Донорство в России: реалии и перспективы

185 лет назад российский акушер первым в мире провел успешное переливание крови. Выяснили у экспертов, много ли для России — 1,5 миллиона доноров, и почему один раз сдать кровь — это почти бесполезно?
Эксперт: Марина Францева — заместитель директора благотворительной организации «Фонд Доноров».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина. Сегодня тема нашего эфира звучит так «Донорство в России: реалии и перспективы». Сегодня, 20 апреля, в России отмечается Национальный день донора. Связано это с тем, что 20 апреля 1832 года молодой петербургский акушер, Андрей Мартынович Вольфа впервые успешно провел переливание крови роженице с акушерским кровотечением.

Сегодня мы обсудим, какие мероприятия проходят в разных городах страны, и как проводят свои будни те люди, которые продвигают донорство. На связи с нами будет Марина Францева, заместитель директора благотворительной организации «Фонд Доноров». Марина Олеговна, здравствуйте!

Марина Францева: Здравствуйте!

В.И.: Ваша организация существует уже не первый год. Она была создана в Санкт-Петербурге. За последние годы вы разрослись. Региональные отделения существуют в Москве, во Владимире и в ряде других городов. Какую работу вы проводите в целом и сегодня особенно? Правильно я понимаю, что на 20 апреля делается особый упор?

М.Ф.: Сегодня отмечается Национальный день донора. Это большой всероссийский праздник, к которому служба крови относится с особым трепетом. Тем более что сегодня юбилейная дата, 185 лет развитию донорского движения в России. Поэтому в каждом городе проходят какие-то мероприятия, люди стараются как-то отметить тех доноров, которые приходят на пункты переливания. Если нет какой-то большой акции, то, по крайней мере, маленькие сувениры на пунктах переливания донорам давали. В Москве и Петербурге это отмечается с большим размахом. В Москве на нескольких точках, в Петербурге на 15−16 точках. Что касается участников, то стоит отметить, что везде молодежь все больше проявляет внимания к донорству.

В.И.: То есть можно сказать, что доноры молодеют? Раньше существовал стереотип, что кровь сдают люди старшего поколения.

М.Ф.: Действительно. В Санкт-Петербурге за последние несколько лет статистика сдвинулась в сторону от 18 до 30 лет. То есть средний возраст донора это 30−32 года. Это такой молодой возраст для донора. И в других городах служба крови отмечает, что возраст доноров молодеет. При этом молодеет не только общий донорский состав, молодеет состав кадрового донорского резерва, то есть те доноры, которые регулярно приходят на пункты переливания. Это говорит о том, что молодежь не только хочет помогать, но делать это регулярно и осознанно.

В.И.: Марина Олеговна, если вы не против, озвучу немного цифр. На РИА «Новостях» пишут, что «По состоянию на 2016 год, в России работают 112 станций переливания крови, центров крови, 294 отделения переливания крови в учреждениях здравоохранения. Объем взятия крови составляет порядка 1,8 тысячи тонн цельной крови в год. Всего в стране — 1,5 миллиона доноров.» Полтора миллиона — это много или мало?

М.Ф.: По западным стандартам, в западных странах, в США, в Канаде придерживаются такой цифры — от 40 до 60 доноров на 1000 населения. Это достаточно большая цифра. В принципе у нас медицинские сотрудники, работники службы крови отмечают, что тех цифр, которые есть, 15−20 доноров на 1000 населения — для нашей страны достаточно. И та цифра, которую приводят РИА «Новости», она приемлема для стабильной работы службы крови. В целом по России ситуация стабильная. Есть где-то в регионах какие-то провисания, но они чаще всего либо сезонные, либо эпизодические по причине крупных каких-то событий, катастроф.

В.И.: Скажите, зачем сдавать кровь? Есть какие-то общие представления у большинства, а конкретики у многих в головах нет. Пришел ты, сдал кровь. Дальше что?

М.Ф.: Донорская кровь является единственным возможным вариантом для лечения ряда заболеваний. Никаких искусственных заменителей крови пока нет, которые можно было бы массово использовать. Те исследования, которые ведутся, пока серьезных результатов не дали. Поэтому донорская кровь — это пока единственный медицинский компонент, который помогает в лечении операций или травм с потерей крови, акушерских, гинекологических проблем, сложных родов с потерей крови. Онкологические заболевания — это огромная статья расходов донорской крови. Для химиотерапии, для лучевой терапии, особенно при генетамологических заболеваниях, это просто огромное количество донорской крови тратится при лечении. Люди фактически донорский пакет один за другим меняют. Если человек сдает кровь, то он помогает практически сразу. Если человек кадровый донор, то его кровь сразу отправляют в медицинское учреждение на лечение.

Если человек пришел в первый раз, он не знает, что с ним будет потом. Его на станции крови еще не знают, он человек новый. Вроде бы подходит и по возрасту и по весу. Его принимают, но все равно его проверяют. Когда он сдает свои 450 миллилитров, его заносят в базу, но плазму отправляют на проверку. Он сдал, тут же в центрифуге кровь разделяют на компоненты и плазму. Плазму замораживают на карантин. Для того, чтобы человек вернулся через полгода и медики провели сравнительный анализ на всевозможные инфекции, которые имеют длительный инкубационный период. Донор обязательно должен возвращаться. Каждые полгода делается такая проверка.

В.И.: То есть один раз прийти и сделать доброе дело не получится?

М.Ф.: Единоразовой помощи не бывает. Помощь должна быть регулярной. Если компоненты, которые отделяют от первой дозы, тромбоциты, лейкоциты переливают одному-двум людям, то плазму оставляют. Переливают ее после сравнительного анализа. Один человек может помочь двум, трем пациентам сразу. Но в первый раз получится помочь одному, двум. Если человек не вернулся через полгода, плазму уничтожают. То есть она получается впустую потраченным временем и средствами. Поэтому мы всех доноров призываем не просто один раз прийти и сдать, а возвращаться.

В.И.: Это мы плавно переходим к правилам, как нужно правильно сдавать кровь. Человек должен быть здоров, и одним разом не отделаешься. Если решил сдавать кровь, то это нужно делать на постоянной основе. Какие правила есть?

М.Ф.: Хотя бы раз в полгода посещать пункт переливания. Желательно один и тот же. Там вас будут знать, знать вашу группу крови. Если нужны будут какие-то срочные компоненты или кровь, то вам будут звонить. Обычно так и происходит. Особенно если это какие-то редкие группы. Отрицательные резусы чаще всего требуются. Вы можете от донорской цельной крови перейти на донорство плазмы, тромбоцитов, эритроцитов, компонентов. Это также позволяет помогать большому количеству людей. Человек, который сдает кровь регулярно, он не просто уверен в своем здоровье, он мониторит его. Хороший способ следить за своим здоровьем. Фактически бесплатно проходить обследования каждые полгода и знать, что с тобой все хорошо, и ты ничем не болеешь.

В.И.: То есть обратная сторона медали только хорошая. Вы сказали, что человек, который в первый раз сдал кровь, его плазма лежит замороженная, и если он не появился повторно, то ее уничтожают. При этом медики говорят, что основную ценность составляет плазма.

М.Ф.: Да. Она используется при операциях. При экстренных случаях, онкологических заболеваниях. Есть отдельная процедура, когда донор сдает только плазму, как правило это делают регулярные доноры. Она отдельно заготавливается. То, что плазма замораживается на полгода, она не несет никакой потери для службы крови. Всегда есть запасы. Тем не менее ее никогда не бывает слишком много. И хочется, чтобы запасы не лежали. По этому призываю доноров возвращаться.

В.И.: Насколько много людей, которые задерживаются? Доноры молодеют, как вы сказали. Есть еще общие характеристики?

М.Ф.: Служба крови проводила исследование социологическое. О том, кто их донор. Чаще всего это люди от 30 до 40 лет. Либо совсем студенты. Люди, имеющие средний достаток. Отдельная категория — это студенты-курсанты. Они сейчас не добровольно-принудительно участвуют, как раньше. Совершенно осознанно и добровольно идут на это.

В.И.: Как много доноров финансово заинтересованы? Сколько платят донорам? Меркантильная сторона присутствует?

М.Ф.: В 2013 году вышел закон, потом подзаконный приказ, который регулировал выплаты на региональном уровне. Компенсация питания в размере пяти процентов от МРОТ в регионе. Сумма зависит от региона. Плюс регионы могут устанавливать свои дополнительные выплаты. Региональное правительство или правительство города может на своем законодательном уровне выпустить приказы о том, что можно дополнительно доплачивать донорам. Так есть у нас в Санкт-Петербурге и в некоторый городах. В Ленинградской области такого нет. Для некоторых доноров это остается дополнительным стимулом. Особенно это интересно студентам. Их нельзя винить в этом. Человек тратит свое время, средства, чтобы добраться до отделения переливания. Если компенсация положена за питание, пусть она будет. Человек может восстановить свои силы после кроводачи.

В.И.: Это второй по значимости стимул, финансовая сторона. А первый какой?

М.Ф.: Первым остаются благотворительность и желание помочь. Люди действительно хотят помогать. Особенно доноры кадровые, доноры молодые. Студенты, которые участвуют в социальных движениях.

В.И.: Кадровые доноры. Что это такое? Коллективное предложение, чтобы приходили не по одному?

М.Ф.: То о чем вы говорите, это корпоративное донорство. Кадровый донор — это человек, который сдает кровь три и более раз в год.

В.И.: Если смотреть на вашем сайте, то можно увидеть огромное количество предложений. Выходите далеко за рамки стандартного предложения, когда машина приезжает, встает на улице и любой желающий может сдать кровь. Что нового появилось? Что вы делаете, чтобы привлечь людей?

М.Ф.: Мы давно ищем различные формы привлечения доноров. Практически во всех регионах в учреждении службы крови есть люди, которые занимаются связями с общественностью. Они называются менеджерами по пропаганде донорства. Общественные организации придумывают различные интересные формы. В 2013 году мы совместно с РЖД придумали донорский поезд «Донорская стрела». Сдача крови на вокзале, и люди сдавали кровь в вагонах. Эта акция продолжилась, и мы спланируем дальше сотрудничать с РЖД. Она вызвала большой интерес, люди охотно шли сдавать кровь в таких необычных условиях. Есть еще одна очень крупная коммерческая компания, которая работает совместно со Службой крови. Они проводят совместные проекты. По рекам на теплоходах, на самолетах. Это очень хорошо, что крупный бизнес принимает в этом участие. Сами это организовывают и привлекают партнеров, нашу организацию, Красный крест.

В.И.: Звучат предложения, чтобы сделать донорство обязательным. Как вы относитесь к такого рода предложениям?

М.Ф.: Сдача крови не должна быть обязательной. Постулаты донорского движения во всем мире одинаковы. Это добровольный, безвозмездный отказ от органа, ткани в пользу человека в этом нуждающемуся. Добровольное и безвозмездное это два принципа на которых все держится.

В.И.: Какие есть противопоказания? Человек хочет начать сдавать кровь, но не судьба.

М.Ф.: это онкологические заболевания, психические заболевания. гепатит, ВИЧ, СПИД, серьезные заболевания крови, плохое зрение, если сильный минус. Есть ряд временных противопоказаний, если человек не может быть какое-то время донором. Для женщин это период беременности, лактации. Это может быть простудное заболевание, через месяц после выздоровления, после ангины, например. Если сделали тату или пирсинг, то только через год.

В.И.: По такие нюансы, я, например, не знала. Ваша организация занимается продвижением донорства костного мозга. Про это можете рассказать?

М.Ф.: Мы давно подступали к этой проблеме. Начали заниматься ей в прошлом году. Создали программу «Героем становятся». Начали заниматься популяризацией донорства крови и стволовых клеток и развитием регистра потенциальных доноров костного мозга. В стране есть общий регистр о потенциальных донорах и есть общемировой регистр. С 2008 года мы занимаемся донорством крови, достаточно успешно. Количество доноров в ряде регионов при нашем участии в том числе увеличилось. Решили, почему бы не заняться донорством костного мозга. В нашей стране с этим проблема гораздо остро стоит, чем с донорством крови. В наш регистр сейчас входит порядка 66 тысяч потенциальных доноров костного мозга. А в мировом регистре во всем 29 миллионов потенциальных доноров. В Германии шесть миллионов, в США почти 12, в Великобритании 700 тысяч. На 150 миллионов жителей — 66 тысяч доноров это очень мало. При том, что людей с онкологией очень много. Около трех миллионов человек имеют такой диагноз. Начали изучать этот вопрос, начали проводить пропаганду, проводить уроки, читать лекции в школах и вузах. Постепенно количество доноров растет, но очень мало. Поэтому будем заниматься этим дальше. Люди пока не понимают, что это такое. Многих пугает формулировка — донорство костного мозга. Некоторые думают, что им будут позвоночник вскрывать.

В.И.: Да. Есть такое представление, что это очень больно.

М.Ф.: Мы объясняем людям, что это никак не связано с серьезными медицинскими последствиями. Никакого вреда здоровью она не принесет.

В.И.: Насколько сложно развенчивать эти мифы?

М.Ф.: Удается бороться. В каком плане? Создали отдельный сайт, который рассказывает что такое донорство костного мозга. Объясняем, что такое костный мозг, в первую очередь. Что позвоночник никому вскрывать не будут. Первый этап, которую человек проходит человек. это постановка в регистр. И это означает, что вы морально готовы.

В.И.: Марина Олеговна, спасибо за участие в эфире. Я же прощаюсь с вами. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments