи Наталья Василевская, директор детского сада «Тотоша». Здравствуйте!

Наталья Василевская: Здравствуйте.

М.Ц.: Во Владивостоке произошел такой случай, когда воспитатель не имел права на воспитание детей, у нее оказались липовые документы. Как проходит набор сотрудников в вашей организации?

Н.В.: У нас жесткий очень отбор. Конечно, я возьму человека, которого я уже каким-либо образом знаю – или по знакомству, у меня достаточно знакомых людей, которые могут у меня работать. В данный момент у меня работает няня, которая имеет высшее педагогическое образование, и повар с 30-летним стажем. Они индивидуальные предприниматели, у нас с ними заключен договор. Конечно, я бы человека проверила. У нас обязаны иметь документы о несудимости, очень это строго. Я бы взяла человека доброго, любящего детей, контактного во всех отношениях, с родителями и с детьми, со мной.

М.Ц.: А как понять, насколько он контактный? Как вы это проверяете?

Н.В.: Достаточно быстро это все проверяется. Как раскрывается человек, это быстро можно узнать. За день можно узнать. Но это под таким жестким контролем будет моим, что сам человек пока не будет допущен к детям или только вместе со мной. Я проверяю все от и до. Как устанавливаются кастрюли на кухне, чтоб никто не обварился, извините за подробность, какой водой моют попу детям, чтоб, не дай бог, не включили горячую воду и не обожгли, потому что я однажды слышала, как в доме малютки обожгли. Мне важно, чтобы не только ухаживать умели за детьми, но чтобы умели их эмоционально развлечь. Человек должен быть еще очень эмоциональный, а не угрюмый бука. Грамотным должен быть, опытным, внимательным, предприимчивым и очень-очень осторожным, потому что у нас детский сад домашний, мы выходим во двор, переходим маленькую-маленькую дорожку, но она все равно существует. Я 20 раз остановлюсь, я ни за что не допущу, чтоб у меня ребенок вылетел из-за машины на дорогу. Если существует машины, они стоят на стояночке, сперва выйду я, проверю. У нас все с этим очень строго. Проверять надо.

М.Ц.: А как понять, что документы все-таки не липовые? Во Владивостоке, например, руководство сказало просто: «А мы не поняли». Как понять?

Н.В.: Я не эксперт, я не знаю, мне очень сложно судить, какие там печати сейчас. Наверное, есть какие-то источники. Дело в том, что у нас появляются родители очень часто, которые работают в МВД. У нас просто берут паспорта, проверяют нас. Пусть лучше родители будут спокойны. Но уж на таком уровне мне сложно сказать. Наверное, заведующая должна знать какие-то источники. Но мы работаем очень давно в коллективе, мне очень комфортно. Конечно, в первую очередь я возьму человека не с дипломом, а человека, который добрый, который любит малышей. Это самый основной аспект для меня предъявляется при приеме на работу.

М.Ц.: А как же диплом? Это же все-таки знак образования.

Н.В.: Диплома достаточно моего, наверное. У нас небольшой садик. Конечно, меня интересует диплом повара. В обязанности няни не входит решение какие-то глобальных проблем. Она должна помочь ребенку вымыть ручки, вытереть. Не обязателен какой-то высокий статус в образовании. Хотя наша няня как раз с дипломом о высшем образовании.

М.Ц.: А если мы говорим именно о воспитателях? Нужен ли им диплом, что они прошли какие-то курсы, что они знают определенные методики признанные и могут их применить?

Н.В.: Конечно. Где образовательная деятельность, там обязательно должны быть методики. Это однозначно. Но поскольку наш сад не занимается образовательной деятельностью, для меня это не так важно. Если мы занимаемся музыкой, поскольку я профессиональный музыкант, то тут уж руковожу я. Я не особо нуждаюсь в том, чтобы кого-либо проверять. А так да, конечно, воспитатели должны иметь знания, методики, умение внедрять эти методики и не бить никого по голове, как иногда жалуются родители из других детских садов. Мы же сталкиваемся на детской площадке. К великому сожалению, знаете, я даже наблюдаю за такими садиками, как у нас, - настолько огромное количество нарушений! Мы обязательно должны знать ряд вещей, таких, как ведение бракеражных журналов на кухне, взятие пробников, чем надо мыть детский сад. Вам ответят – «Доместосом». Нет, не «Доместосом», а «Экодезом». Должна быть связь с Санэпидемстанцией, чтобы кто-то нам помогал в нашей работе. К великому сожалению, я вижу, что не существует даже меню. Ничего не знают люди вокруг.

М.Ц.: А как вы думаете, нужно ли воспитателям получать дополнительное образование самим, проходить какие-то курсы?

Н.В.: Почему нет? У нас все меняется в жизни, появляются новые методики. Почему же воспитателю стоять на месте? Конечно, он должен что-то проходить, какие-то курсы новые, повышение квалификации, обязательно. Я считаю, что да.

М.Ц.: А если говорить обо всех детских садах, если детский садик, какой-то муниципальный, принимает на работу воспитателя и понимает, что документы у него поддельные, что ему нужно сделать? Просто отказать в работе или куда-то позвонить?

Н.В.: Может быть, еще и сообщить. Потому что это опасно. Но, к великому сожалению, у нас недалеко госсад, в котором работала женщина, которая приехала из Азербайджана, которая вообще без всякого образования. Она какое-то время работала в этом детском саду няней, а потом была воспитателем. Не знаю уж, на замене она там была или нет. Но вот, пожалуйста, вам пример. Что делать с такой заведующей? А ведь родители подчас не знают, кто у них находится с детьми, потому что не всегда можно пройти в группы, понаблюдать. К великому сожалению, такое бывает.

М.Ц.: Как правильно контролировать работу сотрудников, которых вы набрали?

Н.В.: Наверное, должен быть очень ответственным человеком руководитель. Заведующая должна за это отвечать. Она должна все видеть. Человек, который отвечает за детей, - это самое дорогое, что у нас у всех есть. Невозможно ни с чем соотнести, дети – это самое дорогое. Я считаю, что да, если человек ответственный, он сам все проверит. Он будет знать, и что у завхоза творится, и что на кухне творится, и что в группе творится.

М.Ц.: Насколько, по-вашему, важен характер воспитателя? Могут ли его какие-то личностные качества сказаться на воспитании ребенка?

Н.В.: Конечно. Важен характер. В любой области важен характер любого человека. А как же с детишками работать? Мы же должны в них добро вкладывать. Мы должны быть эмоциональные. Я вхожу в группу, они меня приветствуют, я им отвечаю на это приветствие. А представляете, если я войду со скучным лицом, мимо пройду, что будет? Нет. Я бы и своему ребенку так пожелала, чтобы его встречали с улыбкой. И родителям это важно. И не надо по научению какому-то, нет. Я сегодня должна улыбнуться. Это должно изнутри идти. Человек должен быть еще с определенным талантом, который работает с детьми. У кого-то он есть, а кто-то совершенно непригоден. Есть талантливые врачи, а есть талантливые педагоги. И, конечно, талантливые воспитатели. Каждый в своей области талантлив. Если человеку не нравится работать с детьми, нельзя ему туда идти.

М.Ц.: Да, дети все чувствуют, все воспринимают.

Н.В.: Да, они не пойдут к вам, если что-то им не понравилось. И ко мне, и к моей младшей дочери, которая обожает детей, мы можем идти по улице, и ребенок будет на нас заглядывать из коляски, улыбаться, пальчиками показывать. Может быть, им с нами легко. И я этим очень горжусь.

М.Ц.: Сейчас случаи скандалов участились. Есть случаи, когда детей избивали, когда ребенку заклеили рот скотчем, чтобы, видимо, он не кричал. Такое вообще допустимо в детском саду?

Н.В.: Нет, конечно. Никто же не хочет, чтобы с их ребенком так поступили. Почему мы переводим на какого-то чужого ребенка? Для нас не бывает чужих, все дети наши. Конечно, я не ханжа, мы получаем деньги и мы нуждаемся в этих деньгах, чтобы нормально существовать. Но какая разница? Это ребенок. Ни ребенку, ни взрослому я бы никогда скотчем рот не заклеивала. Это недопустимые вещи совершенно. Не ставить в углы. Иногда родители ко мне приходят и говорят: «Наталья Ивановна, поставьте его в угол». Я говорю: «Слушайте, я своего ребенка вырастила без всяких углов. У меня дочь не знала, что такое угол. Зачем я буду кого-то ставить?». Можно же ведь отвлечь ребенка, чем-то занять, переключить, масса вариантов. Главное, работу любить, с душой к ней подходить. Как пироги печь – если без души, то и пироги получаются кургузые. А когда печешь с душой, пироги вкусные. Так что и наши пирожки – замечательные, улыбчивые, розовые личики, блестящие глазенки. Они настолько доверчивые!

М.Ц.: Да, всегда приятно, когда идет обратная отдача от ребенка, когда он радуется.

Н.В.: Я вот смотрю на них – и душа радуется и отдыхает. Как бы мы ни устали, мы очень устаем к концу рабочего дня, но на следующий день бегом бежим. Мы скучаем без них, встречаем их, эти распростертые объятия, они нас обнимают, мы их тоже. И родителям спокойно, идут на работу со спокойной душой.

М.Ц.: Спасибо большое вам за информацию!

Н.В.: Не за что.

М.Ц.: Буквально сегодня была опубликована информация о том, что полиция расследует дело о ребенке с заклеенным скотчем ртом. В Ангарске воспитательница заклеила ребенку рот скотчем и выставила в соцсетях эту фотографию, подписав, что нечего злить воспитательницу, иначе ждут такие меры. http://www.rosbalt.ru/russia/2017/05/18/1616077.ht... Сейчас она говорит, что все было устроено в игровой форме, непонятно, возьмет она на себя ответственность или нет.

Сейчас мы свяжемся с педагогом-воспитателем, старшим воспитателем Татьяной Витальевной Фатовой. Здравствуйте!

Татьяна Фатова: Здравствуйте.

М.Ц.: Чтобы избежать агрессивных методов, как нужно поступать с ребенком, чтобы его успокоить, чтобы он перестал нервничать, перестал кричать?

Т.Ф.: Вы имеете в виду, именно в помещении детского сада, да?

М.Ц.: Да.

Т.Ф.: Прежде всего, конечно, индивидуальный подход нужен каждому ребенку. Естественно, при приеме каких-то мер мы должны понимать, что для него в данный момент наиболее удобно, комфортно, и так действовать. Некоторые методы, которые подходят для одного, не подходят для другого. Мы должны знать и возрастные особенности, особенности данного ребенка, какие-то индивидуальные домашние правила воспитания семейного. Поэтому здесь очень индивидуальный подход.

М.Ц.: Если все-таки воспитатель чувствует, что все, кричит вся группа, у него у самого нервы уже на пределе, что в такой ситуации нужно сделать воспитателю, чтобы не сорваться на детях и не выместить на них злость?

Т.Ф.: Прежде всего, педагогический такт никто не отменял. Воспитателю, может быть, нужно в какой-то момент остановить себя на какой-то мысли. Здесь очень комфортно и в то же время практично сделать какую-то психогимнастику вместе с детьми. Может быть, этот ребенок, который увидит, что воспитатель продолжает играть с другими ребятами, тоже отвлечется от своих негативных мыслей, и потом уже можно наладить с ним общение. Естественно, что воспитатель должен свои эмоции контролировать. Это первостепенная задача его в этой ситуации. Понятно, что ребенок маленький, и он как раз не может себя ни проконтролировать, ни организовать в этот момент. Тем более, этот момент считается у него наиболее критическим при такой ситуации, некомфортной для него.

М.Ц.: А были ли у вас подобные случаи, жаловался ли кто-то из родителей на других группы, на воспитателей, были ли обоснованы такие жалобы или оказалось, что просто дети капризничали, и родителям что-то приукрасили?

Т.Ф.: Это тоже зависит от возрастной категории ребенка. Дети постарше могут немного приукрасить. Из моего опыта таких жалоб очень немного. Они были, но они сглаживаемые, их можно было легко разобрать. Ситуация была не патовая, и жалобы ребенка, и какие-то упреки родителя в адрес воспитателя, и требования воспитателя, которые нужно стараться соблюдать, это все вместе решается, когда можно найти контакт родителей и воспитателя. Это зависит от того, насколько воспитатель корректен и тактичен в отношениях и во взаимодействиях с родителями.

М.Ц.: Как должен строиться воспитательный процесс, как все-таки найти подход к ребенку? Допустим, в группу пришел новый ребенок. Он еще маленький, плохо изъясняется. Как найти к нему подход?

Т.Ф.: Приходит маленький ребеночек – для него все новое. И воспитатель для него новый. И нужно своей доброжелательностью, во-первых, дать понять ему, что здесь все родное, все такое же близкое, что это твои игрушки, это твой стол, твои мячики, ты можешь здесь со всем играть, тебе здесь рады. Ребенок должен понять, что ему рады, что для него здесь действительно его второй дом. Вот эта доброжелательность, желание воспитателя идти к ребенку на контакт, желание его постоянно заинтересовывать, вовлекать в какую-то деятельность заинтересует любого ребеночка, и он с удовольствием будет идти в детский сад.

М.Ц.: А как быть с родителями? Нужно ли им давать обратную связь о том, что с их ребенком происходит в группе? Что-то, может быть, его тревожит, на что-то нужно направить родительское внимание.

Т.Ф.: Конечно. Со стороны детского сада мы же помогаем родителям в воспитании их детей. Поэтому, прежде всего, у нас должна быть налажена эта связь. Естественно, ребенок проводит очень много времени в детском саду. Порой родители не всегда могут заметить даже и хорошие проявления или негативные проявления. Поэтому взаимосвязь всегда должна быть, общение должно быть конкретным, предметным. С родителями нужно и тактично, и корректно, и в то же время родители должны понимать, что они тоже имеют право вовлекаться в этот процесс, они могут прийти, посмотреть, как занимаются с его ребенком, как он проводит время в детском саду. Без этой связи педагогический процесс будет очень трудным и нерезультативным.

М.Ц.: Спасибо вам большое.

Напоминаю, что с нами была старший педагог воспитатель Фатова Татьяна Витальевна.

С нами на связи находится Любовь Ивановна Качесова, эксперт-психолог некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет». Здравствуйте!

Любовь Качесова: Здравствуйте.

М.Ц.: Мы говорим о том, что участились жалобы на детские сады в плане того, что там жестоко обращаются с детками. Их могут где-то избить, где-то заклеить рот и отправить в угол, чтобы они не кричали. В некоторых учреждениях проводят проверку, и оказывается, что у воспитателя нет документов, которые разрешают ему осуществлять воспитание детей. Вы можете нам сказать, часто ли бывают подобные жалобы, когда родители приходят и говорят: «Нашего ребенка в детском саду обидели»?

Л.К.: В последние годы происходят некоторые жалобы на фоне тех преобразований, которые у нас происходят в стране. Сегодня образовательные учреждения – это не учреждения, которые воспитывают будущие личности, а это учреждения, которые предоставляют услуги. Обязательно родителям, прежде чем выбирать образовательное учреждение, детский сад, хорошо бы знать, какие программы реализует дошкольное образовательное учреждение, и какие там работают сотрудники, познакомиться с родителями других воспитанников, которые уже посещают, и просто узнать, поинтересоваться квалификацией специалистов, чтобы такие вещи исключать. К нам, например, обращались родители, но это в свете вот этих тенденций, технологий внедрения ювенальной юстиции, когда осуществлялся личный досмотр детей перед приходом в детский сад. Детей раздевали, осматривали на наличие синяков. Это совершенно незаконные действия, но при этом родители говорили, что никогда детей, когда их возвращали родителям после детского сада, не показывали, появились ли у детей после пребывания в детском саду синяки или нет. Вот такой момент.

Родителям еще сегодня надо обращать внимание, что существуют региональные регламенты межведомственного взаимодействия. Например, у нас в Санкт-Петербурге к такому регламенту имеет отношение организация «Врачи детям», которая раньше называлась «Врачи мира – США». Понятно, какие там инициативы будут прописаны.

Родители еще обращаются с таким вопросом, как, например, вакцинация детей либо медицинские осмотры. Например, по вакцинации хорошо родителям знать в начале, когда они своего ребенка приводят в дошкольное образовательное учреждение, они подписывают какие-то бумаги, дают какое-то свое информированное согласие. Но они должны понимать, что у нас с 2012 года существует приказ Минздрава №572н. Он называется «Порядок оказания медицинской помощи по профилю «Акушерство и гинекология»». И там детей в 3-летнем возрасте и перед поступлением в школу подвергают гинекологическому осмотру, девочек смотря и мальчиков смотря андрологи. Конечно, на этих осмотрах разрешено по закону присутствие законных представителей, то есть родителей. Но у нас почему родители обращают внимание на пункт этого приказа? Потому что у нас был скандальный судебный процесс о массовых незаконных гинекологических осмотрах 5-6-летних детей в детском саду. Этот судебный процесс длился 6 лет, и суд признал незаконной деятельность. Сегодня родители должны быть активными и получать информацию. Фрагмент по этой ситуации можно посмотреть в фильме «Стена ювенальной юстиции», фрагмент о Санкт-Петербурге. И там можно увидеть участников этих мероприятий.

М.Ц.: Если я вас правильно поняла, то жалоб много, и они разноплановые. Они затрагивают не только обращение с детьми, но и медицинские аспекты.

Л.К.: Сказать, что очень много, нельзя. Родители могут обращаться в разные общественные организации. Они могут быть сами специалистами и индивидуально решать вопросы, если они врачи или юристы. Они могут обращаться в какие-то юридические службы и там индивидуально решать свой вопрос. Я говорю о том, что сегодня родители должны быть информированы, с чем они могут столкнуться. Не бояться, не грубить, не хамить, но получать информацию и понимать, с чем они сегодня могут столкнуться. Потому что нет никаких гарантий, что появится у нас столько случаев каких-то, сейчас настолько растлили население, что вот эти случаи педофилии, совершенно вопиющие, все время в информационном пространстве. И на это надо обращать внимание. У нас случаи, когда лица нетрадиционной сексуальной ориентации работают в образовательных учреждениях. Это тоже хорошо отслеживать родителям, информацию, нет ли у них таких людей. Считается, что это люди больные, которые нуждаются в медицинской помощи. И плюс, я бы еще хотела обратить внимание на такой важный момент, как вакцинация, которая происходит. Потому что в сети опубликованы судебные решения, когда принуждают в детских садах обратиться к фтизиатру или выполнить какие-то вакцинации. У нас есть такое информационное агентство «Катюша», и там сейчас опубликована замечательная статья под названием «Шокирующая правда о глобальной стратегии вакцинации», где приведены и видеосюжеты, и ссылки на конкретных ученых, как зарубежных, так и отечественных специалистов. Там приводится статья известного бельгийского доктора Криса Гоблома «Инициатива детских прививок. Открытый взгляд на глобальную стратегию вакцинации». Как он указывает, за этим стоят транснациональные структуры. Статья большая, есть видео, ее полезно родителям посмотреть. И также на ИА «Катюша» есть информация, что 10 мая парламент королевства Швеции рассматривал доклад комитета по социальным вопросам, когда хотели внедрить массовую принудительную всеобщую вакцинацию населения. Это вызвало огромное общественное сопротивление, и такая инициатива у них не прошла.

Родителям надо все эти вещи понимать. Плюс, в свете ювенальных технологий, я бы хотела порекомендовать родителями ознакомиться, есть замечательная статья на сайте патриаршей комиссии Павла Парфеньтева, где он пишет о презумпции невиновности родителей и т.д.

М.Ц.: Мы немного ушли от темы. Давайте к ней вернемся и подытожим. Понятно, что жалобы есть, родителям нужно быть осторожными, нужно понимать, с чем они могут в детском саду столкнуться. Как вы думаете, кому лучше отдать предпочтение – частному детскому саду или муниципальному?

Л.К.: Вы знаете, лучше отдавать предпочтение тому воспитателю, которого вы знаете или ваши соседи или ваши знакомые. Есть такая народная поговорка – хорошие вести не лежат на месте. А плохие – тем более. Про плохого всегда говорят, родители жалуются и рассказывают. Поэтому если вы собрались отдавать своего ребенка, как правило, отдают ребенка в близлежащее образовательное учреждение, то хорошо поговорите с людьми, которые туда своих деток водят, которые там содержатся. И выбирать конкретного педагога. И это напрямую относится и к учителю начальной школы. Если ты знаешь, что вот здесь его хвалят, это хороший специалист, порядочный человек, очень благотворно влияет на детей, на становление их личностей, я бы посоветовала следовать этому, конкретно зная какого-то педагога. Можно прийти, пообщаться, поговорить в какой-то неформальной обстановке, что вы желаете, чтобы ребенок посещал этот садик, был у этого специалиста. Самый реальный способ выбора дошкольного образовательного учреждения для родителей. Он и не обременительный, и доступный, и достаточно достоверный.

М.Ц.: То есть главное – не детский сад как учреждение, а воспитатель, к которому они ходят.

Л.К.: Акцент я бы делала на конкретном человеке. Детский сад может быть хороший, администрация умеет себя подать, а для родителя важно, какой конкретно воспитатель будет работать с его ребенком.

М.Ц.: Спасибо большое.

С нами на связи была Любовь Ивановна Качесова, эксперт-психолог некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет».

С нами на связи Виктория Лосева, мама (г. Москва). Здравствуйте!

Виктория Лосева: Здравствуйте.

М.Ц.: Насколько я знаю, ваш ребенок посещал как частный детский сад, так и муниципальный. Вы можете сравнить и объяснить, какому отдать предпочтение, где ребенок будет чувствовать себя более в безопасности?

В.Л.: У меня двоякое ощущение. В частном саду, конечно, да, там более индивидуальный подход, больше с ребенком занимаются, питание можно проконтролировать, постоянно присылают фотографии. Больше можно контролировать процесс воспитания, ухода, присмотра за ребенком. Но пока для нас именно в плане оплаты тяжеловато. В государственный мы сейчас ходим, с конца января начали ходить. Все хорошо, но я понимаю, что где-то ребенок немного недосмотрен. Вещи грязные где-то. Я прихожу, спрашиваю: «Почему он себя так плохо сегодня ведет вечером, может, что-то случилось, может, расстроен?». Воспитатель не всегда может ответить на этот вопрос, потому что она за всеми просто не успевает следить.

М.Ц.: А в частных садах группы меньше?

В.Л.: Да. В частных садах где-то 10-15 максимум человек, бывает даже меньше. Соответственно я всегда знаю, что с моим ребенком в течение дня происходило, вижу это онлайн.

М.Ц.: Как вы выбирали садик, на что обращали внимание, какие критерии брали, что было важно?

В.И.: В первую очередь я полезла читать отзывы в интернете. У нас в районе куча частных садов за разной стоимостью. Я сидела, все методично штудировала, выбирала садик за полгода до того, как пойти. И выбрала тот, где меньше всего отрицательных отзывов. Потом сходила и познакомилась с заведующей садика. И поняла, что да, нам сюда надо.

М.Ц.: Ранее в программе мы говорили, что иногда ребенок может приходить домой и жаловаться на воспитателя, но это будет преувеличение больше, детский каприз. Как понять, ребенок просто капризничает либо все-таки что-то не так, нужно проверить, нужно прийти в сад? Как понять эту грань?

В.Л.: Честно говоря, я с таким не сталкивалась. Не знаю, может, у меня ребенок не умеет жаловаться, может, не сталкивался с такими вещами по жизни. Но я считаю, надо пойти и устроить очную ставку, в первую очередь, между ребенком и воспитателем. Потому что ребенок рядом с родителем не будет ничего бояться. Воспитатель может, конечно, соврать, но доверие к своему ребенку – это важнее.

М.Ц.: Встречались ли вам случаи, когда воспитатели жестоко обращались с детьми, какие-то непозволительные меры воспитания применяли? Было ли такое?

В.Л.: Нет, я ни разу не сталкивалась. Но у меня есть знакомая, она ходила в частный садик в другом районе и рассказывала такую историю, что да, там, может, была крайне несдержанная воспитательница, она позволяла себе нецензурные выражения. Моя подруга поняла, что ребенок начал говорить какие-то странные слова, которые в доме не употребляются. Таким образом выяснилось. Насколько я знаю, того воспитателя уволили.

М.Ц.: Как вы считаете, как в таких случаях действовать? Нужно самим покинуть детский сад, если произошел неприятный случай, собрать ребенка, уйти и не возвращаться или все-таки нужно идти к руководству и добиваться отстранения от воспитательной деятельности этого человека?

В.Л.: Я считаю, в первую очередь, надо идти к руководству, потому что, обезопасив своего ребенка, нельзя так обезопасить остальных. Конечно, надо разбираться, выяснять, понять, откуда этот человек взялся в этом образовательном учреждении.

М.Ц.: Если ребенок утром не хочет идти в детский сад, возникает ли у вас такое ощущение, что причина может быть в детском саду? Может, там что-то произошло, что ему не понравилось?

В.Л.: У нас был такой период, когда ребенок по утрам отказывался вставать в детский сад, говорил: «Я не пойду, я не хочу». Но когда он доходил до дверей, видел своих друзей, видел воспитателя, я видела, с какой радостью он бежит скорее играть, заниматься чем-то, я понимала, что все нормально, просто не хочет, устал немножко, пора в отпуск, на каникулы.

М.Ц.: Вы не заметили какой-нибудь разницы в подходах к детям в садике муниципальном и в садике частном?

В.Л.: В частном садике, как я говорила ранее, более индивидуальный подход. С ребенком больше возятся, дают больше любви человеческой именно. Я его приводила в такую маленькую семью, я знала, что там ему комфортно, именно как дома. А в муниципальный садик он скорее ходит уже как в школу, он знает, что он придет туда, ему надо будет делать какие-то задания, физкультура, лепка и т.д. Для него это сейчас как работа. Он даже по утрам мне иногда говорит: «Мама, я пошел на работу».

М.Ц.: Вы взаимодействуете с воспитателями, спрашиваете, как там ребенок? И влияют ли их ответы на вашу тактику воспитания ребенка дома?

В.Л.: Да, конечно. С воспитателем как минимум раз в неделю я стараюсь пообщаться достаточно длительно, чтобы выяснить, где ему чего-то не хватает или, наоборот, чего-то перебор. И отталкиваясь от этого, корректирую наши отношения дома. Недавно нам посоветовали побольше заниматься – цвета, буквы, цифры и т.д. Мы с ним достаточно плотно за это сели. Так как в садике еще поддерживают эти занятия, то он достаточно быстро это осваивает. Это именно симбиоз воспитателя и родителя, потому что только в одном месте ребенок, в моем представлении, учиться не может. Он где-то будет расслабляться, где-то халявить. А так его и там, и здесь учат, и он понимает, что так надо жить, надо учиться, надо стремиться.

М.Ц.: А есть ли какой-то эффект от того, что ребенок ходит в детский сад? Ведь это не просто времяпрепровождения ребенка, пока мама с папой работают, но там его также должны чему-то научить. Вы замечаете, что ребенок становится более покладистый, послушный?

В.Л.: Эффект очень большой. Когда мы в 1,5 года пошли в садик, я сразу заметила, насколько ребенок становится более автономным. Если раньше он был маминым хвостиком, вообще ничего сам не делал категорически, здесь он понял, что можно что-то самому за собой убрать, можно попытаться самому поесть, попить и т.д., не ждать, когда мама придет, с тобой посидит. Дальше, с возрастом начались у него какие-то познавательные процессы, те же цвета, формы и т.д. Он стал проявлять к этому больший интерес, он заставлял меня с ним это изучать, повторять. Сейчас пойдем в муниципальный садик – у него появились какие-то свои, другие увлечения, «я хочу заниматься физкультурой, гимнастикой» и т.д. Ребенок стремится быть самостоятельным.

М.Ц.: А что делать, если ребенка в садике обижают другие дети? Есть ли в этом какая вина воспитателя?

В.Л.: Не могу сказать, что это 100% вина воспитателя. В моем представлении, поведение ребенка начинается в семье. Если в семье ему позволяют обижать младших братьев и сестер, если он видит, как родители между собой ругаются, обижают друг друга, то для него это будет скорее норма поведения. Воспитатель может попытаться корректировать. Но в любом случае, все корни в семье. Если ребенка обижают, надо, в первую очередь, идти и разбираться с родителями, а не с ребенком или воспитателем.

М.Ц.: Спасибо вам большое.

С нами на связи была Виктория Лосева, мама (г. Москва).

Это была программа «Угол зрения». У микрофона была Мария Цыганова.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments