Образ будущего

Гости программы — группа «Тени Свободы» (г. Москва)

Как лидер группы «Тени Свободы» относится к митингам, акциям протеста и оскорблению чувств верующих? Также узнали, какая польза от бранных слов и несдерживаемого желания поорать, и кого стоило бы уволить в России (по примеру толстых сотрудников милиции в Таджикистане).
Гость программы: Иван Глобин — вокалист и лидер группы «Тени Свободы».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Культурная пятница». У микрофона Валентина Ивакина. Гости нашей сегодняшней программы — группа «Тени Свободы». Группа существует уже более 10 лет, и мы будем беседовать с Иваном Глобиным, вокалистом и лидером группы «Тени Свободы». Иван, здравствуйте!

Иван Глобин: Здравствуйте, очень рад с вами общаться!

В.И: Расскажите для наших радиослушателей, которые впервые о вас узнали сегодня, что это за группа «Тени Свободы»? Кто вы? Что вы делаете? И зачем творите?

И.Г: Мы играем панк-рок, я бы сказал, что одну из разновидностей панк-рока, так как он разный. Он бывает совершенно жесткий, бывает более лайтовый. Мы играем разновидность более легкого, достаточно быстрого и достаточно мелодичного, с вдумчивыми текстами. Играем мы уже 13 лет, чувствует наша группа себя нормально. И мы рады приветствовать потенциально новых слушателей.

В.И: А вы все из Москвы? Или у вас сборная солянка по России?

И.Г: Вообще, мы все из Москвы, да. В разные периоды существования группы были разные участники, состав менялся, и такое бывало. Бывало такое, что частично наша группа была из подмосковного города Мытищи. Было такое время.

В.И: Кто сегодня в группе?

И.Г: Еще Александр Меренков наш гитарист, который играет в группе уже лет 9. Так же Иван Бояджян, бас-гитарист. И еще один секретный участник, он у нас новый, имя я разглашать сейчас не буду, так как совсем недавно мы расстались с нашим барабанщиком Женей Васильевым, который достаточно долго играл с нами, но из-за творческих разногласий нам пришлось расстаться. А имя нового участника мы пока не будем объявлять, мы его объявим на нашем концерте, который будет 2 июня, чтобы люди все увидели своими глазами, без новостей и постов о том, что у нас новый человек. Пусть все увидят в действии.

В.И: Почему именно «Тени Свободы»?

И.Г: На самом деле, я не смогу ответить. За столько лет я как только ни отвечал, как только ни трансформировалась эта мысль и какие смыслы я только ни пытался предать этому названию. Честно говоря, я уже не готов ничего ответить, потому что это название ничего уже не значит. В то время, когда я его придумал, это название означало издержки чего-то хорошего. Это некие издержки в чем-то хорошем. Название осталось с нами, менять его не стали и подумали, что почему бы и нет. В конце концов, это все-таки наша история уже, история нашей жизни, и нужно идти с ней, не боясь, не стесняясь, и нести все это, как флаг.

В.И: Смысл этого названия меняется со временем?

И.Г: Он меняется, он исчезает, потом появляется снова. Сейчас я думаю, что это просто слова, обозначающие 4 человек, занятых одним делом, вот и все.

В.И: Можете еще рассказать об успехах группы, потому что за 13 лет, я уверена, успело произойти много всего интересного?

И.Г: Интересного было много, мы выпустили 5 альбомов, 2 альбома коротеньких, отыграли кучу концертов, как у всех групп, грубо говоря. Что делают группы? Они записывают альбомы, они выпускают релизы, клипы, ездят, турят, веселятся. Все это было и с нами. Самая выделяющаяся наша поезда была в Европу, в Эстонию, в Финляндию. У нас был англоязычный релиз, мы его выпусти с целью прокатиться по Европе немножко. У нас это получилось, был достаточно скромный, но очень запоминающийся тур.

В.И: Есть какие-то отличия между российской публикой и европейской публикой?

И.Г: Они есть. Мне кажется, что российская публика, более подвижная, честно говоря, как нам показалось. Она подвижна в буквальном смысле на концерте, она больше двигается, больше веселится, больше отрывается. Это замечал не только по нашим концертам, но и по концертам любимых групп, которые проходили в Европе. Там люди спокойные, возможно, к ним больше ездят разные артисты, они просто приходят посмотреть, кто там, чего. Но есть и исключения, чем меньше городок, тем люди лучше отжигают. Например, мы играли в Турко, это маленький городок в Финляндии, играли в каком-то сквоте или местном ДК, это было очень круто, там люди просто сходили с ума.

В.И: По России тоже успели достаточно потурить, какие впечатления от городов России? Может быть есть самый любимый город, куда хочется возвращаться?

И.Г: Трудно сказать, я не буду лукавить, везде хорошо. Вообще ездить — это очень классно, это очень легко. Физически это все не легко, но ощущения путешествия и того, что тебя ждут где-то, это все твое. Ты не едешь как на работу, а путешествуешь с друзьями, это всегда хорошо. Какой именно город, я не могу сказать, мне нравится само ощущение дороги.

В.И: Хотя бы один припомните, где было необычная реакция, наиболее теплый прием или где-то вас публика удивила.

И.Г: Не знаю, может быть банальным будет ответ на вопрос, но это будет Санкт-Петербург, это город, в который мы ездим каждый год уже очень много лет. Хочу сказать, что первую половину нашей карьеры достаточно сдержанный был прием. А сейчас в Питере приходит людей не меньше, чем в Москве, и концерты очень классные, очень приятные по своим эмоциям. Если ты делаешь большой концерт в Москве, ты очень много волнуешься, потому что тут твой дом, твои друзья, все друг друга знают, и очень большие ожидания от концерта всегда, а там, где ожидания, там нервозность, и иногда не получается расслабиться на концерте, а это очень важно. А в Питер приезжаешь и как-то играешь спакойненько, и от этого только лучше.

В.И: Иван, у нас подходит время послушать первую песню. Первая песня под названием «Последняя вечеринка», можете сделать краткий анонс, что это за композиция? Может быть, есть интересные моменты, как вы ее придумывали? У всех артистов есть история, которую можно рассказать, и это будет вау.

И.Г: Есть маленькая история. Дело в том, что пару лет назад мы ходили на концерт одной из групп, в которой играют наши друзья, я не буду говорить название, но суть в том, что эта группа, которая последние годы не часто выступала, которая дает концерты раз в полгода. Мы пришли на концерт этой группы, увидели старые лица, которые приходили и в былые времена, увидели, что людей и не так много, что все немного грустно, что люди расходятся, взрослеют. И меня посетила мысль, что когда-нибудь в жизни будет такая последняя вечеринка, на которую придет только пару человек. Вы сами и ваш лучший друг. Это очень грустная песня.

В.И: Да. Слушаем песню, надеюсь, что не будем грустить. Композиция «Последняя вечеринка».

Мы переходим ко второму блоку информации, но прежде у меня к вам будет еще один вопрос про группу. Многим бывает интересно узнать, чем музыканты занимаются в обычной, повседневной жизни. Очень мало примеров того, что люди просто пишут музыку и все.

И.Г: Мы все рабочие люди, практически все, про нового участника я снова ничего не скажу, но сам я работаю графическим дизайнером, рисую всякие мультики, всякие заставки, всякую графическую лабуду. Александр, наш гитарист, у него сложная профессия, какая-то своеобразная должность, он работает с машинами и в них очень хорошо понимает. Что касается Ивана, тут на самом деле даже не знаю, что сказать. Пусть он сам когда-нибудь расскажет. Просто человек как-то живет, у нас никогда не заходит речь про такие вещи.

В.И: У вас Иван такой загадочный персонаж, что вы даже не знаете, чем он занимается?

И.Г: Да, да, он всегда молчаливый, он как черный ворон, всегда держится в тени и немного обособленно. Он в последнее время зарабатывает промоушеном концертов, он делает концерты. Он привозил израильскую группу Useless ID, которая в панк-мире очень известная. У него это хорошо получается, и я думаю, что этим он последнее время зарабатывает на жизнь.

В.И: Следите за новостями? Событиями в мире и России?

И.Г: Следим.

В.И: Прямо пристально и отслеживаете повестку?

И.Г: Не то чтобы, я стараюсь избегать новостей, чтобы не портить свое настроение в течение дня, чтобы стараться эмоционально быть привязанным к своим делам, но это так или иначе проникает в мою жизнь и получается так, что я слежу за этим достаточно тесно.

В.И: Основной источник новостей — социальные сети? Или через что?

И.Г: Ну конечно, это не телевизор.

В.И: А другие члены группы следят за новостями?

И.Г: Я думаю, что следят. У всех есть социальные сети, все на что-то подписаны и все более-менее в курсе последних новостей.

В.И: У вас же даже тексты завязаны с тем, что происходит в России, правильно я понимаю?

И.Г: Да, завязаны. Я скажу так, что раньше они в большей степени были на этом завязаны. Раньше наша группа больше была ориентирована на эту тему. Сейчас в меньшей степени. Это делалось для того, чтобы как-то воздействовать на людей и как-то донести им свое видение того, что происходит в мире. Сейчас это в меньшей степени актуально для нас, сейчас у нас более личностные мотивы стали появляться. И уже нет такой ориентации на информационную повестку.

В.И: Можете привести пример одной из песен, написанных, чтобы в основе лежали какие-то события?

И.Г: «Мы хотим войны», темы актуальнее на сегодняшний день особо нет. Мы живем в такое время, что нас пугают войной и на нее настраивают. Песня не про то, что мы хотим войны, а нам хотят впарить эту мысль, что нам она нужна.

В.И: Давайте поговорим про новости, какая последняя новость вам приходит на память?

И.Г: А какие новости мы можем обсуждать? Мы можем обсуждать все новости или есть какие-то запретные темы?

В.И: Мы можем обсуждать все новости.

И.Г: Для меня последняя важная новость, что Алексея Навального облили зеленкой и повредили ему глаз.

В.И: Сегодня социальные сети начали шутить над Навальным, сравнивая его с пиратом.

И.Г: Мне нравится в нем то, что, как мне кажется, он сам это провоцирует, ему самому это нравится, да и он сам не прочь подшутить над собой, как над пиратом.

В.И: Правильно ли я понимаю, что вы отслеживаете протестные мероприятия, которые сейчас проходят по России, и это не только митинги, которые прошли 26 марта, но и многие другие мероприятия? О чем вы еще в курсе?

И.Г: Я в курсе об акции, которая называлась «Надоел», которая прошла недавно, также я в курсе об акции, которая будет в День России 12 июня, а больше мне и не надо.

В.И: А почему за этими мероприятиями следите?

И.Г: Я не слежу, это они попадают ко мне. А акции, которые связанны с именем Алексея Навального, меня интересуют больше всего, честно скажу. Потому что я их вижу как самые перспективные.

В.И: Как думаете, есть в таких акциях протеста какой-то смысл?

И.Г: Есть, конечно, есть. Смысл всегда есть во всем. Если не удается получить мгновенного результата, если нет видимого эффекта, это не значит, что смысла нет. Были же белоленточные протесты несколько лет назад. Вышли, мирно помитинговали, там кого-то повязали, все закончилось, волна сошла, такое было настроение. И люди говорят, что смысла в этом нет, есть такое мнение. Но смысл есть, потому что это была попытка мирно сказать власти, что люди хотят перемен, но эта попытка не была услышана, и после этого становится понятно, что такие методы не действуют, и надо как-то делать по-другому. Вот и все. Это такой качественный прием.

В.И: А вот вы сами или кто-то из группы участвовали в митингах, пикетах? Что могло бы послужить поводом, чтобы вы вышли на улицу?

И.Г: Конечно, участвовали, по мере возможностей мы выходим. Я не знаю насчет того, чтобы как-то выступать как группа на этих мероприятиях, это такой большой шаг, он немного изменит наше позиционирование. Поэтому мы просто выступаем как обычные граждане и информационную поддержку обеспечиваем тоже как обычные граждане.

В.И: Давайте обсудим одну новость прежде, чем послушаем одну песню. Новость у меня будет лайтовая. Опубликовали на «РИА Новости» сообщение о том, что ругань делает человека сильнее. Проводили они эксперимент, сажали мужчин на велотренажеры, давали им в руки эспандер нажимать, и оказалось, что те люди, которые перед физической нагрузкой ругались и не сдерживали себя, у них было больше энергии, они были выносливее. Они вырабатывали на 10% больше энергии во время работы на велотренажере и на 20% сильнее сжимали эспандер. Ученые так и не смогли понять, от чего это зависит, почему это происходит. Прозвучала еще фраза: «Мы еще пока не до конца понимаем силу крепких выражений». На личной практике, как вы думаете, приходилось вам проверить нечто подобное?

И.Г: Конечно. Я, даже не проводя исследования, могу сказать, что соглашусь с такими выводами, потому что любой выход агрессивных эмоций делает человека более раскрытым. Происходит выброс адреналина при этом, наверняка, и отсюда появляется такой эффект. Пару лет назад я был в Нью-Йорке, и так случилось, что мы случайно зашли на акцию протеста. Мы шли по улице и там была акция протеста. Чернокожие люди, там как раз была история с жестокостью полицейских, была толпа людей, мы зашли в эту толпу, мы с ней слились, нам было просто интересно, что происходит. Это все было немного дико и дело в том, что перед толпой шел чернокожий парень, и он выкрикивал кричалки. В российских акциях протеста ты едва ли заставишь людей что-то прокричать, потому что все зажатые, все очень стеснительные. В нашем менталитете, в нашем языке заложено, что не стоит выражать эмоции, что стоит немножко подумать и постесняться это сделать. А там это было настолько в крови, что лично мне хотелось пойти и разбить какую-нибудь витрину. Это настолько заряжает энергией, что я думал, что уже готов к действиям, хотя даже не понимаю, что тут происходит. Поэтому я не удивляюсь тому факту, что брань может сделать человека сильнее.

В.И: А на концертах есть какие-нибудь методы, которые помогают вам раскрываться перед выступлением?

И.Г: Конечно такие методы есть, но в целом на концерт влияют очень много факторов. Мое собственное настроение, это такая вещь очень сложная. Это как музыкальный инструмент, который иногда не знаешь, как настроить вообще. Если гитару можно настроить, то с настроением бывает не так, но точно могу сказать, что если ты свободен от проблем, если ты адекватно воспринимаешь, где ты сейчас, что ты делаешь, если ты все принимаешь и принимаешь в себе, если ты свободен от каких-то зажимов и посторонних мыслей, то концерт будет лучше. Будет другая подача, будет другая речь и будет больше драйва от этого.

И.В: У нас пришло время послушать еще одну песню, которая прозвучит в рамках эфира. Она называется «Поговори со мной». Давайте прям пару слов об этой песне.

И.Г: Эта песня о дружбе, песня о людях, которые потерялись в нашем мире, в котором все куда-то бегут, все что-то делают, все определились со своими жизненными позициями. Два человека, которые немного посторонние в этом всем, просто говорят друг с другом, смеются над миром и дарят друг другу положительные эмоции.

В.И: Давайте слушать песню «Поговори со мной» группы «Тени Свободы».

Иван, еще раз здравствуйте. У нас сейчас еще один маленький блог обсуждения новостей. Давайте поговорим о том, что в Госдуме предложили прировнять оскорбления священнослужителей к экстремизму, это предложение прозвучало от Виталия Милонова. Как вы относитесь к подобного рода предложениям?

И.Г: Вы знаете, уже последние годы я думаю, что нормальным людям, обладающим здравым смыслом, бессмысленно комментировать то, что предлагает эта группа людей, которую называют Госдумой. Я вот так скажу, поэтому даже не знаю, что тут сказать. Для меня не существует такого органа власти, потому что я считаю, что все эти люди не были выбраны на самом деле. Я не буду говорить, при каких обстоятельствах можно этих людей обсуждать и при каких обстоятельствах, я уверен, это однажды будет.

В.И: В последнее время много скандалов всплывает, которые связанны с оскорблением чувств верующих. К подобным родам событиям какое у вас отношение?

И.Г: На самом деле вопрос в тему, потому что альбом у нас называется «Эволюция оскорбляет». Даже песня есть на эту тему. Я отношусь очень плохо, я считаю, что религиозные уже задолбали всех свой оскорбленностью, у меня даже нет слов.

В.И: Я могу сделать вывод, что вы человек не верующий, раз вы таких взглядов придерживаетесь.

И.Г: Я не придерживаюсь определенной конфессии. У меня есть мысли о том, что наверняка что-то есть, но это настолько сложно, что никакая конфессия не может адекватно это интерпретировать, поэтому эти абсолютные высказывания о том, что мой бог правильный, а твой нет, я даже серьезно к ним относиться не могу. Когда такие люди оскорбляются, тогда пусть они сидят дома и вообще заткнут уши и рты, потому что сама действительность будет их оскорблять.

В.И: Если уж заговорили про запреты, то вот новость сегодняшнего дня, что в интернете начался сбор подписей, чтобы признать топор холодным оружием. Что вы думаете по этому поводу?

И.Г: А разве он не является холодным оружием?

В.И: Нет, не является. Сейчас я даже зачитаю, что это такое. В данный момент топор — это хозяйственно-бытовой предмет. Это означает, что его свободную продажу можно осуществлять несовершеннолетним и душевнобольным гражданам.

И.Г: Я считаю, что запрещать нельзя. Можно и ложкой глаз выбить, кухонным ножом можно убить. Увечья можно причинить чем угодно. Запрещать это нельзя.

В.И: Еще одна новость. Полиция Таджикистана уволила сотрудников с чрезмерным весом, и те, кто не совсем толсты и пухлые, их заставляют тренироваться и бегать по 15 километров в неделю. Там опубликован целый список, какой должен быть рост, какой должен быть вес. И, например, при росте в 180 сантиметров, вес должен составлять примерно 85 килограммов. И там разные категории для мужчин и женщин. Там разница небольшая, и интересно, что местами женщины могу весить больше, чем мужчины. К подобного рода ограничениям как относитесь?

И.Г: Я ничего не имею против людей с лишним весом, но если их профессия связана с физической активностью и если может от них понадобиться какой-то ресурс, который они в силу своего избыточного веса не могут предоставить, то в данном случае все правильно. Все мы понимаем, что иногда от полицейских может понадобиться бежать за преступником. А как он побежит? Да никак. Вот такой у меня достаточно простой ответ.

В.И: А если продолжать цепочку, вот можно увольнять полицейских с чрезмерным весом, он может мешать выполнению должностных обязанностей. Можете продолжить цепочку, кого бы еще и за что можно уволить?

И.Г: Вы знаете, мне кажется, в нашей стране можно увольнять половину людей, которые работают где-либо. Даже большую часть, наверное. Я думаю, что за негибкость ума, за подход из серии «вас много, а я одна», понимаете? Да не знаю, честно говоря, это работодатель определяет, любое отхождение от каких-то обязанностей должностных подразумевают такую меру воздействия. Это нормально.

В.И: У нас пришло время послушать еще одну песню, прозвучит композиция под названием «Не страшно проснуться». Давайте пару слов про эту песню, как была написана, о чем эта песня?

И.Г: Как-то так получилось, что сегодня играют достаточно грустные песни. Песня о вещах после столкновения с которыми ваша жизнь уже никогда не будет прежней. Для каждого это что-то свое, поэтому я думаю, что каждый, подумав об этом, вспомнит что-то шокирующее. Эта песня является исповедью и просьбой людей не отчаиваться. Все.

В.И: Слушаем песню под названием «Не страшно проснуться» группы «Тени Свободы».

У нас с вами еще есть несколько минут для того, чтобы обсудить планы группы «Тени Свободы» на будущее. В начале программы прозвучало, чего вы успели добиться, вы выпустили несколько альбомов, успели сгонять с туром в Европу, а дальше что?

И.Г: Дальше все то же самое, но в большем масштабе. Мы постепенно подумываем и подбираемся к записи нового альбома. В настоящий момент пишется песня, и, может быть, к осени выпустить альбом, хотя мы можем не успеть. Все-таки лучше пусть альбом будет сам по себе, но выйдет чуть попозже. Мы готовимся к записи нового альбома.

В.И: А по турам?

И.Г: Трудно сказать, потому что ехать в туры надо имея уже альбом. Может быть, мы перед этим что-нибудь выпустим и прокатимся с этим. Ехать нужно имея какой-то релиз, поэтому на ближайшее время у нас особо ничего не запланировано, не считая летних фестивалей, таких, как Доброфест, Огни. Как-то так.

В.И: Пока такие пространные планы, но, может быть, есть интригующая подробность, чтобы ваши поклонники с еще большим ожиданием просматривали новости о том, что же сегодня делает ваша группа?

И.Г: Интригующая подробность есть, она связана с новым альбомом, так что я пока не могу о ней говорить. Есть определенная концепция для этого альбома, она отличается от того, что было раньше, но какая она, трудно сказать. Сейчас все находится в стадии, когда не совсем понятно, будет это круто или не очень. И как только мы поймем, в каком направлении двигаться, тогда мы все и расскажем.

В.И: А какой критерий крутости для вас?

И.Г: Я не буду врать, один из критериев крутости — это каков будет отклик людей, насколько эмоционально их затронет то, что мы будем делать. И второй критерий — это насколько эмоционально затронет нас самих, если самому не нравится то, что ты делаешь, то делать это не надо. Вот такой вот принцип.

В.И: Пока у вас группа находится под завесой тайны, и у вас слово «тени» приобретает новый смысл от этого. Вы уже успели сыграть с большим количеством известных людей, может быть, по выступлениям стоит чего-то ожидать? Может быть, совместных записей?

И.Г: Про это тоже сказать сложно, пока ожидать ничего не стоит. По моим представлениям, идея всяческих коллабораций с другими артистами исходит из самой идеи песни. Мы никогда не строим планы, что нам надо записать с тем или другим песню, а теперь давай думать, что это будет за песня. Из этого критерия мы никогда не исходим. Обычно бывает так, что есть песня, и уже исходя из этого мы думаем, что, может быть, было бы уместно спеть ее с этим человеком. Тут мы исходим из материала. Новый материал пока еще не совсем готов, поэтому на этот вопрос я ответить не готов. Но мы может быть и устроим что-то такое.

В.И: Пришло время послушать последнюю песню, которая прозвучит в рамках этого эфира, она называется «Эволюция оскорбляет». В 2016 у вас вышел альбом под таким названием, можете про эту песню рассказать?

И.Г: Эта песня имеет отношение к той теме, про которую мы говорили. Песня говорит о том, что если не принимать перемены, то тебя будет оскорблять вообще все, само бытие, сама жизнь.

В.И: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Иван, вам желаю удачи в написании альбома. Слушаем песню «Эволюция оскорбляет». А я прощаюсь с вами. До встречи на радио СОЛЬ.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments