Образ будущего

Алгоритм работы «сарафанного радио» и новый вид гигантских динозавров

Узнали об уникальном подводном роботе, БАДах, программе распространения информации в соцсетях и потомках динозавров.
Эксперты: Михаил Лактионов — директор Лаборатории подводной робототехники «Whale» (г. Волгоград); Евгений Абизов — д.ф.н., профессор кафедры фармации Института профессионального образования МГМУ им. И.М. Сеченова; Павел Скучас — палеонтолог, к.б.н., сотрудник СПбГУ; Александр Вишератин — исследователь НИИ Наукоемких Компьютерных Технологий Университета ИТМО.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Научный четверг». У микрофона Александра Хворостова. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Алгоритм работы „сарафанного радио“ и новый вид гигантских динозавров». В рамках сегодняшней программы поговорим о глубоководном уникальном российском роботе, который недавно прошел тестирование на озере Байкал, узнаем много интересного о фармакологии, о всевозможных мифах о том, что правильно или неправильно, какие таблетки принимать, какие не принимать, насколько они вредны, что такое БАДы и так далее. Поговорим о новом виде динозавров, не удивляйтесь, и такое может быть. Новый вид динозавров открыли ученые по итогам раскопок в Бурятии. Мы узнаем о том, как проходили раскопки, почему и как назвали этого динозавра. А также узнаем об алгоритме работы «сарафанного радио».

Обо всем по порядку. С 1 по 17 апреля на озере Байкал прошло тестирование глубоководного отечественного подводного робота «Моби Дик». Об этой роботе нам расскажет Михаил Лактионов, директор Лаборатории подводной робототехники «Whale» (г. Волгоград). Михаил Алексеевич, здравствуйте!

Михаил Лактионов: Добрый день!

А.Х: Расскажите о роботе, что это за робот? Для чего он был разработан? Каких он размеров и как его можно представить?

М.Л: Размером с микроволновку, вес около 12 килограмм. Это глубоководный робот, он способен работать на глубине 1 километр. Мы это как раз и испытывали на Байкале. Применение его достаточно обширное, это обследование дна, видеосъемка различная, поиск каких-то объектов на дне, сбор образцов, обследование судов в портах, его могут использовать в МЧС для спасения.

А.Х: Вы заявили о том, что ваш робот уникален, что аналогов в мире нет. В чем его уникальность?

М.Л: Уникальность в том, что при таких небольших размерах он может работать на такой глубине. Есть роботы, которые могут работать и на глубине 10 километров, но они все больших размеров, и требуется сложное подъемно-спусковое оборудование, много людей и так далее. А этот робот не только может погружаться на 1 километр и замереть на одном месте, а обследовать достаточно свободную территорию, там 200 на 200 метров. Причем это может сделать один человек. Он может выйти с комплексом оборудования на какое-то место и обследовать на такой глубине. Этому роботу не требуется никаких подъемно-спусковых механизмов, лебедок и так далее. Он на своих двигателях опускается на такую глубину и поднимается.

А.Х: Наверное, за счет таких размеров, он еще и более маневренный по сравнению с большими собратьями?

М.Л: Да. Этот робот достаточно энерговооружен, у него стоят двигатели, которые мы разработали с нуля практически. И эти двигатели позволяют ему при достаточно малых размерах иметь достаточно хорошую тягу и таскать за собой кабель, работать против течения и все остальное.

А.Х: А как долго вы работали над созданием этого робота и в чем были самые большие трудности при его изготовлении?

М.Л: Мы организовались где-то в 2000-м году, постепенно делали подводное оборудование, различные камеры и так далее. И было несколько вариантов этого робота, сейчас это 4 поколение этого робота. Самая сложность была сделать хорошие и эффективные двигатели, которые требовали обслуживания и работали на большой глубине. И основная проблема у всех роботов — это поплавки сделать хорошие, и чтобы он не протекал, да и вообще стабильно работал во всех условиях. Не только в лабораториях или аквариуме, а где-нибудь за полярным кругом.

А.Х: Получается, что он может работать в достаточно таких экстремальных условиях, в очень холодной воде?

М.Л: Вода всегда больше нуля градусов. У него достаточно прочная рама, он может выдерживать удары различные. Даже большая часть испытаний проходила зимой, так как у нас погода такая, поэтому он достаточно прочный робот.

А.Х: Вы сказали о том, что робот оснащен видеокамерой. Получается, что это видеокамера какая-то высокого разрешения, так как исследование глубин требует хорошей камеры.

М.Л: Камера хорошая, но достаточно стандартная. У нее разрешение Full HD, она достаточно чувствительная, но на большой глубине все равно требуется подсветка. У робота есть специальные светильники регулируемые, он освещает все это дело. Кстати, на роботе можно ставить несколько таких видеокамер и одновременно выводить с них изображение. Можно в реальном времени смотреть, что находится вокруг робота. Это очень полезно, особенно если сложное дно, за которое можно зацепиться.

А.Х: А вашим роботом уже заинтересовались? И кому может понадобиться такой робот?

М.Л: Применение его очень обширное, начиная от водолазов, различных дайверов. Наука может им пользоваться, чтобы изучать флору, фауну, собирать образцы различные. МЧС может спасать, искать какие-то ящики, например, от самолетов. Военные могут обезвреживать что-то. Причем он работает на тех глубинах, где водолазам находиться очень опасно или они вообще там не могут находиться. Чтобы опустить водолаза на 100 метров требуется очень много усилий, это сопряжено с очень большим риском.

А.Х: А управление как происходит? Один человек им управляет?

М.Л: Управление обычное, это специальный джойстик, как у квадрокоптеров, и с помощью ноутбука можно им управлять. Видео выводится на ноутбук в режиме онлайн, оно записывается, редактируется и так далее. Оператор смотрит в этот ноутбук, к нему можно подключить несколько экранов. Один будет смотреть назад, другой вправо и так далее. И с помощью джойстика управляется этот робот. Перемещается он с помощью двигателя. Вверх и вниз есть вертикальные двигатели, а по горизонтали есть горизонтальный двигатель. Там есть еще боковой двигатель, который позволяет двигаться боком. Управление достаточно простое, где-то в течение недели простые команды человек может освоить.

А.Х: По опыту вашего тестирования на Байкале что вы узнали с помощью вашего робота? Какие именно данные получили благодаря этому роботу?

М.Л: Во-первых, это было просто испытание робота на глубину, то есть как он поведет себя в реальных условиях, это не то, что его испытают на давление в бассейне. Получили достаточно много опыта и собираемся в следующем году, если позволят финансы, опуститься в самую глубокую точку Байкала на 1650 метров. И там уже будет экспедиция, которая позволит детально обследовать какую-то область, это может помочь какому-нибудь институту, если собрать какие-нибудь данные. И на Байкале вообще много мест, где можно понырять и что-нибудь найти.

А.Х: А роботом уже кто-то заинтересовался?

М.Л: Мы робота предыдущего поколения поставляли в несколько стран, но в основном за рубеж. Во Францию, в Южную Америку, даже в Африке есть наш такой робот, но у них меньшая глубина погружения, там от 100 до 300 метров. А тот, который мы испытывали, это самый первый такой образец.

А.Х: Еще нельзя говорить о том, что он пущен на конвейер?

М.Л: Таким роботам массовое производство и не требуется, это уникальные вещи. На них достаточно небольшой спрос.

А.Х: Такой робот изготавливается под индивидуальный заказ?

М.Л: Да, конечно. Каждый робот отличается от всех других. Комплектацией различаются, наличием манипуляторов, количеством камер, наклона, мощностями двигателей. Там очень много параметров.

А.Х: Скажите стоимость вашего робота?

М.Л: Стоимость тоже зависит от комплектации, глубины погружения, длины кабеля. Самый простой на 100 метров стоит около 300 тысяч рублей.

А.Х: А что, если хотят, чтобы он на 1500 тысячи опускался?

М.Л: На 1500 еще надо сначала сделать. Пока есть только на километр. На 1500 тысяч метров он будет стоить порядка 50 тысяч долларов, примерно. Около 3 миллионов.

А.Х: А какие еще роботы изготавливает ваша лаборатория? В каких областях они могут приниматься и обслуживаться? Или это только роботы, которые используются для глубоководных исследований?

М.Л: Роботы не только глубоководные, они на любой глубине работают. Мы сейчас разрабатываем робота, который может работать на сильных течениях, потому что в нашей стране в основном реки, и у них сильное течение. Это течение сильно затрудняет работу, и этот робот позволит работать на сильных течениях, на которых водолаза практически сразу сносит.

А.Х: А за счет чего получается создать такого робота, который противодействует сильному течению? Как это получается?

М.Л: Двигатели, там в соотношении тяги и объема у нас одно из лучших в мире. И соответственно форма робота такая, что позволяет минимизировать гидравлическое сопротивление. Это все в комплексе и плюс небольшой кабель, который течению оказывает мало сопротивления, я думаю, что позволит создать такой вариант робота. Я думаю, что примерно метров до 3 в секунду он будет работать.

А.Х: И он так же будет оснащен камерой и будет управляться одним человеком? В том плане все будет так же, как и с «Моби Диком»?

М.Л: Да. Там камера будет наклонная, она тоже будет вращаться вверх, вниз. Просто у него будет такая рама, на которую можно будет навешать какое-то количество датчиков, поэтому он будет просто для обзора сделан. Посмотреть, что там случилось. Например, были такие варианты, что прокладывают трубу по дну реки, и что-то там случается, а тут можно будет посмотреть по-быстрому, что же там случилось с этой трубой.

А.Х: Спасибо вам большое, Михаил Алексеевич. Надеюсь, что ваш робот заслужит и российскую любовь. До свидания.

М.Л: Я тоже надеюсь. До свидания.

А.Х: Мы продолжаем программу «Научный четверг». Мы сейчас поговорим о том, какие таблетки надо пить, как правильно пить таблетки, что творится в интернете по поводу сообщения о том, какие таблетки нужны, какие не нужны, что такое БАД, там можно запутаться. И я решила спросить это у Евгения Абизова, доктора фармацевтических наук, профессора кафедры фармации Института профессионального образования МГМУ им. И.М. Сеченова. Евгений Анатольевич, здравствуйте!

Евгений Абизов: Добрый день, Александра!

А.Х: Сейчас очень много всякой информации, всевозможных упоминаний тех или иных таблеток, как правильно или не правильно применять те или иные таблетки. Последние исследования медиков выявили, что некоторые широко распространенные обезболивающие, противовоспалительные и жаропонижающие препараты резко повышают риск остановки сердца. Получается, что одно лечим, а другое калечим?

Е.А: У любого препарата есть как показания к применению, так и противопоказания. Также есть и побочные эффекты, поэтому для этого и существует медицинское образование, в частности, на лечебном факультете врачей готовят не только к физиотерапевтическим работам, но и к фармакологии, а именно назначение, ведение пациента и так далее. Врач в первую очередь, равно как и провизор, вспомогательный персонал, они должны знать об этом. К этой проблеме надо иметь многогранный подход.

А.Х: Читая все аннотации к таблеткам, мало кто из нас, из обычных жителей, а не медиков, мало что понимаем. Название трудное, состав непонятный, в интернете противоречивые отклики. На что надо прежде всего обращать внимание, когда ты покупаешь таблетки и не хочешь сложных последствий?

Е.А: Тут универсального рецепта нет, но некоторый вектор известен. Это должен быть оригинальный препарат, известного производителя, как отечественного, так и зарубежного, которые довольно известны и хорошо себя зарекомендовали. Еще один момент, это хоть человек может не иметь медицинского образования, но все-таки обращать внимание на состав. У нас по статистике больше 80% населения имеет высшее образование в нашей стране, и это хорошо. И дает возможность образованному человеку в некоторых моментах разбираться. В первую очередь это действующие вещества, которые заявлены там, и какая у них дозировка, а дальше срок годности, показания и противопоказания. И уже непосредственно внимательно читать дозировку препарата и показания к применению. Там в любом препарате обязательно вкладыш, на котором содержится необходимая информация. А если назначение врача и описание в этом вкладыше не соответствует, то можно обратиться к врачу за разъяснениями, ну или к провизору в аптеке, который может дать информацию. В наше время приходится обращаться не к одному специалисту, а к несколькими, чтобы таким статистическим путем получить верную информацию.

А.Х: Сейчас очень много публикаций нахожу о том, что существует очень много отечественных аналогов зарубежных таблеток. И в цене разные, а по составу одинаковые. Многие говорят, что смысла нет покупать дороже. Действительно ли это так, что наши препараты полностью заменяют зарубежные аналоги, и не надо переплачивать, надо найти аналог и купить его?

Е.А: Здесь лукавство идет с обеих сторон. В условиях капитализма, который сейчас правит всем миром, естественно, идет главным вектором получение прибыли. За получение прибыли, за потребителя идет война. Каждому производителю выгодно, чтобы его товар регулярно сбывался и по максимально большой цене. Соответственно, тут идет борьба между производителями в одной стране. Один фармзавод борется с другим за рынки сбыта. Такая же ситуация между странами, там тоже происходит такая борьба. И тут страдает простой покупать, потому что когда он приходит в ту же аптеку, он сталкивается с целой линейкой препаратов, которые могут иметь примерно сходный состав, но разные этикетки, разные фирмы. Даже в этих вкладышах, о которых мы говорили, бывает полярно разная информация, притом не всегда содержащая истину. Тут момент такой, если вы заболели, и у вас болит голова, то, наверное, но-шпу брать не стоит. Если у вас болит что-то другое, то по назначению врача можно взять но-шпу, но дело не в этом. У нас есть всем известный препарат аспирин, он и с книжек нам знаком и так далее. Аспирин фирмы «Bayer» и ряда других фирм, в частности, на Западе его выпускают под названием «аспирин», действующее вещество ацетилсалициловая кислота. Наш отечественный препарат, также известный нам с детства, он прямо так и называется «ацетилсалициловая кислота». По действию они абсолютно одинаковые, по побочным эффектам, о которых мы с вами говорили с самого начала, а именно действие на сердечнососудистую систему при передозировке, это да. История изобретения этого препарата также известна, она описана в интернете, если интересно, то можете почитать. Но тут момент такой, что западный аспирин будет действовать, как и наш отечественный препарат. Единственный момент тут такой, что цена зарубежных препаратов, она складывается еще из лекарственной формулы. Если брать зарубежный препарат, это, как правило, шипучие, растворимые таблетки, довольно приятного вкуса этот раствор получается за счет отдушек и компонентов, которые придают ему определенный вкус. Наша ацетилсалициловая кислота с детства всем знакома по вкусу, он не совсем приятный, кислый, горький, таблетка сухая и так далее, но эффект будет одинаковый, как у вкусного стакана с зарубежным препаратом, так и от нашей не очень приятной таблетки, которую нужно запивать очень большим количеством воды. Единственное, тут выбор идет коммерческий, покупательский. Если человек может себе позволить, он может купить его, если ему нравится вкус и форма таблетки, пилюли и так далее. У нас сейчас такой позитивный момент, но есть и негативный. В наше время очень большой выбор ассортимента, мы можем сходить в другую аптеку, купить препарат чуть дешевле или, наоборот, чуть дороже, у нас есть огромный выбор линейки различных препаратов и различных вещей из другой области. И обратная сторона этой медали в том, что опасность как раз и таится в этом большом выборе. Человек начинает тонуть в информации, которая связана с одним и тем же объектом, который он собирается приобрести. Если будет касаться мобильного телефона, то ему предложат сотню моделей, он в итоге выйдет из магазина с квадратной головой, так ничего и не купив, потому что хочется и то, и другое, и третье, а денег на все не хватает. А с другой стороны, ему и не нужно 10 телефонов или не нужно ему покупать 15 пачек ацетилсалициловой кислоты под разными торговыми названиями. Тут как раз есть и плюс, и минус.

А.Х: Ко всему надо подходить разумно и согласно тем рекомендациям, которые нам дает врач. Я хотела бы еще у вас спросить о так называемых БАДах, о биологически активных добавках, некоторые говорят, что это чуть ли не панацея от всех болезней, и стараются придать чуть ли не мифологический ореол подобным препаратам. Откройте правду о БАДах, вымысел это или действительно правда?

Е.А: Что касается БАДов, это препараты растительного и животного происхождения, тот же самый рыбий жир или как он проходит под названием «Омега-3». Есть зарубежная фирма SOLGAR, у них есть целая линейка препаратов растительного и животного происхождения, в частности, этот рыбий жир или «Омега-3». Баночка стоит от 2 до 3 тысяч рублей, это биологическая активная добавка к пище, он рекомендуется для принятия ее после еды каждый день. Сама банка небольшая, чтобы ее потребителю быстро съесть и пойти купить еще. В государственной фармакопее 7 издания, это 1937 год, там была статья о рыбьем жире. Почему-то уже в 11 издании фармакопеи, это конец 1980-х годов, рыбий жир исчез из основного фармацевтического документа страны. И таким образом стал не фармакопейным препаратом, и если он не является фармакопейным, то есть он не является лекарством, он является БАДом. Действие рыбьего жира веками подтверждено, проверено, и большинство людей знают его пользу и его эффекты. Что касается гинкго билоба. Есть гинкго билоба, препарат «Эвалар», есть препарат гинкго билоба, он под тем же названием является как фармакопейным препаратом, так и биологической активной добавкой. Состоит из семян гинкго билоба, используется как ноотропный препарат, что влечет за собой коррекцию памяти и улучшение умственных способностей. Тут можно говорить так, что БАДы — и лекарства, и одновременно не лекарства, все зависит от показаний, которые ему выписал врач, и какую назначил терапию. Поскольку довольно долгое время я работал в экспериментальной фармации и сам занимался одним из элементов создания фармакопейной статьи на растительный препарат, я могу сказать так, что зарегистрировать инновационный фито-препарат или препарат животного происхождения как БАД гораздо проще, чем как лекарственный препарат. Чтобы препарат стал фармакопейным, надо получить довольно весомый пакет документов, который будет получен как минимум лет за 10−15, а что касается регистрации как БАДа, то на это уйдет от 1 года до 3 лет. Это аккурат укладывается в момент написания соискателем кандидатской диссертации.

А.Х: Это хорошо или плохо?

Е.А.: Что касается регистрации препарата, это хорошо, потому что препарат, созданный нашими учеными, в конечном итоге попадает непосредственно потребителю. А плохо то, что потребитель становится перед выбором: либо он получает лекарственный препарат, либо он получает БАД. Наш рядовой покупатель считает, что если препарат фармакопейный, не БАД, то он проверенный со всех сторон, надежный. В этом есть доля правды. Что касается БАДа, то здесь с прохладцей может относиться. К БАДам к пище может относиться и препарат мумие. Тоже давно известный препарат, хорошо лечит проблемы с костной тканью, обогащает кальцием, стимулирует его усвоение. Он давно себя зарекомендовал. Но, тем не менее, он может попадаться в комплексе с некими растительными компонентами и составлять БАД. Тем не менее, действующее вещество, в данном случае группа веществ, комплекс компонентов — это мумие, давно известный, с древних времен препарат.

А.Х.: Получается, БАД — не только вредно, но и полезно, да?

Е.А.: Тут есть такой момент: все БАДы, которые человек знает, если брать просто потребителя, не имеющего медицинского, фармацевтического, химического, биологического и другого близкого образования, рядовой инженер на пенсии приходит в аптеку. Ему врач порекомендовал что-то для улучшения памяти, кровообращения и т. д.

А.Х.: К сожалению, связь прервалась. Но я думаю, итог ясен. Принимая таблетки, тщательно проверяйте назначение, возможные противопоказания, обязательно проконсультируйтесь с врачом, и тогда вы будете счастливы и здоровы.

Продолжаем программу. Интересную новость нашла я на просторах интернета: ученые из СПбГУ нашли новый род динозавров, причем гигантских динозавров. Попробуем спросить об этом Павла Скучаса, палеонтолога, кандидата биологических наук, сотрудника СПбГУ. Павел, здравствуйте!

Павел Скучас: Добрый день.

А.Х.: Что это за новый вид гигантского динозавра? Каким образом он был обнаружен и что из этого следует? Мы до этого не знали о том, что такие динозавры есть, а теперь узнали?

П.С.: На самом деле, ситуация немного другая. На территории России находили изолированные кости, в том числе и гигантских динозавров, группа называется зауроподы. Именно в этой группе встречаются гиганты по 30 метров длиной и под 80−90 тонн весом. Но на территории России находили только изолированные остатки. Ни один новый вид зауропод с территории России не был известен. До того момента, как в 1998−99 году было найдено 3 позвонка в Забайкалье. Дальше прошло 15−20 лет, и только буквально вчера был описан новый вид и новый род этих самых гигантских динозавров. Название этого нового рода — тенгризавр, в честь верховного тюркского, монгольского божества. Это подчеркивает близость к территории Забайкалья, где был найдет динозавр, и Монголии.

А.Х.: Когда он существовал, когда ходил по Земле?

П.С.: 120 миллионов лет примерно.

А.Х.: Ого! А как вообще происходят эти открытия? Вы каким-то образом уже знаете, что те или иные роды динозавров обитали на этой местности, туда едете, откапываете и в один день раз! — и нашли какую-то кость? Или как все это проходит? Честно, очень интересно!

П.С.: На первом этапе палеонтологи выясняют, где у нас сохранились отложения древнего возраста. Например, мезозойского, если мы хотим найти динозавра. Далее, как в детективе, перед экспедицией просматриваются геологические отчеты, ищутся любые упоминания об обнаружении костей. Если такие упоминания найдены, выезжает экспедиция и пытается найди уже на месте. В чем проблема России? В том, что древние породы очень мало где выходят на поверхность и доступны для изучения. У нас много тайги, все поросло лесом. Идеальное место для поиска динозавров — это пустыня, а у нас с пустынями очень нехорошо, их нет. Поэтому мы вынуждены искать по берегам речек, по карьерам, действующим или заброшенным, то есть там, где древние породы доступны.

А.Х.: И сколько занимает одна такая раскопка, чтобы найти и точно узнать, что это уникальная находка? Или вы сразу видите, что находка уникальная?

П.С.: Это бывает очень по-разному. Если находится целый скелет динозавра, такое тоже бывало, но, слава богу, не зауропода, потому что гигантский скелет зауропода выкопать очень сложно. Но когда находятся целые скелеты, понятно, что это максимум информации и все уникально. В нашем случае мы находили по одному позвонку в течение трех лет. Выкопать один позвонок — это не сложно. Тут и сложного оборудования не нужно. Но в чем проблема, почему мы нашли в 1998−99 годах эти три позвонка, а описание только сейчас? Очень мало было известно о конкретной группе гигантских динозавров, эта группа называется титанозавры. Именно к этой группе принадлежит тенгризавр, наш новый динозавр. Вообще про титанозавров было мало чего известно. Но за 15−20 лет были сделаны уникальные находки в Южной Америке в первую очередь. Сейчас хорошо известно строение титанозавров, и стало возможным описать новый вид и род, мы поняли, наконец, что это действительно новый динозавр. 15 лет назад это было еще непонятно.

А.Х.: А как выглядел тенгризавр и как он питался? Многие говорят, что, несмотря на то, что динозавры были огромные, они были абсолютно растительноядными.

П.С.: Тенгризавр, как и любой зауропод, выглядел более-менее одинаково. Это длинная шея, на которой висит маленькая голова. Позади длинный хвост, своеобразный балансир. Ходил на 4 ногах. Зауропод — это вообще та группа, к которой относятся такие известные динозавры, как диплодок, бронтозавр, брахиозавр. Такие длинношеие растительноядные формы. Питались они все исключительно растительностью. Зубы у них слабенькие, даже у титанозавров зубы были похожи на незаточенные карандашики, чтобы срывать с ветки и заглатывать. А дальше огромный желудок, в котором были камни, перетирающие эту растительность. Своеобразная фабрика перерабатывания растительной пищи. И сразу скажу, что наш тенгризавр, хоть и относится к группе гигантских динозавров, зауропод, он был относительно небольшим. В районе 10−12 метров.

А.Х.: Это небольшой, 10−12 метров? Малышка такая.

П.С.: Для гигантских динозавров это небольшой. Среди зауропод встречаются гиганты по 30 метров, под 80 тонн реконструируемой массы. Наш был среднего размера.

А.Х.: Еще один вопрос, меня он всегда волновал. Очень много теорий, почему динозавры исчезли. Вы какой теории придерживаетесь?

П.С.: Я придерживаюсь теории, что крупные вымирания, в том числе и вымирание динозавров — это несчастливое стечение обстоятельств, несколько факторов. Действительно, в конце мезозойской эры упал метеорит в районе Мексики. Но в это же время в районе Индии происходили ужасающие извержения вулканов. Выбрасывалось огромное количество пепла. В это же время отступало море. Когда отступает море, исчезают внутриконтинентальные моря. Например, сейчас Балтийское море достаточно мелкое и находится внутри континента. Тогда таких морей было достаточно много. Северная Америка была поделена вдоль морем. И когда такое море отступает, все прибрежные экосистемы, они были очень богатые, своеобразные джунгли, они все исчезли. Получается, что факторов, похоже, было несколько: падение метеорита, отступление моря, вулканизм в Индии. Не повезло.

По большому счету, я могу сказать откровенную вещь, что динозавры не вымерли. Обычные птицы — это динозавры, которые выжили, это хищные динозавры. К группе хищных динозавров относится тираннозавр, например. И достаточно давно известно, что в этой группе появились перья. Динозавры стали обрастать перьями, а потом научились летать. Так появились птицы. Поэтому если вы хотите изучить анатомию динозавра, возьмите куру гриль. Все признаки, характерные для динозавра, вы там увидите.

А.Х.: Вот это да! А как часто вообще в науке открывается новый род, новый вид динозавров? И сколько еще ждать открытий?

П.С.: Именно динозавров сейчас открывается много. Ежегодно десятки видов и родов. Сейчас уже около тысячи видов динозавров описано и примерно 500 родов. Ситуация коренным образом изменилась, когда вышел фильм Спилберга «Парк юрского периода». В палеонтологию прошло огромное количество молодых людей. Как ни странно, даже начали выделять больше денег на палеонтологические исследования. Палеонтология оказалась в центре внимания. Если бы не было этого фильма и не было бы Спилберга, количество видов и родов динозавров было бы в 5−10 раз меньше. Не в нашей стране. В нашей стране палеонтологов по-прежнему немного. Но в США, в Канаде их огромное количество. Молодые люди идут, интересуются палеонтологией, активно ищут. И количество видов и родов сейчас еще растет по экспоненте. Сколько это продлится, я не знаю. Несколько ближайших лет будет открываться большое количество видов и родов динозавров. В том числе, надеюсь, на территории России.

А.Х.: Может, еще кто-то снимет что-нибудь интересное про динозавров, тем самым популяризирует палеонтологию, к вам придут новые кадры, которые откроют огромное количество новых видов, и мы узнаем еще много всего интересного. Павел, огромное вам спасибо, что вы с нами пообщались.

П.С.: Спасибо и вам. Всего хорошего.

А.Х.: Мы продолжаем. Математики из Санкт-Петербурга раскрыли секрет работы «сарафанного радио». «…создав компьютерную программу, способную предсказывать вирусное распространение информации в соцсетях и по телефону». Об этом мы поговорим с Александром Вишератиным, исследователем НИИ Наукоемких Компьютерных Технологий Университета ИТМО. Здравствуйте!

Александр Вишератин: Здравствуйте.

А.Х.: Вы мне сказали, что немного раздули новость о том, что вы нашли некий алгоритм работы «сарафанного радио». В чем же состояла ваша работа, что же вы все-таки открыли?

А.В.: Основной целью нашего исследования было не раскрыть некие секретные алгоритмы того, как работает «сарафанное радио», как информация распространяется. Нашей целью в этой статье было создать некую методологическую базу того, как мы можем в дальнейшем исследовать, какие мы можем методы применять для исследования распространения информации, именно в мобильных сетях. Поскольку сейчас у нас очень широкое распространение имеют социальные сети, мы сконцентрировались больше на том, что мы можем понять и получить из мобильных сетей. Основным результатом исследования является концепция многоуровневой модели, в которой различные уровни отвечают и описывают различные сущности, которые участвуют в распространении информации в том или ином виде. Например, это обычные люди, которые совершают звонки, это их мобильные устройства, это даже те базовые станции мобильных операторов, которые мобильные сигналы передают между пользователей. Все они в той или иной мере влияют на то, каким образом информация будет или не будет передана от одного человека к другому.

А.Х.: А как работает эта модель? Один человек запускает некую информацию в интернет — и дальше?

А.В.: Модель у нас агентная. Соответственно, все виртуальные люди, с которыми мы работаем, у каждого из них есть определенная заложенная модель поведения. Это то, как часто он звонит, как долго разговаривает, то, каким образом он выбирает человека, которому он звонит. Мы перед запуском модели говорим, что определенный круг людей владеет некоторой информацией. У этой информации есть набор свойств: важность, актуальность, то, насколько эта информация будет полезна и интересна конкретному человеку. И дальше, согласно заложенным в этой модели правилам она так или иначе распространяется по сети.

А.Х.: А скорость распространения информации от чего зависит?

А.В.: В первую очередь, от того, кто ее распространяет. Потому что у нас в модели есть три типа агентов. Это обычные люди, которые звонят относительно редко, разговаривают некоторое время и в основном с теми людьми, которые входят в их близкий круг общения — родственники, друзья. Есть также люди, которые условно названы организаторами. Это те люди, которые совершают много звонков, очень часто, ведут активный образ жизни, если можно так сказать. Если эта информация попадает организатору, она будет распространяться быстрее, потому что человек сможет оповестить большее количество людей, и эти люди будут более разнообразны.

А.Х.: А какие новости распространяются быстрее и какие — медленнее? Есть ли у вас об этом какие-то математические исследования.

А.В.: Конкретных таких исследований мы не делали. В принципе такая работа ведется, но она ведется больше в контексте именно социальных сетей, потому что их проще исследовать. Если можно так сказать, эта информация практически на поверхности лежит. А с мобильными сетями все сложнее, поскольку мы не имеем доступа к информации о том, что конкретно говорил человек, была передана информация или нет. Поэтому вынуждены действовать обходными способами, какими-то косвенными путями узнавать эту информацию и настраивать, исходя из этой информации, наши модели.

А.Х.: Получается, некая такая математика общения полезна наверняка огромному кругу людей. Мы сейчас заявляем о том, что вся молодежь сейчас торчит в интернете, в соцсетях, получает оттуда негативную или положительную информацию. Кто-то уже заинтересовался вашими разработками?

А.В.: Нет, на данный момент у нас нет партнеров, которые бы заинтересовались и продвигали бы в промышленное применение наши разработки. Чтобы сделать следующий шаг в развитии модели, нам нужно больше данных, чтобы мы нашу модель могли более корректно настроить, чтобы мы могли сказать, что действительно, наша модель в полной мере соответствует тому, как оно в реальной жизни происходит.

А.Х.: Допустим, вы исследуете огромное количество людей, их общение в интернете, в мобильных сетях и т. д. И далее вы можете создать некую формулу, уникальную, по которой рассчитать можно что? Где возможно применение вашим формулам?

А.В.: Применение, которое лежит на поверхности, — это в центрах оповещения. Например, в городе могут происходить какие-то массовые мероприятия либо какие-то экстремальные события. И если в городе есть информационный центр, который должен оповещать жителей о том, что, раз мы в Санкт-Петербурге находимся, например, происходило бы наводнение или штормовое предупреждение, чтобы машины и людей не посдувало, то мы могли бы с помощью модели рассчитать, сколько человек нужно в информационном центре, чтобы с достаточной скоростью оповестить максимальное количество людей о том, что надвигается какое-то событие.

А.Х.: Да, сейчас, например, горят леса в Сибири, можно об этом оповещать население. Такая компьютерная программа ведь работает только в интернете. А что насчет отдаленных поселков, где часто иногда и интернета-то нет?

А.В.: Я сейчас говорил скорее об оповещении с помощью мобильных устройств. Потому что мы моделируем мобильные звонки. Соответственно, и оповещение и информирование идет именно в контексте мобильной связи. Либо той связи, которая доступная в том или ином регионе области. Любую ситуацию, которая может возникнуть, с той или иной точностью возможно смоделировать. Даже удаленные уголки, в которых один телефон на деревню, — такое тоже можно смоделировать и посмотреть, как оно будет работать.

А.Х.: Замечательную вещь вы придумали в Петербурге, здорово. А как скоро можно будет воочию понять, как работает ваша модель? Как скоро можно говорить о том, что ее можно выпускать в люди? Что для этого нужно?

А.В.: Нужно найти партнера, который предоставит достаточный объем данных, чтобы мы могли настроить нашу модель, проверить, что она действительно работает, и потихоньку начинать тестовую апробацию в реальных условиях. Смотреть, например, как предсказывает наша модель и как происходит в реальной жизни. Без этого пока что это невозможно.

А.Х.: Получается, вам надо дать контакты жителей, и на базе этих данных вы разработаете модель?

А.В.: Да. Если бы у нас были данные о телефонных звонках в городе, например, то мы смогли бы с достаточной точностью настроить модель и думать о том, как мы можем ее на практике применять.

А.Х.: Александр, огромное спасибо, что вы с нами пообщались.

А.В.: Вам спасибо.

А.Х.: Это была программа «Научный четверг». У микрофона была Александра Хворостова. Всего доброго!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments