Армия

Закон об иностранных агентах — какие угрозы нависли над НКО в России?


Эксперты: Олег Шарипков — зампредседателя Координационного совета Партнерства фондов местных сообществ России, директор фонда «Гражданский Союз»; Дмитрий Алешковский — директор БФ «Нужна Помощь».

*Техническая расшифровка эфира

В.И.: Здравствуйте, это программа ZOOM, на радио СОЛЬ и я ее ведущая — Валентина Ивакина.

Сегодня мы обсудим новости, которые происходят в сфере НКО. Поводом послужило — накануне профильный комитет государственной думы одобрил к первому чтению законопроект, приравнивающий любую благотворительную деятельность в России к политике. В итоге, это позволит чиновникам в дальнейшем подвести многие некоммерческие организации, многие благотворительные фонды социально — медицинской сферы под статус иностранного агента.

Иностранный агент, для тех, кто не в курсе, по Российскому законодательству, всякая общественная организация, которая занимается в России политической деятельностью и получает финансирование из-за рубежа.

Чем чреваты эти нововведения, какие риски сейчас нависли над НКО в России? Эти вопросы мы обсудили с нашими экспертами. Нашими экспертами сегодня стали. Олег Шарипков — заместитель председателя Координационного совета Партнерства фондов местных сообществ России, а также директор фонда Гражданский Союз. Еще одним экспертом стал Дмитрий Алешковский, директор БФ «Нужна Помощь». Эти люди вертятся в благотворительной сфере и как никто знают, к каким последствиям могут привести дополнения к закону, который сейчас рассматривается. Предлагаю сразу перейти к мнению наших экспертов. Первым предлагаю заслушать Дмитрия Алешковского.

Д.А.: По сути, с принятием этого законопроекта любая некоммерческая организация будет являться иностранным агентом, что будет означать, что благополучатели этой организации перестанут получать помощь или будут получать ее гораздо меньше. Вот и все. Сейчас складывается ситуация следующим образом: государство, фактически, создает законодательную базу для того, чтобы ухудшить качество благотворительной помощи, оказываемой обществу, то есть обычным людям, нуждающимся.

В.И.: Почему людям станет хуже? Как это отразится на практике? Что изменится в жизни НКО? Немного подробнее на этот вопрос ответил Олег Шарипков. Предлагаю послушать его комментарий.

О.Ш.: Судя по этим поправкам, признать иностранным агентом могут любое НКО. Например, благотворительный фонд, который оказывает помощь женщинам, которые попали в трудную ситуацию. Видят, что каждый день к ним приходят, например, мамочки, которых избивает какой-то неадекватный муж, и они решили сделать обращение к властям. Именно за это обращение их могут признать иностранным агентом, потому что они, таким образом, пытаются повлиять на позицию властей. С экологической организацией тоже самое. То есть они видят, что в небольшом городе делают свалки в каком-то лесу около этого города, и они решили обратиться к депутатам, чтобы те поставили какой-то охранный знак или запретили сваливать туда мусор. Это тоже влияние на позицию властей и за это могут признать эту организацию иностранным агентом.

Плюс, иностранное финансирование. То есть любой благотворительной организации перечисляют частные пожертвования, пожертвования компаний. Сейчас много компаний, у которых есть иностранный капитал и такое перечисление может говорить о том, что какие-то иностранцы перечислили этой компании деньги. Или, например, вы поехали отдыхать в Болгарию и перевели от туда благотворительной организации сто рублей. Пока они шли они конвертировались и, получив эти деньги, благотворительную организацию могут признать иностранным агентом, потому что ей перечислили деньги из-за рубежа. Число потенциальных поподателей в иностранные агенты равно числу зарегистрированных некоммерческих организаций. Сейчас есть тенденция, когда организации сами прекращают свою деятельность заранее, чтобы не связываться с этой всей «бадягой».

В.И.: На днях, когда комитет государственной думы по делам общественных объединений рекомендовал принять в первом чтении законопроект, уточняющий определение политической деятельности некоммерческих организаций, многие представители крупнейших благотворительных фондов в России, выступили с обращением к президенту, не принимать этих поправок. В частности, одними из обратившихся были представители фонда «Подари Жизнь». Это один из крупнейших фондов в России. Его представительница Екатерина Чистякова озвучила такую информацию, что в случае принятия закона фонд, чтобы не платить штрафы, подаст заявление на включение в реестр иностранных агентов, поскольку у них есть 2,18% иностранного финансирования, но, тем не менее, он есть и из-за это организация вынуждена, фактически, сменить статус.

Как говорят представители некоммерческих организаций, не понятно, что вкладывается в определение иностранного агента. Сейчас иностранный агент носит исключительно негативный характер. Представителям государственной думы предстоит повлиять на это и, возможно, сделать так, чтобы общество воспринимало термин иностранный агент в положительном ключе.

Что касается иностранного финансирования, представители некоммерческих организаций заявляют, что невозможно без финансирования из вне прожить. Например, приводят такую ситуацию: человек жил в России, потом уехал за границу, он хочет помогать тем людям, которые остались в России, переводит деньги из-за рубежа и организация, которой он переводит деньги, попадает в число иностранных агентов.

С какими еще проблемами столкнётся НКО? Предлагаю заслушать Олега Шарипкова.

О.Ш.: Это может обернуться тем, что произвольно будут признавать или не признавать некоммерческие организации иностранными агентами. То есть будет выборочное применение законодательства. Произвольно чиновники смогут признавать ту или иную организацию иностранным агентом. Как только тебя признают иностранным агентом, то у тебя резко вырастают издержки на осуществление твоей деятельности. Раз в квартал ты должен заполнять какую-то «безумную» анкету на 58 страницах. Проводить аудит, сдавать балансы. Часто некоммерческие организации состоят из нескольких сотрудников, так вот, у тебя больше половины сотрудников начинают заниматься только отчётами, а не деятельностью. То есть смысл деятельности теряется. Плюс штрафы. То есть, если ты сам себя не признал агентом и не отнёс заявление с просьбой включить себя в иностранные агенты, то на тебя налагается штраф до 500 тысяч рублей. Такие деньги у большинства организаций составляют годовой оборот.

В.И.: О проблемах, с которыми столкнутся НКО, также рассказал Дмитрий Алешковский. Он разделил эти проблемы на два пункта.

Д.А.: Сложности можно разделить на два вида. Во-первых, юридические. Во-вторых, неформальные. Формально-юридические сложности это усложнение отчётности, повышение расходов, издержек на дополнительный штат бухгалтеров, дополнительная отчётность в министерство юстиций. Неформальная ситуация, это то, что с иностранным агентом никто не хочет общаться, никто не работает из государственных организаций. Иностранный агент все равно, что «чумной», его все сторонятся. Соответственно, если ты хочешь решить какую-то социальную проблему, а с тобой никто не хочет общаться, потому что на тебе весит это клеймо, то никакую социальную проблему ты не можешь решить.

В.И.: Представители некоммерческих организаций озвучивают и другие проблемы, которые, скорее всего, станут актуальными. В частности, безработица в этой сфере. Как озвучил цифры Олег Шарипков, в ходе нашей беседы, в каждом белее или менее крупном городе насчитывается 2.000 НКО. В НКО трудится не так много людей. Если произвести умножение, то, получается, по 4.000 человек в каждом городке. Если некоммерческие организации все-таки не выдержат нагрузки, которая на них упадёт и закроются, то эти 4.000 человек останутся безработными. Также озвучиваются потери, которые может понести ВВП России. В начале 2000 годов вклад НКО в ВВП составлял 1,5%. По сравнению с показателем Европейских стран, нам еще есть куда развиваться. Там он доходит до 15%. Главная проблема, которую ставят представители НКО, это то, что люди, которые сейчас получают помощь от благотворительных фондов, останутся брошенными, «как у разбитого корыта», им некуда будет идти. Предлагаю послушать, что по этому поводу говорит Дмитрия Алешковского.

Д.А.: У нас, в прямом смысле, миллионы людей получают помощь от некоммерческих организаций. Все дети болеющие раком получают помощь от фонда «Подари жизнь» или «Русфонда». Если две эти организации закроются, то все дети болеющие раком будут умирать. Это миллионы людей, инвалидов, смертельно больных. Если крупнейшие организации будут вынуждены закрыться, то миллионы людей будут страдать. Представьте, что вы закрываете министерство здравоохранения, что будет с людьми? Фонд «Подари жизнь» — это организация не меньше, чем Минздрав. Его можно было бы назвать министерством детской онкологи. «Русфонд» тоже в своей области. Это гигантские структуры. Но есть и маленькие организации, которые единственные кто кому-то помогают. В маленьких регионах, в маленьких городах есть родительские организации, есть организации инвалидов и другие. Это будет вообще катастрофа, потому что найти в маленьком городе специфическую организацию, которая решает какую-то социальную проблему, если она будет закрыта, невозможно. Люди останутся беспомощными.

В.И.: Это был комментарий Дмитрия Алешковского. Он озвучил проблему, с которой придется столкнуться населению России, если НКО не выдержат обрушившихся на них сложностей и часть из них закроется.

Что же может служить поводом для принятия поправок к закону об НКО? Этот вопрос мы тоже задали нашим экспертам и получили несколько разные ответы. Олег Шарипков предположил, что эти изменения могут быть связаны с грядущими выборами.

О.Ш.: В Советском Союзе же не было никаких некоммерческих организаций, и Советский Союз прекрасно жил. Сейчас такие же настроения. Те люди, кто у руля, они же из той поры. Они помнят, что никаких некоммерческих организаций не было. В принципе, можно сейчас сделать так, чтобы никаких некоммерческих организаций не было.

В.И.: Дмитрий Алешковский затруднился ответить, что же может служить причиной для ввода таких поправок к закону. Он сделал акцент на том, что представители благотворительных фондов постоянно пытаются достучаться до депутатов в государственной думе, донести свою точку зрения, но почему-то их никто не слышит. Также он говорит, что введение этих поправок, это, как звенья в одной цепочке. И поводов, чтобы насторожится много.

Д.А.: Одновременно с этим законопроектом в государственной думе будет внесён на рассмотрение законопроект о волонтерстве, который в очередной раз пытается регламентировать волонтерскую деятельность, что, по сути, является чудовищным бредом, потому что волонтерство это то, что делается по зову души, по доброму желанию. Парламентарии на полном серьёзе хотят регламентировать добрые дела. Следующее, что они будут регламентировать, это любовь к родителям или ненависть к врагам. И больше добрых дел люди не будут делать, из-за того, что эти парламентарии напишут какой-нибудь новый закон. Однако, проблем это создаст для гигантского количества людей. У нас миллионы людей получают помощь от волонтеров и благотворительных организаций, если сейчас будет нанесён удар по этим организациям, то в стране наступит социальный хаос. Потому что слабые люди, которые не получают помощь от государственных структур сейчас, имеют шанс получить её только от некоммерческих структур, от благотворительных организаций. Понять, высчитать какое количество людей погибнет, не дождавшись помощи, невозможно. Не мой взгляд, даже одна потерянная жизнь слишком дорогая цена за подобное развлечение. Но это будет не одна жизнь.

В.И.: Такие грустные прогнозы делает Дмитрий Алешковский. У нас заканчивается эфирное время программы Zoom. Напоследок предлагаю заслушать комментарий Олега Шарипкова и его точку зрения по поводу того, что же будет дальше.

О.Ш.: Я думаю, что это будет какой-то средний вариант. Какие-то организации принудительно признают агентами, и они будут закрыты. Какие-то продолжат с трудностями свою дальнейшую работу. Сократится число некоммерческих организаций в каждом городе, сократится число благотворительных программ. Но некоммерческие организации все равно останутся, потому что в природе людей объединятся по месту жительства, по тем проблемам, которые объединяют людей. Это в природе человека и невозможно запретить людям объединятся.

В.И.: Это была программа ZOOM. У микрофона была Валентина Ивакина. Спасибо, что были с нами. Спасибо нашим экспертам. Больше новостей на нашем сайте salt.zone.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments