Наука психология: что такое стресс и может ли секс излечить от депрессии

Узнали, как справиться с паникой, стрессом и депрессией, а также выяснили, сколько раз в неделю надо заниматься сексом.
Эксперты: Анна Котенева — психолог-сексолог Российского научного сексологического общества, заместитель заведующего кафедры Междисциплинарной сексологии ГЭТИ, соавтор серии книг «Откровенный разговор про это»; Михаил Хорс — клинический психолог, директор Центра Рациональной Психологии Михаила Хорса.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Научный четверг». У микрофона Александра Хворостова. Сегодня вся наша программа будет посвящена психологии. Тема нашей сегодняшней программы: «Наука психология: что такое стресс и может ли секс излечить от депрессии». Несмотря на то, что о психологии сказано достаточно много, все еще существует ряд мифов, связанных с этой областью науки. Сегодня мы попытаемся ответить на самые распространенные вопросы, связанные с психологией. Если психология в общем и целом освещается в средствах массовой информации, есть всевозможные книги о психологии, то о такой области науки как сексология не каждый знает в нашем современном мире. Наверное, это связанно с тем, что это довольно узкая область знаний, да и общество у нас, пусть не пуританское, но не принято у нас в обществе говорить о сексе. Ты либо сразу попадаешь под какие-то неодобрительные взгляды, либо смешки в твой адрес тут же отправляются, либо вовсе идет осуждение. А между тем, у многих из нас возникают те или иные вопросы о проблемах сексуальных взаимоотношений. Вот попробуем узнать как можно больше ответов на вопросы, связанных с проблемой сексуальных взаимоотношений, у Анны Котеневой, психолога-сексолога Российского научного сексологического общества, заместителе заведующего кафедры Междисциплинарной сексологии ГЭТИ, соавтора серии книг «Откровенный разговор про это». Анна Николаевна, здравствуйте!

Анна Котенева: Здравствуйте.

А.Х: Наверное, самым распространенным мифом идет мнение о том, что в сближении мужчины и женщины должен первый проявлять знаки внимания мужчина к женщине, а никак не наоборот. Говорят, что женщине это делать неэтично, неправильно, а некоторые говорят, что это вообще аморально, и женщине надо иметь такую половую холодность. Что об этом говорят сексологи?

А.К: Предположим, если женщины будут иметь половую холодность, то человеческий род прекратит свое существование. Так уж как-то сложилось, что такой взгляд с позиции репродукции, дает женщина мужчине определенный знак, его трудно определить, но от этого мгновения мужчина понимает, что ему нужно повернуться к этой женщине и идти в этом направлении, проявлять свое мужество, свое внимание, он уже идет для того, чтобы чисто гипотетически инвестировать в потомство. Это такой закон. Мы можем как угодно считать, что это немного по-другому, но именно с позиции репродукции, все, что связано с сексуальностью, с сексуальными отношениям - на первом месте стоит репродуктивная основная функция продолжения рода. Так уж получилось, и получилось замечательно, что есть много целей и видов сексуальной активности, для чего она нам нужна. На втором месте удовольствие. Удовольствие получают люди от взаимодействия мужчины и женщины, от их полового контакта, и это всегда было. Это замечательно и это есть сексуальное здоровье каждого человека и в паре. Если без перекосов и мифов, это как раз-таки самый нормальный и здоровый подход с позиции естественного развития и существования полов.

А.Х: Абсолютно правильно, с точки зрения природы, когда мужчина первый проявляет инициативу?

А.К: Мужчина проявляет тогда, когда ему дали некий шанс двинуться в эту сторону. Женщина шлет ему некий посыл. Если брать по-вселенски, то для мужчины проиграть всегда гораздо сложнее, он по-другому устроен. Если брать физиологию, то это четко упирается в его половой орган. Мужчины очень сильно тревожатся за свои половые возможности, это нормально, поэтому лишний раз не рисковать его подстраховала природа. Она наградила оргазмом, но сделала достаточно ранимым в том, как это происходит. Тут гибкая структура женской психики, женского воспитания, женского такта, это должно быть на первом месте, чтобы мужчине состояться по-настоящему.

А.Х: Если говорить об интимной близости, то есть расхожее мнение о том, что в таком юном возрасте юноши и девушки должны чаще заниматься сексом, нежели люди более старшие. Там некоторые говорят, что для людей 30−40 лет норма заниматься 2 раза в неделю сексом по 5−10 минут. А для людей 40−50 лет, 1 раз в неделю, и это уже хорошо, этого должны придерживаться все.

А.К: В принципе, есть нормальное понятие процесса развития сексуальности, то есть онтогенез сексуальности, и в действительности на пике сексуальности от 16 до 25 лет, особенно для мальчиков, для юношей, для молодых парней, это самый взрыв тестостерона, где действительно может быть самое большое количество половых контактов. Все равно этот человек будет все реализовывать в своих возможностях, в своих физиологических возможностях. И с 35 лет у мужчин природа так определила, начинает изменяться тестостерон, он начинает падать. И активность становится немного другой, но в это время, как правило, есть семья и партнерские прочные отношения, где по разным статистикам средняя цифра 2 раза в неделю, это называется условный физиологический ритм. У всех разная половая конституция, понимаете? Кому-то это нужно каждый день и до 50 лет, а средняя температура по больнице — это некая норма, что когда есть половой контакт 2 раза в неделю, то это нормальные сексуальные отношения. Другой вопрос, что если одному этого не достаточно, а другому это много. На самом деле, да, мы переживаем в подростковом возрасте формирование платонического, потом эротического, потом сексуального либидо. Потом это все благополучно развивается, а потом угасает. Еще есть другой подход, он не эволюционный, он инволюционный, и люди после зрелого возраста, когда им становится 55 и больше, они начинают переживать другой момент активности сексуальности, но это все равно развитие. Как-то меняется сексуальный компонент, он больше эротический, потом уже платонический компонент. Все, конечно, индивидуально. И самое главное, что есть такое понятие, как понятие физиологических способностей. Человек с этим приходит на этот свет, сильной, слабой и средней половой конституцией. Это как он родился кареглазым, потом глаза у него одно время очень ярко блестели, со временем они немного погасли, он стал зрелым, мудрым человеком. У кого-то этот огонек погаснет в 25 лет, а у кого-то до 100 игриво будет гореть. Это все должны знать, чтобы не было мифов, должно быть понимание того, что секс — это здоровое состояние нашей жизни. Сексуальное здоровье — это часть нашего здоровья.

А.Х: Тут понятно. Мой следующий вопрос будет вытекать из этих физиологических особенностей каждого человека, я сейчас говорю о парах, которые долго живут в браке, есть расхожее мнение, что поначалу все замечательно, все так бурно, все в любви, а в последствии идет некая потеря сексуального влечения друг для друга, и это норма. Но многие боятся этого момента, когда стихает сексуальное влечение к своему партнеру. Можно ли этого избежать? Каким образом это сделать? И норма ли это для всех?

А.К: Это никакая не норма для всех, чтобы быть счастливым, это большая работа. Естественно, будут разные физиологические изменения, кто-то, может, сядет на какой-нибудь препарат, который поспособствует изменению влечения, в жизни так бывает, накопилось много разных и нерешенных вопросов, это тоже такой компонент. Если брать с позиции здоровой сексуальности, то люди не могут быть в состоянии взрывной влюбленности всю жизнь, они просто сойдут с ума. Это совершенно нормально, что сейчас есть такое мнение. Это работа гормонов, сначала одни гормоны из ушей, а потом к ним идут другие гормоны. Гормоны привязанности, гормон доверия, гормон удовольствия. И если брать здоровые сексуальные отношения и не игнорирование в сексе своего партнера, забота о сексуальном здоровье своего партнера, то секс тоже видоизменяется. И нет ничего более настоящего, когда долгие, глубокие партнерские отношения, когда уже сформировался диапазон сексуальной приемлемости, когда люди работали над своим чувством, а не просто спекулировали тем, что у всех разные гениталии, что кто-то может, как хочет, ими пользоваться.

Секс — это человеческая потребность, это не отношение к твоему партнеру. И одному нужно, опять-таки возвращаемся, три раза в неделю, другому каждый день. Люди же общаются, коммуникация складывается не всегда правильно, это считывается как отношение ко мне, что меня потребляют или наоборот, что он какое-то животное или холодный и так далее. Тут нужно быть культурным человеком и знать, кто с тобой, кареглазый брюнет с такой половой конституцией или русоволосая голубоглазая блондинка, и у нее средняя половая конституция. Вот разобравшись с этим, люди находят альтернативу в отношениях и продолжают заниматься сексом, но с уважением к друг другу, к природе партнера, он именно такой, и нельзя его расчленять, тогда будут целостные и хорошие отношения, тогда изменится сексуальное влечение, но оно будет не тлеть, как костер, о котором забыли, а время от времени будет подбрасываться одно или другое полешко, чтобы тепло не обжигало и грело. Это здоровье пары, это забота о своем партнере, это правильная роль, потому что, когда мы вступаем в партнерские отношения, у нас есть и другие еще роли, мы становимся родителями, мы жены и мужья, но не нужно путать одно с другим. Когда человек живет, он играет 4 основных роли: ребенка, родителя, супруга и сексуального партнера, это культура.

А.Х: Анна Николаевна, не могу не задать еще такой вопрос, тоже очень распространенное мнение о том, что для мужчины измена — это норма. Многие женщины, например, смотрят на это сквозь пальцы, многие пропагандируют и говорят, что это нормально для мужчина, а для женщины плохо. Вы как этому относитесь?

А.К: Вы понимаете, что у этого вопроса уже противоречия, что он побегает-побегает, да вернется. Если смотреть исторически, то мужчина полигамен. Его заказ от природы, что он некий инвестор потомства. У него больше шансов и возможностей. Мужчины и женщины разные, и нельзя путать, что можно одному и другому. Нужно стремиться, чтобы этого не было, потому что измена для мужчины — это непростой механизм, и мужчины переживают из-за этого. Во-первых, ему приходится скрывать это, он почему-то изменяет. Нужно найти причину, измена происходит не на пустом месте.

А.Х: Не только один человек в этом виноват? В этом виноваты оба?

А.К: Конечно. Это пара, вы же сами говорите, что это кого-то даже устраивает. И часто так и бывает, например, что появился маленький ребенок, да много разных вещей происходит в доме, что претензии одни, другие, третьи, и мужчина вытесняется из супружества, и женщины часто очень тоже вытесняются. Вытесненным он долго не может находиться по своей природе, не по отношению к этой супруге, которой он будет изменять, он бы и рад не изменять. Женщины все равно провоцируют, это все нужно признать. Эту проблему можно решать в паре, не может быть такого, что он на пустом месте берет и занимается этим, вляпывается, получает себе массу проблем со здоровьем и так далее. Это, как правило, мужчины сильной половой конституции, значит, с хорошей потенцией, значит, он способен в жизни чего-то достичь, он обречен быть несчастным на то, что он делает счастливой не одну женщину. Поэтому нужно держать ухо востро, бороться за свое счастье, знать, кто рядом с тобой, и нужно уважать мужчин. Нужно признаться, что у нас это чувство утрачено.

А.Х: И, наверное, одно из расхожих мнений, это депрессия и всевозможные психические расстройства, связанные с отсутствием секса. Очень часто мы говорим, что вот идет очень злая женщина, ей бы мужчину. Это каждый второй произносил такую фразу. Это действительно так? Это верно?

А.К: Это грубо, но это так. Это придумано не нами, это природная не реализация этих возможностей. Есть такое понятие, как заниматься сексом, заниматься любовью и снимать сексуальное напряжение. Для мужчин это более ярко выражено, а женщина, которая игнорирует сама, либо каким-то образом не складываются у нее отношения, очень часто она подвержена и депрессиям больше, и разного рода расстройствам. Она сама себе бьет по психосоматике. И, естественно, есть отношения, психология, культура, когда есть сексуальные отношения, есть внимание к этому человеку, он реализуется как личность, он становится взрослым как личность. А когда он капризничает, дает или не дает секс, а потом злится на весь мир, это, конечно, все индивидуально в каждой паре, но если брать общие границы, то это вредит здоровью пары.

А.Х: Можно ли утверждать, что секс может вылечить от депрессии?

А.К: Конечно. Не утверждать, а думать в эту сторону.

А.Х: Вот, кстати, времена года. Весной чувства обостряются, и секса хочется больше, и нужно им заниматься больше. А осенью можно пролежать на печи и об этом даже не думать?

А.К: А народ севера? Получается, что они вымрут просто. Нет, это какой-то миф. Там, где мы живем, конечно, накладывают на нас экологические все условия на наш темперамент, но это немного совсем из сказок.

А.Х: Не зря говорят, что жгучие южные мужчины?

А.К: Конечно. Почему весной у нас это все обостряется? Мы хотим хорошо выглядеть, снять всю тяжелую одежду, красивые сапоги, шапки. Люди устали от этой одежды, и хочется оголиться. Юг предрасположен просто, там тела обнажены, и там это стабильное состояние южного влечения. Там человек более близок к природе, а мы вынуждены укрываться от холодного ветра, прятать себя. И тут формируются наши характеры и какое-то раздражение, да масса всего. Секс не нужно игнорировать никогда, это точная медицинская позиция. Мы так устроены.

А.Х: Есть еще такая тема. Тоже достаточно табулированная в нашем обществе, но она тоже связана с сексом и сексуальным влечением, я говорю сейчас о гомосексуальных парах. Многие считают, что это чуть ли не патология, что до сих пор бытует мнение, что таких людей необходимо лечить, что это совершенно не натурально и не создано природой.

А.К: Мы говорим с позиции научного знания. Можно иметь все что угодно в голове. В сексологии гомосексуальные, гетеросексуальные, бисексуальные отношения являются нормой. И человек в своем выборе имеет полное право. О том, что есть история гомосексуальности, она глубокими корнями уходит в древность, и не нужно считать, что этого никогда не было. Это было, это явление есть, и оно продолжает существовать. Единственный момент, что процент людей с такой ориентацией не увеличивается, он просто растиражирован сейчас. Очень много говорят и как-то глупо заинтересованы этим, вот в этом есть проблема. Это корнями уходит в культуру разных народов, тут невозможно все грести под одну гребенку. Есть исследования, которые утверждают, что гомосексуальность — это предрасположенность, в утробном состоянии все это проявляется, и это уже не изменить. Это нельзя вот так позиционировать со стороны людей с другой ориентацией, надо быть толерантным. Это тоже такое естество, к которому нужно отнестись культурно, не загонять и не поднимать бучу, не тащить ребенка к психологу. Нужно смотреть на ребенка. Мы социализируемся от того, что вокруг нас. Поэтому кто-то может просто пострадать. Это можно обострить, у ребенка это было нормальное любопытство или был некий опыт, даже контакт. Он был в момент того сексуального развития, где он экспериментировал. А его могут уже навсегда клеймить этим. Тут очень тонкая грань, тут должна быть работа специалиста, но и родители должны быть внимательными, они должны чувствовать, как развивается ребенок, а если они встревожены, что у мальчика повышенная феменизмная составляющая или у девочки маскулинность, то надо постараться повернуть ее в коридор женственности, развивать как-то по-другому. Во всяком случае, нужно как-то присматриваться по-другому к этому. Наблюдать за ребенком и любить его.

А.Х: А если упустил тот момент и понял это совсем поздно? Как психологически справиться с этим? Я говорю про гомосексуалистов. Я, допустим, гомосексуалист, мне очень сложно, общество меня не воспринимает. Как мне справиться с моим стрессовым состоянием?

А.К: Тяжело, это очень тяжело, они серьезно все это переживают, как правило, они ищут узкое сообщество, где их понимают. Им было бы комфортнее, когда люди бы относились толерантно к этому явлению, потому что никто из нас не застрахован.

А.Х: Какой бы вы дали совет родителям, если бы они узнали, что такая данность у их детей?

А.К: В любом случае придется принять эту ситуацию. Принять, но использовать возможность решения проблемы, когда ее возможно решить.

А.Х: То есть, эту проблему возможно решить?

А.К: В зависимости, как это все протекает и как вообще себя демонстрирует ребенок. Тут может быть момент, что он в качестве эксперимента ведет себя так. Нужно разобраться, опять-таки, с каждым это будет по-разному. Это очень сложная тема.

А.Х: Анна Николаевна, огромное вам спасибо за то, что вы нам во многом помогли. До свидания.

А.К: Пожалуйся, до свидания.

А.Х: Следующий спикер, с которым мы будем говорить на заданную тему, Михаил Хорс, клинический психолог, директор Центра Рациональной Психологии Михаила Хорса. Михаил Анатольевич, здравствуйте!

Михаил Хорс: Здравствуйте!

А.Х: Давайте начнем с азов. Психолог и психоаналитик, одно ли это и то же?

М.Х: Скажу вам так, любой психоаналитик — это психолог, но не каждый психолог — психоаналитик. Психоаналитиками обычно называют фрейдистов, но психоанализ — это одно из направлений в психологии и психотерапии.

А.Х: То есть, психолог — это общее, а психоаналитик — это частное?

М.Х: Психоаналитик — это один из специалистов. Психолог может быть психоаналитиком, а может быть позиционным психологом, это другое направление.

А.Х: Сейчас буду задавать вам всевозможные вопросы, которые нашла на просторах интернета, они очень часто возникают. Я думаю, что для вас они не станут новыми вопросами, но все-таки. Многие утверждают, что психологи видят человека насквозь, действительно ли это так?

М.Х: Нет, конечно. Никто никого не может видеть насквозь, есть определенные критерии по которым мы какую-то диагностику делаем для себя, какую-то оценку ставим человеку, но дальше мы ее уточняем, проверяем. В моей практике, за эти годы я отказался от мнения, что я могу понять своих пациентов, потому что иногда такие фортели выкидывают такие люди, от которых этого не ждешь, что уже думаешь: «Ну ладно, любой человек способен на любую историю».

А.Х: Ну и, конечно, личность любого психолога овеяна ореолом гармоничности, часто говорят: «Ты же психолог. Ты умный, уравновешенный человек. У тебя не бывает стрессов, плохого настроения». Так ли это?

М.Х: Тут история такая, что идеальных специалистов нет. Так вот, психолог, если он действительно хороший, он ушел по пути развития той или иной области своей личности несколько дальше, чем его пациент. Если психолог сам решил какую-то задачу в чем-то, он имеет моральное и профессиональное право кого-то другого дотянуть до своего уровня. Иногда получается, что перетягивают через свою голову. Нельзя сказать, что у психолога нет психологических проблем, потому что решение психологических проблем — это путь на всю жизнь. Кто-то уходит по этому пути дальше, кто-то медленно уходит, кто-то быстрее. По сути, психологи — это проводники в жизни. Мы специалисты по какой-то территории, по какой-то местности. Мы эту местность исходили вдоль и поперек, и можем по этой местности человека провести. Важно то, что не пройти за него этот путь, а именно провести. Просто иногда приходят к психологу и говорят: «Сделайте мне что-то», «Вот вам мой ребенок, сделайте так, чтобы он не курил». Психолог — это не тот, кто делает за вас работу по изменению вашей личности, по решению ваших задач. Это тот, кто знает, как эти задачи решать более эффективно, побыстрее. Как хороший проводник, он проведет, но на себе он вас не понесет. Основная проблема в нашем обществе, если говорить про взаимоотношения между психологом и пациентами, проблема такова, что наши пациенты, чаще всего, наши главные конкуренты. Они постоянно хотят делать нашу работу за нас. Они свои собственные психологические проблемы хотят решить сами, считая, что обращение к психологу — это признак слабости. Люди не считают так, когда перед ними не стоит юридическая задача. Люди сантехников нанимают, люди нанимают много разных помощников, а к психологам стыдятся обращаться, потому что думают, что это проявление слабости. Они думают, что человек сам должен избавиться от депрессии, что он сам должен уметь выше нос держать. Можно обращаться и в этих сферах жизни, вообще говоря, человек не может все сам. Самый эффективный человек — это тот, кто специализируется на какой-то узкой области. Я банкир, я решаю задачи у себя на работе, а остальные сферы жизни я отдаю на аутсорсинг. Я нанимаю сантехников, психологов, юристов. Тогда человек может в своей области развиваться активно и становиться все лучше и лучше, потому что там тоже бесконечность в рамках совершенствования. Если человек начинает разбрасываться, что тут он сам себе, например, зубы вылечу, сам себе хлеб испеку, то он теряет эффективность в том деле, где он может развиваться.

А.Х: Вы затронули достаточно такую двоякую тему. Одни говорят, что зачем тебе психолог, у тебя же есть подружка, что ты просто придешь и расскажешь этому психологу тоже самое. Другие говорят, наоборот, что нужно к психологу ходить часто, хотя бы для профилактики. Все-таки обращаться к специалисту нужно по какому-то факту или если есть мама, то ей можно все высказать, и все будет нормально?

М.Х: Тут надо смотреть по ситуации. Понимаете, психолог — не только тот, кто выслушивает. Хотя, к сожалению, у нас многие вузы так готовят людей с дипломами психологов, что действительно они сидят, кивают и слушают, проявят некую эмпатию, сочувствие, иногда даже не напускное, и вроде бы на этом их роль закончена. Все-таки хороший психолог — не только тот, кому можно все высказать, а еще тот, кто поможет разработать новую поведенческую стратегию. Будешь ходить по старой дороге, в новое место не попадешь. Если у человека есть проблема, значит, он как-то пришел к ней в своей жизни, а для того, чтобы от нее уйти, надо себя вести как-то по-другому. А чтобы вести себя по-другому, надо как-то по-другому думать. И это поможет сделать хороший психолог, изменить какие-то те личностные позиции в жизни, которые не эффективны. И самое главное, что хороший психолог может найти для этих изменений ресурс, потому что многие люди настолько измождены своими отрицательными эмоциями, переживания, даже неврозами, психозами. Все эти состояния забирают очень много энергии у человека. Мы привыкли как-то считать, что только физиологически мы теряем энергию, что вот лопатой копаю, значит, устаю. Нет. Человек очень устает и от переживаний, и от негативных мыслей. И для того, чтобы создать изменения в своей жизни, нужно начать вести себя по-другому, надо начать по-другому думать, а чтобы начать думать по-другому, надо рационально и разумно пересмотреть и понять, что какие-то из мыслей не эффективны, какие-то жизненные установки оказываются ложными. А для всего этого требуется еще сила и энергия. Вот этим психологи всем и занимаются.

А.Х: Есть еще одна такая грань, многие сейчас покупают книги по психологии, их масса, как бросить курить, пить, есть, как наладить взаимоотношения, как разобраться в жизни, как стать успешным и так далее. Можно ли доверять таким книгам по психологии? Действительно им можно верить так же, как психологу?

М.Х: Как и книги, так и психологи разные. Тут единственный способ — это перебор. Надо перебирать и смотреть, какой психолог или какая книга толковая.

А.Х: То есть, по каким-то отзывам, каким-то регалиям самого психолога? Или каким образом?

М.Х: Конечно, самое лучше, это когда вы обращаетесь к своим знакомым и говорите, что у вас такая-то проблема. Вам говорят, что у них были похожие проблемы, и их помог решить такой-то человек или такая-то книга. Это не гарантия, потому что каждый человек уникальный, и то, что помогло Васе, не обязательно поможет Пете, но больше вероятность, что этот специалист или книжка толковые. Книжки чем хороши? Первое — это стоимость. Второе — это удобно, но книжки — это только информация. Книга не даст кнута и пряника, что ли, психолог может уже мотивировать, может подбадривать, он может определенным образом заставлять человека работать, может сделать гораздо больше, чем просто учебник. Мы знаем, что язык можно учить по учебнику, открывай учебник и сиди читай, но большинство людей понимают, что нужна ответственность перед кем-то, нужен опыт чей-то, нужны задания, поэтому большинство идут к репетиторам и преподавателям. За неимением средств можно почитать и книгу, но лучше идти к человеку. Не надо рассчитывать, что каждая книга, которую вы купите, будет толковая. Я, например, не очень люблю выбирать книги через интернет, а так, зашел в книжный магазин на пару часиков, постоял почитал, если они увлекают, значит, купи и почитай.

А.Х: Все, как всегда, индивидуально, ко всему надо подходить без ветра в голове.

М.Х: И главное, не ждать, что будет волшебство какое-то.

А.Х: То есть, враз, как фея взмахнула палочкой, и все исправилось, такого не бывает?

М.Х: Бывает, если человек уже к этому готов. Вот ему остался один шаг сделать, и тут психолог или книжка как раз этот шаг помогли сделать. Это вовсе не обязательно, что если так у кого-то произошло, то и у другого произойдет. Поэтому не стоит создавать завышенных требований к себе и специалисту или книжке, нужно говорить себе: «Ну давай проверим, что будет». Надо стараться обходиться без завышенных ожиданий.

А.Х: Сейчас хотелось бы узнать о терминах, мы очень часто сейчас говорим о стрессах и депрессиях. Говорят, что это просто какой-то бич в конце 20 — начала 21 века. Каждый первый подвержен и тому, и другому. Как определить, что ты действительно в депрессии? Есть ли универсальные моменты, чтобы вывести из этого состояния человека? И то же самое со стрессом. Как с ним справиться?

М.Х: Надо понимать, что очень часто эти понятия смешиваются. С научной точки зрения стресс — это естественное состояние человека. Даже выделяется два вида стресса: эустресс и дистресс. Дистресс — это депрессионный стресс, который забирает у человека силы и опустошает его. А эустресс — это мотивирующий стресс. Это когда человек вскочил, побежал и сделал очень много, потому что ему пинка под зад дали. Пинок — это стресс-фактор, человек испытал стресс, и он мотивировался на этом стрессе и многое сделал. То есть стресс — это физиологическое состояние, связанное с впрыском в нашу кровь адреналина и еще каких-то гормонов. Оно абсолютно нормально, другой вопрос, если человек в состоянии стресса находится длительное время, тут он начинает впадать в депрессионное состояние. Признак депрессии — это апатия, это нежелание что-то делать. Это куча маленьких дел недоделанных, каждое из которых человеку приносит мучительное недовольство самим собой. Если у человека много недоделанных маленьких дел, значит, он, скорее всего, находится в депрессионном состояние.

А.Х: Можно ли самому выйти из этого состояния?

М.Х: Можно. Вообще говоря, даже смена погоды может человеку помочь в этом, но все-таки, если человек системно находится в этом состоянии и несколько раз сам попробовал из него выйти, и у него не получается, да пойди ты к психологу. Понятно, что ты заплатишь денег, есть еще бесплатная психологическая помощь. Главное, что некоторые люди сразу начинают есть медикаменты, это сейчас навязывается рекламой, СМИ и другими. Ребята, с этим очень осторожно. Антидепрессанты надо очень внимательно, долго и вместе со специалистом подбирать. И вообще говоря, если есть любая возможность прожить и поработать над вашим состоянием без таблеток, то лучше так и сделать. Антидепрессанты могут вызвать привыкание. Если адаптационное свойство головного мозга, мы ему даем некое химическое вещество, которое воздействует на железу, которая выделяет, например, серотонин, то вроде человеку стало легче. Правда, потом, эта железа адаптируется к этому веществу и перестает давать серотонин, а что самое главное, если от этого вещества отказаться, то человек еще больше может провалиться в депрессию. Тогда выписываются еще более сильные антидепрессанты, а потом вообще гормональные вещества. Получается замкнутый цикл, человек все больше ест разные антидепрессанты, все более усиливая влияние на головной мозг. Вот этого иногда избежать уже нельзя. Это клинические случаи, с которыми работаю психиатры. В большинстве случаев можно помочь решить человеку вопрос без медикаментов, в подавляющем большинстве случаев, если человек не душевнобольной.

А.Х.: В связи с событиями, которые произошли буквально на этой неделе, я говорю в теракте в Питере, многие говорят, что при террористических актах, в такой ситуации главное — не поддаваться панике. Вроде бы умом-то понимаешь, но как не поддаваться, когда вокруг такое? Как справиться с этим паническим страхом, с паникой, которая охватывает, наверное, тебя, чтобы действовать четко и не навредить ни себе, ни другим еще больше?

М.Х.: Вы имеете в виду, если это уже происходит прямо сейчас?

А.Х.: Да. Если какой-то взрыв, не дай бог, теракт или еще что-то в этом духе, какая-то стрессовая ситуация, в которой надо взять себя за жабры, как говорится, и действовать. Как справиться с паникой?

М.Х.: Здесь я бы говорил о профилактике как раз. Если человека со школы учат, как надо себя вести в той или иной кризисной ситуации, даже просто вести себя, научить не чувствовать панику я могу, но ребенка вряд ли, вот взрослого уже можно научить, и то не всех. Но если у человека готовая поведенческая модель есть, как японцев учат: чуть-чуть начало шататься — раз! под стол. Это автоматизм. Они делают специальные тревоги, и дети все под стол прячутся. Когда это до автоматизма доведено профилактически, вот тогда паника, она все равно будет, но она не остановит человека, он все равно будет на автомате двигаться и делать так, как для безопасности более выгодно. Поэтому готовьте себя заранее, что с любым человеком может произойти любая история, в том числе, мы можем оказаться свидетелями или жертвами теракта, пожара, землетрясения, самолета, чего угодно. Если заранее понимать, что так может быть, и заранее продумать — что будет? я буду делать вот так, я лягу вот здесь, я залезу под стол. Когда есть готовая модель поведения, легче. Потому что большинство страхов на Земле испытываются от неизвестности. А если есть даже плохенькая, но известность, человеку гораздо легче. А паника — это часть жизни. Это гипертрофированный страх.

А.Х.: А если что-то такое случилось, что вывело тебя из колеи? Ведь бывает, наверное, так. Когда такое происходит, как можно взять себя за жабры?

М.Х.: Я бы рекомендовал для начала не брать себя за жабры. Потому что многие люди, когда подступает какая-то отрицательная эмоция, начинают ее давить в себе, не давать ей выплеснуться. Нужно наоборот — взять и выплеснуть, крикнуть что-то, заплакать. Плачь — это антидепрессант, только он естественный. И крик тоже помогает. Поэтому разрешить себе, как Маяковский говорил, «криком выреветь горечь обиженных жалоб», прокричать что-то, — и станет легче.

А.Х.: Дать волю чувствам на какую-то секунду, и затем организм встанет на место и будет действовать, как когда-то я себя учил — идти туда, делать то, делать это.

М.Х.: Да.

А.Х.: Наверное, не зря делают специальные комнаты, где можно прийти, психологически разрядиться и дальше улыбаться всем.

М.Х.: Да, это поведенческая психология, есть такое направление большое в психологии. Мне оно не очень близко, честно говоря. Так можно в случае кризисных каких-то, разовых ситуаций. Но если человек системно испытывает некое напряжение и ходит каждый день в эту комнату бить чучело своего начальника, тут надо работать с тем, почему он системно испытывает это напряжение. Потому что вот этот крик и плачь в разовых историях — это нормально абсолютно, а если это системно происходит, то получается, что человек работает с эмоцией, а не с ее причиной. А ведь у каждой отрицательной эмоции есть причина. И главное, что эта причина не снаружи, как считают большинство людей. Любого человека спросите, из-за чего люди переживают, из-за чего люди испытывают страх, гнев, ненависть, злость, раздражение? Они скажут, что из-за того, что кто-то им на ногу наступил или в пробке не пропустил или уволили с работы или правительство что-то или муж или жена. На самом деле, причина любой отрицательной эмоции не снаружи, она внутри человека. Если предположить, что отрицательная эмоция рождается как следствие какого-то события в нашей жизни, то тогда эта отрицательная эмоция должна рождаться у всех людей, которые находятся в рамках этого события. А мы знаем, что даже на самую жесткую ситуацию есть реакции очень разные, и положительные, и отрицательные. Даже смерть близкого человека в ряде религиозно-философских конфессий рассматривается как большое благо. Это азиаты в основном или африканцы, но они искренне радуются, когда их дети, например, умирают. Такие культы смерти — чем раньше умрешь, тем лучше. И наоборот, плачут, когда кто-то доживает до большого возраста. Событие то же самое — человек умер, — но люди искренне по-другому реагируют. Почему? Другая модель в голове, другое мировоззрение, другая парадигма. И вот причина переживаний — это не внешнее событие, это парадигма, которая у нас в голове. Внешнее событие ведь не всегда можно как-то изменить. На внешний мир иногда повлиять нельзя. И тогда важно менять парадигму. С этим можно работать. А если меняем парадигму, то и комнаты для криков не нужны будут. Или нужны гораздо реже.

А.Х.: Огромное вам спасибо за такую интересную беседу.

Это была программа «Научный четверг». Мы говорили сегодня о психологии: что такое стресс и может ли секс излечить от депрессии. У микрофона была Александра Хворостова. Услышимся!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments