Образ будущего

Искусственный дефицит: кто и зачем перекупает препараты для ВИЧ-инфицированных в Свердловской области

Представители НКО бьют тревогу — в нескольких городах страны кто-то скупает у пациентов лекарства, которые выдаются по госпрограммам, и перепродает их втридорога. Кому такой бизнес может стоить жизни и причем здесь импортозамещение?
Эксперт: Людмила Винс — программный координатор центра социальной помощи «Луна» (г. Екатеринбург).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Искусственный дефицит: кто и зачем перекупает препараты для ВИЧ-инфицированных в Свердловской области». Беседовать в рамках этой программы будем с Людмилой Винс, программным координатором центра социальной помощи «Луна» (г. Екатеринбург). Людмила, здравствуйте!

Людмила Винс: Здравствуйте!

В.И: Для начала озвучу пару инфоповодов, если позволите. Сначала хотелось бы сказать, что с 15 по 21 мая по всей стране будет проходить акция под названием #СТОПВИЧСПИД и там запланирован ряд мероприятий. 21 мая пройдет казанский марафон в Татарстане, в котором примут участие порядка 10 тысяч человек. Похожие мероприятия будут проходить и во многих других городах страны. Если говорить про перебои с препаратами, препаратами по терапии ВИЧ-инфекции, то такие не очень положительные прогнозы звучат с прошлого года. Некоторые эксперты говорили о том, что будут перебои в феврале, представители организации «Пациентский контроль» даже рассылали в различные структуры письма с жалобами на перебои с поставками препаратов для антиретровирусной терапии, и говорилось о том, что в 18 регионах такие перебои намечались. На прошлой неделе приходили сообщения из Новосибирска, что там проходили одиночные пикеты, и некоторые из жителей жаловались на то, что перебои с препаратами существуют, а любые перебои могут негативно сказываться на здоровье тех людей, которые в этих препаратах нуждаются. Что происходит в Свердловской области? Можете описать?

Л.В: Сейчас ситуация такая, у нас люди получают терапию, но получают препараты другие, то есть случаются частые замены. Это повсеместно по Свердловской области, прямо массовый пик начался купли-продажи препаратов. Человеку заменяют его препарат на совсем другой, и человек боится того, что будут побочные эффекты, которые негативно скажутся на его здоровье. И начинают искать возможность купить этот препарат, а если есть спрос, то будет предложение. С этого все и началось. Это началось не первый день, даже не первый год, это происходит давно, но сейчас в связи с этими частыми заменами препаратов существует массовость купли-продажи этих препаратов.

В.И: А как осуществляется это на практике и почему вы обратили на это внимание?

Л.В: Два месяца назад у нас в районе областного центра СПИДа были заклеены все дома вокруг и даже на дверях центра были наклеены бумажные объявления со следующим содержанием: «Куплю калетру и кивексу. Дорого». А это те самые РВТ-препараты, они импортного производства, которые назначаются людям с ВИЧ-инфекцией. И пациенты, приходя в этот центр, у некоторых появлялось желание продать его. Естественно, что сотрудники центра все быстро сняли, но потом эти скупщики пошли дальше. Они начали краской через трафарет наносить объявления, которые просто так не снимешь. Сотрудники центра ходили и закрашивали это все, мне скидывали такие фотографии. Я же работаю в НКО, которое занимается правовой помощью людям, употребляющим наркотики. Естественно, у меня тоже есть пациенты с ВИЧ-инфекцией, они приходили ко мне и задавали вопрос: «А что можно продать препараты?». Я сначала не обращала на это внимание, пока не появилось очень много случаев, когда люди изъявляли желания продать свои препараты. Это очень опасное явление, если не принимать эти препараты, это грозит мутацией вируса, резистентностью и так далее, но этого допускать никак нельзя. Естественно, что мы стали обращать на это внимание.

В.И: А действительно большое количество людей желает продать эти препараты? Почему у людей вообще появляется такая мысль? Речь то идет про твою жизнь, ты же получаешь препарат для того, чтобы чувствовать себя относительно здоровым.

Л.В: Тут причины есть разные. Мы провели свое расследование и опросили нескольких наших клиентов, это где-то с начала марта попадалось человек 10, которые изъявляли желание продать лекарства. Они мотивировали это тем, что им нужны деньги. И на сегодняшний день им лучше продать таблетки, чем лечиться. Но тут дело не в людях, употребляющих наркотики, потому что собственное расследование подтвердило тот факт, что этим занимаются далеко не люди, употребляющие наркотики, это какой-то своеобразный бизнес, которой кто-то курирует в нашей области, может, по всей России курирует, может, это единичные люди, мы точно не знаем. Мы позвонили по этому телефону, который был нанесен на трафарете, познакомились с этим человеком по телефону. И он объяснил, что люди, которые продают ему препараты, они не согласны со схемами, которые назначают им врачи, поэтому они продают эти препараты, а покупают себе более дорогие, лучшие, которые существуют в мире, например, препарат Тивикай, он доступен на всех сайтах купли-продажи этих препаратов. Человек с ВИЧ-инфекцией, не согласный со схемой лечения, продает свой препарат, который ему выдают бесплатно, и покупает себе другой.

В.И: Это официальное разъяснение, которое вы получили по телефону? А есть другие предположения? Зачем эти лекарства перекупщикам?

Л.В: Они их перепродают гораздо дороже. Если человек скупает препараты по 2.5 тысячи рублей, то в продаже у него он по 6−7 тысяч рублей. Его выгода составляет более 100%. Это не только ради наживы.

В.И: Эта тенденция, которую можно наблюдать на протяжении нескольких месяцев? Или такое происходило и ранее?

Л.В: Я подняла эту тему в сообществе людей, живущих с ВИЧ, и людей, употребляющих наркотики. Я получила два мнения. Одно мнение звучало о том, что это не связано никак с перебоями поставок препаратов и теми схемами, которые назначают врачи, а связано с тем, что это всегда существовало, где-то больше, где-то меньше. И та же организация «Пациентский контроль» реагирует и эти вспышки подавляет. Вторая точка зрения, ее правозащитники высказали, это непременно связано с перебоями поставок в регионы, с централизацией закупок. У нас была сначала централизованная закупка, потом децентрализация, сейчас снова централизовали эти закупки. И торги и аукционы запаздывают, в специальных центрах возможны перебои, все с этим и связано. Если человек не может получить свой препарат бесплатно, он его купит. И перекупщики этим пользуются.

В.И: Получается, что две совершенно разные позиции существуют в рамках одного сообщества.

Л.В: Да. Я не смогла выйти на единую точку зрения. Единую меру реагирования мы не придумали. Единственное, что мы сделали на данный момент, это написали обращение в прокуратуру от нашей организации, что просим разобраться с этой ситуацией. Она только породит проблему и вспышку эпидемии, а также смертность от нее.

В.И: А в прокуратуре вам дали хотя бы предварительный ответ?

Л.В: Нет, мы только 5 мая написали заявление в екатеринбургскую прокуратуру. Мы еще только ждем ответа.

В.И: Так удивительно, ведь Екатеринбург стал эпицентром скандала относительно ВИЧ-инфекции, по выявляемости СПИДа, прогремели на всю России, когда прозвучало сообщение, что 2% жителей Екатеринбурга являются инфицированными, а это каждый 50-ый житель города. И тогда начали массово поднимать эту тему по России, но стартовой точкой стал Екатеринбург. Если говорить о последних данных, то у меня на руках есть материал, опубликованный 3 мая, там пишут о том, что за этот год в сравнении с данными, полученными год назад, увеличилось число новых случаев ВИЧ на Урале на 9.5%, было 820 выявлено новых случаев инфицирования, то есть негативная динамика сохраняется.

Л.В: То, что новые случаи выявляются, печально, но это вполне объяснимо, потому что у нас ситуация с наркозависимостью очень тяжелая в настоящий момент. А преобладание этих наркотиков, которые действуют на психику людей, они даже не думают о своем здоровье. И еще у нас происходит сбор таких людей в местах лишения свободы, откуда люди освобождаются, и еще у нас происходит хорошая выявляемость, потому что центр СПИДа и другие НКО постоянно проводят экспресс-тестирование на ВИЧ-инфекцию, население постоянно тестируется. Я скажу даже больше, что нигде в России такого массового тестирования я не видела. И с этим тоже это связанно, но с куплей-продажей препаратов сейчас происходит не только в Екатеринбурге и Свердловской области. По моим данным, в Новосибирске происходит массовая вспышка купли-продажи препаратов. С чем это связано там, мне неизвестно, но, на мой взгляд, это связано с централизацией закупок, что вовремя не успели объявить аукционы, вовремя не закупили препараты, вовремя не поставили их в регионы, поэтому люди получают то, что они хотят получить. Они получают лечение, которое они хотят получить, поэтому им без разницы, где его достать. И они покупают его у более слабых, менее приверженных людей. А менее приверженные люди продают это лечение, и ситуация получается очень плачевной.

В.И: А помимо Екатеринбурга еще где-нибудь нечто подобное наблюдается?

Л.В: Это происходит по всей России. Когда я объявила сбор информации по регионам по этой проблеме, то мне поскидывали кучу объявлений, они размещены в социальных сетях, причем скупают не только препараты от ВИЧ-инфекции, скупают препараты от гепатита-С, которые тоже выдаются по государственным программам, покупают от онкологии препараты, которые тоже бесплатно выдаются по государственным программам. Это какой-то массовый бизнес, но он разгорается там, где тонко. И сейчас, в этот непростой момент с поставками препаратов эти люди активизировались. И именно в нашем регионе, не знаю, с чем это связано, но это логично.

В.И: А если вести речь про поставку препаратов? Уже сказали, что изменилась схема, что было децентрализовано, а теперь централизовано, и ведь шла речь о том, что какие-то новые препараты будут выдавать, и многим из пациентов придется менять свой привычный режим лечения, что может быть чревато определенными последствиями. Ведь могут быть не противопоказания, а определенного рода аллергии и прочие неприятные нюансы.

Л.В: Да, именно сейчас это и происходит. Я вижу такую тенденцию, что у нас сейчас по всей России происходит то, что препараты иностранного производства или комбинированные препараты заменяются на препараты российского производства, может быть, на монопрепараты, и люди при переходе на схему лечения другими препаратами, даже если это те же самые действующие вещества, то препарат все равно другой, какие-то добавки другие. Люди все равно будут испытывать побочные эффекты. Кто-то переносит это хорошо, кто-то может переносить много побочных эффектов. Да, это есть. Это очень негативно сказывается в целом на этой приверженности сообщества к лечению.

В.И: Если говорить про Екатеринбург и Свердловскую область, то у вас отмечались какие-нибудь перебои в поставках препаратов, если брать ту аудиторию, с которой вы общаетесь, потому что там есть потенциальные потребители подобного рода препаратов? Были перебои или их не было? Информация поступает противоречивая, одни источники говорят, что нет перебоев. Другие говорят, что есть перебои и проблемы.

Л.В: Я скажу так, отказов в выдаче препаратов не было, но было такое, что заменяли препараты на другие. И в настоящий момент препараты выдают не на 3 месяца, как это привычно для людей, живущих с ВИЧ, а на месяц. Я не знаю, считать это перебоями или нет. Но, наверное, да, ведь схема лечения меняется. Я сама являюсь ВИЧ-положительной, и одного препарата, который есть в моей схеме, его нет. Мне 12 мая надо идти на прием, но я не знаю, получу ли я этот препарат или нет. Я вам обязательно напишу, если получу его, а если не получу, значит, и вправду перебои.

В.И: Это превращается в своего рода ежемесячную лотерею, что каждый месяц надо ходить к врачу? И то ли ты получишь препарат, то ли не получишь?

Л.В: Нет. Получить-то ты получишь, но какой препарат ты получишь, это большая тайна.

В.И: Если говорить про перекупку препаратов, то какие еще могут быть последствия? Некоторые негативные моменты вы уже отразили ранее, но если подробнее освещать этот вопрос?

Л.В: Наша организация борется за приверженность людей, употребляющих наркотики и живущих с ВИЧ. Сейчас вся наша работа идет насмарку, потому что человек, получающий препараты бесплатно и употребляющий наркотики, может их спокойно продать. Если ставить выбор перед человеком, употребляющим наркотики, о том, что ты либо лечишься, либо не лечишься, то, по большому счету, ответственность у них занижена больше, чем у обычных людей. Но все-таки приверженность сохраняется в настоящий момент, но я боюсь, что может наступить такой момент, что желание получить деньги из воздуха, то есть, они получили бесплатный препарат и продали его за какую-то немаленькую сумму, то это превысит желание лечиться. Если люди, употребляющие наркотики, перестанут принимать препараты, то это грозит очень большим распространением ВИЧ-инфекции. Я, конечно, больше переживаю за людей, принимающих наркотики, но если считать в целом, то вся схема может рассматриваться на всех, а не только на людей, употребляющих наркотики.

В.И: А о каких суммах идет речь, когда речь идет о том, чтобы продать какой-нибудь препарат или приобрести у этих перекупщиков?

Л.В: Я уже говорила ранее, что 2.5 тысячи, это стоит калетра и кивекса. Если продавать тенофовир, то это 1 тысяча рублей. А если покупать у него препараты, то калетра и кивекса будет стоить в районе 7 тысяч, а тенофовир около 5 тысяч.

В.И: В разы прямо дороже.

Л.В: Суммы немаленькие, да. Он хорошо наживается на этом деле, но суммы немаленькие и покупки. Человек уже задумается, то ли ему работать месяц или продать эти три баночки препаратов. Это провокация всех людей, живущих с ВИЧ.

В.И: А нельзя же быть уверенным, что ты приобретаешь препарат, а не конфеты в баночке?

Л.В: Конечно, нельзя быть уверенным, но я не знаю, чем руководствуются люди, которые покупают препараты с рук. Пока таких жалоб людей, которые покупают те же препараты в Индии или где-то еще, не поступало. Я бы не стала покупать препараты с рук.

В.И: Многие ВИЧ-инфицированные состоят под наблюдением у медиков. А медик может как-то зафиксировать, что его пациент, возможно, принимает не тот препарат, который ему назначают?

Л.В: Безусловно, потому что такое самолечение чревато. И без согласования с врачом его проводить не рекомендуется. Если препарат не подходит, человек же не может знать, с каким препаратом у него резистентность, без определенного рода диагностики. А если у него эта диагностика не проведена, и он начинает принимать какой-то другой препарат, то у него начинает развиваться вирус, появляется вирусная нагрузка, и по анализам это видно. А если этот препарат подходит, то это уже никак не определить, но вопрос к тем, кто продает эти препараты и ничего не принимает взамен этих препаратов, то через месяц это уже будет известно, что препараты он не принимает, либо они ему не подходят. И уже врач забьет тревогу. Радует, что человек долго это не скроет. Препараты бесконечно ему никто давать не будет, максимум он 1−2 месяца будет получать эти препараты, которые продаст. Потом врач заметит, что он их либо не принимает, либо они ему не подходят. Но даже 2 месяца перерыва — очень плачевно бывает для здоровья человека.

В.И: Если говорить про Свердловскую область, к этому вопросу привлекает внимание только ваша организации или другие организации тоже сейчас бьют тревогу?

Л.В: У нас есть организация «Новая жизнь», это тоже ребята, которые борются за права людей, которые живут с ВИЧ. Они написали тоже обращение, они ведут переговоры с главным врачом по этому поводу. И они же выходят закрашивать надписи рекламные. Можно сказать, что все НКО бьют тревогу в нашей области.

В.И: А какие дальнейшие действия? Как можно повлиять на ситуацию, кроме того, что вы написали обращение в прокуратуру и, возможно, какая-то реакция последует с этой стороны?

Л.В: Я даже не знаю, честно говоря. Мы даже не знаем, чего делать дальше. Обращение в прокуратуру написали, и есть в планах обратиться в полицию. Сейчас мы ждем юридической экспертизы этих действий. Мы сделали запрос юристов, которых попросили обрисовать законность купли-продажи этих препаратов. Как только нам будет ясна эту ситуация, какие законы нарушаются, в каких областях, то мы будем иметь более хорошее представление, куда обращаться дальше. В ближайших планах обращение в Министерство здравоохранения РФ о привлечении внимания к перебоям и сложившейся ситуации купли-продажи.

В.И: Нужно дождаться каких-то официальных заключений, чтобы уже понять, что делать раньше?

Л.В: Да, потому что куда-то кидаться в небытие будет нехорошо.

В.И: Людмила, спасибо вам большое, что побеседовали с нами. Желаю вам удачи в вашей работе.

Л.В: До свидания.

В.И: Мы будем следить за развитием событий, чем все это обернется, что ответит прокуратура или другие инстанции. У микрофона была Валентина Ивакина. Спасибо, что были с нами. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments