Гости программы — группа «DEDOOX» (г. Санкт-Петербург)

Гости программы: Александр Гусев — участник группы; Дмитрий Дедух — участник группы.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Всем привет. Это программа «Культурная пятница» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

Сегодня мы познакомимся с участниками и творчеством группы «DEDOOX» из Санкт-Петербурга. Гостями нашей программы будут два музыканта: Александр Гусев и Дмитрий Дедух. Что же известно об этой группе? Группа была участником многих телевизионных проектов, таких, как «Главная сцена», «Украина ищет таланты», «Новая волна» и т. д. Подробнее о группе мы поговорим с ее участниками. С нами на связи Александр Гусев. Александр, здравствуйте.

Александр Гусев: Добрый день.

А.Х.: Давайте знакомиться. Знакомьте нас со своей группой, рассказывайте историю, когда она образовалась, кто ее образовал, кто сейчас в составе группы.

А.Г.: Все началось достаточно давно, -дцать лет. Мы были вообще акапелла-коллективом. Это было смешанный коллектив, 4 дамы и 4 молодых человека. Это был коллектив, который пел различную музыку, но чисто голосами, чисто акапелла-коллектив, который внедрял акапелла-музыку в наш социум. И все постепенно эволюционировало до такой степени, что на данный момент мы сидим и управляем примочками, аппаратом электронным и уже делаем из него хороший продукт, делаем классную музыку, которую хотим донести до нашего слушателя, чтобы слушатель тоже понял, как это классно, интересно, что это то, что слушают сейчас. Это современная музыка, мы постепенно стараемся ее обновлять, как логически, так и интересными другими фактами ее пытаемся подбодрить. Стараемся идти в ногу со временем.

А.Х.: А кто в составе вашей группы сейчас?

А.Г.: Помимо меня еще Дмитрий Дедух. Он, будем называть русским языком, бас. За ритм-секцию полностью отвечает Антон Анкушин. И наша чудеснейшая солистка, потрясающий человек Июлина Попова. И нельзя не упомянуть о таком человеке, как Руслан Килашев. Это наш саунд-продюсер, который делает из того хаоса, который мы ему приносим, хороший качественный продукт, который можно слушать, можно преподносить людям.

А.Х.: А вы изначально так и планировали, что вокалистом у вас будет девушка?

А.Г.: С момента последнего изменения в коллективе у нас стала девушка солисткой. До этого мы все-таки плясали вокруг акапелла. Долгое время у нас был мужской коллектив. После смешанного у нас был мужской секстет. А потом мужской квартет. Мы эволюционировали в жанре акапелла, но мы пытались все-таки оставаться в нем, пытались оставлять некие пачки голосовые, больше использовать свой голос совместно с примочками, которые уже из этого голоса делали какую-то электронную вкусняшку. Когда у нас последний раз поменялся коллектив, мы Июлиной достаточно давно познакомились, бывало такое, что мы сотрудничали, она к нам на сольные концерты приходила как специальный гость. Нам это было интересно, мы хотели что-то сделать совместное. И вот подвернулся такой случай, что мы смогли соединиться и творить что-то совместное.

А.Х.: Меня всегда интересует вопрос создания того самого продукта, который слышим мы, слушатели. Как у вас это происходит в группе? Кто-то отдельный отвечает или вы все вместе соединяете и потом отдаете на постпродакшн какой-то?

А.Г.: Мы стараемся все делать совместно. Бывает такое, что кто-то приносит текст, кто-то приносит музыкальные какие-то мотивы, некую музыку готовую, которая в голову приходит. Это мы все соединяем воедино, и получается некий трек, который доводится до ума нашим саунд-продюсером. Но мы стараемся действовать совместно. Не всегда получается, живем мы все равно раздельно, поэтому кому-то идея приходит, стараемся ее доносить на общей репетиции и из нее лепим, что-то придумываем. Совместная импровизация все-равно получается на студии у нас. А какие-то заготовки чаще всего каждый приносит сам.

А.Х.: А что вдохновляет вас как музыканта?

А.Г.: Есть много современной музыки и музыки прошлого, которая нам нравится, которую мы слушаем. Есть отдельные какие-то музыканты. Есть стили какие-то современные, которые, мы понимаем, нам близки, интересны. И мы понимаем, что это и нынешнему слушателю интересно. У нас нет такого, что мы хотим, чтобы наша целевая публика была только молодежь и все. Мы наоборот за то, чтобы объединять все возраста, и мы не против, даже будем рады, если нашу музыку будет слушать как возрастное поколение, так и молодое, потому что у нас нет цели звуками уничтожить молодежь так, чтобы взрослое поколение говорило: «Как это все громко, шумно, невозможно вас слушать». Мы делаем то, что нам нравится. Дай бог, самое главное, приятно очень, что-то, что мы делаем, нравится другим, слушателям. Какие-то примеры для подражания, музыкальные глыбы есть. Я думаю, что у каждого коллектива есть тот, кого они слушают достаточно много, на кого они равняются. Но мы не хотим ни на кого равняться, мы хотим быть самими собой, но при этом иметь какие-то музыкальные треки других исполнителей нам все равно приятно, мы любим разную музыку.

А.Х.: А еще мне всегда интересно, как трансформируются музыкальные интересы профессиональных музыкантов. Если говорить о юношеских предпочтениях, кого вы слушали, когда были совсем молоды?

А.Г.: Ребята меня часто подстебывают на этот счет, потому что я единственный меломан, которому нравится музыка тех лет. Я любил в то время слушать разную музыку. Мне нравился весь ретро-репертуар. И тот же самый «Ласковый май», и Лев Лещенко, и Алла Пугачева. Весь этот репертуар мне очень нравился. Нам повезло встретить в жизни такого человека, как Байгали Серкебаев, это основатель группы «A`Studio». Нам очень приятно, что мы знакомы с таким коллективом. Мне даже посчастливилось с ним спеть песню «Джулия», песню, которую все знают. Очень классная песня, феноменальная. Поэтому разную музыку слушаем. Но про то время, про музыку того времени мы не забываем. Кто-то меньше, кто-то больше, но мы ее слушаем, помним ее. Потому что есть какие-то такие мотивы, соединения гармонические, которые пошли из того времени. Сейчас это все используется на бит, куча разных звуков, наложение разных тембров. Но классика есть классика, она от нас никуда не убежит. Здесь можно сказать, что это классика, которая внедряется постепенно в современную музыку и делает для нее очень хорошую основу.

А.Х.: Я бы еще хотела спросить про ваше участие в телевизионных проектах, таких, как «Главная сцена», «Украина ищет таланты», «Новая волна». Что дает участие в подобных мероприятиях и конкретно вашей группе что дало такое участие?

А.Г.: На этот вопрос лучше и пронзительнее ответит Дмитрий Дедух. Я оставлю ему удовольствие ответить на этот вопрос, потому что он более интересно и более глобально расскажет, чем я. Он как раз уже с нами.

А.Х.: Тогда давайте Дмитрия и послушаем. Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Дедух: Здравствуйте.

А.Х.: Тогда отвечайте вы на вопрос. Конкретно вашей группе что дало участие в таких проектах?

Д.Д.: Широкую известность. Шутка. На самом деле это просто интересный опыт знакомства с новыми музыкантами, с молодыми и состоявшимися уже. Опыт, единственное, пожалуй, что дает. Ну знакомства всякие разные.

А.Х.: Это какие, интересно? Прям вот то знакомство, когда говорят: «Ой, а я вот с ним знаком, да».

Д.Д.: Проект «Главная сцена» нам подарил знакомство с таким прекрасным человеком, как Байгали Серкебаев. Мы даже не подозревали, насколько интересная это личность. Ты смотришь по телевизору — группа «A'Studio», да, классно. У них есть известные песни, они популярны. Но сам кайф в том, что Байгали делает вне группы. А именно то, как он помогает молодым музыкантам. Он основал Emporio Music Fest, который сейчас проходит в Москве, уже четвертый, аналогов в стране нет. Это такой мультиформатный фестиваль, в котором могут принимать участие музыканты любых направлений, стилей. Самое главное, чтобы они были интересны. Это самый основной критерий, по которому Байгали выбирает участников. Он зовет очень интересных музыкантов в жюри, таких, как Агутин, Пресняков, очень много разных, каждый тур там разные музыканты. И они открыты абсолютно, они с тобой общаются. Кто-то тебе может что-то посоветовать. И вот Байгали — это такое знакомство, за которое этим проектам нужно сказать спасибо.

А.Х.: Мы до этого общались с Александром о его детских музыкальных предпочтениях. А что сформировало вас как музыканта? Какая музыка именно?

Д.Д.: Начинал я с бардовской песни. В возрасте 6 лет мне отец дал в руки гитару и сказал: «Сынок, она тебе поможет в жизни». Я играл всякие песни. Гитара мне очень быстро далась. Естественно, я продолжаю играть на аккордах. Могу, конечно, сыграть «Металлику», но кто из дворовых пацанов не умеет играть «Металлику»? Дальше хоровая музыка, потому что в 11 лет меня отдали в хор мальчиков, с ним я проколесил пол-Европы и перепел кучу хоровой музыки. А дальше в 15 лет я понял, что хочу профессионально заниматься именно музыкой. Дальше музыкальное училище, потом консерватория, и сейчас продолжаю.

А.Х.: Кстати, о консерватории. На вашей странице в соцсети написано, что вы даже были певцом санкт-петербургской оперы. А сейчас вы в неклассическом музыкальном коллективе. Не было никакой ломки при переходе?

Д.Д.: Не было такого, что явный переход. В оперном искусстве я пробыл не очень долго. Да, по образованию я оперный певец. Я думаю, что я понимаю в этом. Когда я слушаю разных оперных вокалистов и оперные постановки, я понимаю, где хорошо, а где не очень. Ломки не было. Это постоянный процесс развития. После окончания консерватории можно сказать, что только началось что-то. И оно продолжается и сейчас. Ты постоянно чему-то учишься, стараешься узнать что-то новое. Музыка настолько безгранична, что, я думаю, нет ни одного человека, который может сказать с уверенностью, что он знает все, что он познал музыку. Если он так говорит, то этот человек глупец, у него очень много закрыто.

А.Х.: Предлагаю послушать одну из песен группы «DEDOOX». Слушаем.

Александр, Дмитрий, о какой последней новости вы могли бы нам поведать? Такая новость, которая бы взволновала вас, что до сих пор вы ходите и думаете: «Ну как же так, ну что такое!» или, наоборот, радуетесь.

А.Г.: Переселение 5-этажек в Москве. Это из последнего, что я слышал.

А.Х.: Тогда предложу вам новость. Год назад приняли закон о дальневосточном гектаре, слышали?

Д.Д.: Да, конечно.

А.Х.: Буквально сегодня можно оформить заявку на целый гектар земли на Дальнем Востоке и там заниматься какой-либо законной деятельностью. Через 5 лет государство с тебя спросит, чем ты тут занимался. Если подумает, что ты 5 лет просто так профукал и отнял у государства этот гектар, у тебя его заберут. Буквально на этой неделе в Приамурье, когда один из чиновников отчитывался о результатах этого дальневосточного гектара, он сказал, что жители многих регионов активно звонят, интересуются, и самый популярный в Амурской области — один из районов, Благовещенский. Один из жителей Карачаево-Черкесии в заявке на получение гектара указал, что хочет построить на нем футбольное поле. Если бы была у вас такая возможность, вам сказали бы: «Держите по гектару», что бы вы там делали, на Дальнем Востоке?

Д.Д.: Хороший вопрос. Я построил бы большую студию звукозаписи. Другой вопрос, нужна ли она там. Возможно, там бы лучше заниматься какой-нибудь фермерской деятельностью или делать сыр, например. Не знаю, никогда не задумывался, что я хочу на Дальнем Востоке себе гектар земли. Но я думаю, что это хорошая инициатива. Это грамотное освоение неосвоенной земли. Если у людей есть желание и интерес, чтобы как-то развиваться и развивать свою страну, то, мне кажется, это прекрасный выход.

А.Г.: Я бы разделил этот гектар пополам и одну часть отдал в пользу музыкантов, а другую — в пользу спортсменов. Я бы сделал теннисный корт, какой-нибудь тренажерный зал, а рядом студию звукозаписи или концертный зал, чтобы можно было тренироваться и выступать.

А.Х.: Хорошо. А если бы вам сказали: «Ребята, мы даем вам гектар земли в любой точке планеты», где бы вы решили себе взять кусочек?

Д.Д.: Я бы взял Central Park в Нью-Йорке. Либо можно было бы взять кусок земли на Гавайях. Я бы под туризм его использовал.

А.Х.: Под собственный небось? Виллу бы построил?

Д.Д.: Я нежадный. Я бы, может быть, сделал бюджетный вариант отдыха на Гавайях, потому что так-то туда не очень дешево слетать и отдохнуть.

А.Г.: Я бы, не раздумывая, ответил, что это была бы либо Доминикана, Таити, Гаити, я бы взял что-нибудь из экзотики.

Д.Д.: Мне кажется, очень хороший вариант — Central Park в Нью-Йорке, сделать кусочек РФ там.

А.Х.: И чем бы вы занимались в самом сердце Нью-Йорка? Музыкой и спортом?

Д.Д.: Можно было бы предложить построить концертный зал Валерию Абисаловичу Гергиеву. Так как мы связаны с Мариинским театром, то мы нежадные, можно поделиться.

А.Г.: Надо просторы расширять.

А.Х.: Понятно. Почему бы и нет. Интересно, какова площадь Центрального парка в Нью-Йорке.

Д.Д.: Там прилично. Не один гектар.

А.Х.: Еще одна забавная новость была. В Екатеринбурге музей истории открыл вакансию человека-антиголубя. За 20 тысяч рублей в месяц музей предлагает любому желающему отпугивать птиц, которые не облагораживают здание музея. Говорят, что все социальные гарантии будут и т. д. Вы бы устроились на такую работу?

Д.Д.: Нет, не устроился бы. Я бы и не поддержал такую инициативу, потому что, например, в Европе это решено просто иголочками на подоконниках.

А.Х.: Вам кажется, что это гуманнее?

Д.Д.: На зданиях музеев и на исторических памятниках, думаю, да, это гуманнее, чем нанимать человека. Вы считаете, что гуманнее нанять человека, который будет лазить по подоконникам и сгонять голубей? Один человек, мне кажется, не сможет обслуживать целый музей, гоняться от окна к окну. Мне кажется, это просто освоение бюджета.

А.Г.: Я солидарен с Димой, я бы тоже не устроился. Мне кажется, это бредовая идея. Одному человеку мотаться по всему зданию — мне кажется, он через полчаса скажет: «Спасибо, мы вам позвоним», уйдет сам, это будет бесполезный просто труд.

Д.Д.: Нам не нравится.

А.Х.: А на какую еще работу вы бы точно не согласились, никогда и ни за какие деньги?

Д.Д.: В принципе на работу вряд ли согласились бы.

А.Х.: Что же за иждивенческие такие мысли?

Д.Д.: Почему же иждивенческие? Мы творцы. У нас есть деятельность какая-то, концертная, мы очень активно занимаемся в студии и прочее. Это нельзя назвать работой, это творческий процесс.

А.Х.: А что вас так страшит? Определенный график работы или рамки какие-то? Почему не стали бы работать?

Д.Д.: Нет свободы.

А.Г.: Когда ты понимаешь, что у тебя график с 8 утра до 5 вечера, и ты не можешь никуда уйти, потому что над тобой сидит начальство, которое за тобой следит.

Д.Д.: Заниматься музыкой невозможно.

А.Г.: А здесь ты зависишь сам от себя во многом. Что тебе приходит в голову, то ты и делаешь. Не приходит идея — пошел, попил чаю. Пришла идея — вернулся.

Д.Д.: Но при этом есть какие-то обязательства, но они перед самим собой. У тебя какие-то задачи, цели, и ты усиленно и много трудишься, чтобы достичь их. Это не значит, что мы ничего не делаем. Мы много делаем.

А.Х.: Много чего пишете, и предлагаю послушать одну из композиций, которую вы написали, — песню «Я увижу море».

Продолжаем. Кстати, насчет моря. Тут власти Крыма задумались о том, как бы вернуть фестиваль «Казантип». Как вы к этой идее относитесь?

Д.Д.: Я отношусь прекрасно. Мне кажется, что Крым — подходящее место для проведения «Казантипа». В принципе фестивали и всякие творческие объединения никак не должны быть привязаны к каким-то политическим страстям. Политика политикой, музыка, искусство — это отдельно.

А.Х.: И опять же о море. В Госдуме утвердили закон о так называемом курортном сборе. Со следующего года мы теперь не просто будем приезжать на море, в Крым, в Алтайский, Краснодарский, Ставропольский края, а платить по 100 рублей в сутки с одного человека. Подобная инициатива вас бы отпугнула ехать на наши курорты?

Д.Д.: Нет, я считаю, что это правильная инициатива. Во всем мире это практикуется и это нормально. Единственное, что тогда уровень тоже должен соответствовать.

А.Х.: Уровень сервиса, да?

Д.Д.: Да, по ощущениям должно быть приятно. Должно быть чисто, убрано. Если с каждого туриста брать по 100 рублей в сутки, то это нормальная такая сумма, чтобы как-то обеспечивать чистоту, обустройство.

А.Х.: А вообще вы часто путешествуете?

Д.Д.: Я стараюсь делать это часто.

А.Х.: А куда бы вы возвращались вновь и вновь?

Д.Д.: Я регулярно возвращаюсь в Прагу, я обожаю этот город.

А.Г.: Я пока не нашел, куда бы я хотел возвращаться. Надеюсь, съездив этим летом в интересную страну, я туда захочу возвращаться снова и снова. Будем надеяться, что у меня появится наилюбимейшая страна.

А.Х.: Но пока ее нет, пока туристическая часть вашего сердца свободна?

А.Г.: Мне очень нравится Барселона. Но она мне нравится, потому что я люблю футбольный клуб «Барселона». Возможно, это связано с футболом, поэтому мне нравится Барселона. Но в принципе Испания мне очень нравится как страна.

А.Х.: То есть вы еще и фанаты футбольные?

Д.Д.: Это к Александру относится.

А.Г.: Я увлекаюсь, люблю смотреть футбол, особенно на досуге, когда он есть.

А.Х.: Тогда одна из моих любимых новостей за последнее время, связанная с футболом. Буквально недавно молодой человек из Подмосковья представил свой вариант музыкального инструмента на ЧМ-2018. Как вы думаете, что это за музыкальный инструмент? Это ложки.

А.Г.: Интересно!

Д.Д.: Раздать болельщика на стадионе, чтобы они ложками били?

А.Х.: Да-да.

Д.Д.: По-моему круто. Весь стадион будет ложками стучать, это, мне кажется, будет очень эффектно.

А.Г.: Я так понимаю, что это усиление ритм-секции. У нас уже практика есть на стадионах, в России это практикуется: приносятся какие-то барабаны, бонго, все по этому стучат как можно громче, создавая некую атмосферу темпа. Поэтому, я думаю, это будет не в новизну.

Д.Д.: А мне кажется, что ложки, как раз наоборот, это достаточно ново, очень национально. Это вообще супер идея, я до этого не слышал, мне очень нравится.

А.Х.: То есть поддерживаем идею, надеемся, что она пройдет. В следующем году уже Санкт-Петербург принимает матчи ЧМ, можно будет надеяться на то, что, придя на «Зенит-Арену», наконец-то открывшуюся, взять ложки и постучать.

А.Г.: Главное, чтобы этот звук не снес эту «Арену», чтобы с ней ничего не случилось.

Д.Д.: Я как автомобилист очень боюсь ЧМ. И так не проехать, а там вообще будет не проехать.

А.Г.: У меня ассоциации с ЧМ, мечта некая — встретиться и сфотографироваться с теми футболистами, которых я уважаю и к которым отношусь тепло. Есть некоторые футболисты в мире, к которым я очень тепло отношусь и которые мне очень нравятся не только своей игрой, но и как люди с интересной карьерой, с интересной историей. Один к нам недавно приезжал, в Мариинский театр. С ним даже некоторые мои знакомые успели сфотографироваться, а я вот пожалел, что не был в тот момент у Мариинского театра.

А.Х.: Вы петербуржцы, вам и карты в руки, как говорится. Не каждый город может порадовать фанатов тем, что принимает ЧМ. В этом году, кстати, Кубок конфедераций пройдет в Санкт-Петербурге. Говорят, что на время проведения Кубка конфедераций будет прекращена навигация для туристов по Неве. К такой инициативе как относитесь?

Д.Д.: Один из участников нашей группы, кстати, Антон Анкушин пишет музыкальное оформление к Кубку конфедераций.

А.Х.: Ого! Вот это да!

Д.Д.: Да, он старается. Дал нам послушать — будет круто.

А.Х.: Вот это точно круто. Вот это прям классно, я даже не знаю. Я сама не фанат, у меня супруг фанат футбола. Я засыпаю с футболом, просыпаюсь с футболом, практически всех знаю футболистов, как они выглядят на поле. Ничего не понимаю в правилах игры и т. д. Ну неважно. Давайте от футбола перейдем ближе к народу. Не знаю, насколько зацепила тема Дианы Шурыгиной вас, но в стране-то зацепила многих. В городе Ульяновске, где проживает Диана Шурыгина, решили организовать вручение премии «Шурыгинск Awards». Премия будет проходить под слоганом «Нам есть чем стыдиться!». Если так подумать, по итогам года или всей жизни кому бы вы вручили эту премию?

Пока налаживаем связь, давайте послушаем еще одну композицию группы «DEDOOX», это песня «You one».

Ребята на связи, мы прервались на вручении антипремии «Шурыгинск Awards». Кому бы вы вручили такую премию?

Д.Д.: Я бы адресовал ее самой Шурыгиной. Я считаю, что не стоило выходить на экраны с такими новостями. Вообще это больше похоже на какой-то проплаченный пиар, непонятно зачем. Я против этой истории.

А.Г.: Мне удалось посмотреть несколько эфиров с ней. Я смотрел не с тем, что мне это было интересно, а потому что было интересно, чем этот бред закончится.

Д.Д.: Оно в общем-то и рассчитано на это, Саш.

А.Г.: Особо ничего интересного, но когда приходил домой, почему-то была включена эта программа.

Д.Д.: У Саши либо Малахов, либо футбол.

А.Г.: Одно другому не мешает.

А.Х.: Александр, избавляйтесь уже от Малахова в своей жизни, с головой окунайтесь в футбол и в музыку. Дмитрий, вы обещали нам что-то интересное рассказать про солистку.

Д.Д.: Да. Ее зовут Июлина. Она якутский бриллиант, с которым мы познакомились на конкурсах, тоже на «Главной сцене» как раз. Мы начали с ней работать. Она очень интересная. Песню про море она написала. И дальше мы услышим песню, тоже она написала. Она у нас такая звездочка, которую мы ласково называем гвяздка. Это по-польски «звездочка».

А.Х.: А почему по-польски именно?

Д.Д.: Мы как-то просто ехали и баловались с Google-переводчиком. И там, когда говоришь ему непристойные слова, он вместо перевода говорит «гвяздка, гвяздка, гвяздка».

А.Г.: Типа «пиип, пиип, пиип».

А.Х.: Вот такие вот забавы в Санкт-Петербурге, глубоко интеллектуальные.

Приближаются первомайские праздники. День труда. Вы будете принимать участие в шествиях первомайских? И вообще, как предпочитаете свои выходные проводить?

Д.Д.: Я стараюсь группировать свои выходные вместе. Чтобы не 1−2, а чтобы собралось. Например, я работаю месяц-полтора, у меня собирается 4−5 выходных, и я куда-то сваливаю на это время. Как раз к разговору о путешествиях. Это очень сильно помогает. Когда не просто проваляешься 2 дня на диване, а когда ты меняешь обстановку. Ты потом приезжаешь, у тебя полно сил, ты заряжен весь. Хватает 3−4 дня, чтобы зарядиться.

А.Х.: А на Первомай пойдете?

Д.Д.: Погода располагает, почему бы и нет?

А.Г.: Я себе пытаюсь тоже делать выходные. Не всегда получается. У график плавающий, но он зависит от меня. Чем больше я работаю, тем больше получаю. Такая система психологически на меня давит и заставляет меня больше работать, что очень часто переходит все границы, у меня начинает крыша ехать. Но я все равно стараюсь хотя бы один день на неделе брать выходной, чтобы провести его дома, прогуляться, отдохнуть от рабочей суеты, даже просто послушать хорошую музыку, футбол посмотреть гораздо приятнее, чем когда ты понимаешь, что ты каждое утро должен ездить на работу с таким ощущением, что ты просто не привык, хотя работают в этой сфере достаточно давно. Иногда очень тяжело заставить себя рано утром ехать на работу. Тяжеловато.

А.Х.: А у музыкантов бывают праздники? Праздничные дни в обывательском понятии — это Новый год, например, когда 8 дней мы гуляем, путешествуем. А что делают музыканты в это время?

Д.Д.: Музыканты в этом время работают.

А.Г.: Как сказал один наш педагог, у музыкантов нет выходных. Все музыканты, творческие люди не имеют выходных.

Д.Д.: Как показывает опыт, дни посвободнее — это понедельник, вторник у нас. Можно в кино сходить. Чем удобно для музыкантов — в эти дни билеты в кино как раз дешевле.

А.Х.: Особенно если в 9 утра, например.

Д.Д.: Не обязательно в 9 утра. Просто идешь в понедельник в кино.

А.Г.: Есть торговый комплекс в Петербурге, где весь понедельник билеты по 100 рублей.

Д.Д.: Да, такие маленькие бонусы.

А.Х.: Как хорошо быть музыкантом! Можно почти бесплатно сходить в кино в понедельник.

Д.Д.: Но бывают и такие моменты — например, в пятницу звонят друзья и говорят: «Погнали куда-нибудь на выходные», а вот нет.

А.Г.: А вот сейчас выходные — самые заработные дни.

А.Х.: Хорошо быть Дедом Морозом — 355 дней в году отдыхаю, а 1 день работаю. Наверное, думают так про всех музыкантов — валяются там себе, на гитаре бренчат, вон как им хорошо.

Д.Д.: Это не совсем так. Мне, кстати, доводилось однажды быть Дедом Морозом. Очень интересная работа. Она очень почетна, и практически ничего делать не нужно. Из часовой программы 55 минут работает Снегурочка, а потом в конце говорят: «Дед Мороз, выходи!», ты выходишь, с детьми хоровод поводил, деньги получил, молодец.

А.Х.: А как же — послушать стихотворение со стульчика?

Д.Д.: Это занимает 3% от программы. Все берет на себя Снегурочка. Ее меньше ценят, а вот зря.

А.Х.: Друзья, под конец программы хотелось бы вас спросить о ваших профессиональных планах.

Д.Д.: У нас готовится альбом, мы активно работаем над его созданием. Для музыканта вообще основное — музыка, вне зависимости от всяких концертов, работ, фестивалей. Это все нужно, и музыканты не могут без этого. Энергетика, которую дает публика, ничто не может заменить это. Но все-таки музыкант должен производить музыку. И весь упор у нас сейчас на это.

А.Х.: Мы желаем вам творческих успехов, побольше концертируйте, радуйте нас новыми произведениями.

Я должна попрощаться с вами, наша программа заканчивается. Слушаем песню группы «DEDOOX» «Protection».

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments