«Тракторный марш» дошел до Следкома: что ждут кубанские фермеры от встречи с Бастрыкиным?

Кубанские фермеры не отказываются от нового «тракторного марша» 28 марта. Но говорят, что решение будет зависеть от действий представителей СК РФ по итогам встречи.
Эксперты: Алексей Волченко — участник «тракторного марша».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. И тема сегодняшней программы будет звучать следующим образом: ««Тракторный марш» дошел до Следкома: что ждут кубанские фермеры от встречи с Бастрыкиным?».

Накануне на нашем портале публиковалась новость: «Председатель Следственного комитета РФ встретится с инициативной группой, представляющей интересы фермеров Кубани. Общение состоится в рамках ежемесячного приема граждан Александром Бастрыкиным 15 марта».

У нас на связи один из участников, организатор «тракторного марша» Алексей Волченко. Алексей, здравствуйте!

Алексей Волченко: Здравствуйте!

И.К.: Вы на данный момент находитесь в приемной Следственного комитета. Состоялась встреча или еще нет?

А.В.: Нас сейчас 9 человек с Краснодарского края, приехали в Следственный комитет, находимся в приемной. Александр Иванович Бастрыкин вызвал все руководство Следственного комитета Краснодарского края. Это и начальник СК Бугаенко Вадим Олегович, и все его подчиненные, находятся непосредственно за круглым столом с Александром Ивановичем Бастрыкиным. Заходит один фермер, показывает документы о нарушении закона, и Бастрыкин разбирается с каждым фермером отдельно, какие нарушения есть, задает вопросы уже непосредственно силовикам, которые разбирались на месте, почему они так долго разбирались и не разобрались. Там очень жаркая дискуссия идет. Александр Иванович Бастрыкин грозится полностью весь краснодарский отдел разогнать попросту. Потому что видит, что люди там не работают.

И.К.: То есть в таком формате, все заходят по очереди, и обсуждение каждого отдельно, частные случаи разбираются?

А.В.: Да. Конкретно взятые случаи. Человек подает жалобу, подает документы. Александр Иванович изучает документы. На самом деле, он крайне возмущен тем, что на местах СК Краснодарского края попросту ничего не делает. Он даже задавал вопрос руководству СК Краснодарского края и говорил, что «на содержание ваше тратится около 39 миллионов рублей ежегодно, а я не вижу вашей работы, вы проедаете деньги налогоплательщиков, а работу свою не делаете, почему так происходит?». Руководство СК Краснодарского края находится в крайне плачевном положении, им крайне неудобно, они боятся, что Александр Иванович примет какие-то серьезные меры к ним лично.

И.К.: Можно говорить о том, что каким-то образом дело начинает сдвигаться с мертвой точки, именно по тем вопросам, с которыми вы приехали в СК?

А.В.: Мы хотим надеяться, что все-таки данная встреча пройдет продуктивно, и Александр Иванович в Краснодарский край направит своих следователей, чтобы на месте разобрались в ситуации. Потому что к Краснодарским следователям просто уже нет доверия. С момента прошлого «тракторного марша» прошло уже полгода, но ничего ни у кого в Следственном комитете не решилось. Если приедут московские следователи, как они это делали в Кущевке, мы помним, что после кущевской трагедии приехал Бастрыкин, его команда, и они буквально за полгода пораскрывали все преступления, все преступления были полностью раскрыты. Если придут московские следователи, если получат команду разобраться на месте в ситуации, я надеюсь, что разберутся. Потому что сотрудники Генпрокуратуры приезжали, их направлял Чайка. Но они приехали, поехали по побережью, попили водки спокойно, местные прокуроры подготовили им, и они отчитались, что на Кубани все хорошо, и президенту доложили, что нет на Кубани проблем никаких. А президент, я предполагаю, спрашивал: «Если у фермеров нет проблем на Кубани, то почему они в очередной раз садятся на трактора и собираются ехать ко мне?». И я думаю, что дал поручение Александру Ивановичу Бастрыкину как главному российскому следователю, как очень грамотному юристу разобраться в этой ситуации.

И.К.: Что говорят те члены вашей делегации, которые прибыли в Москву, в СК, которые уже побывали на этой встрече, на очной ставке со следователями СК из Краснодарского края и с Бастрыкиным? Какие их ощущения, что они говорят, какими впечатлениями делятся?

А.В.: Люди очень довольны. Во-первых, что прошла молниеносная реакция со стороны СК. Буквально недавно прошла пресс-конференция совместная, «Вежливые фермеры», дальнобойщики и таксисты. И после данного мероприятия буквально через два дня, молниеносная реакция, Александр Иванович пригласил фермеров разобраться в ситуации. Детально изучает каждый вопрос, изучает документы. Видно заинтересованность Александра Ивановича не доводить до нового «тракторного марша» и постараться вопрос закрыть.

И.К.: Я знаю, что была у вас предварительная договоренность на 28 марта в зависимости от результатов встречи с руководителем СК РФ, если что-то пойдет не так, как бы вам хотелось, не по справедливости, то вы готовы были организовать еще один «тракторный марш». На данный момент можно ли говорить о том, будет ли второй «тракторный марш»? Или пока это все как предположение и запасной план?

А.В.: Мы сейчас регистрируем все уведомления о проведении «тракторного марша», который начнется 28 числа в 10 утра в станице Казанской Кавказского района Краснодарского края. Все фермеры готовы идти до конца и участвовать в новом «тракторном марше», который поддержат и дальнобойщики, и таксисты. В данной ситуации, если все-таки вопрос решится положительно, мы в любой момент можем поблагодарить Александра Ивановича и отказаться от акции. Но пока нам очень много обещали, в том числе и в Краснодарском крае, обещали золотые горы. Если все помнят, мы 28 марта прошлого года первый «тракторный марш» планировали. Тогда приехала Наталья Васильевна Костренко, ныне депутат Госдумы, наобещала нам золотые горы, пообещала, что все исполнится, нам помогут. Мы отказались от протестной акции. Впоследствии в августе она все-таки прошла, потому что, к сожалению, ничего не решилось. Завтра у нас будет встреча с руководством ФСБ по Краснодарскому краю, чекисты тоже заинтересованы в том, чтобы, во-первых, не было тракторного марша, во-вторых, помочь людям разобраться в той ситуации, которая сложилась. Начальник ФСБ по Краснодарскому краю с заместителями приглашает для личной беседы с участниками «тракторного марша». У нас сейчас хорошая погода, надо заниматься землей, а не ездить на тракторах по всей России. Поэтому мы хотим, конечно, работать в полях. Если все решится положительно – да ради бога. Мы даже рады будем никуда не ехать.

И.К.: Но все-таки документы регистрируются, и пока еще идея, что 28 марта должен состояться тракторный марш, есть. И все зависит от результатов встреч с главой СК. Если все пройдет хорошо, если сдвиги начнутся, тогда марш может быть отменен, и вы выйдете в поле, займетесь непосредственной работой уже.

А.В.: Да, конечно. Мы изначально заявили, что если вопросы будут закрыты, мы же не профессиональные протестанты. Нам работать надо, семьи кормить, хлебушек выращивать вместо того, чтобы на тракторах колесить по всей России. Это от безысходности должно было произойти. Потому что вместо того, чтобы решать наши проблемы, на нас начали вешать уголовные дела, на наших активистов, в частности, на Николая Бородина и жену Олега Петрова, Лену Петрову, которая сегодня родила мальчика, сына полка.

И.К.: Поздравляем!

А.В.: Спасибо большое! В таких тяжелых боевых условиях женщины рожают нам подкрепление боевое, которое будет нам помогать в поле. Надеюсь, к тому времени уже все устаканится. В отношении меня пытались спровоцировать преступление.

И.К.: Я как раз хотел к этому перейти, что вас задерживали по обвинению в экстремизме. Что с этой ситуацией? Сняты с вас обвинения или дело до сих пор находится на рассмотрении?

А.В.: По экстремизму непосредственно меня не задерживали. Прошла информация, но никто мне не предъявлял никаких обвинений. Потому что – в чем экстремизм? Что фермеры поехали до президента, гаранта Конституции, жаловаться? Разве это экстремизм?

И.К.: Тем не менее, публиковалась данная информация.

А.В.: На данный момент ничего нет. Просто ситуация была еще немного другая. Там сотрудники краевого ОБЭПа пытались меня подставить на взятке. Заслали своего агента, который уговаривал меня дать взятку врачу, чтобы получить справку на моего отца.

И.К.: То есть некие провокации проводились в отношении вас и других участников «тракторного марша». Вы сказали, что заводились уголовные дела на других участников. На какой стадии на данный момент находятся данные уголовные дела? Сняты ли обвинения или пока приостановлено рассмотрение этих дел?

А.В.: Эти дела сейчас разбирает Александр Иванович Бастрыкин. Я надеюсь, что постановления в возбуждении данных уголовных дел будут отменены, потому что они были возбуждены незаконно. Основная задача – прекратить незаконное уголовное преследование. В отношении нашего активиста Сергея Земцова, нашего юриста особо опасного, который представляет наши интересы в суде, было нападение, 8 марта попытались его избить два неизвестных человека, когда он с женой приехал в магазин, чтобы купить продукты. Попытались двое на него напасть, отнять у него видеокамеру. До этого разбили ему лобовое стекло, облили всю машину соляркой. Идет жесткий прессинг со стороны то ли правоохранителей, то ли каких-то структур, которые рядом с правоохранителями. И идет постоянно очень сильное давление на всех активистов «тракторного марша». На данный момент это основная позиция активистов – чтобы прекратили давление на участников «тракторного марша», на активистов. Потому что в судах сейчас уже выносятся положительные решения в пользу фермеров. Не все, конечно, но много было вынесено решений в пользу фермеров. Но из-за того, что сейчас пытаются нас задавить уголовными делами, у нас выбора просто нет. Либо нас посадят, либо на тракторах до Путина поедем, чтобы Путин все эти вопросы порешал. Потому что Шаблинский Илья на Совете по правам человека, заседание проходило в декабре, задавал вопрос президенту по поводу «тракторного марша», все, наверное, видели. На что президент ответил: «Да-да, я в курсе событий, я все знаю» и дал поручение Генпрокуратуре провести проверку с привлечением четырех участников «тракторного марша». Но, к сожалению, нас никто не привлек туда. Попросту приехали сотрудники Генпрокуратуры, поехали на побережье, отдохнули, местная прокуратура подготовила справку, и они спокойно приехали, отчитались – «там все хорошо, не переживайте, все нормально».

И.К.: Вы говорили, что несколько дней назад уже было известно, что вы поедете в Москву на встречу с главой СК РФ. И, тем не менее, на людей, которые активно вам помогают, все равно происходят какие-то провокации. Буквально за несколько дней до встречи были какие-то звонки, угрозы, хулиганские действия в отношении вашего юриста.

А.В.: Были провокации, непосредственно от жены беременной, она уже родила, от Лены Петровой станичникам высылали СМС, в которых просили всех станичников выйти, перекрыть федеральную трассу. Для чего это было сделано, непонятно. Возможно, для того, чтобы местные сотрудники ФСБ каким-то образом за это привлекли участников «тракторного марша». Я не знаю, для чего это было сделано. Я задам этот вопрос обязательно на встрече с руководителем ФСБ, почему сотрудники ФСБ занимаются не тем, что защищают наши интересы, нашу Конституцию, а, наоборот, подставляют, провоцируют, специальные агенты работают, целая система. Неужели мы настолько преступники, настолько террористы, что за нами неотступно следят. Я вот сейчас еду в магазин, я, честно, не опасаюсь. Я выхожу из машины, даже ее не замыкаю, потому что знаю, что за мной следят, и если кто-то попытается залезть, это все будет заснято, потом будут доказательства. Это из нас делают террористов-трактористов.

И.К.: То есть даже до сих пор, несмотря на то, что у вас должна состояться встреча, и она уже идет, с каждым участником делегации беседуют, разбирают дело – несмотря на это, буквально в последние несколько дней провокации проходили. Как вы думаете, в дальнейшем они будут продолжаться? Или все-таки будет дана негласная команда на то, чтобы вот вас отстали, чтобы сняли внешнее наблюдение за вами и постоянное сопровождение?

А.В.: Что до 28 марта будут за нами следить, это однозначно. Потому что даже если мы откажемся от тракторного марша, все равно силовики должны будут получить реальное подтверждение, что мы реально отказались. Испугаются, что мы можем сесть на трактора и поехать. Поэтому я не думаю, что даже после встречи с Александром Ивановичем Бастрыкиным и с руководителем ФСБ снимут с нас наблюдение. Я думаю, будут до 28 марта наблюдение проводить. Это мое мнение. Может, я, конечно, ошибаюсь.

И.К.: 3 октября у нас на портале публиковалась новость. Весь конфликт, как я понимаю, начался из-за земли. И тогда министр сельского хозяйства России Александр Ткачев заявлял, что «беспредела с землей на Кубани — нет». https://salt.zone/news/3998 Приведу его небольшую цитату: «Я думаю, что эта тема обострилась под выборы, 80% тех, кто сегодня стоит за этими лицами — те, кто под шумок хотят, им интересно больше земли без прав, без судов, вопреки всему, просто взять и присвоить любой ценой». Не могли бы вы напомнить и мне, и нашим радиослушателям, с чего все началось, вся эта история с землей, с агрохолдингами?

А.В.: На самом деле, история началась с того, что была проведена пресс-конференция руководителем партии «Коммунисты России», Юрием Янкиным, который выступил против рейдерских захватов земли. Тогда они противостояли Олегу Макаревичу. Это наш довольно крупные землевладелец. Меня пригласили на эту пресс-конференцию, я пригласил своих фермеров, мы выступили. И пошли статьи про эту пресс-конференцию. Мы с ребятами потом списались, познакомились, с это командой, которая сейчас непосредственно борется. Как мне потом удалось выяснить, это все было спланировано администрацией внутренней политики Краснодарского края. Не понравился им агрохолдинг Олега Макаревича, они вызывают фермеров, фермеры с плакатами выходят. После чего губернатор выступает на комиссии, призывает наказать руководителя этого агрохолдинга. И потом на него начинаются нападки со стороны правоохранителей. И сам «тракторный марш» первоначально, 28 марта, я так считаю, был спродюсирован непосредственно сотрудниками администрации Краснодарского края. Но потом пошло немного не так, мы от «Коммунистов России» отсоединились, мы отсоединились от администрации и пошли своей дорогой. Никаких политических требований у нас изначально не было. Мы никакие партии не поддерживали, как и партии нас. Поэтому сказать, что борьба обострилась, потому что какие-то выборы или еще что-то, - это полая ложь. Зюганов у нас был, прямой диалог с Зюгановым, мы общались через телемост. Мы общались с другими коммунистами, которые нам помогали. Но я не говорю, что мы на какую-то определенную политическую партию. Помогают – большое им спасибо. Если они помогут решить проблему, мы об этом будем всем говорить, что они помогли решить проблему. И опять же, у многих суды длятся по 5-7 лет. Еще в бытность Ткачева начинались все эти земельные проблемы. Поэтому сказать, что под шумок кто-то что-то хочет забрать – это опять же полная ложь. И опять же, что может сказать Александр Николаевич Ткачев, если на Кубани самый крупный агрохолдинг – это агрохолдинг имени Ткачева? Что он должен был еще сказать? Естественно, попытался нас очернить. Сейчас очень часто по краевым каналам обливают нас грязью. Буквально завтра будет опять собирать Легкодух, наш якобы защитник, фермеров для того, чтобы они выступили против тракторного марша. Хотя, с одной стороны, я их не могу понять. Они говорят: «У нас проблем нет». Ну нет у вас проблем – замечательно. Мы рады, что у вас нет проблем. Но у нас-то есть. Везде по краевым каналам прошла информация, что проезд к моему земельному участку был открыт, все замечательно и хорошо. Тогда об этом отчиталась Костенко Наталья Васильевна и Коробка Андрей Николаевич, это наш вице-губернатор. До настоящего моменты проезд к моему личному полю закрыт. А везде говорят, что открыли. Я приглашаю, говорю: «Ребят, давайте поедем, и вы мне покажете, где он есть. Может быть, я слепой, надо поехать, очки купить». Его как не было, так и нет.

И.К.: Пока вы находитесь в Москве в составе делегации, будут ли проводиться еще встречи с другими представителями, может быть, других силовых ведомств? Может быть, с представителями сельского хозяйства, с Александром Ткачевым? Кто-то изъявил желание с вами пообщаться?

А.В.: Нет. Мы готовы к общению, если нас пригласит Александр Николаевич Ткачев или любой другой руководитель, Чайка или Колокольцев, мы с удовольствием приедем на встречу, пообщаемся. Мы за общение, за продуктивный диалог. Нам не нужны никакие марши, никакие протестные акции. Но мы вынуждены их проводить, потому что никто ничего не хочет делать. Но, к сожалению, пока приглашение получили только от Александра Ивановича Бастрыкина.

И.К.: Но, тем не менее, положительная динамика сейчас видна. Алексей, огромное спасибо, что смогли пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарии, рассказать о том, как проходит встреча в СК. Мы будем следить за развитием событий.

Я еще раз напомню, что на прямой связи со студией был Алексей Волченко, один из организаторов «тракторного марша». У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Zoom». До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments