«Зенит-Арена» и аммиак: как эксперты оценивают происходящее со скандально известным стадионом


Затраты в 40 миллиардов рублей, плохое качество поля, протекающая крыша, а теперь и двукратное превышение аммиака в воздухе. Каких сюрпризов еще можно ждать от «Зенит-Арены» и что необходимо, чтобы стадион стал лучшим в мире. Эксперты: Роман Никитин — футбольный комментатор радио «Зенит» (Санкт-Петербург); Ирина Панкратова — обозреватель газеты «Деловой Петербург»; Михаил Амосов — депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга (партия «Яблоко»).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «"Зенит-Арена" и аммиак: как эксперты оценивают происходящее со скандально известным стадионом». Стадион «Крестовский» — это такой объект, к которому часто привлекается внимание в связи с тем, что много скандалов вокруг этого объекта. Стадион строился к Кубку Конфедераций и ЧМ-2018 года, его многие уже назвали одним из самых дорогих стадионов мира. Строительство ведется с 2007 года, и за это время стоимость объекта выросла с 7 миллиардов рублей до 40 миллиардов. И накануне появились новые подробности, не так давно должна была состояться игра на этом стадионе между «Зенитом» и Краснодаром, тогда звучали предположения, что поле, возможно, некачественное и не очень хорошее. Теперь же появились другие подробности, СМИ пишут о том, что превышено содержание аммиака на этом поле. Сейчас СМИ сообщают, что «Зенит-Арена» опасна для болельщиков, они ссылаются на специалистов Роспотребнадзора, которые провели проверку на стадионе «Зенит-Арена» в Санкт-Петербурге и сделали тревожные выводы, что этот стадион может быть потенциально опасен не только для посетителей, но и находиться там не очень полезно так, как в воздухе превышена норма аммиака в два раза, и это может серьезно угрожать здоровью людей. Еще говорят, что рабочие, которые строили стадион, справляли нужду, и не было специального места, где это можно было сделать, и при этом не проводилась вентиляция помещения, но, как пишут СМИ, вентиляцию можно возобновить, и проблема будет устранена. Также СМИ сообщают, что за время строительства этого объекта были расторгнуты контракты с тремя подрядчиками. Мы тоже неоднократно освещали эти темы в наших эфирах и рассказывали, что именно происходит. Кстати, когда стало известно, что 3 игра, которая должна была состояться на этом стадионе, перенесена, тогда причиной переноса называли плохое качество газона, а теперь приводят другую причину, что превышена доза аммиака. С нами на связи находится Роман Никитин, футбольный комментатор радио «Зенит». Роман, здравствуйте!

Роман Никитин: Добрый день.

В.И: Вы как человек, разбирающийся в спорте, как воспринимаете то, что сейчас происходит вокруг стадиона? Какова ваша точка зрения?

Р.Н: Давайте сразу скажем о том, что по поводу дозы аммиака и всего остального, я этой информацией не владею, поэтому и комментировать не могу. Что касается качества поля, то я был на стадионе «Санкт-Петербург», на матче с «Тереком», и я убедился, что качество поля было действительно не очень простым для игры на самом высоком уровне, поэтому вполне логично было решить перенести последний матч с Краснодаром на стадион «Петровский», где газон уже несколько лет подряд практически лучший в стране, особенно учитывая климатические условия Санкт-Петербурга. Мне кажется, что в данном случае все вполне логично. Что касается газона в целом, то какие-то ошибки были сделаны в какой-то момент, но я не агроном, в данном случае мне сложно оценивать.

В.И: А на ваш взгляд, какие претензии возникают? Чего не хватает для проведения игры высокого качества?

Р.Н: Поле было достаточно зеленое и ровное, но очень нестабильное. Постоянно выдирался дерн из-под бутсов футболистов, летела трава и земля, соответственно, огромное количество кочек образовывалось непосредственно во время игры, и было заметно, что футболисты «Зенита» и «Терека», которые достаточно обучены играть в футбол, которые достаточно техничны, они в какие-то моменты не могли обработать мяч или отдать точную передачу. Было заметно, что это, по большому счету, из-за качества газона. Это не значит, что «Зенит» проиграл «Тереку» из-за качества газона, но многие технические моменты действительно сложно было исполнить из-за того, что газон был не самого высокого уровня.

В.И: Есть еще какие-либо нарекания, помимо качества газона?

Р.Н: Придраться можно к чему угодно, и, естественно, после того, как стадион был сдан в эксплуатацию, прошел первый матч, в социальных сетях полетело огромное количество сообщений, фотографий с протекающими крышами, какими-то еще другими вещами. Но я абсолютно убежден, что любая арена сдается в определенной степени доделки и доделывается по ходу того, как входит в эксплуатацию. Я был на этом стадионе полторы недели назад, на меня он произвел колоссальное впечатление, это монументальное сооружение, очень красивое, особенно вечером, когда уже солнце садится, и начинает работать подсветка. Разумеется, там были разные сложности в плане логистики, но он огромный, он больше, чем стадион «Петровский». И что касается передвижения прессы, там непросто. Чтобы спуститься с трибуны в помещение для конференции, то нужно сначала спуститься на один этаж, потом пройти, потом еще куда-то спуститься и потом еще куда-то подняться, но при этом там огромное количество указателей, куда нужно идти, и большое количество специально обученных людей, которые тебе всегда подскажут. Можно во всем всегда искать виноватых и говорить о том, что деньги потрачены, а у нас тут течет, тут пахнет аммиаком, а тут что-то еще, и нас это не устраивает, но, на мой взгляд, тот факт, что в Петербурге появился, а совсем скоро на Кубке Конфедераций заработает на всю мощь стадион европейского уровня, то с этим спорить совершенно невозможно.

В.И: Какие плюсы у этого стадиона, на ваш взгляд?

Р.Н: Самый главный и самый очевидный плюс — это раздвигающаяся крыша. Когда я был на стадионе, крыша была раздвинута, никакой разницы с «Петровским» я не почувствовал, хотя эта камерность, которую создает крыша вокруг трибун, она потрясающая, и акустика там замечательная. Это стадион, на котором можно играть в любое время года. Для нашей страны, для нашего чемпионата, для нашего города это потрясающая площадка. С любой точки можно смотреть и видеть абсолютно все. Мне рассказывали друзья, что обзор отовсюду замечательный, и на этом стадионе находиться комфортно. Разумеется, есть вопросы логистики в плане передвижения до стадиона и по завершению матчей, там возникают некоторые вопросы.

В.И: У вас такой оптимистический настрой на будущее?

Р.Н: Разумеется, это все сложно, это все строили долго, но то, что мы получим в итоге, это хорошее европейское строение, которое пойдет в плюс всем горожанам, которые не ходили на футбол каким-то образом.

В.И: Роман, спасибо большое за ваш комментарий, что побеседовали с нами. До свидания.

Р.Н: Хорошего дня.

В.И: Следующий наш спикер Ирина Панкратова, обозреватель газеты «Деловой Петербург». Ирина, здравствуйте!

Ирина Панкратова: Здравствуйте.

В.И: Как были восприняты последние новости по поводу превышения содержания аммиака на стадионе лично вами и в профессиональной среде?

И.П: Эти и подобные новости, мне кажется, уже никого не удивляют. Это такой объект, где уже ждут любого сюрприза, и когда такое происходит, то у всех такая реакция, что — кто бы мог подумать? Мне кажется, что тут уже сложно чем-то удивить. И смех, и слезы.

В.И: Есть какие-нибудь моменты, которые действительно вызывают нарекания, потому что может показаться, что эти сообщения про аммиак — новость, притянутая за уши? Если говорить о чем-то более серьезном, то о чем бы стоило говорить?

И.П: Самое серьезное — это сумма расходов, о ней постоянно говорят. Все остальные вопросы, я сомневаюсь, что притянуты за уши. Я думаю, что так хочется говорить чиновникам, чтобы как-то объяснить ситуацию, чтобы сказать, что вот их обвиняют в каких-то накрученных проблемах. Я думаю, что проблемы действительно есть, но основная проблема в сумме, потраченной на стадион. Сколько сейчас споров идет вокруг нее. По оценке Смольного и чиновников, общая стоимость близиться к 42 миллиардам, но это их оценка, а в то же время, подсчет по порталу закупок, что скорее 48 миллиардов было потрачено. Понятно, что Смольный объясняет разницу из-за того, что чиновники пытаются взыскать разницу с предыдущего подрядчика, деньги, которые он не отработал, но получил. Они считают, что взыщут и эту сумму уменьшат, но я склонна разделять позицию о том, что сейчас корректно говорить о 47−48 миллиардах, потому что большой вопрос, взыщут ли они эту сумму.

В.И: Звучали предположения, что это еще и не конечная сумма.

И.П: Да, это вопрос оценки. Сейчас идут некие доработки, и Смольный их называет устройством окружающей площадки и говорит, что это уже не стадион. Тут спорный вопрос.

В.И: Еще будет вопрос по тем претензиям, которые сейчас предъявляются к стадиону, к недоработкам, которые периодически всплывают. Что звучит от чиновников по этому поводу? И что говорят эксперты из других сфер?

И.П: Чиновники говорят, что они уже все сделали и передают стадион «Зениту», а дальше уже клуб может его дорабатывать, видимо. Тут такое дело, например, что наше издание на прошлой неделе получило документы, отражающие, что именно было введено в эксплуатацию. Ввод в эксплуатацию был в конце прошлого года, а чиновники в этот момент не уточняли, что именно они вводят в эксплуатацию. Когда мы получили эти документы, мы обнаружили, что стадион состоит из 60 систем, а введены из них были только 10. Еще 50 не введены и не приняты. Их отнесли к некому второму этапу работ. Это некий хитрый ход, они воспользовались чисто формальными правилами, что ввести в эксплуатацию можно достроенный объект, и этим объектом назвали «Арену», и можно сказать, что «Арену» ввели в эксплуатацию, а то, что ее окружает, прилегает к ней, все это сделали каким-то отдельным объектом, поэтому даже невозможно говорить о том, доделана она или нет. Официально они не сданы в эксплуатацию, их сейчас доделывают.

В.И: Если приехать на стадион, то увидишь людей, которые занимаются строительством, или просто рабочих?

И.П: Строительства нет, там все-таки все построили, это скорее благоустройство, там делают входную группу. Рабочих там можно, конечно, в округе увидеть. Там в основном ведется то, что скорее можно назвать благоустройством. Вся окружающая территория стадионная приводится в порядок, в какой-то удобоваримый вид. Рабочие там, конечно, встречаются. Но это уже не те тысячи людей, строивших стадион. К счастью, он все-таки в целом построен, наконец.

В.И: Ирина, вы озвучили в эфире, что «Зенит-Арену» разделили на два объекта. Скажите, какие перспективы в этом плане? Какие можно прогнозы делать? Что говорят эксперты?

И.П: Прямо сейчас идет согласование. Пытаются добиться ввода в эксплуатацию всех остальных систем, пытаются их сдать, чтобы был документ на все-все-все, но когда это произойдет, никто сказать не может. И даже чиновники конкретные данные назвать не могут, они только отметили, что у них есть еще такой документ, как паспорт технической безопасности, и на основании этого документа они могли проводить три мероприятия, которые уже состоялись на стадионе. И это снова спорный вопрос. Закон можно трактовать так, но ввод в эксплуатацию — это такой документ, который предполагается выдавать до того, как эксплуатируешь что-то. Если достраивают жилой дом, то прежде, чем выдать ключи владельцам квартир, сначала стараются ввод в эксплуатацию получить. Если сравнивать с этим стадион, то получается, что ключи выдали до ввода.

В.И: Насколько велики шансы устранить все недостатки, которые сейчас имеются, и какие перспективы, если эти недостатки будут устранены?

И.П: Рано или поздно они будут устранены, мы никуда от этого не денемся. Вопрос только в том, кто их будет устранять, за какие суммы. Тут я бы хотела отметить такой важный момент, что сейчас получается, что все ругают тех, кто сейчас работает на стадионе, например, нашего вице-губернатора, а справедливости ради надо сказать, что он подключился уже на финальном этапе. А те, кто работали до этого, они вроде ушли в тень, и никто их не вспоминает, поэтому, когда мы говорим, насколько все печально и грустно и смешно, то надо помнить, сколько лет шли эти работы и какое количество людей на этом наварились.

В.И: Ирина, большое спасибо, что побеседовали с нами. До свидания

И.П: До свидания.

В.И: Еще один эксперт, с которым мы побеседуем в рамках эфира, Михаил Амосов, депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга (партия «Яблоко»). Михаил Иванович, здравствуйте.

Михаил Амосов: Здравствуйте!

В.И: Вы как оцениваете происходящее? И что вам известно?

М.А: Знаете, я про аммиак еще не слышал. Пока я знаю, что весь город, болельщики переживают о качестве газона, на котором должны играть команды на Кубке Конфедераций, то есть это международный турнир. И газон ужасный, по сравнению с тем газоном, который на старом стадионе, которым все восхищаются, даже иностранцы. А тут какой-то ужас, сыграли две игры и сбежали. Говорят, что будут предпринимать какие-то экстренные меры, прошивать какими-то нитями этот газон, но пока получается плохо с этим газоном. Но если там еще и аммиаком пахнет, тогда это еще дополнительная проблема. Говорят, что крыша подтекает, устранили или нет это подтекание, но на первом и втором матче текла крыша.

В.И: Кого за это винить и кого спрашивают по факту? Одни говорят, что надо спрашивать тех, кто сейчас заведует этим вопросом. Кто-то говорит, что надо искать тех, кто отвечал за объект на этапе строительства, а подрядчиков было несколько. Как вы воспринимаете происходящее? И что делать в этой ситуации?

М.А: Я на это дело смотрю как политик. С этой точки зрения, мне понятно, что это все демонстрирует слабость государственной власти, по крайней мере, на уровне Санкт-Петербурга. У нас и предыдущий губернатор был от «Единой России», и нынешний губернатор от «Единой России». В политическом смысле это их недоработки. Понятно, что там были конкретные исполнители, но их же не с Марса спустили, их конкретные руководители города назначали. Оказалось, что не так легко справиться с таким объектом.

В.И: О каких недоработках может идти речь?

М.А: Во-первых, сильно повысилась стоимость самого объекта, многократно повысились все сроки строительства. Теперь уже все готово, но в итоге получается не очень хорошо. Это объект, которым город должен был гордиться, но пока у нас сплошные переживания по этому поводу. В конечном итоге, тут недоработка властей, это городская стройка, это не федеральные власти строили. Это городской объект за городские деньги из городского бюджета.

В.И: А что можно сделать на этом этапе, когда определенного рода ошибки уже допущены, и остается только их исправлять?

М.А: Ничего другого нам не остается, кроме как исправлять эти ошибки, потому что это гигантский объект, он уникальный, в России таких просто нет.

В.И: Такой стадион пятый в мире, если я не ошибаюсь.

М.А: Да. Я знаю, что в Гельзенкирхене такой стадион, в городе Феникс в Америке. Когда только все начиналось, мы смотрели фильм про то, как это работает. Там выезжает поле за пределы чаши. С одной стороны, это хорошо для поля, потому что оно на солнышке может прогреваться, и трава должна хорошо расти, а с другой стороны, что на этой чаше могу устраивать другие соревнования. В Америке, например, там мотокросс устраивают. Плюс, что стадион может быть полностью закрыт крышей, таких стадионов не так много, где полностью могут быть закрыты, но крыша течет. Выездное поле — оказалось, что газон на этом поле вырастить нормальным не сумели. Почему так случилось, надо разбираться. Мы тоже претендуем на то, чтобы у нас проходили крупные матчи. Тут планируются матчи ЧМ, а где это будет проходить? На этой арене. Надо все эти недостатки исправлять, у нас просто нет другого выхода. Мы же не можем его выбросить на помойку и сказать, что сейчас что-то другое сделаем.

В.И: От журналистов ранее прозвучало, что разделили на несколько этапов сдачи объекты. И вроде «Зенит-Арену» сдали, но при этом только «Арену», а вся территория вокруг пока еще не сдана. Это сравнили с тем, что ключи от объекта жильцам сдали, а сам объект еще не принят. По этому поводу что вам известно?

М.А: Там главная проблема — сама «Арена», насколько я понимаю. Вокруг там благоустройство, автостоянки, станция метро должна появиться. Понятно, что этот комплекс еще будет доделываться и доделываться. Много еще нужно сделать, чтобы этот камень стал драгоценным, но основа есть, потому что чаша построена, механизмы работают, но крыша течет и газон никакой. Эти все вещи и надо исправлять.

В.И: Спасибо большое, что побеседовали с нами. До свидания.

М.А: Спасибо вам. До свидания.

В.И: У микрофона работала Валентина Ивакина. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments