Одиннадцатый день протеста дальнобойщиков: о стачке водителей из первых уст

Эксперты: Александр Черевко — координатор ОПР; Руслан Ичиев — перевозчик (г. Махачкала); Павел Енякин — координатор ОПР в Воронеже; Сергей Хмелев — координатор «ОПР» в Иркутске.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Сегодня уже одиннадцатый день протестов дальнобойщиков, и сегодня вновь расскажем о стачке водителей из первых уст. Довольно противоречивая информация есть в СМИ, как относительно того, сколько же человек принимают участие в этом протесте, кто-то пишет, что в 50 регионах страны дальнобойщики присоединились к этой стачке водителей, кто-то называет меньшие цифры. Также СМИ сообщают, что за 11 дней уже было составлено более 250 административных дел на тех, кто выезжает на улицы городов, на трассы, чтобы высказать свой протест. И разные цифры, сколько же человек принимают участие в этом протесте. Кто-то пишет, что 10 тысяч водителей. Но только 5 апреля на пресс-конференции «Новой газеты» была озвучена цифра, что только в Дагестане 99 тысяч грузовых автомобилей, и на сегодняшний день 100% из них стоят.

Первый спикер, с которым мы побеседуем, это Александр Черевко, координатор ОПР. Здравствуйте!

Александр Черевко: Здравствуйте.

В.И.: Можете рассказать о самых последних новостях — сколько городов, сколько водителей принимают участие в акции протеста? Потому что многие говорят, что число участников с каждым днем растет.

А.Ч.: Сложно сказать, сколько городов участвует. Городов очень много. И обратной связи с людьми нет. Не все люди — члены нашей организации. Поэтому мы не можем говорить, сколько конкретно участвует.

В.И.: Связь прервалась. Пока расскажу, что было опубликовано на сайте «Новой газеты» по поводу происходящего. Журналисты побеседовали с координатором ОПР Сергеем Владимировым, и он рассказал, что наиболее активный протест, по его мнению, сейчас наблюдается в Дагестане, в Бурятии, в Челябинске, во Владивостоке и на юге России. В Москве и в Санкт-Петербурге стоят порядка 50% грузоперевозчиков.

Александр, продолжаем по поводу акции протеста.

А.Ч.: Позвонили люди с Ямала и говорят: «Нам очень стыдно, что нас нигде не слышно и не видно. Но мы бастуем. Нам не разрешили выезжать на улицу, никуда, вставать где-то. Мы стоим и бастуем в боксе». Поскольку там холодно, они машины в бокс загнали и там стоят. И так вот это происходит, со многих городов звонят, говорят: «Да, мы стоим. Мы никуда не выезжаем. Мы не работаем». Подтвердить эти цифры, сколько не работают, может сказать Дагестан. Они все вышли на улицу, все встали. Молодцы, огромное уважение к этим людям, потому что они смогли показать, что они настоящие мужчины и могут это сделать. В наших мужчинах — видимо, они потеряли свое мужское «я» и разочаровались, что они могут чего-то добиться. Мы стоим на дорогах, мы стоим на стоянках и, наверное, до последнего будем стоять. Потому что другого-то нет у нас варианта.

В.И.: Сегодня уже 11-й день протеста. Что-то изменилось за 11 дней? Может быть, в поведении правоохранительных органов или представителей властей. Вы говорите, видимо, некоторые водители теряю надежду.

А.Ч.: Нет, наши не теряют, наши стоят и готовы стоять дальше, потому что они прекрасно понимают все это. Мы по сравнению с 2015 годом сейчас владеем информацией по всей стране, потому что у нас есть ресурсы, на которых мы постоянно общаемся. Убрав одного человека с поля боя, результата никакого не будет. Люди постоянно в контакте, люди знают, что происходит по всей стране.

Говорить, что какой-то эффект уже придет, — нет, об этом нельзя сказать. Все организации, которые занимаются поставками, реализацией и продажей товаров, были заранее готовы как к нашей стачке, так и к весенней просушке. Это делается регулярно, товар заранее запасается на склады, чтобы им хватило первое время продержаться. Более ощутимый результат будет виден недели через три, как мы простоим.

В.И.: Если что, вы готовы и три недели стоять?

А.Ч.: Да что вы, мы будем больше стоять. Если разобраться, у нас очень часто бывают такие ремонты крупные, мы останавливаем свой транспорт и ремонтируемся. Но в этом случае мы еще и деньги тратим. А здесь мы просто стоим.

В.И.: Некоторые источники сообщают, что ряд ритейлеров сейчас испытывают проблемы, что товар до них не доходит, и в некоторых магазинах можно уже фиксировать недостаток продуктов и товаров. Но кто-то эту информацию опровергает, говорит, что нет ничего такого.

А.Ч.: Видимо, опровергают органы власти все-таки. Им это выгодно — говорить с этой точки зрения. А я вам скажу проще — у нас в городе есть магазин «Перекресток». У этих магазинов есть договора перевозить продукты питания только рефрижераторами либо термосами. Была замечена и неоднократно уже машина ДЛ-Транс, которая тент. Это говорит о том, что машин нет, и они заказывают уже других перевозчиков, а у них расценки очень велики, и они выставляют очень большие неустойки за время нахождения на разгрузке либо погрузке.

В.И.: Про какой город идет речь?

А.Ч.: Энгельс, Саратовская область.

В.И.: Еще разные цифры по количеству задержаний. Можете вкратце рассказать, что вам известно по этому поводу? Какие методы используют представители правоохранительных органов, чтобы как-то воздействовать на протестующих?

А.Ч.: Кто-то следит, наверное, за новостями. Вчера после пресс-конференции в Москве был задержан Рустам Маламагомедов. Задержали его на улице люди в штатском, которые показали удостоверения, которые даже не успел прочитать, они убрали уже их в карманы. Посадили в гражданский автомобиль без номерных знаков и увезли в неизвестном направлении. Продержав некоторое время, они его отпустили, не предъявив ничего. Это акт устрашения или что они хотели этим добиться. Сегодня председатель регионального отделения по Челябинску был задержан за то, что машины стояли на обочине, и на некоторых машинах были флаги развешаны, ОПР и российские флаги. За это он был задержан, и сейчас ему вменяют статью 20.2, проведение незаконных митингов и пикетирований.

В.И.: В основном такие митинговые статьи предъявляются, правильно я понимаю?

А.Ч.: Да. Что мы сделали? Мы просто остановили свой транспорт и не работаем. И поставили их на обочину. Нам даже это нельзя делать, оказывается.

В.И.: Маленький прогноз — как, по-вашему, дальше могут развиваться события?

А.Ч.: Как развиваться будут… Вчера ходил в магазин, специально посмотреть, что такое. У нас город небольшой, у нас как делается? Ставятся коробки, и самая верхняя распаковывается, и оттуда люди берут себе все понравившееся. Так вот, в верхних рядах фрукты и овощи худшего качества, плохие. Как правило, поднимаешь коробочку, а там хорошего качества лежит. А я поднимаю, а там пусто. Я ниже, а там тоже пусто.

В.И.: То есть уже дефицит, и якобы будет ситуация усугубляться, если ничего не изменится в ближайшем будущем.

А.Ч.: Склады должны истощиться. Нехватка чувствуется, телефоны обрывают, просят машины. А машины стоят.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Будем следить за развитием событий.

Что еще можно добавить о протестах дальнобойщиков? Большое количество городов принимает участие в этих акциях. Как я уже говорила, информация довольно противоречивая поступает. Своеобразным эпицентром можно назвать Дагестан, там практически 100% перевозчиков принимают участие в протестных акциях. В каких-то регионах 50 машин, в каких-то — 10 машин. Сложно их посчитать, потому что некоторые стоят в гаражах, не выходят на дороги и не выходят работать.

В СМИ можно найти комментарии перевозчиков. Они рассказывают, почему им невыгоден «Платон». В частности, есть комментарий дальнобойщика Вячеслава Брезгина: «Смотря, какая цена будет за километр пути. Если 1,50, то в год я теряю 150 тысяч. Плюс я плачу акциз. 40 тонн я сжигаю в год. Если я не ошибаюсь, по 7 рублей акциз, то 280 тысяч я плачу уже. Плюс транспортный налог 20 тысяч, плюс пенсионный. Китайцы сказали, что нас здесь осталось мало».

Про цифры — якобы остается водителям на руки 14−15 тысяч рублей, а на это нужно еще семью прокормить.

С нами на связи Руслан Ичиев, перевозчик (г. Махачкала). Здравствуйте!

Руслан Ичиев: Здравствуйте.

В.И.: Расскажите, пожалуйста, что у вас происходит в Махачкале, какие последние новости по Махачкале, Дагестану по протесту дальнобойщиков?

Р.И.: Приехали со Ставрополя ребята поддержать, с Питера приехала молодежь поддержать наших дальнобойщиков. Они на легковой машине устроили автопробег, 40−50 км они проехались до Манаса и обратно. Около 700 машин.

В.И.: То есть легковые автомобили тоже присоединились к вашей акции протеста.

Р.И.: Да. У нас еще утром рано инцидент еще произошел. Сопровождали автоколонну азербайджанские машины грузовые. И азербайджанская машина умудрилась выехать на встречную полосу и ударила местную машину «десятку», человек в тяжелом состоянии, доставили в больницу. В каком он состоянии в данный момент, не владеем информацией. Но народ его окружил, чтобы противоправных действий не было от народа по отношению к нему. Вот такая ситуация в данный момент.

В.И.: Как складываются отношения с представителями правоохранительных органов и представителями властей?

Р.И.: Вчера было тихо. Сегодня из-за автопробега все машины ГАИ были подняты на уши.

В.И.: Как это проявляется?

Р.И.: Народ уже видит, все в курсе. Они пытаются как-то замалчивать, но все усилия впустую у них. Замалчивать ситуацию не получится, потому что вот то, что я рассказал, утром ДТП произошло, такая сильная авария. Там чуть ли не весь этот поселок Семендер вышел на дорогу и говорит: «Что за беспредел вы устареваете тут, сопровождаете машины». Они провоцируют. И плюс еще правила дорожного движения не соблюдают, выходят на встречную полосу. И вот пожалуйста, произошел инцидент.

В.И.: Ряд СМИ сообщали о том, что есть противостояния в регионах между теми водителями, кто протестует, и теми, кто отказываются протестовать, до сих пор выходят на линию. Я так понимаю, для Махачкалы это не актуально, потому что 100% дальнобойщиков принимают участие в протесте?

Р.И.: Да, подтверждаю слова. Ну, 1% оставим, всякое бывает. Но 99% в Дагестане, вся техника стоит. И спецтехника. Тут и газелисты присоединились. Я как-то говорил, что и газелисты автопробег проводили в поддержку дальнобойщиков. А вот сегодня и легковые машины. В знак солидарности с дальнобойщиками, они нас полностью поддерживают, с пониманием относятся, говорят, мол, ребята работяги, кормят свои семьи, содержат технику, молодцы, что вы свой протест выразили, показали свою решительность, показали свое «я».

В.И.: В дальнейшем какие планы у дальнобойщиков? Я знаю, что в Манасе должно какое-то событие состояться, на которое многие возлагают надежды.

Р.И.: Здесь у нас все нормально, в других регионах тоже поддержка идет. Информация такая была, что и Астрахань тоже уже подключилась, на 70−80% уже поддерживают дальнобойщиков. Это же всероссийская забастовка, все друг друга поддерживают. Кто-то на 100%, кто-то на 50%. Везде разные ситуации.

В.И.: А у вас в регионе вы наблюдаете, что полки пустеют в магазинах из-за того, что перевозчики бастуют?

Р.И.: Сказали, что в складах нехватка продуктов уже есть. Нашей целью, конечно, не было, чтобы народ голодал. Просто можно и ребят понять, они до того края дошли, что уже им самим свои семьи нечем будет кормить и технику содержать. Поэтому склады пустеют. Где-то 20−30% остаток продуктов — и муки, и сахара, и риса.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами.

Следующий наш эксперт — это Сергей Хмелев, координатор «ОПР» в Иркутске. С Сергеем Андреевичем мы выходили на связь буквально три дня назад. Буквально после эфира он был задержан. Сергей Андреевич, здравствуйте!

Сергей Хмелев: Здравствуйте.

В.И.: Что произошло 3 апреля, почему вас задержали?

С.Х.: После нашего эфира я поехать на своем личном автомобиле до дому со своим заместителем и был задержан сотрудниками ГИБДД. Были проверки документов, штрафов. После нескольких замечаний, которые были не обоснованы, я спросил инспектора, долго ли будут нас задерживать. После чего был визуальный осмотр через стекло. Потом начали составлять протокол о досмотре, якобы все официально. После того, как было все снято на видео, снят был протокол о досмотре, нас пригласили открыт отсек багажника. Я открыл отсек багажника, залез в багажник, чтобы включить свет, после чего подошли сотрудники СОБРа, руки за спину, «будьте любезны без объяснения причин», забрали нас в неизвестном направлении. Приехали мои коллеги, которые начали снимать это на видео. Им никто не стал ничего объяснять, как это видно на видео о задержании. Вопрос был задан о том, будет ли машина оставлять на дороге или поедет мой заместитель, на что я сказал, что поедет мой заместитель. Выключили всю видеосъемку, привезли нас в отдел полиции № 6. Сначала отпечатки пальцев пытались снять, было психологическое давление, говорили, что я якобы гомосексуалист, как мне живется, жена знает или не знает. Я был готов к этому, никакой реакции не подавал, потому что знал, что это была провокация. Я вызвал сразу же адвоката, мы попросили, чтобы нам вернули телефоны. Телефоны постоянно на столе то появлялись, то исчезали. Когда я взял в руки телефон, компрометирующее видео на сотрудников ГИБДД, на сотрудников МВД, видео при задержании было удалено, весь телефон был почищен. iPhone у меня не тронули, потому что он был заблокирован. Когда я сказал, что буду опираться на статью 51 Конституции, посыпались всякие угрозы. После чего меня закрыли на 48 часов, не обращая внимание на то, что мне нужно было посещать врача, я ребенка вожу к врачу, мне нужно было по банкам ездить, были проблемы в других городах, нужно было решать. Товарищ капитан, Юлия, сказала, что не доверяет мне, и я был помещен в спецприемник на 48 часов. Потом меня увезли, посадили в самую вонючую камеру. Потом утром там все убирались, я там был во главе, меня уважали там. После отсидки двух суток меня привезли в суд. Суд дело отклонил. Очень много материалов, несоответствие в документах, и меня отпустили. Когда я выходил из суда, сотрудники ФСБ и МВД были очень рассержены, было на их лицах недовольство, что меня выпустили.

Сегодня мы приехали на стоянку к ребятам, к дальнобойщиками. Они мне рассказывали, что приезжали опять силовые структуры, автоматчики приезжали, сотрудники ГИБДД. Они по сей день дежурят на выезде, ждут, пока мужики начнут потихонечку куда-то уезжать, за запчастями, чтобы осуществлять задержания. И говорили, что я — нехороший человек, всех сдал, написал всякую писанину. Никто ничего им не сказал. Говорили, что заберут так же на 48 часов, хотя не имеют права. Но держались молодцами, меня поддерживают.

А так занимаемся рабочими моментами, продолжаем свою жизнь.

В.И.: А можете подробнее рассказать, сколько человек сейчас принимают участие в протесте в Иркутске?

С.Х.: Количество не изменилось за три дня. Многие поддерживают, присоединяются к нам. Люди стоят на стоянках так же, потому что на сегодняшний день введена в России акция, я так понимаю, антитеррор. Все пикеты и митинги всем запрещают проводить из-за обстановки в Питере. Я очень сожалею, соболезную, конечно, горе очень большое. Мужики стоят по стоянкам, никто никуда не едет. Помогаем, чем можем. Люди приезжают, помогают продуктами, кто-то деньгами. Люди поддерживают.

В.И.: А в процентах? В Махачкале, например, 99% дальнобойщиков принимают участие в забастовке.

С.Х.: 70% уже стоит в Иркутске. Очень многие к нам начинают подтягиваться, с каждым днем все больше и больше.

В.И.: Какие планы строите на ближайшие дни? Как могут развиваться события?

С.Х.: Планы одни у всех. Пока с нами не пойдут на диалог. И все стоят до победного. Я уже поднимаю вопрос о том, что если у кого-то какой-то кредит или платеж, будем помогать, будем стараться какими-то деньгами помогать. Мужики держатся, держатся из последних сил.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами!

Следующий наш спикер — Павел Енякин, координатор ОПР в Воронеже. Интервью с ним мы записали заранее. Прямо сейчас Павел Николаевич находится в Воронеже, проходит совещание с представителями Министерства транспорта. Слушаем.

Павел Николаевич, здравствуйте!

Павел Енякин: Здравствуйте.

В.И.: Как развиваются события в Воронеже? Что известно о протесте дальнобойщиков на данный момент?

П.Е.: Вообще развивалось с 27 числа. Была выставлена колонна на окружной трассе «Воронеж — Курск». Она стояла до вчерашнего дня. Позавчера, 4 числа нами было заявлено, что на 10 число должна быть акция с количеством в 11 машин, потому что там места немного было, и мы выдвинулись с лозунгами, с флагами ОПР, стояла колонна. Небольшая колонна, чтобы в рамках закона, не нарушать ничего, стояли на обочине. Показать, что протест у нас есть и в Воронеже тоже. Остальные, кто поддерживал, стояли на стоянках. Стояли в каждом областном центре по 15−20−30−40 машин, где как стояли в других центрах. После третьего числа к нам подъехали сотрудники группы «Э», подполковник Романов, и попросили разъехаться в связи с тем, что был теракт в Питере, типа обстановка накалилась и т. д. Мы говорим: «Мы же ничего не нарушаем, какие террористические акты? Стоим в рамках закона». Они говорят: «Подумайте до завтра». После того, как мы им сказали, что не будет разъезжаться, подъехала техника, и на том месте, где стояли наши протестующие машины, начали делать обочину, не дорогу, а обочину, ремонт. Выставили знаки, сзади и спереди сыплют щебенку, треск асфальта такой, на том месте, где мы стоим.

Ну и отъехали мы на стоянку организации и там встали на ночь. После ночи мы переехали на 800 метров в другое место, где не велось никаких ремонтных работ и пока не намечалось. В 9 утра опять подъехали сотрудники дорожной службы. Сзади и спереди насыпали кучи щебенки, выставили технику для ремонта, поставили знаки. Приехали сотрудники ГАИ, уже не в одном экипаже, порядка 6−8 экипажей. Перекрыли все. Слева и справа везде стояли машины спецслужб, мы их просто за неделю уже давно вычислили по номерам, которые стоят. И попросили нас аккуратно отъехать в связи с тем, что здесь опять будет проводиться работа. Мы, как и в тот раз, решили, что правда будет, и переехали. В начале движения нас разделили по 2−3 машины в разные направления и останавливали. Сначала проверка документов как водительских удостоверений и транспортных средств, что мы перевозим, куда едем, по какой причине. И начали надуманные причины указывать, спрашивать. Конкретно меня спросили, почему протерто сверху пластмассовое крыло, «вы, наверное, были участником ДТП». И вот каждого. Потом подошли сотрудники полиции, уже местных властей и начали вручать повестки, чтобы мы через час явились в разные ОВД Воронежа для дачи показаний как свидетели по уголовным делам в связи с кражей, допустим, аккумуляторов, задержание лиц, торгующих наркотическими веществами, и одного человека вызвали в областное ГАИ для дачи показаний, что он был свидетелем какого-то ДТП. На самом деле нигде мы, конечно, не участвовали, не проходили. Но они требовали туда ехать, иначе нас тогда будут заставлять. Получается, нам надо было куда-то грузовые машины перегнать, поставить и ехать в эти отделы всем, не нарушая закон.

В.И.: А сегодня вы встречаетесь с представителями администрации, правильно понимаю?

П.Е.: Министерство транспорта области, я так понял, мне звонили и попросили, в 13 часов у них там совещание какое-то будет, попросили, чтобы я подъехал по поводу пробега, который вроде от меня был заявлен.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами, мы будем следить за развитием событий.

П.Е.: Мы переехали, стоим на другой стоянке сейчас. То есть мы не разъехались, не уехали, а стоим на стоянке за 20 км от Воронежа.

В.И.: То есть вы перемещаетесь, чтобы не вызывать ни у кого претензий, правильно?

П.Е.: Да, чтобы не вызывать пока никаких на нас действий. Мы в рамках закона, как послушные граждане, не хотим никаких последствий.

В.И.: Вот такой комментарий от Павла Енякина.

Напомню, что поводом для стачки стало запланированное на 15 апреля повышение тарифа «Платон» на 25%. Дальнобойщики заявляют, что они не требуют отмены повышения, а требуют отмена самого сбора, т.к. они просто не могут его осилить, многие бедствуют из-за этого, даже не могут прокормить семью. С 15 апреля этот сбор составит 1 рубль 91 копейку.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона работала Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments