Задержание главы Удмуртии: причины и возможные последствия

Эксперты считают, что наиболее вероятным последствием задержания Соловьева станет перетряска местных элит. Также поговорили о возможных кандидатах на освободившуюся должность главы республики.
Эксперт: Дмитрий Журавлев — генеральный директор Института региональных проблем; Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

Сотрудники правоохранительных органов задержали и этапировали в Москву главу Удмуртии Александра Соловьева. Об этом и пойдет речь в нашей сегодняшней программе, тема которой звучит так: «Задержание главы Удмуртии: причины и возможные последствия».

По сообщению ТАСС, в правоохранительных органах региона рассказали, что Соловьев задержан в рамках уголовного дела, возбужденного по статье 285 УК РФ «Злоупотребление должностным полномочиями». По месту жительства главы Удмуртии, заявил собеседник агентства.

Как сказано на сайте «Коммерсанта», «по версии следствия, в 2014—2016 годах Александр Соловьев получил от представителей организаций, осуществляющих строительство мостовых переходов через реку Кама и реку Буй у города Камбарки в Удмуртской Республике, взятки в виде денег на общую сумму 139 млн руб., а также в виде доли участия в коммерческой организации, стоимостью 2,7 млн руб.», — заявили в СКР. Главу Удмуртии уже доставили в Москву, в ближайшее время следствие намерено предъявить ему официальное обвинение".

О положении дел в республике также очень ярко сказано на портале ИА «Хакасия». Про экономическое положение региона и дефицит бюджета, который в 2016 году превысил 8 млрд рублей. Про сложное положение населения — «12% граждан, а это около 179 тысяч человек, находятся в Удмуртии за чертой бедности. Новых рабочих мест не создается. Как следствие, растет число безработных. Осенью прошлого года в Удмуртии прошла внеплановая проверка Росздравнадзора, которая выявила многочисленные нарушения прав граждан на получение качественной медицинской помощи.

А вот жизнь главы Удмуртии Александра Соловьева, в отличие от населения, становится все лучше.

Если общий уровень доходов российских губернаторов в прошлом году снизился в 3,4 раза то Александр Соловьев, напротив, разбогател до 8,7 млн рублей (с 3,74 млн рублей).

Он входит в число 50 губернаторов, которые получили наибольший доход в 2015 году. Кроме того, как уверяют СМИ, Александр Соловьев имел отношения к оффшорам и был „засвечен“ как владелец зарубежной недвижимости».

Но вот задержание главы республики стало неожиданностью для многих. О самом задержании и о том, что ждать республике в связи с этой новостью, спросим у наших экспертов. И прежде всего, у Дмитрия Анатольевича Журавлева, генерального директора Института региональных проблем. Интервью с ним мы записали перед эфиром, предлагаю его послушать.

А.Х.: Прежде всего, хотелось бы спросить, что за личность Соловьев Александр Васильевич?

Дмитрий Журавлев: Человек старой формации. Опытный администратор. Человек республики. Удмуртия, может, даже меньше, чем другие финно-угорские республики, всегда тяжело воспринимала «варягов». Она больше по размеру, чем Мордовия или Марий Эл. Поэтому, наверное, здесь вот это ощущение «моей малой родины» не такое острое, не такое болезненное. Но оно тоже было. И поэтому он после Волкова, у которого было много разный вопросов и к которому было много разных вопросов, казалось бы, был такой умиротворяющей силой. Вот видите, как показала практика, не совсем.

А.Х.: В опубликованном еще в феврале экспертном докладе в рамках проекта «Политуправление» говорилось, что до конца 2018 года отставки могут произойти в 24 регионах. И в числе наиболее вероятных кандидатов также называлась и Удмуртия. Насколько было ожидаемым задержание Соловьева?

Д.Ж.: Я думаю, что задержание как раз не было ожидаемым. Ожидаема была отставка. Это все-таки не одно и то же. Вы не первые, кто сегодня ко мне обращаются по этой теме. Иногда журналисты намекали, не форма ли это отставки — он уйти не хотел, его так убрали. Нет, это не так, потому что в нашей системе для того чтобы уволить губернатора, есть механизмы гораздо более эффективные и менее затратные, чем задержание. Если его задержали, значит, другого выхода нет, потому что власти невыгодно задержание большого руководителя. Если его задерживают, значит, человек героически к этому шел.

А.Х.: Получается, как раз задержание было не ожидаемо?

Д.Ж.: Да. Ожидалась отставка. Но, вероятно, в процессе проверки масштабы неправильного поведения выявились такие, что оказалось, что другого выхода нет.

А.Х.: А стоит ли связывать рейтинг коррумпированности, который был, опять же, опубликован в Генпрокуратуре и сегодняшнее задержание глав региона?

Д.Ж.: Вряд ли рейтинг был поводом для задержания. Скорее, та накапливаемая информация, которая породила рейтинг, стала частью той информации, которая заставила задержать столь высокопоставленное лицо. Никто рейтинг не смотрит для задержания, потому что потом выяснится, что у тебя нет доказательств, даже если ты знаешь, что человек преступник, но у тебя нет доказательств, и что дальше? Тем более, такой человек. У него будут хорошие адвокаты, большая информационная поддержка. Его на пустом месте, как говорят милиционеры, не закроешь. И слава богу, кстати, какой бы преступник он ни был, что его права будут защищены. Не по рейтингам людей задерживают, а по фактам. Другой вопрос, что рейтинги отражают эти же факты.

А.Х.: Получается, неслучайно регион вошел в число лидеров, да?

Д.Ж.: Да, конечно. Я просто не знаю механизмов этого рейтинга. Их публикую обычно перед рейтингом, что «мы считали вот так, по таким-то факторам». Механизм этого рейтинга мне неизвестен, я с механизмом не сталкивался. Но думаю, что основания были у людей, они тоже собирали факты. Тем более, если это прокуратура, они специально для этого и созданы. Прокуратура — надзорный орган.

А.Х.: Получается, и снятие полномочий — дело совсем не далекого будущего, правильно я понимаю?

Д.Ж.: Если человека задержали, то он уже потерял доверие. По сути своей, потерял доверие. А у нас снимают полномочия, вы сами помните, как формулируется — по утере доверия. Там ведь даже не говорится, преступник человек или нет. Совершил ли он что-нибудь неправильное. Он потерял доверие, значит, он должен уйти. Если его задержали, если он не будет оправдан под фанфары, с огромным количеством извинений, что теоретически может восстановить к нему доверие, во что я, правда, не очень верю, то он уже утерял доверие. Для задержания же нужны основания. Мы с вами говорили, его нельзя задержать на ровном месте. Потом пройдет куча процессуальных действий. Если эти основания есть, то это уже удар по доверию. Вообще, доверие к региональным руководителям в России с ее размерами — это краеугольный камень политической системы. Потому что уследить за всеми невозможно, просто по теории вероятности. Поэтому сам критерий — мы же снимаем не за преступление, а за утерю доверия. А утеря доверия — это что? Только появилось ощущение, что человек неправ, колеблется доверие. Его никто ни в чем не обвиняет. А здесь уже обвиняют. Уже этот этап пройден. О каком доверии можно говорить? Поэтому, с точки зрения и буквы, и сути нашего законодательства, я думаю, что снятие полномочий, мягко говоря, очень возможно.

А.Х.: Кого можно назвать ожидаемой персоной на пост главы региона или исполняющим обязанности? Нашла такую новость, что «Председателя Государственного Совета Удмуртии Владимира Невоструева вызвали в Москву после этапирования в столицу Главы региона Александра Соловьева».

Д.Ж.: Очень возможно, да, что он станет. Некоторые называют Бречалова. Но он все-таки не администратор. А Удмуртия — республика большая, это значительная часть нашего ВПК. Концерн «Калашников"-то где находится? Поэтому управлять ей довольно сложно. С одной стороны, в позиции «варяга» есть свой плюс — он не связан с действующей в регионе командой. С другой стороны, «варяг» без административного опыта — ему будет непросто управлять таким регионом. Любым непросто, а таким — тем более. Поэтому лично мне кажется, что все-таки глава Госсовета — более вероятный кандидат. Но решать будет президент. Я не могу выбрать между, как минимум, двумя. Но если человека вызвали… Должна была быть встреча самого главы региона завтра, по-моему, с президентом. Вместо него встречу проведет председатель Госсовета. Вполне возможно, что с этой встречи он выйдет исполняющим обязанности.

А.Х.: Чем может обернуться для всего региона сегодняшнее задержание Соловьева?

Д.Ж.: Существенной перетряской региональной элиты. Региональные элиты немногочисленны и корпоративны. И поэтому уход лидера — это всегда существенное изменение конфигурации элиты. А такой уход предполагает не просто смену конфигурации. Ведь коррупция — действие коллективное. Особенно в регионах. А значит, под подозрение попадает огромное количество людей, в том числе, абсолютно невинных, которых надо проверить. А вот что в результате этой проверки, кто останется… Я не думаю, что изменятся принципиальные подходы к развитию республики, потому что они формулируются не только в Ижевске. Еще раз повторяю, это один из центров российского ВПК. Я думаю, что тот же вице-премьер Рогозин бывает в Ижевске довольно часто, и не он один. Но вот кадровый состав руководства республики, думаю, изменится существенно.

А.Х.: Возможно говорить о дальнейших задержаниях?

Д.Ж.: Думаю, да. Мы не можем утверждать, потому что утверждать могут только следственные органы. Но понятно, что коррупция не делается в одиночку. Это не убийство, это не кража. Это часть системы управления. А система — это всегда больше одного. Тем более, когда речь идет о главе региона. Есть же люди, которые обеспечивают выполнение тех указаний, за которые он берет деньги. Если они их обеспечивают не бесплатно, но они — тоже часть коррупционной схемы.

А.Х.: Смотря оценку деятельности главы региона, я сейчас о действующем, о Соловьеве, — уровень жизни населения в регионе 2,38, безопасность и экология 2,63, деловой климат 2,63. То есть, по итогам прошлого года, ему дали 63 место из 85. Это достаточно низко.

Д.Ж.: Да. При очень высокой стартовой базе, потому что, еще раз повторяю, это высокопромышленный регион страны. С большим населением, с крупным для провинции городами. Он достиг такого уровня при таком основании, потому что есть Марий Эл, там болота в основном. Поэтому Маркелов может как угодно действовать, но из каких-то физических возможностей он выскочить не сможет. А Удмуртия — возможностей-то на порядок больше было. А все равно 63 место.

А.Х.: При таком положении дел кто нужен региону?

Д.Ж.: Любому региону нужен администратор. И очень много в экономике региона зависит от взаимоотношений с Министерством финансов. Любого. А для Удмуртии нужен не просто администратор, а администратор, который будет одновременно разбираться и в военной экономике, и в межнациональных отношениях.

А.Х.: Спасибо большое за ваше интервью.

Если давать небольшую справку об Александре Соловьеве, то надо вспомнить, что он «в 1970-е годы работал формовщиком-литейщиком на Ижевском электромеханическом заводе и заводе «Редуктор». Затем поступил на работу в ПО «Удмуртавтодор».

В 2003 году был избран в Государственный совет Удмуртской Республики. В 2013 году фракция «Единая Россия» выдвинула кандидатуру Соловьева в Совет Федерации в качестве представителя законодательной власти Удмуртии.

19 февраля 2014 года Александра Соловьева назначили временно исполняющим обязанности главы Удмуртской Республики. В сентябре 2014 года, в единый день голосования, Соловьев был избран главой Удмуртии, набрав 84,84% голосов избирателей».

О задержании главы Республики Удмуртии и о возможных последствиях говорим мы сегодня. Также мнение об этой новости спросим у Гращенкова Ильи Александровича, директора Центра развития региональной политики. Здравствуйте!

Илья Гращенков: Здравствуйте.

А.Х.: Насколько для вас была неожиданной новость о задержании главы региона?

И.Г.: Для меня она была совсем не новостью. Дело в том, что мы прогнозировали отставку Александра Соловьева уже год. Конечно, не прогнозировали, что это произойдет в форме ареста. Но все, что ему инкриминируется, мы в своем рейтинге губернаторов вот уже второй год освещаем. Это и коррупция, и семейственность, и эта злополучная история, связанная со взяткой, связанной с дорожным строительством. Как ни странно, это была одна из наших основных тем, которые мы вменяли губернатору по снижению его рейтинга. Дело в том, что в этой же системе работают его дочь и зять. И вот эта семейственность нам всегда казалась подозрительной, мы всегда делали на этом акцент. Тем более что возник политический конфликт между Соловьевым и ПФО в лице полпредства, и ОНФ подключился к этой теме, она раскручивалась. И очень странно, что другие федеральные аналитики упустили эту тему. Мы среди прочих минусов Соловьева ее активно озвучивали. Поэтому нет, не удивительно, что, наконец, помимо прокуратуры, за дело взялись и следователи.

А.Х.: Получается, задержание — это факт подтверждения ваших данных?

И.Г.: Да. Если честно, это очень напомнило дело Гайзера. Собственно, у нас ровно так же с ним было. Мы даже дольше, 3 или 4 года воевали с Гайзером. Все факты коррупции в Коми нам были тогда известны. Мы их публиковали. Но почему-то в федеральных рейтингах губернаторов, помимо нашего, он всегда получал оценку 5, входил в лучшую десятку губернаторов. И только спустя несколько лет, когда поменялась расстановка сил на федеральном уровне, к делу подключились следователи, и ровно так же мы оказались тогда правы и были одними из многих политических центров, кто тогда спрогнозировал отставку Гайзера. На мой взгляд, очень похожая сейчас ситуация с Соловьевым.

А.Х.: Вообще, к сожалению, арест в связи с коррупционной составляющей не уникален для России. Арест такого должностного лица наверняка повлечет за собой арест приближенных лиц. Рейтинг коррупции в регионе, мягко говоря, не самый хороший. Стоит ли ждать ареста, задержания глав регионов, рейтинг коррумпированности которых также на высоком уровне?

И.Г.: Безусловно. Это один из методов смены власти. Когда силовики подключаются к вопросу, они подходят именно так. Они губернатора арестовывают. Кстати, не всегда факт, что дело закончится посадкой. Все предыдущие губернаторы, которые были задержаны, еще все не осуждены. И Хорошавин, и прочие, они все равно еще под следствием. Поэтому понятно, что это методы политической борьбы.

Второй момент — не бывает дыма без огня. Дело в том, что не просто так произошло задержание Соловьева. Этому предшествовало некое движение со стороны крупнейших финансово-промышленных групп в регионе — это «Роснефть» и «Ростех». Соловьев всегда считался протеже именно группы Чемезова. Учитывая, что в регионе два крупных концерна, «Калашников» и «Ижевский механический завод», которые входили в группу «Ростеха», и губернатор помогал госкорпорации осуществлять интересы на территории региона. Мы буквально осенью прошлого года фиксировали, что «Ростех» теряет интерес к республике, что акции «Ижевского мехзавода» были согласованы на продажу. И вместе с тем, очень сильно усилилась группа компаний «Роснефть», второй интересант в регионе. У них там есть компания «Удмуртнефтегаз», которая вместе с китайской компанией «Сенатек» работает. На этом водоразделе было видно, что когда лоббисты Соловьева покидали регион, в лице Чемезова, и набирала влияние группа Сечина «Роснефть», стало понятно, что усиляются силовики. И, скорее всего, они захотят поучаствовать в этом переделе политического ландшафта. Как видите, через полгода происходит задержание губернатора. Фактически глава остался со своими коррупционными проблемами один на один после потери федеральных лоббистов, что и привело к именно такой методике задержания. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, актуальны ли следующие задержания, их также можно отследить. Надо смотреть, какие федерально-промышленные группы работают в регионе, кто кому оказывает поддержку. И если вдруг группы, связанные с силовиками, начинают усиливаться, то можно прогнозировать, что отставка губернатора произойдет именно таким способом. Уж если она происходит по гражданскому сценарию, без ареста, то это обычно какие-то согласованные администрацией президента уходы на повышение. Это мы видели в тех регионах, где команда Кириенко зачистила старых губернаторов в преддверии выборов.

А.Х.: По-вашему, для Соловьева реальный срок — это не самый вероятный расклад, так скажем?

И.Г.: Нет, почему? Я просто имел в виду, что до сих пор эти дела длятся. Я к тому, что не очень-то они, может быть, и подготовлены с точки зрения защиты в суде. Одно дело — следствие, когда человека задерживают, другое дело — доказательная база. С тем же Хорошавиным ситуация длится и длится, пока ничего толком предъявить не могут. Но вот в случае с Удмуртией очень крупная взятка, на мой взгляд, 140 млн почти, тем более, дорожное строительство и, как я сказал, родственники в той же системе. Поэтому вполне возможно, что будет какая-то договоренность со следствием. Во-первых, Соловьеву 66 лет, достаточно возрастной губернатор. Здоровье уже не то, чтобы выдержать все эти пертурбации. Поэтому я думаю, что он пойдет на какую-то сделку. Не знаю, как дальше будет развиваться ситуация, но концы-то могут потянуть и к семье, и к другим чиновникам. Как-то ситуация разрешится, потому что основная-то задача была — его, конечно, снять.

А.Х.: Давайте сейчас поговорим о наиболее вероятных назначениях на пост главы региона. Многие говорят, что, возможно, это будет Александр Бречалов, секретарь Общественной палаты. Как вы думаете?

И.Г.: Бречалов — вполне вероятная кандидатура, потому что опосредовано он тоже достаточно близко к этому силовому клану. Достаточно обширный клан, поэтому тут нельзя говорить о прямой связи. Это человек, который в этой орбите находился. Поэтому да, вполне вероятно. Но я бы не исключил вероятности назначения кого-то из силовиков ФСБ или ФСО, по практики Ярославской области, некоторое время назад в Калининградской. Именно структуры безопасности претендуют на то, чтобы своих протеже продвигать во власть исполнительную. Поэтому еще такие возможны кандидаты.

И плюс, не исключают фактор «Роснефти», что они выдвинут кого-то из близких к себе кандидатов. Дело в том, что на уровне местного самоуправления есть достаточно большая группа местных депутатов Заксобрания, с которыми «Роснефть» активно сотрудничала. И насколько я понимаю, они хотели бы тоже претендовать на пост главы республики. Они местные, у них хорошая электоральная история. Такой вариант тоже возможен.

А.Х.: Одного из местных уже называют. Говорят, что председателя Государственного Совета Удмуртии Владимира Невоструева вызвали в Москву. И, возможно, это тоже связано с назначением на пост исполняющего обязанности.

И.Г.: Я думаю, что это будет какая-то временная сейчас кандидатура. Настоящая может появиться чуть позже. В Удмуртии достаточное количество людей, кто хотел бы и претендовал на место Соловьева, потому что возрастной губернатор, все понимали, что рано или поздно, но отставка состоится, и какие-то политические планы вынашивали. Плюс Удмуртия — все-таки республика со своими особенностями. Поэтому здесь просто человек со стороны, как любой депрессивный регион, не очень подходит. Его могут съесть местные элиты. Поэтому он должен быть либо со сверхподдержкой со стороны федеральных лоббистов, либо как-то найти общий язык с местными элитами. Потому что действия крупнейших предприятий региона в любом случае будут зависеть от вот этой согласованности действий и парламента республики, и т. д. Поэтому Бречалов был бы хорошей в этом плане кандидатурой. Кстати, именно он, ОНФ вскрыл эту проблему с дорогами изначально. Поэтому, наверное, вообще всему этому делу с коррупцией вокруг дорожного строительства обязаны ему силовики. Тут логично предположить, что он может быть бенефициаром этой отставки. Только я не очень представляю, насколько ему это интересно.

А.Х.: Если отойти от конкретных лиц, кто, по-вашему, нужен региону в качестве главы?

И.Г.: Два срока подряд губернаторы, которые управляли Удмуртией, были достаточно депрессивные сами по себе. Это были возрастные политики, разочаровавшиеся в регионе как регионе с потенциалом к росту. На мой взгляд, вот эта практика замены на молодых технократов, которые и команду формируют, исходя из каких-то задач и целей, а не из личных предпочтений, и представляют к защите некую стратегию развития региона на федеральном уровне, такой молодой технократ с федеральным подходом в Удмуртии был бы более оптимальным вариантом, чем опытный выдвиженец, пусть из местных, пусть согласованный с элитами, но который опять будет руководить в шорах вот этой прежней политики, зажатой между «Роснефтью» и «Ростехом», который видит потенциал исключительно в росте оборонзаказа и никак не участвует в развитии региона как современного субъекта. Мне кажется, любые молодые управленцы — это всегда хорошо.

А.Х.: Огромное спасибо, Илья Александрович, что вы с нами побеседовали.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, до встречи в эфире!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments