Не хочешь рожать — плати: в России хотят ввести налог на малодетность


Эксперты: Нина Русанова — ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН; Евгения Михайлова- вице-президент Ассоциации многодетных семей «Много нас»; Геннадий Прохорычев — уполномоченный по правам ребенка по Влад. обл.; Анна Андреенкова — кандидат политических наук, замдиректора Института сравнительных соц. исследований; Елена Ведута — экономист, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

Сегодня буквально взорвала новость о том, что в России предлагают ввести налог на малодетность. Первый, кто об этом заговорил, это газета «Известия»: «Сегодня 6,5% российских семей — многодетные. При этом они растят почти 20% всех детей в стране. С целью их поддержки директор Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов направил президенту РФ Владимиру Путину проект концепции федерального закона „О статусе многодетных семей“. Цель законопроекта — принципиально изменить и повысить статус многодетных семей (в России их 1,5 млн), что позволит к 2030 году решить проблемы в демографии.

— Концепция федерального закона „О статусе многодетных семей“ разрабатывалась во исполнение указа президента от 7 мая 2012 года № 606 „О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации“. Документ мы обсуждали с ассоциациями многодетных семей в различных субъектах. Все его поддержали, — сообщил Юрий Крупнов.

Концепция закона предусматривает разделение многодетных семей на три категории: малоимущие (на обеспечении государства), зажиточные (на частичном гособеспечении) и состоятельные. Это позволит дифференцировать меры поддержки и сделать их максимально адресными. При этом многодетную семью в документе определяют как „полную семью, за исключением случаев смерти одного из супругов, имеющую трех и более детей (младший не должен достигать 18 лет)“.

Предлагается установить ежемесячные денежные выплаты в зависимости от количества детей: 25 тыс. для семей с тремя-четырьмя детьми, 45 тыс. — с пятью-семью и 100 тыс. рублей — при наличии восьми и более детей.

Другую часть поддержки предлагается оказывать в виде конкретных вещей или услуг (музыкальный инструмент, абонемент в консерваторию или фитнес-клуб, турпутевка). При этом деятельность по уходу за детьми должна быть включена в общий трудовой стаж. Ведь воспитание — не менее сложный труд, чем работа в офисе, и не менее значимый.

Ряд мер касается квартирного вопроса. Авторы законопроекта предлагают предоставлять многодетным семьям право на расселение в передовых по качеству жизни специализированных поселениях — городках демографического будущего.

В целях реализации этих целей должен быть создан Государственный фонд поддержки многодетных семей — Фонд будущего. Он будет формироваться из средств федерального (0,01%) и региональных бюджетов (0,5%), отчислений от продажи сырьевых ресурсов (2%) и „налога в пользу будущего“ (1%).

Также предлагается ввести специальный налог на малодетность (для бездетных не по медицинским показателям и для семей с одним ребенком) — его размер пока не определен».

Первый наш эксперт по данной теме — Нина Евгеньевна Русанова, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Здравствуйте.

Нина Русанова: Здравствуйте.

А.Х.: Вообще нормально, что в России сегодня, по заверениям газеты «Известия», 6,5% российских семей многодетные? Необходимо ли увеличивать демографический уровень в стране и, в частности, количество многодетных семей?

Н.Р.: Вы, вероятно, хотели спросить об уровне рождаемости. В общем, да, конечно, пусть будет еще выше. Он у нас, конечно, повысился по сравнению с тем, что было 15−20 лет назад, но мы еще не достигли того уровня, при котором легко происходит расширенное воспроизводство населения, когда у двоих родителей больше 2 детей.

А.Х.: Сколько должно быть семей, у которых 2 и более детей?

Н.Р.: Классический расчет во всех учебниках по демографии: чтобы происходило расширенное воспроизводство, в половине семей должно быть 3 детей как минимум, в половине 2. То есть меньше двух вообще не положено, не произойдет расширенного воспроизводства. В крайнем случае, будет простое замещение.

А.Х.: Вы говорите, что уровень увеличен. С какого момента пошло увеличение рождаемости?

Н.Р.: Повысилась рождаемость, конечно. Где-то последние лет 10 она все время растет. А после того, как ввели материнский капитал, целью которого было стимулирование рождения второго ребенка, у нас увеличилось количество вторых детей.

А.Х.: А вообще от чего зависит количество детей в семье? Как вам кажется?

Н.Р.: Давно уже определены факторы, от которых зависит. Во-первых, желание человека. Во-вторых, его возможности, материальные и физические. Человек должен быть здоров для этого, способен прокормить своих детей, способен рожать их, хотеть их. Это группа разных факторов, которыми и определяется то число детей, которое появляется.

А.Х.: То есть количество детей в семье — это в какой-то мере аналог хорошего экономического развития страны в целом?

Н.Р.: Это было, очень давно, в какие-то века, когда экономический потенциал страны очень сильно зависел от количества людей. Но после того, как повысилась производительность труда, и экономическое развитие уже не стало так тесно привязанным к обыкновенному количеству рабочих рук, естественно, это уже не так остро стоит. Хорошо, когда много. Но экономически это уже не очень обязательно. Сейчас наоборот как раз, дети — дело затратное. Если где-то в аграрных экономиках всегда считалось, что чем больше детей, тем лучше, потому что они выйдут, вспашут, посеют, чем больше работников, тем лучше, то сейчас, с удлинением образования, с изменением самой роли ребенка в семье это ушло.

А.Х.: Чем может обернуться принятие этого законопроекта — налог на малодетность?

Н.Р.: А малодетность — это сколько?

А.Х.: Это 1−2 ребенка. Хотят ввести налог и на бездетность вовсе, и на 1 ребенка, и на 2. Там будет градация, видимо.

Н.Р.: Первое, к чему это приведет, — к бурному общественному обсуждению. И я бы сказала, что будет очень много недовольства.

А.Х.: А с точки зрения демографии? Улучшим ли мы демографический показатель такими методами?

Н.Р.: Вы знаете, такое ведь было. И ни к чему не привело. На самом деле, еще осенью 1941 года, в начале Великой Отечественной войны у нас был введен налог на бездетность в качестве временной меры. Цель была такая, чтобы те семьи, имеющие детей, у которых кормильцы ушли на фронт и не могли участвовать в экономическом обеспечении, чтобы им было полегче по сравнению с теми, кто не имел детей, кому не надо было их кормить. Этот налог был введен как временная мера, о нем довольно много написано в соответствующей литературе. Цель его была — не поднять рождаемость, а уровнять материальные условия воспитания детей в вынужденно неполных семьях, где отцы на фронте.

А.Х.: И возымело это тогда действие?

Н.Р.: Свое материальное действие, конечно, было. Представляете — детей в основном было много, человек ушел на фронт, осталась женщина и трое детей. В городской семье по трое детей было, в сельской еще больше. Конечно, ей было гораздо тяжелее, чем той, у которой не было детей или единственный был ребенок. Материально, конечно, это как-то уравняло. Но это не стимулировало рождаемость. Те, у кого было мало детей или не было, не стремились скорее обзавестись детьми, чтобы не платить этот налог на бездетность. Насколько я помню, 6% составлял от заработной платы. По крайней мере, очень многие просто старались от него уйти. Там ведь фишка была какая — с 18 лет платили все мужчины, а женщины — только с вступления в брак, спустя год, то есть какое-то время на рождение ребенка все-таки давалось. Насколько я помню, многие молодые люди всячески уходили от уплаты этого налога, принося различные справки, по разным причинам откашивали, как говорится, от уплаты этого налога.

А рождаемость все равно снижалась. Как она снижалась планомерно последние десятилетия, так она и продолжала снижаться.

А.Х.: А что же тогда необходимо сделать на государственном уровне, чтобы демографический уровень в стране был соответствующий нормам?

Н.Р.: Демографическая ситуация определяется не только уровнем рождаемости, но еще и смертности. Нужно, чтобы рождаемость была повыше, а смертность пониже. Для этого соответствующие меры принимать. Бороться со всеми причинами смертности, которые приводят к тем показателям, которые мы имеем, и стимулировать рождаемость всеми возможными средствами. Начиная с того, что пропагандировать многодетность, создавать материальные условия для тех, у кого есть дети. Но родить ребенка для того, чтобы что-то получить — практика показывает, что это не очень действенно. Когда мои студентки спрашивают, что в таком случае делать, я всегда говорю: «Девочки, вот вам 20−22, у вас сколько детей?». Они говорят, что ни одного еще пока. Я говорю: «Вот чтобы у нас была высокая рождаемость, быстренько замуж и рожать детей». И они сразу: «Нет, еще рано, мы еще подождем лет 5−7, может быть, потом». Кстати, по-моему, они потом выходят замуж и рожают не одного ребенка, а двоих как минимум. Число двухдетных семей-то увеличилось. Посмотрите вокруг себя.

А.Х.: Ну да, спасибо материнскому капиталу, в какой-то мере.

Н.Р.: Определенное значение, конечно, есть. Если люди думали, что вот мы сейчас родим одного, а потом, лет через 5−7-10−15, может быть, второго, и они все равно собирались рожать второго, то, понимая, что материнский капитал сейчас действует, а потом то ли будет, то ли не будет, а мы все равно хотим, так зачем ждать. Материнский капитал ускорил реализацию уже принятых решений, я бы сказала так.

А.Х.: Огромное вам спасибо за ваше экспертное мнение.

Н.Р.: Спасибо за внимание.

А.Х.: С нами на связи была Нина Евгеньевна Русанова, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН.

Говорим мы о налоге на малодетность. «Заведующий лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации ВШЭ Андрей Коротаев считает, что налог на малодетность не станет популярной мерой и воплотить такую идею практически невозможно. По его словам, это только настроит против закона бездетных граждан, а не поможет повысить рождаемость.

— Лучше прибегнуть к проверенным методам — например, к решению жилищных вопросов. Это работает. Попробовать ввести налог на малодетность можно лишь в формате пилотного проекта — в одном из субъектов. Если результаты окажутся положительными, можно рассматривать инициативу на федеральном уровне. Вводить такой налог по всей России одномоментно нельзя, — уверен Андрей Коротаев».

У нас на связи Евгения Александровна Михайлова, вице-президент Ассоциации многодетных семей «Много нас». Здравствуйте!

Евгения Михайлова: Здравствуйте.

А.Х.: Как вам кажется, сегодняшние льготы, которые предоставляют многодетным семьям, отвечают запросам многодетных семей?

Е.М.: Я человек, который работает непосредственно с людьми на земле. И могу сказать, что нужно учитывать индивидуальный момент. Если это касается многодетных семей, то здесь, наверное, было бы актуально вводить, например, льготы по налогам. Если мы берем с точки зрения налогов, то мера налога на малодетность, конечно, неэффективна, и она уже вызвала бурю эмоций у членов нашей организации, высказываются сегодня с самого утра. Здесь более эффективным, на мой взгляд, был бы индивидуальный подход. Если этот налог призван повысить рождаемость, тогда, конечно, это неэффективная мера. Эффективной мерой было бы стимулировать рождаемость и делать какие-то, как я уже сказала, налоговые льготы для многодетных семей. Сейчас существуют некие льготы. Но это, возможно, могли бы быть льготы на недвижимость, льготы по бизнесу, которые позволили бы многодетной семьей улучшить свое финансовое положение. Мне кажется, мы должны усиливать стимулирование рождаемости. Единственное, как сегодня люди говорили, — хотелось бы понимать, этот налог адресно потом куда-то пойдет, если он будет принят, даже пилотно? Если этот налог пойдет на реализацию каких-то мер поддержки, то, возможно, это можно рассматривать как вариант, опять же, в качестве пилотного проекта. Хотя я думаю, что вряд ли это сможет стимулировать рождаемость, если это мера стимуляции рождаемости и улучшения демографической ситуации.

А.Х.: Помимо налоговых льгот, какие еще необходимы на государственном уровне льготы многодетным семьям, которые сейчас, сегодня нужны?

Е.М.: Я считаю, что очень хорошей мерой было бы какое-то льготное кредитование, субсидии на приобретение жилья, возможно, где проценты оплачивало бы, например, государство, а саму сумму кредита — многодетная семья. Такая рассрочка на приобретение жилья. Потому что в основном все-таки стоит жилищный вопрос у многодетных семей на первом месте. Здесь нужно предпринимать меры именно по улучшению жилищных условий. Как стимулирование рождаемости, возможно, это могли бы быть такие льготы — если у человека уже есть ипотечный кредит, который он взял на приобретение жилья, и дальше у него в семье появилось какое-то количество деток, трое и более детей, то, возможно, это уменьшение суммы кредита, часть суммы могло бы погасить государство, чтобы облегчить эту ипотечную ношу для семьи. На мой взгляд, это было бы очень эффективно.

А.Х.: Еще в этой инициативе есть такое мнение о том, чтобы включать деятельность по уходу за детьми в общий трудовой стаж. Как вам такая инициатива?

Е.М.: Поскольку у нас организация крупная, и мы очень здорово взаимодействуем с органами государственной власти, мы выходили уже с такой инициативой и продолжаем ее лоббировать. Мы считаем, что это просто необходимо. Более того, вот эта история с семейными детскими садами, когда мама, воспитывая деток дома, имеет возможность с детками своими находиться и осуществляет, по сути, функции воспитателя, она должна получать какую-то заработную плату. Здесь речь идет не о пособиях на детей, которые у нас сейчас выплачиваются в зависимости от уровня нуждаемости семьи. Это мера не безусловная, вы должны свой достаток еще и подтвердить, что в некоторых случаях является достаточно проблематичным, например, если мама вообще не работает, то у нее нет справки, подтверждающей доходы, и она фактически лишается этих пособий. На мой взгляд, эффективной мерой было бы введение такой родительской платы именно для мамочки, которая сидит дома с детками. Пусть это будет касаться многодетных семей для начала. И мама будет получать некую заработную плату. Наше государство же платит за деток, которые в детский сад ходят, и там сумма достаточно приличная. А это и сократило бы очереди в детских садах, и дети воспитывались бы в семьях. Вполне возможно мам обучить, соответствующую квалификацию им дать. Есть большой запрос на эти семейные детские сады. Хотя бы для своих деток.

А.Х.: А включение материнского капитала, по-вашему, действительно необходимая мера льготного обеспечения семьи? Сегодня это действительно пользуется популярностью или уже уходит в прошлое?

Е.М.: На мой взгляд, это одна из самых удачных государственных инициатив. Хотя был круглый стол не так давно, и мы выяснили, что всего лишь 40% от тех, у кого на руках сейчас материнский капитал, воспользовались им физически. У остальных 60% пока вопрос с использованием так и не решен. Возможно, здесь усилило бы эффективность расширение спектра действий материнского капитала. Мы обсуждали это в Госдуме с комитетом по вопросам семьи. Была одна из инициатив — покупка транспортного средства. Это, например, дать возможность семье не только улучшить жилищные условия, а, например, осуществить покупку земельного участка за счет средств материнского капитала. Тем более, в дальних областях вполне возможно на эту сумму приобрести какой-то земельный участок. Поэтому мера сама по себе эффективная. Но, возможно, ее сейчас уже нужно изменить, с течением времени какая-то актуальность утрачена, особенно что касается части пенсионного обеспечения мамы, мне кажется, это больше декларация, чем возможность.

А.Х.: И прекращать выплачивать материнский капитал невозможно сегодня, да?

Е.М.: Мне кажется, да. Это породит все-таки некую волну. Если мы сейчас говорим, что у нас, несмотря на кажущееся благополучие с точки зрения демографического роста, демографы уже давно подсчитали, что у нас совсем все не благополучно, и мы получим серьезную демографическую яму, если мы сейчас не будем продолжать искать варианты стимулирования рождаемости. Здесь, наверное, просто нужно чуть-чуть изменить и сделать более по потребностям современного общества, уйти в более конкретные и индивидуальные меры, которые будут эффективными. Отменить кучу ненужных, формальных мер, а сделать несколько, но более эффективных, которые действительно будут решать вопросы.

А.Х.: Подводя итог вышесказанному, в эти меры не должен, по-вашему, входить налог на малодетность? Или он должен быть адресным, и это будет правильно?

Е.М.: Нет. Если с точки зрения повышения рождаемости и улучшения демографической ситуации в стране, то я считаю, что это совершенно неэффективная мера.

А.Х.: Огромное вам спасибо за ваше мнение.

С нами на связи была Евгения Александровна Михайлова, вице-президент Ассоциации многодетных семей «Много нас».

Мы продолжаем. На сайте «Национальной службы новостей» высказался председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский. «"Не будет налога на малодетные семьи — больше, чем уверен. Сказать, что мы не уделяем внимания многодетным семьям. Есть и факторы поощрения моральные, установлены соответствующие награды, есть звания почётные, награды. Государство поддерживает многодетные семьи в вопросах предоставления земли, жилья», — подчеркнул Рязанский.

Как пишет сайт NSN. FM, ранее депутат Госдумы Сергей Вострецов предложил освободить многодетные семьи от налога на имущество. Однако подобную льготу предлагалось распространить только на тех, чей доход ниже прожиточного минимума".

С нами на связи Геннадий Леонардович Прохорычев, уполномоченный по правам ребенка по Владимирской области. Здравствуйте.

Геннадий Прохорычев: Добрый день.

А.Х.: «Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова, комментируя эту инициативу „Известиям“, отметила, что законопроекты, направленные на развитие системы государственной поддержки института семьи, — наиболее актуальные и действенные средства для улучшения демографической ситуации в стране». А как вам такая инициатива — ввести налог на малодетность в стране?

Г. П.: Мое личное мнение — это предложение, на самом деле, абсурдно. Потому что, предлагая различные формы поддержки многодетных семей, которые есть, которые хотят ввести, возможно, хотя я не уверен, что-то, что предлагается, введут, потому что там большие деньги, а у нас в России как-то все время получается, что их не хватает, притом, что тут для многодетных. Я сам многодетный, и формы поддержки — их практически нет, они очень минимальные. А если мы говорим о настоящих формах поддержки, если они будут, то вообще не нужна вот эта форма каких-то аналогий на малодетность.

Во-первых, этот закон работать не будет. Огромное количество народа побегут в медицинские центры, их сейчас хватает, негосударственных, и возьмут справки. Это сейчас очень легко, и никто не докажет, как эту справку получили. Мне кажется, просто абсурдно придумывать эти вещи. Надо делать все возможное и невозможное, чтобы многодетной семье помочь. Но на данном этапе эти формы поддержки очень слабые.

Мы недавно были в Белгородской области. Там отличная форма поддержки. Там ипотека 3−5%. У них есть свой фонд ИЖС. Вот так государство помогает многодетной семье. Вот это реальная поддержка. А придумывать и отрицать что-то — могут все, что угодно. Мне смешно стало, я не знаю этого гражданина, который предлагает этот налог ввести. Но он бы узнал вообще, в регионах как люди живут, какой достаток у людей, причем многодетных. А не многодетные — 1 или 2 ребенка — люди просто реально рассчитывают, как они могут содержать ребенка, 1 или 2. Поэтому это просто, честно говоря, глупость. Пусть не обижается тот гражданин, который это придумывает. Поэтому я думаю, что эта инициатива не пройдет. У нас достаточно много глупых инициатив — люди хотят то ли попиариться, то ли чтобы о них узнали. Вот такая моя позиция.

А.Х.: А кроме льготного кредитования, какие еще необходимы меры для поддержки многодетных семей сегодня в России, по-вашему?

Г. П.: Далеко ходить не надо, у нас во Владимирской области что нужно в первую очередь многодетным? Это, самой собой, дешевое жилье. Это земля. Хотя земля без инфраструктуры не нужна, многодетная семья не может построить. Мы собирались рабочей группой, анализировали, как у нас работает закон — да, выдают. Ну и что? На этой земле практически никто ничего не строит. Эту землю многодетные просто продают, потому что — ну нет денег у многодетных. В этом направлении надо думать. Далее, там хорошее предложение, но мне кажется, это маловероятно. В трудовом законодательстве должно быть, что если мама или папа сидит с ребенком, это должно заходить в трудовой стаж. Потом, там 25 тысяч, если трое или четверо детей, 45 тысяч, если больше — хорошее предложение, но маловероятно, что такие деньги найдутся. Хотя ведь конфликт простых семей, семей биологических возникает с приемными. Приемным государство платит деньги за каждого ребенка, которого они приняли, а биологической семье нет, и они нищенствуют. Этот конфликт существует до сих пор, во всех субъектах РФ. Во Владимирской области на одного приемного ребенка в среднем 14 тысяч получается — 7 на питание и одежду и 7 — вознаграждение приемному родителю. Это в среднем, 10−14 тысяч. В Москве эти цифры на порядок выше. Но почему таким образом не помогать простой биологической семье, многодетной? Мне кажется, сразу станет меньше и социальных сирот, в том числе, потому что если нет работы или эта работа малооплачиваемая, возникают вот эти социальные риски, которые есть в России. Поэтому надо не давать подачки семьям, а придумывать вот эти меры поддержки.

А.Х.: Так придумали же. Налог на малодетность — в то же время, поддержка многодетных семей. Вон как хорошо придумали.

Г. П.: Нет, налог на малодетность — это смешно. Люди реально оценивают свои возможности, когда рожают детей, нормальные люди, я имею в виду. Они говорят: «Я не могу в существующих реалиях воспитать и дать образование трем и больше детям, потому что работа малооплачиваемая или ее нет». Родители во много ездят, чтобы заработать себе на жизнь, в Москву или Московскую область. Они реально оценивают свои возможности. А мы давайте еще обрубим сук, на котором сидим. Это смешно. Я не знаю, этот товарищ по земле ходит? Надо ходить по земле. Пусть съездит в регионы и посмотрит, как тяжело людям жить. Поэтому я считаю, что налог на малодетность просто не пройдет. Я уже посмотрел комментарии в социальных сетях. Там просто готовы уже на кол посадить этого товарища.

А.Х.: Да, одобрений я тоже не нашла.

Г. П.: Да потому что это смешно. Чтобы придумывать такой налог, что должно быть? Социальная политика в РФ должна быть очень сильной. Первое — это работа, и работа высокооплачиваемая должна быть. У нас люди во многом работают на нескольких работах, чтобы как-то обеспечить достойный заработок и достаток в семье. Конечно, и сама работа должна быть, потому что если ее нет, то ее нет. Это доступность социальных услуг. И она должна быть равная как в областном центре или в Москве, так и в поселках, в маленьких городах. А если ее нет — вот эта неравность, невозможность развивать детей, нормальный человек подумает: «Ну зачем я буду рожать, когда я не могу достойно воспитывать, образовывать своего ребенка, потому что в моем поселке нет спортивных секций, нет дополнительного образования, нет той же молочной кухни, больницы хорошей, специалистов хороших?». Знаете, можно говорить об этом налоге, когда мы вот это все выстроим. А когда с центральных каналов мы собираем детям на операцию, это позор для великой страны, которая победила в Великой Отечественной войне, и мы свои детям собираем на операцию с федеральных каналов. Давайте хотя бы вот это сделаем. Элементарно — у нас все дети, которые болеют, будут обеспечены, мы не будем искать деньги на операции и на реабилитации детей. А потом можно о чем-то дальше говорить.

А.Х.: Огромное вам спасибо, что побеседовали с нами в прямом эфире.

С нами на связи был Геннадий Леонардович Прохорычев, уполномоченный по правам ребенка по Владимирской области.

К нам в студию поступил звонок. К сожалению, слушатель не смог дождаться выхода в эфир, но он сказал, что абсолютно против этого налога, это как налог на воздух. Да, многие сравнивают такие инициативы со знаменитой сказкой про Чиполлино.

Продолжаем разговаривать с экспертами по поводу налога на малодетность. На своем сайте Елена Мизулина также прокомментировала инициативу введения в России налога на малодетность. Она сказала: «Любые инициативы о введении налога на малодетность, на бездетность представляются мне ошибочными и вредными. Единственный справедливый и позитивный путь здесь — введение дополнительных мер поддержки семей с детьми в зависимости от количества детей. Акцент должен быть сделан именно на поддержку, а не на дискриминацию определенных категорий. Важно понимать, что, в соответствии с российским законодательством, малодетность — это 1−2 ребенка. Введение налога на малодетность видится мне своего рода провокацией, ведь, в том числе благодаря мерам государственной социальной политики последнего времени, 60−70% рождений в некоторых российских регионах — это вторые дети. А сейчас нам предлагается обложить их налогом?! Я категорически против этой инициативы!».

У нас на связи Анна Владимировна Андреенкова, кандидат политических наук, замдиректора Института сравнительных социальных исследований. Здравствуйте!

Анна Андреенкова: Здравствуйте.

А.Х.: Есть ли у вас данные, насколько вообще сегодня россияне готовы иметь 3 и более детей? От чего это зависит, и насколько сегодня люди хотят иметь много детей, становиться многодетными родителями?

А.А.: Да, этот вопрос довольно глубоко изучен. Представление людей об идеальном количестве детей в семье, именно идеальном, а не готовность иметь, это разные вещи, сегодня соответствует реальности. Сегодня идеалом является семья с 2 детьми. Конечно, существует определенная доля людей, 15%, которые в идеале хотели бы иметь 3 ребенка и больше. Это уважаемая и важная позиция, но она отнюдь не доминирующая. А вот готовность иметь определенное количество детей — это фактор, которые определяется не только желанием и представлением об идеале, но и реальной ситуацией, в которой находится семья в настоящее время. И там готовность несколько ниже. Опять же, большинство говорит, что в течение своей фертильной жизни хотели бы и готовы завести 2 детей, если обстоятельства позволят им это. Но о 3 детях говорят около 10% семей.

А.Х.: Не говоря уже о более чем 3 детях — 5, 6, 7.

А.А.: Да. Обычно мы делим представления людей о количестве детей в семье на 1−2 ребенка и 3 и более, имея в виду, что 3 и более — в первую очередь, это 3 и в очень небольшой степени это 4, 5 и более.

А.Х.: После введения материнского капитала увеличилось ли это желание — стать родителем 2 и более детей?

А.А.: Нет, базовые демографические представления о структуре своей семьи — это очень долговременные вещи, укорененные на ранней стадии жизни человека. Это то, чему человек учится и в течение жизни меняет потом скорее в меньшую сторону, в зависимости от обстоятельств, но редко — в большую. Хотя, конечно, иногда влияние супруга, человека, с которым ты встретился на этапе своего жизненного пути, может это изменить. Но конкретные сиюминутные решения политические базовые вещи меняют нечасто. Другое дело, что всякого рода государственные меры, как введение материнского капитала, могут ускорить или поощрить ту готовность, которая уже существует. И решение, которое уже человеком принято, — вместо отложенного рождения оно может осуществиться в какой-то конкретный момент времени из-за предложенных мер, но не измениться кардинальным образом.

А.Х.: Введение налога на малодетность — насколько он вообще позволит увеличить рождаемость? Многие говорят о том, что это просто разломит наше общество.

А.А.: Я думаю, что совершенно справедливое замечание. Есть предложения эффективные, есть неэффективные, а есть вредные. Мне кажется, вот это предложение к третьей категории относится. Я не вижу его эффективности, ни на минуту не верю, что оно реально может привести к решению проблемы увеличения не рождаемости в данном случае, а именно многодетности, потому что саму рождаемость, 1 и 2 ребенка мы скорее наоборот оттягиваем или усложняем этот процесс, отбирая ресурсы, например, у молодой женщины, которая только думает завести первого ребенка, таким налогом, отнимая у нее возможность даже это сделать, потому что до многодетности и до помощи ей будет еще очень далеко. Это несправедливо, с точки зрения социальной справедливости. Это аморально с точки зрения признания многодетности скорее болезнью, которую надо лечить и помогать, а не свободным выбором свободных людей. Это неэффективно ни с точки зрения общества, ни с точки зрения семьи и индивида, мне кажется.

А.Х.: А какие были бы эффективные средства?

А.А.: А в чем состоит цель? Сегодня самая сложная задача не в мерах и путях решения, а в самой цели, которую ты ставишь. На сегодняшний день, мне кажется, очень расхожим стало представление, что механическое увеличение населения — это и есть тот идеал, к которому мы должны стремиться. А я бы сказала, что в современном обществе должны говорить о качестве населения, а не о его количестве. И вот улучшение качества и населения, и условий жизни населения — это то, о чем надо сегодня говорить, меры, о которых надо думать. А просто увеличение количества голов — мне кажется, это вообще не цель на сегодняшний день. Она устарела.

А.Х.: А можно ли увеличить качество населения, как вы говорите? И какими мерами?

А.А.: Конечно. В первую очередь, это продолжительность жизни и здоровье. Очень простая вещь. Гораздо эффективнее с точки зрения современного общества получить здорового, долго живущего гражданина и инвестировать в него один раз, в его образование, очень долго человеческое существо растет и готовится к сознательной жизни, так вот, гораздо эффективнее подготовить одного, чтобы он жил долго, продуктивно, давал этому обществу очень много, чем убивать его в 40 лет на войне или от болезни или от алкоголизма или в ДТП и готовить нового. Так что в первую очередь это здоровье, медицина, качество питания, образ жизни. А во вторую очередь речь идет и о качестве образования, и о толерантном обществе с разнообразными, принятыми в обществе образами жизни, не только многодетные. Это уважаемый образ жизни. Но также бездетный, но, например, с высочайшей квалификацией — это столь же важно для общества. Квалификация — это вложение времени. Обычно с многодетностью она несовместима, потому что ты инвестируешь время во что-то другое. Так вот, обществу нужно и то, и другое, обществу нужно разнообразие, чтобы выживать и делать жизнь всех интересной, полной, долгой и счастливой, а не сводить ее к одной традиционной старой формуле патриархальной семьи.

А.Х: Как сегодня с качеством российского населения?

А.А: Я думаю, что оно чудовищно. Оно чудовищно как в физическом плане, так во многом и в моральном. Например, мы говорим о продолжительности жизни, которая в последнее время чуть-чуть растет, и мы так радуемся этому, но по сравнению с изначально нижайшим уровнем, это плохо. Мы сегодня говорим о падении уровня образования, о безграмотности молодежи, наркомании, о куче социальных проблем, которые являются качеством населения.

А.Х: Возможно ли его увеличить? Вы так обрисовали, что мне так страшно стало, все так плохо.

А.А: В некотором роде стремление к этому — и есть жизнь самого общества. Это не проблема, которую надо однажды решить. Это проблема, с которой надо жить и ее постоянно улучшать. В этом будет и моя жизнь, и ваша, и наших детей, она будет в этом постепенном улучшении этого места и этого общества для всех. В этом и есть наша жизнь.

А.Х: Анна Владимировна, огромное вам спасибо за ваше мнение.

А.А: Спасибо вам, очень рада была поговорить.

А.Х: Всего доброго, до свидания.

С нами на связи была Анна Владимировна Андреенкова, кандидат политических наук, замдиректора Института сравнительных социальных исследований.

Сейчас у нас на связи Елена Ведута, экономист, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ. Елена Николаевна, здравствуйте!

Елена Ведута: Здравствуйте.

А.Х: Расскажите нам с точки зрения экономиста. Введению подобного налога возможно в положительной мере обернуться в положении многодетных семей в России?

Е.В: Это не будет иметь никакого отношения к решению главной проблемы, как я понимаю, чтобы стимулировать рождение детей в стране. Я знаю, что ситуация в экономике продолжает ухудшаться, реальные доходы у нас не растут, а государству нужно выполнять свои функции, и ему нужны эти доходы. И тут возникает вопрос: «А кого обложить налогом?». Ведь недавно совсем рассматривали вопрос о материнском капитале, его решили заменить на некие постепенные выплаты, а не единовременные. Выплачивать с некоторой периодичностью. И всем понятно, что такой подход нивелирует все то, что было связанно с идей материнского капитала. Теперь мы имеем якобы другую благородную цель — простимулировать рождение детей за счет того, что будем облагать налогами тех, кто не имеет достаточного количества детей, но такой налог был и в СССР. Поэтому тут могут напомнить о том, что это не новая задумка, она имела практическое применение в опыте нашей страны. Но давайте не будем сравнивать себя с СССР, где у нас были гарантии и в медицине, и в бесплатном образовании, и дешевые детские садики и так далее. Тот налог существовал достаточно долго, семья без детей платила определенный налог за бездетность, и неважно, по какой причине, но ведь было то, что это дополняло. Та же семья, которая платила налог, имела право на бесплатное здравоохранение с огромным спектром услуг, имела право на то, что у нее будет дешевая путевка на отдых, много было привилегий, что тот маленький налог, который она платила, он не играл практически никакой роли по отношению к доходу этой семьи. Сегодня цены растут, инфляция продолжается, цена на нефть будет падать, количество доходов будут урезаться. И в реальном выражении зарплаты будут падать, поэтому налог выплачивать при сокращении реальных доходов, это большие потери для семьи. Они тоже люди, которые по разным причинам не смогли иметь детей. Даже по той причине, что просто не уверены в завтрашнем дне. Мы решили их наказать, стимулируя других, что у вас мы не возьмем, вы давайте рожайте детей, но и других не простимулируют тем, что возьмут такой налог у тех, у кого нет детей. Я считаю, что очевидная причина в том, что доходы, производимые в стране, падают, а Министерство финансов придумывает, оно ищет, оно не спит по ночам, я их понимаю, как изобрести еще налог, как вспомнить историю. Вот и вся причина, никакой стимуляции рождаемости не будет.

А.Х: Это даже не министерство, а это все предложил директор института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов, он направил президенту такой концепт закона.

Е.В: Ну молодец. Он не направил президенту, как составить план развития экономики, чтобы в стране доходы росли, именно производимые, а не просто у кого чего взять, продать, купить и за это положить куда-то. Это все не имеет отношения к производству доходов. А когда производится доход все больше, тогда и в стране все нормально становится, и все начинают жить лучше. А так, я считаю, это чисто монетарный подход.

А.Х: Мы говорили до вас с экспертами, они предлагали льготы по типу удешевления жилья, льготному кредитованию, льготному налогообложению. Говорили о том, чтобы ввести некую такую родительскую зарплату. У нашего государства сегодня есть какие-то возможности подобных льгот?

Е.В: У нас государство только беднеет, поэтому я не вижу таких перспектив, что начнутся льготы. Наоборот, государство будет только думать над тем, как уменьшить социальные льготы. Вся социальная политика государства сводится к сжатию реальных доходов, к сжатию всяких льгот, социальных услуг, поскольку все меньшая часть остается для удовлетворения потребностей граждан. Поскольку сам продукт, получаемый из развития национального производства, у нас только сокращается.

А.Х: Надеяться на лучшее не приходится?

Е.В: Да, надеяться не приходится до тех пор, пока мы не начнем планирование развития экономики в сторону улучшения жизни граждан, мы будем находиться в кризисном развитии. И уровень жизни граждан будет сокращаться. У нас нет плана развития экономики в интересах людей, поэтому о каком росте уровня благосостояния граждан и каких-то льгот. Все будет идти в кризис, из него никто не собирается выходить, и соответственно реальные доходы граждан будут только сокращаться. Даже если где-то дадут маленькую льготу, то в другом месте тебя хорошо обложат налогом. Это все монетарные игры. Социалка — это конечный результат. Мы имеем то, что мы делим между собой, и этот конечный результат все время сокращается. А тут начинаются всякие предложения, что тут давайте поднимем, а тут мы должны убрать. Мы вам даем льготу, а значит, медицину надо сократить. Тут все время эта игра, которую могла бы представить Дума, поскольку депутаты отвечают за граждан, которых они представляют. Они могли бы выражать интересы граждан, а граждане сказали, что нет, даже при сокращающемся пироге нам надо сохранить полноценное образование наших детей бесплатным, это должно быть заложено. Они нам важны, мы должны сохранить это количество услуг гражданам, сохранить количество педиатров. Сейчас большая опасность, что их в нашей стране не будет. Считается, что и детей, и родителей можно лечить одинаково, хотя различия существуют. Это опять решаются вопросы социалки, которые должны люди выражать, насколько нас все это устраивает. Почему-то это все не обсуждается, а ищут, где подсобрать какие налоги для решения этих задач.

А.Х: Елена Николаевна, огромное спасибо вам за ваше экспертное мнение. До свидания.

Е.В: До свидания.

А.Х: В завершении нашей программы разрешите зачитать еще одно экспертное мнение. Это экспертное мнение было опубликовано на сайте «РИА-Новости» «Налог на малодетность вводить сейчас совсем не время. Сейчас поддержка приемных семей намного больше, чем многодетных. Это очевидно. Поэтому, безусловно, развивать поддержку семьи в целом крайне необходимо: (вводить) дополнительные выплаты, льготы и так далее в первую очередь. А уже потом все остальное. Очевидно, что инициатор предполагает, что потребуются дополнительные статьи в бюджете для реализации данной инициативы, поэтому и предлагает налог. Но это, на мой взгляд, не выход» Так считает Юлия Зимова, член комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты РФ.

Это была программа «Угол зрения». У микрофона для вас работала Александра Хворостова. Услышимся.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments