ITunes

Не досчитались баллов: сотни людей получают отказ в выплате пенсий

Почему сотни сегодня людей не могут получить пенсии, как рассчитываются индивидуальные баллы и какая пенсионная система нужна России.
Эксперты: Юрий Горлин — к.э.н., заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС; Александр Сафонов — проректор Академии труда и социальных отношений, бывший замминистра здравоохранения и социального развития РФ.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

Темы сегодняшней программы звучит следующим образом: «Не досчитались баллов: сотни людей получают отказ в выплате пенсий». Многие россияне столкнулись с очередной проблемой, порожденной пенсионной реформой. Портал «Накануне.ru» сообщает, что в прошлом году сотни россиян во многих регионах страны получили отказ в выплате пенсий по достижении ими пенсионного возраста. Во Владимирской области на пенсию не смогли заработать 79 человек, отделение в Марий Эл сообщило, что за год отказ в пенсии по старости получили 44 жителя. В Тюменском ПФР тоже рассказали об единичных случаях отказа. Около 400 жителей Саратовской области, почти 500 человек в Иркутской области. Данных о том, сколько отказов в страховой пенсии было по всей стране в целом, в открытых источниках нет. Тем, кому отказывается в страховой пенсии, будет выплачиваться пенсия социальная, которая по размеру раза в 1,5 меньше. На сегодняшний день социальная пенсия составляет в среднем 8800 рублей, а средняя страховая 13500 рублей. При этом с ее получением придется подождать еще 5 лет, для женщин до 60 лет, для мужчин до 65 лет.

О том, что ждать россиянам, выходящим на пенсию, поговорим сегодня, о том, что это за новая система – балльная система, каким образом она насчитывается, кто и как будет получать пенсию. Дело в том, что размер этих баллов всегда меняется. На сегодняшний день необходимо набрать 11,4 балла. К следующему году этот показатель уже вырастет. К 2018 году надо будет заработать 13,8 баллов, к 2025 году – 30 баллов.

Первым нашим собеседником будет Юрий Михайлович Горлин, кандидат экономических наук, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Здравствуйте.

Юрий Горлин: Добрый день.

А.Х.: Прежде всего, давайте разберемся с этой балльной системой. Для многих вопрос перехода на эту новую систему непонятен. Каким образом сейчас насчитываются эти баллы, по которым необходимо получать пенсию?

Ю.Г.: Эта система действительно новая, она введена в действие с 2015 года. Баллы начисляются в зависимости от той заработной платы, которую получает человек, и от тех страховых взносов, которые перечисляются. Максимальное количество баллов, которое можно получить за год, равняется 10. Это в сегодняшних условиях примерно около 70 тысяч в месяц зарплата. Соответственно, если у тебя зарплата 35 тысяч рублей в месяц, то будет примерно 5 баллов. Если у тебя зарплата МРОТ, 7,5 тысяч рублей в месяц, значит, это около 1 балла. Исходя из этого и надо рассчитывать. Условием получения страховой пенсии, собственно, с чем столкнулись граждане, о которых вы в начале говорили, помимо достижения пенсионного возраста, который сегодня 55 лет женщины, 60 лет мужчины, требование наличия необходимого количества лет страхового стажа и количества вот этих пенсионных коэффициентов или баллов. До 2015 года требование к страховому стажу было всего лишь 5 лет. Это беспрецедентно низкий уровень, нигде в мире такого нет, обычно это 20-25-30 лет. Начиная с 2015 года, было принято решение о поэтапном увеличении требования к страховому стажу. До 15 лет каждый год он увеличивается на 1 года. Одновременно с этим было введено требование наличия определенного количества баллов, которое сегодня равно 11,4, и они постепенно будут каждый год увеличиваться на 2 с лишним балла до достижения отметки 30 баллов. Что такое 30 баллов? Если человек получает МРОТ, 7,5 тысяч, то это чуть больше, чем 30 лет. Если все 30 лет ты работаешь на МРОТ, то пенсию получишь. Если ты работаешь на больше размере оплаты труда, то ты можешь заработать это за меньшее количество лет. При 10 тысячах в месяц достаточно 20 лет работы.

Поэтому люди столкнулись, наверное, те люди, которые либо имели действительно небольшой стаж… Хочу сказать вам, что на самом деле в год назначаются пенсии около 2 миллионам человек. Поэтому понятно, что несколько тысяч людей, которые столкнулись с этим, понятно, что для каждого человека это большая проблема, но в таком смысле это все-таки незначительная доля. И ранее люди сталкивались с такой проблемой, что у кого-то не хватало стажа или каких-то других параметров, и люди тоже по достижении пенсионного возраста не могли именно в этот момент получить пенсию. Одновременно с этим законодательство предусмотрено так, что человек вообще никогда не сможет сформировать свою пенсию. Вот эти требования к наличию стажа и коэффициентов фиксируются на момент, когда человек достиг пенсионного возраста. И если он продолжает работать, то он за какой-то определенный период времени может заработать то, что ему не хватает по стажу или по баллам, и получит страховую пенсию. Если же он не работает и т.д., то тогда да, к сожалению, он выйдет на 5 лет позже на социальную пенсию, которая меньше, чем страховая.

А.Х.: А для чего вообще необходим был переход на эту новую систему, от денег на баллы?

Ю.Г.: Да, до 2015 года был так называемый расчетный пенсионный капитал, и права формировались в деньгах. Но на самом деле это была иллюзия или лукавство, как угодно, потому что реально никаких денег за этим расчетным пенсионным капиталом не было. Это были такие же условные единицы, просто они были выражены в рублях, возможно, людям было от этого приятнее. Но это порождали риски разбалансированности пенсионной системы и создавало некие напрасные иллюзии. В этом смысле переход на пенсионные коэффициенты – это более честная и прозрачная система. Конечно, она достаточно сложная, потому что сама пенсионная система сложна. Но при желании не составляет труда при некоем усердии в этом разобраться.

А.Х.: Многие говорят, что переход на новую систему, плюс ко всему, что она стала универсальной, еще защищает от так называемых зарплат в конвертах, от серых зарплат. Но не все же работники у нас получают белую зарплату. Тем людям, которые по тем или иным причинам получают от работодателя зарплату или какой-то процент зарплаты в конвертах, как им быть?

Ю.Г.: Система солидарная в том смысле, что пенсии сегодняшним пенсионерам обеспечиваются за счет взносов, которые платятся работодателями за сегодняшних работников. Если часть зарплаты платится в конверте, без уплаты страховых взносов, это не поступают доходы сегодня, соответственно, не дают возможности обеспечить более приемлемый уровень пенсии сегодняшним пенсионерам. Именно в силу этой солидарности формируются меньшие права у пенсионных работников, меньшие права на их будущую пенсию. С моей точки зрения, здесь проблема не столько работника, потому что он может только сменить работодателя, но это тоже большая проблема – найти другую работу. Здесь большая недоработка государственных органов, которые не могут с должной степенью эффективности добиться, чтобы работодатели платили зарплату легально, выплачивали с нее страховые взносы и т.д.

А.Х.: Возможна ли вообще такая пенсионная система, которая бы устроила, удовлетворила каждого работающего человека? Или это утопия, это невозможно?

Ю.Г.: Это утопия, конечно. Понятно, всем нам хочется иметь хорошую пенсию и большую зарплату, чем сегодня. Бесспорно, у российской пенсионной системы есть целый ряд проблем. Это и досрочные пенсии, и низкий пенсионный возраст и т.д., по сравнению даже с большинством других стран. Поэтому не бывает так, что у тебя низкий пенсионный возраст и высокие пенсии. И при этом еще часть зарплаты в конверте, с нее не выплачиваются взносы. Что-то надо решать. И в общем-то по этому пути движение идет. Но в силу определенных причин, может быть, не так быстро, как этого хотелось бы.

А.Х.: Еще буквально в марте этого года газета «Известия» приводила цитату Владимира Мау, ректора РАНХиГС. Он говорил о том, что через 20 лет Россия может прийти к модели, когда пенсию или пособие будут получать только действительно нуждающиеся, которые не смогут положиться на семью или на накопления. Как вы думаете, насколько такой путь правильный или нет? Действительно ли мы можем перейти к такой системе?

Ю.Г.: Есть такая точка зрения, да. Есть целый ряд экспертов, которые говорят о том, что это вынуждено или целесообразно – действительно перейти на то, чтобы пенсия была просто пособием по бедности. Сложно загадывать на такой далекий период, как 20 лет. Но я как-то плохо вижу рациональные возможности перехода из сегодняшней точки в ту точку. Все-таки если размер пенсии не будет зависеть от того, как человек работал в течение жизни, то еще больше снизятся стимулы и к обелению зарплаты, и другие стимулы трудовой активности. Все-таки я думаю, что страховая модель, когда пенсия зависит от зарплаты и стажа человека, все-таки она будет продолжать. Хотя, конечно, демографические риски, которые есть, а именно – старение населения, увеличение доли более старшего населения, – они, конечно, риски существования страховой модели, как она сейчас есть, усиливают. Но вместе с тем, в российской пенсионной системе, именно в силу ее определенных недостатков, есть и большой потенциал: пенсионный возраст, досрочники, еще целый ряд не вполне социально оправданных льгот, то, что целый ряд работодателей платят страховые тарифы в пониженном размере, скрытая оплата труда и т.д. Если этот потенциал поднять, то перспективы российской пенсионной системы в этом смысле улучшаются. Самое главное – качество пенсионной системы в смысле размера пенсий и т.д., оно зависит от экономики. Потому что пенсионная система – это неотъемлемое следствие того, как устроена экономика, какова ее эффективность. Если бы производительность труда была бы выше, то и пенсии могли бы быть выше. Это и определяет, почему в других странах существенно более высокий размер пенсий и в относительном размере, и в абсолютном.

А.Х.: Огромное спасибо, Юрий Михайлович, что вы пообщались с нами в прямом эфире.

С нами на связи был Юрий Михайлович Горлин, кандидат экономических наук, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. С принципами пенсионной реформы разбираемся мы сегодня.

С нами на связи Александр Львович Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений, бывший замминистра здравоохранения и социального развития РФ. Здравствуйте!

Александр Сафонов: Здравствуйте.

А.Х.: Несколько тысяч человек уже столкнулись с проблемой, что им не насчитывают пенсии по достижению пенсионного возраста. Все оправдывается тем, что граждане не накопили определенного количества баллов, 11,4 баллов. Можно ли говорить о том, что такая система приведет к тому, что все больше и больше граждан нашей страны окажутся без пенсий?

А.С.: Безусловно, надо готовиться к тому, что каждый год количество граждан, которые будут попадать в непростую ситуацию, связанную с тем, что они в рамках своей трудовой деятельности не оформляли трудовые отношения «в белую», не имели трудовых договоров, либо получали заработную плату на уровне прожиточного минимума, - они будут сталкиваться с ситуацией, при которой у них количество баллов будет не совпадать с требуемым минимумом. Если мы посмотрим на сложившуюся ситуацию, она, естественно, провоцируется именно тем состоянием трудовых отношений, которые сложились задолго до того, как появилась эта балльная система. К сожалению, как раз в переходный момент они не учли это обстоятельство. И граждане сейчас расплачиваются за эту ситуацию. Понятно, что какой-то период времени будут продолжаться инциденты, связанные с тем, что не будут начисляться вот эти баллы в должном количестве, и будут людям отказывать в получении пенсий. Но хочу напомнить, что в любом случае человек, который в РФ не имел ни дня трудового стажа, имеет право на социальную пенсию, право на ее получение наступает после 5 лет возраста официального выхода на досрочную пенсию, для женщин в 60, для мужчин в 65 лет. Она, естественно, ниже, чем прожиточный минимум пенсионера, она где-то в пределах 6 тысяч у нас сейчас. То есть без пенсии в любом случае человека не оставят.

А.Х.: Вице-премьер Ольга Голодец говорила о том, что количество россиян, живущих на МРОТ, составляет более 5 миллионов человек на сегодняшний момент. То есть не стоит говорить о том, что 5 миллионов человек находятся в зоне риска?

А.С.: Нет. Нельзя связывать одно с другим. Лица, которые работают и получают заработную плату на уровне МРОТ, если у них есть определенный стаж, то они свои баллы-то получат, в отношении них нет риска. Есть риск в отношении тех лиц, которые официально числятся, но зарплата у них ниже МРОТа. Таким образом работодатель пытается сбежать от дополнительного налогообложения. Эти люди попадают в зону риска. И попадают в зону риска те люди, которые не оформляли трудовые отношения. Таких людей достаточно, особенно в период 90-х годов. Экономика была совершенно другая, отношения совершенно другие.

А.Х.: Но ведь и до сих пор многие люди получают зарплату в конвертах.

А.С.: Да. По разным оценкам, количество лиц, работающих в неформальном секторе рынка труда, где-то 15 миллионов человек. Те лица, которые сегодня такую форму занятости для себя избрали, и очень многие не по своей воле, это диктует рынок труда, выбор-то небольшой – либо зарабатывать хоть таким способом, либо остаться вообще без средств к существованию. Поэтому, конечно, эти люди получат определенные риски, связанные с получением пенсии в установленный законом срок. Я напомню радиослушателям, что практически пересматривается постепенно минимальный порог трудовой деятельности. Если раньше он был 5 лет, потом 10 лет, сейчас 15 лет, и этот порог будет дотягиваться до 25 лет для мужчин, до 20 лет женщин. Минимальный порог будет расти. Соответственно те люди трудились и не оформляли трудовые отношения, они, конечно, будут играть очень значительную роль в накоплении по остаточному количеству этих баллов.

А.Х.: В марте газета «Известия» опубликовала мысль ректора РАНХиГС Владимира Мау, который заявил, что, по его мнению, лет через 20 Россия может прийти к той модели, когда пенсию будут начислять как пособие для тех, кто в этом нуждается. Возможно ли такое в нашей стране?

А.С.: Во-первых, такой переход вряд ли возможен в любой стране. Насколько я знаю и вовлечен в исследования тех процессов, которые происходят за рубежом, в Европе и Америке, никто серьезно эту идею не обсуждает. Эта идея родилась из умозрительного представления о том, что накопительная пенсия может взять на себя обязательства по обеспечению граждан достойной пенсией. Это старая история, она тянется с конца 90-х годов, когда международный валютный фонд нам советовал развивать вот эту двухкомпонентную систему – обязательную страховую систему и накопительную пенсию. Правда, в тот период, в том числе и указанный коллега, почему-то не считали, насколько у нас рынок труда, насколько заработная плата и доходы граждан вообще позволяют участвовать в этой накопительной системе. Наши исследования показывают, что на сегодняшний день у нас очень небольшое количество граждан, не больше миллиона человек, могут накопить себе в виде каких-то активов, купить квартиру, например, чтобы потом сдавать ее внаем, приобрести какие-то ценные бумаги или отложить депозиты, их очень мало. А количество занятых в экономике у нас на сегодняшний день 69 миллионов. Поэтому такие сентенции по поводу того, что 68 будут платить пособия по нуждаемости, а 1 миллион как-то жить будет – это непонимание того, как устроены социальные процессы. Такое общество просто социальную систему перевернет с ног на голову. Все государства, которые сталкиваются с проблемами общими, в том числе и для нашего рынка труда, международная организация труда сейчас обсуждает тему, связанную со стагнацией заработной платы, обсуждает вопросы демографии. Но не в том контексте, как у нас коллеги – бегут за поездом, который давно ушел. В американских исследовательских программах сейчас основная проблема с гражданами в связи с тем, что каждый внедренный робот на тысячу работников сокращает 6 рабочих мест. Коллеги обсуждают, что делать в целом с занятостью, как обеспечивать людей работой, потому что будущее приводит нас к пониманию того, что это не очень отдаленное будущее, как раз те 20 лет, когда у нас не будет проблемы, связанной с дефицитом рабочей силы, как и сейчас ее нет, а будет проблема, куда устраивать этих людей, где эти рабочие места. Поэтому сейчас рассматривают идеологию безусловного индивидуального дохода. Уже Индия идет по этому направлению. В Европе идут дискуссии на этот счет. Мы отголоски слышали, когда в Швейцарии обсуждался этот вопрос. Финляндия внедряет эти идеи.

А.Х.: А поясните вот этот термин – безусловный индивидуальный доход.

А.С.: Суть очень проста. Государство меняет политику налогообложения. За эту идею выступают, как ни странно, капитаны мировой буржуазии в лице Билла Гейтса, Илона Маска, владельцы крупнейших модерновых корпораций. Так вот, перераспределение налоговой нагрузки должно произойти от труда в сторону капитала. И объектами налогообложения должны стать средства производства, в том числе роботы, и с них надо платить налоги в казну, как сейчас бизнес платит, например, за выбросы в атмосферу вредных веществ. А также в Японии рассматривается предложение нынешнего премьер-министра о введении налогообложения финансовых активов корпораций. С тем чтобы либо взять деньги от них, либо побудить их тратить больше денег на фонд оплаты труда, из которого как раз отчисляются взносы в различного рода внебюджетные фонды, которые дальше финансируют пенсии. Поэтому неизбежен совершенно другой подход, не то, о чем говорит Мау. Это уже давно ушедший поезд. Неизбежен подход обсуждения смены парадигмы налогообложения, перераспределение созданного национального богатства в пользу людей, которые в силу жизненных обстоятельств оказываются в трудной ситуации. Это означает, что по праву рождения гражданин, независимо от своих доходов, получает возможность иметь в месяц определенную сумму к своему существованию. Этот доход выплачивается с момента рождения по момент смерти. Поэтому совершенно в другом направлении основные тренды в мире движутся. Иначе экономику развивать нельзя. Не поддерживается потребительский спрос населения, соответственно, население не покупает продукцию и услуги. Не покупает продукцию и услуги – никаких темпов экономического роста быть не может. Капитал не зарабатывает проценты на свои доходы. Прерывается вся политэкономическая цепочка, описанная в свое время Марксом очень красиво в его незабвенном труде «Капитал».

А.Х.: Насколько сегодня реально думать о переходе к такой модели?

А.С.: Я думаю, что мы вынуждены будем тоже об этом думать, потому что Россия, как и все другие страны, с опоздаем лет в 10, но она в конечном итоге приходит к тем проблемам, которые рассматриваются чуть раньше в странах развитой экономики. Поэтому через 20 лет у нас будет повестка как раз перехода к системе безусловного индивидуального дохода. А сейчас на повестке дня стоят совершенно другие проблемы. Проблемы, связанные с повышение эффективности работы пенсионной системы. То есть болевые точки известны. Дело в том, что с 2005 года последовательно снижались тарифы в пенсионный фонд. Если сначала платили 28% из фонда оплаты труда, сейчас эффективная ставка составляет 18,5%. С каждого рубля 18,5% копеек идут в пенсионный фонд. А раньше 28 копеек туда попадало. Соответственно возможности выплачивать пенсию сокращаются. Основная проблема в первую очередь была в этом. Когда макроэкономисты без привязки к состоянию рынка труда, мотивации работодателя на общих формулах рисовали, что снижение тарифа приведет к обелению трудовых отношений, была такая гипотеза, она не подтвердилась в жизни. С 2005 года по 2015 у нас теневая занятость возросла на 5 миллионов. При том, что тариф отчислений в страховые фонды все время падал. Потому что не учитывались совершенно другие экономические обстоятельства – цену кредита, цену административного давления, что более существенно для бизнеса, чем страховые тарифы. Было очень много просчетов в этой области. Сейчас надо этой работой заниматься активно, вытаскивать людей из теневого сектора, чтобы они платили в эту систему достаточно средств. Но главное направление удара связано с тем, что без повышения темпов экономического роста, без серьезного прорыва в этой области мы, конечно, ничего не сможем достигнуть. И вся страна будет бедной. И тогда не будет деления пенсионеров на бедных или богатых, все будут бедные. Потому что если экономика не создает рабочие места, на этих рабочих местах не платится достойная заработная плата, естественно, отчисления в пенсионные фонды будут очень маленькие. И доходы населения в пенсионном возрасте будут очень маленькие.

А.Х.: Спасибо вам большое за ваше мнение!

С нами на связи был Александр Львович Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений, бывший замминистра здравоохранения и социального развития РФ.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, я прощаюсь с вами. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments