ITunes

Гости программы — группа «НЕПАЛ» (г. Саратов)

Гости программы: Сергей Коротков — акустическая гитара, вокал; Сергей Ланкин — соло-гитара, акустическая гитара, вокал.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Всем привет. В эфире радио СОЛЬ программа «Культурная пятница». У микрофона Александра Хворостова.

Как всегда, в течение часа мы будем знакомить вас с творчеством одной из региональных групп. Сегодня наш выбор пал на группу «НЕПАЛ» из города Саратова. Прежде всего, разрешите зачитать информацию в группе в социальной сети группы «НЕПАЛ»: «Рождение группы «НЕПАЛ» опередило тенденцию последних лет к возвращению акустического звучания. Музыкальное направление группы это - софт-рок, блюз, рок-н-ролл. Упор делается на авторское творчество, но в репертуаре присутствуют и кавера на песни известных российских групп. Лидеры "непальцев" являются вокалистами группы, оба играют на акустических гитарах. На данный момент группа записала два альбома: «Возвращение» и «По ступеням»».

И сегодня мы общаемся с двумя вокалистами группы «НЕПАЛ». Это Сергей Коротков, акустическая гитара, вокал. Сергей, здравствуйте!

Сергей Коротков: Добрый день.

А.Х.: И Сергей Ланкин, соло-гитара, акустическая гитара, вокал. Сергей, здравствуйте!

Видимо, пока с Сергеем Коротковым будем мы общаться, налаживаем связь с Сергеем Ланкиным. Сергей, вы в музыке, как сказано, около 20 лет. Расскажите, каким образом вы решили связать свою жизнь с ней и почему, конкретно, с рок-н-роллом? Почему не другой жанр?

С.К.: Во-первых, уже не 20, а 34 года. Началось все с групп «Воскресенье», «Машина времени». Я, будучи 15-летним подростком, услышал эту музыку, она запала в душу. Купил гитару, начал пробовать играть. В 1983 году впервые вышел на сцену.

А.Х.: И дальше завязалось, я так понимаю, без музыки уже никуда. А почему именно такой жанр вы выбрали - софт-рок, блюз, рок-н-ролл? Кстати, как бы вы сами определили жанр своей музыки?

С.К.: Этот жанр я играю достаточно недавно, с 2009 года. До этого были проекты Brutal Death Metal. А ранее - Hard Rock. Так что с возрастом, наверное, приходит эдакая блюзовая грусть.

А.Х.: То есть вначале не было столько блюза, столько размышлений, философствований?

С.К.: Нет, абсолютно.

А.Х.: Сергей Ланкин, следующий вопрос вам. В группе кто же все-таки лидер? Или лидера нет, все обоюдно? Как пишется ваша музыка, тексты?

Сергей Ланкин: Больше, конечно, Сергей. Когда я услышал его песни, а мы с ним сотрудничаем уже давно, в разных группах были до этого. А вот последний проект более какой-то умиротворенный. Просто песни, мы не будем их относить к стилю. Естественно, мелодика, которая присутствует в каждой из песен, я Сергею доверяю, он это умеет делать. Лирические песни, задумали так. Где-то получалось так, что народ любит поэкспрессивнее, приходилось что-то разбавлять. Я тоже предлагал песни. Они сочетались. И Сергей их тоже принимал всегда положительно. У нас не было разногласий, каждая песня почему-то всем нам нравится. Выбор очень легкий: есть песня – она звучит, нет песни, значит, нет. Но я думаю все равно, что Сергей – это основной человек, репертуар в основном держится на нем.

А.Х.: А тексты, музыка? Тоже Сергей Коротков за это ответственен?

С.Л.: Ответственный мы, конечно, все за музыку. Каждый музыкант, выходящий на сцену, играет, и он тоже ответственен. Пусть он барабанщик, басист. Он же подписался под эту музыку, он верит, он чувствует ее, он ее показывает. Какой смысл выходить просто ради того, чтобы постоять на сцене? Естественно, каждый музыкант вкладывает что-то. Но смысловое содержания песни – это либо Сергея стихи, либо мы сотрудничаем с профессиональными авторами, которые для нас это пишут. А дело музыки – потихонечку, понемножку каждый вносит.

А.Х.: А где вы черпаете вдохновение? Откуда вот это философствование?

С.Л.: С высоты прожитых лет, наверное. Что-то внутри происходит, меняется. В чем-то пытаешься разобраться. Может быть, неожиданные повороты жизни, судьбы – все это накладывает отпечаток на нас всех. Что-то мы открываем новое, что-то забываем, на что-то по-новой смотрим. И именно отсюда происходят такие вещи, наверное. Мы включаем, мы фантазируем, мы мыслим, мечтаем, витаем в облаках.

А.Х.: Несмотря на все, как вы говорите, прожитые годы. Это хорошо, это здорово. Следующий вопрос будет Сергею Короткову. Я не могу не спросить, какое отношение вы имеете к Непалу? Что вас связывает с этой страной? Почему «НЕПАЛ»?

С.К.: Ничего не связывает. Кроме того, что там есть духовность. А название – у нас такая версия есть, что это не столько название страны, сколько слово «не пал».

С.Л.: Сергей правильно сказал. Название у нас не как глагол выглядит. Но с другой стороны, страна Непал – вы прекрасно знаете, что это такое. Страна духовная, хотя она там и по социальному развитию не очень, много нищих, но тем не менее, это очень духовная культура. Получилось, что «не пал», «не упал», «не сдался». Интересно нам это все. Не сказать, что мы настоящие непальцы, но мы интересуемся и музыкой, и культурой.

А.Х.: Кстати, Катманду, столица Непала тоже вдохновляла многих рокеров на написание песен. Мы все помним эти песни.

С.Л.: Землетрясения, которые там были. Это все мы помним. Теперь это вторая страна, которой мы интересуемся.

А.Х.: А были в Непале?

С.Л.: Нет.

А.Х.: Надо обязательно туда съездить. Может быть, там тоже понравится ваша музыка.

С.К.: Есть такие мечты – Индию и Непал посетить.

А.Х.: А современную музыку вы слушаете? Как относитесь к другим течениям, направлениям, жанрам?

С.К.: А что значит современная музыка? Я не знаю.

А.Х.: Какой-нибудь блюз, фанк, что-то типа поп-музыки.

С.Л.: Мы спокойно к этому относимся. Если раньше делилось это все как-то – если ты играешь рок, то никаких связей с поп-группами. Спокойно оцениваем, смотрим. Здесь только так – либо нравится, либо не нравится. И в поп-музыке есть красивые места. Никакого антагонизма, как в молодости это было, нет, у нас все нормально, мы всю музыку слушаем. Даже у нас соседи, ребята молодые записываются. Вот они с утра до вечера рэп там читают. Мы все равно, конечно, ищем мелодику. Иногда смотришь – ооо, ребята что-то запели наконец-то. А то все у них там постоянно – это выглядит так: если один человек что-то говорит, второй в ответ. Как будто – ну, опять ругаются. Мы спокойно к этому относимся. Что-то нравится, что-то не нравится. Не нравится – не слушаем.

С.К.: Я добавлю немного. По крайней мере, сейчас все меньше и меньше что-то бесит.

С.Л.: Это точно.

А.Х.: Такая толерантность в музыке ко многим.

С.К.: Я ненавижу это слово. По фигу, короче.

А.Х.: А что в принципе может вас вдохновить? Фильмы, книги, путешествия?

С.Л.: Вдохновить на написание песни может что угодно. Все, что слышал, видел, нечаянно с чем-то столкнулся, иногда во мне может что-то такое взбрести. Вообще что-то стрельнуло, что-то задело, где-то пострадал, где-то помучился, где-то повеселился. У нас разные песни, поэтому я даже не могу сказать, что вдохновляет. Иногда просто есть желание что-то сказать. Наверное, еще и откровение какое-то, желание, чтобы нас хотя бы услышали, узнали, о чем мы думаем, что мы есть хотя бы.

А.Х.: У вас в группе сказано, что «коллектив стабильно выступает на музыкальных площадках Саратова и области, Москвы, Самары, Волгограда, а также клубам Камышина, Волжского, Сызрани, Тольятти и Пензы». Кто является вашими слушателями? Можно нарисовать некий собирательный образ человека, который слушает ваши песни?

С.К.: Я затрудняюсь нарисовать образ такой. И молодежь, и постарше, и женщины, и мужчины. На концерте буквально все есть.

С.Л.: У нас песни вообще разноплановые. Есть даже детская песня.

А.Х.: Прямо для маленьких детей?

С.К.: Не совсем детская.

С.Л.: Сергей для своей дочери написал, Насти. Замечательная песня, которую может слушать и ребенок, и взрослый человек.

Опять же, зависит, какой клуб. Если это ночной клуб, наверное, приходит народ помоложе, поактивнее. Если где-то выступаем на таких площадках, как фестивальные, где-нибудь в лесу, туда приходят все подряд. Мы не ищем конкретно, кто нам больше нравится, не нравится. Абсолютно всем одинаково отдаемся.

А.Х.: То есть вам нравится для всех петь? Или есть какая-то категория граждан, которых – нет, не воспринимаем, не будем, отказываемся на тех или иных мероприятиях петь? Или вы всегда всем рады, открыты, готовы всем людям дарить свое творчество?

С.К.: Я думаю, всем, конечно. Не было такого, чтобы мешали нам на концертах.

С.Л.: Какие-то неадекватные люди чтобы нам мешали – нет, слава богу, нас везде принимали хорошо, где мы были. Это приятно, конечно. Никакой звездности у нас нет, мы просто понимаем, что нас люди слушают. Иногда даже просят: «Ребят, а спойте вот эту песню». Уже начали узнавать песни. Хотя, конечно, мы их нигде не распространяли официально, мы не делаем какую-то насильственную раскрутку. Мы положили их на сайте нашей группы. Не набиваем друзей постоянно, как некоторые делают. Не знаю, может быть, так надо делать. Но есть песни – вот сейчас на радио, может быть, это пошире будет где-то. Заходят люди, кто-то скачивает, кто-то так слушает, знакомится. Ездим на фестивали – там появляются люди. На оценку мы не напрашиваемся, они сами говорят, что думают.

А.Х.: Давайте тогда и мы познакомимся с вашим творчеством. Послушаем песню группы «НЕПАЛ» из Саратова «Научи меня». Слушаем!

< НЕПАЛ - Научи меня >

Продолжаем. Когда вы выступаете, есть у вас для раскруточки какая-то песня, которая возьмет и заведет всех? Или у вас нет такой цели поднять всех, чтобы танцевали, плясали, как-то раскачивались?

С.Л.: Фестивальная программа немного отличается от обычной программы, допустим, концертной, когда в зале люди сидят, кто-то пришел послушать, спокойно посидеть, посмотреть на нас. Или когда люди на отдыхе. Все, конечно, делят песни на те, которые можно там сыграть и там. В целом мы хотим показать все. Все не всегда получается. И, конечно, да, у нас есть отдельные песни, которые мы стараемся для общего поднятия настроения играть. Но только на этом выезжать – мы так не делаем. Мы показываем абсолютно все песни. Контрастность, мне кажется, создаем именно то настроение, когда человек воспринимает и те, и другие песни нормально.

А.Х.: С какой песни обычно начинаете ваши концерты? Есть ли какая-то «заходная»?

С.К.: Нет, такой песни у нас нет. Концерт строится от того, где играем.

С.Л.: От мероприятия, да. Но у нас сейчас и песен стало гораздо больше. Если у нас был один альбом, у нас просто не было возможности играть что-то новое, другое. У нас было 10 песен. Сейчас их уже 26. 26 песен на фестивалях нам просто не дают сыграть, там время дается по 45 минут на группу, а то и по 20-30, 10 минут на настройку, за полчаса можно сыграть максимум 8 песен. Это фестиваль. На концерте мы выставляем максимальное количество песен с разным направлением, с разной стилистикой и с разной интонацией.

А.Х.: Наверное, за счет этого и достигается та самая, как вы пишете, теплая атмосфера, позитивный настрой и веселое настроение, которое присуще вашим концертам.

Мы в рамках нашей программы разговариваем не только о творчестве группы, с которой знакомимся, но также пытаемся каким-то образом прокомментировать те или иные новости. Вы следите за новостями? За какими новостями следите? На какие новости вы бы прежде всего обратили внимание, а какие новости бы упустили из виду?

С.Л.: По возможности, конечно, слушаем, как и все, телевидение, радио. Мы стараемся. Далеко, конечно, не всегда успеваем это. Да, по-своему это понимаем, может быть, как-то по-другому. Но новости стараемся знать.

С.К.: Я телевизор практически не смотрю. Мне жалко времени на это. Новости все есть в интернете, в основном в Facebook для меня более интересные новости.

А.Х.: А неприятия к каким-либо новостям нет у вас? Мы сейчас можем говорить на любую тему?

С.Л.: Ради бога, можно на любую тему.

А.Х.: Отлично. Наверное, одним из больших событий этой недели был праздник 8 марта. В стране с размахом праздновали этот праздник. Во всех регионах страны поздравляли мужчины женщин. Сотрудники ДПС, например, вручали жительницам Приморья цветы. Устраивали всевозможные флешмобы, выстраивали из машин цифру 8, горшок с цветами, многие участвовали в спортивных мероприятиях. Вы каким образом поздравляете своих женщин? Как-то, может быть, по-новому, интересно поздравляете их? Или стандартно – цветы, улыбки, поцелуи, приготовленный с утра завтрак?

С.К.: У меня все обычно, стандартно. Цветы, вот именно. Насчет завтрака не знаю, поскольку я и так дома за повара.

А.Х.: У вас каждый день – 8 марта, получается.

С.Л.: Сергею, конечно, не позавидуешь. У меня несколько другой момент. Да, я, конечно же, в этот день, как обычно, – цветы, комплименты, весь день дома, дочь, все на кухне, все делали, общий стол накрыли, поздравили. Перед этим у нас еще был концерт во Дворце, поздравили. Поэтому мы внесли свою лепту, поздравили всех. Не забыли про тещ, поздравили.

А.Х.: Конечно, теща тоже женщина, ей тоже хочется цветов. Насчет 8 марта – были не только мероприятия, связанные с улыбками, цветами, но и в Москве, Петербурге и Екатеринбурге даже представительницы феминистского движения организовывали всевозможные акции. Одним из призывов было выбрать женщину в президенты. Как вы относитесь? Если бы, допустим, завтра были бы выборы, и одним из кандидатов была женщина, то проголосовали бы вы за нее в президенты? И почему?

С.К.: Это зависит от ее предвыборной программы. Если бы она меня устраивала, то почему бы и нет.

А.Х.: То есть независимо от того, мужчина или женщина, здесь главное – ее политические взгляды, точнее, те преобразования, которые она хотела бы совершить в нашей стране.

С.К.: Для меня так.

С.Л.: Изначально да, программа, политические моменты, это все серьезно, само собой. Но еще от женщины должно идти что-то доброе, материнское. В этом, наверное, и суть женщины. Женщина – более миролюбивый же человек, чем мужчина. Мужчины агрессивнее.

С.К.: А какие у нас в Думе женщины заседают?

С.Л.: Всякие бывают, не спорю. Но если бы женщина внушила мне доверие, что она сможет справиться со своими обязанностями, вполне вероятно, я мог бы проголосовать за женщину. А такого, что я отрицаю, что она сможет, что матриархат возможен – такого нет. В принципе могла бы быть и женщина. Возможно, когда-то это и случится.

А.Х.: Сейчас предлагаю послушать еще одну композицию, песню «Говорить глупости» группы «НЕПАЛ». Слушаем!

< НЕПАЛ - Говорить глупости >

Скажите, а вы футбол любите?

С.Л.: Следим.

А.Х.: Вчерашний матч «Ростова» и «Манчестер Юнайтед» смотрели?

С.К.: Нет, я не слежу и не люблю футбол.

С.Л.: У меня жена любитель футбола, у нас с ней как-то расходится это дело. Вот она у меня специалист по всем вопросам. Смотрим только самые значимые вопросы.

А.Х.: На моей памяти вы пока единственный такой мужчина, который сам не интересуется футболом, а жена фанат.

С.Л.: Просто она, наверное, знает команды не только Высшей лиги, а вообще. Я сам не очень их различаю. Мы смотрим только чемпионаты.

А.Х.: В любом случае, знаете, что в 2018 году Россия принимает чемпионат Мира по футболу. Это, наверное, все знают. И как сложилось по традиции, у чемпионата Мира по футболу есть некий инструмент болельщика. Как сообщали СМИ на этой неделе, возможно, таким инструментом в России станут ложки, обыкновенны деревянные ложки, у которых есть V-образный держатель, В-виктория, победа. «Автор идеи — юрист из Электростали Рустам Нугманов — получил президентский грант в размере одного миллиона рублей. Идея сделать ложки национальным инструментом пришла к Нугманову в 2010 году. По словам автора задумки, основными критериями при выборе музыкального инструмента стали компактность, простота, удобство использования, легкость в изготовлении, историческая ценность». Если бы вам предложили такой инструмент на чемпионате Мира, как бы вы прокомментировали эту идею?

С.К.: Мы так думаем, что к этим ложкам еще должны быть какие-то наколенники. Они же все ляжки отобьют, ходить потом не сможете. Какой же он будет фанат тогда.

А.Х.: Так ложка об ложку же стучится, не об колени.

С.К.: На ложках играют и на коленях, и на пятках.

А.Х.: Это да. Это мастера-виртуозы. Я думаю, фанаты футбольные не отличаются виртуозностью игры на ложках.

С.Л.: Я вот смотрю на эту символику – чем-то надо отличиться. Наверное, ложки – это действительно такой предмет, который все знают. Но какая-то у меня ирония возникает, глядя на все это дело. Я не знаю, может, это из чисто практических соображений – пока шел, что-то прихватил, поесть успел. Я посмотрел на все это дело – да, на самом деле интересно. На прошлом чемпионате были какие-то вувузелы.

А.Х.: Были такие, да, которые очень громкий звук издавали и всем мешали.

С.Л.: Ложки будут звучать на всем стадионе – это будет интересно, мы будем ждать, как они будут звучать, что это будет за звук такой. Но если тот инструмент был 50-70 сантиметров, а если и ложки такие будут, то, наверное, получится, как в фильме: легким движением руки ложки превращаются, ложки превращаются, превращаются ложки в элегантные биты.

А.Х.: То есть можно еще и постоять в борьбе фанатской.

С.Л.: Нашим болельщикам, наверное, придется обороняться. Так что тут подводный камень полезный, пригодится. Так что ложки – хохлома, разрисуют, наверное, их. Все будет красиво. Меня интересует, как это будет звучать на стадионе.

А.Х.: Греметь, наверное, будет вовсю.

С.Л.: Если все в ритм будут стучать, я думаю, будет очень четкий, конкретный звук.

А.Х.: А если не ложки, какой бы вы предложили инструмент? Если пофантазировать?

С.Л.: Ну, балалайки были уже, наверное. Они везде…

С.К.: Я не знаю вообще, зачем это.

А.Х.: То есть можно просто голосом орать. Люди просто ходят на разные матчи, голос срывается, а хочется поддержать. Наверное, альтернатива собственному голосу – вот такой музыкальный инструмент.

С.К.: Наверное. Я не болельщик, я очень далек от этой темы. Не знаю. Видимо, это нужно было, если выделили грант.

С.Л.: С балалайками, наверное, тоже не пройдет. Не знаю, что можно было бы придумать.

А.Х.: На балалайки миллиона не хватит, конечно.

С.Л.: Значит, ложки – удобная штука.

А.Х.: То есть нормально, постановили – пусть идея пройдет. Не факт, что ложки, кстати, станут, это одна из идей. Может быть, что-то другое кто-то предложит.

С.Л.: Но премию он получил?

А.Х.: Да, грант он уже получил.

С.К.: Так мало ли у нас диких людей-то.

С.Л.: Надо тогда тоже что-то закинуть.

А.Х.: Надо-надо, креативить вовсю. Кстати, насчет креатива. Новость этой недели: в Новороссийске винный дом «Абрау Дюрсо» будет выпускать питьевую воду, безалкогольную, со вкусом белого вина. И делается это именно для тех людей, которые приезжают на курорт и не могут выпивать по состоянию здоровья. Товар этот не планируется поставлять по всей стране, он будет продаваться только там. Если бы вам предложили такую воду, как бы вы отнеслись к этому?

С.К.: Я бы лучше, наверное, компота выпил.

С.Л.: Там что не хватает? Градусов меньше?

А.Х.: Нет, там градусов вообще нет. Это обыкновенная питьевая вода, но со вкусом белого вина. Для тех, кто не пьет, у кого печень страдает, допустим.

С.К.: Наверное, это хорошо. Наверное, я бы тоже взял бутылочку.

С.Л.: Я был в «Абрау Дюрсо» очень давно, там винные залы, где дегустация проходила, большое разнообразие. Но уж пить так пить вино. А это что-то как-то, я не знаю. Не могу понять, зачем это все. Если безалкогольное, можно понять, к чему это. Я предпочитаю лучше пить водку.

С.К.: Безалкогольную водку, безалкогольное пиво, из этой же серии, наверное.

А.Х.: То есть если уж пить, то пить.

С.Л.: Мы не пьем, парадокс. У нас никто не пьет и не курит в группе. Потому что все уже это дело прошли, бережем здоровье. Вот эта тема алкоголя мимо нас, мы нисколько не страдаем, если где-то нам не досталось. Когда-то за рулем, когда-то что-то. Так, чтобы не забыть вкус, можно, конечно.

А.Х.: Предлагаю сейчас послушать песню группы «НЕПАЛ» с названием «Чудо». Слушаем.

< НЕПАЛ - Чудо >

Давайте еще немного поговорим о новостях. Новость из Перми: двое полицейских, Артур Сагидуллин и Иван Ушаков решили стать рэперами и даже готовят к выпуску свой первый музыкальный альбом, пластинка под названием «Дорожно-патрульная лирика». «В альбом вошли такие композиции, как: «ДПС не волки», «Пьяный за рулем», «Притормози», «Золотые-платиновые» и другие. Текст песен пишет Сагидуллин, а музыку — Ушаков». Как вы относитесь к такой идее – вдруг полицейским запеть?

С.К.: Я так думаю, в текстах не обошлось без ненормативной лексики. Потому что – как можно петь о такой работе без мата?

А.Х.: То есть, думаете, что все так хорошо или так плохо у полицейских?

С.К.: Не знаю.

С.Л.: Мы пропустили, наверное, эту тему. Думаю, что они запели из-за того, что у них денег мало, подработать.

А.Х.: Нет, не потому что денег мало, а потому что душа требует.

С.Л.: Может быть, у них там какая-то поучительная текстовка, что надо задуматься, когда ты сел за руль пьяный, например.

А.Х.: Есть у них такая песня, называется «Пьяный за рулем».

С.Л.: Тогда я понимаю. В принципе, чем они не люди-то? Может, после работы они такие же творческие, им хочется попеть. Почему бы нет? Я считаю, это положительная сторона характера человека. Не от злости же он это сделал.

А.Х.: Дуэт у них называется «Дорожный просвет».

С.Л.: Название хорошее, мне нравится. Просвет же какой-то. Хотя просвет иногда очень большой бывает из-за ямы на дороге. Двойственное понятие просвета.

Замечательно, что в Перми есть такие. Спеть с ними было бы интересно. Пермяки, наверное, популярные, это здорово.

А.Х.: Насчет популярности не знаю. У них есть даже целая группа во «ВКонтакте», подписаны на них 695 человек.

С.Л.: Как у нас, да. Мы никого не приглашаем. Люди приходят, им понравилось – они к нам попадают. Ну что ж, значит, у них есть будущее.

А.Х.: Выступают, кстати, они в форме на концертах.

С.Л.: Не комплексуют. Продолжение основной работы.

А.Х.: Кстати, а как дороги в Саратове?

С.К.: Весна же. Дорог нет.

А.Х.: Как во всей стране, снег сошел вместе с асфальтом.

С.Л.: Он не сошел, его смыло куда-то. Как-то пытаются все это заделать, но да, печально. На эту тему мы не можем похвастаться. Хотя тут много пытается наше правительство сделать что-то, куда-то, чего-то. На некоторых выездах уже появляются дороги. Но вот никак не можем побороть эту проблему. Она древняя.

А.Х.: Ну, да, две беды у нас, озвучивать не будем. Если дорогами нельзя похвастаться Саратову, то чем можно похвастаться? Что есть уникального в этом городе?

С.Л.: Как у всех, наверное, есть театры оперы, балеты. Есть хороший парк под открытым небом. Это парк военной техники, почти всех видов оружия, которые были во Вторую мировую войну. Парк очень большой, там дома разных народов есть. Его обойти – надо день потратить. Это приятно.

Саратов, конечно, больше прославляется какими-то негативными делами. Даже непонятно, как к этому относиться – перед 23-им что ли было, прославились мы на всю страну: какие-то ребята гуляли, пили, кому-то стало плохо, решили вызвать скорую помощь. Но, наверное, вызывал не тот, кому было плохо, а тот, кому хорошо, потому что когда девушка приехала и вошла в халате в белом и со всеми приспособами, наверное, кому-то показалось, что они хотели вызвать-то кого-то другого, а приехала скорая помощь. Долго не отпускали ее, держали, думали, что девушка по другой работе приехала. В итоге получилось очень печально. Факт тот, что мы прославились вот таким способом на всю страну. Я думаю, ребят накажут. Может быть, они и ничего не совершили. Во всяком случае, к медикам так – это очень плохо.

А.Х.: А хорошие новости есть из Саратова?

С.К.: Что-то хорошее происходит, наверное, везде, в каждой семье. Выдающегося я не знаю.

А.Х.: Смотрю новости. Например, буквально сегодня в саратовский цирк привезли дрессированных кабанов. Хорошая же новость? Будут кабаны выступать с программой «Цирковые легенды».

С.Л.: Такое периодически происходит. Мы, наверное, просто привыкли к этим вещам. Тут у нас и львы были, много разной дрессированной живности. Вроде это как бы само собой разумеющееся. Но надо какой-то прорыв для Саратова. Прорыва такого пока нет. Прорвались до этого наши творческие люди, которые сейчас участвуют в театральной жизни. А в техническом отношении – ну, Саратов да, развивается, строится, в науке тоже что-то происходит. Но так сказать, что мы лучше всех, - наверное, не скажешь.

А.Х.: Вы правы, наверное, прежде всего, Саратов ассоциируется с театральной богемой, и много сыновей земли Саратовской приехало и прославило нашу Россию далеко за рубежами. А вы сами в театр ходите?

С.Л.: Редко.

С.К.: У нас был совместный проект с одним музыкантом из известного театра.

С.Л.: Мы вместе озвучивали их спектакль.

С.К.: Да. Песенки пели.

А.Х.: Поделитесь с нашими радиослушателями вашими профессиональными планами. Что впереди, какие цели, какие идеи?

С.К.: На данный момент мы записываем новые песни, хотим сделать еще один альбом. Дело движется. Насчет гастролей тоже подумаем. Летом будет фестиваль в Пензе, называется «Хорошие люди». Мы там уже были, очень достойный фестиваль, очень хороший, там тепло встречают, здорово, понравилось. Я думаю, что мы в этом году еще раз поедем туда.

С.Л.: Сергей уже сказал, основная цель – дописать третий альбом, он пока еще без названия. Естественно, возобновить поездки по городам. У нас был хороший тур, но он был ознакомительным. Конечно, летом хотелось бы посетить Пензу. Я думаю, все-таки мы можем и в Самару куда-нибудь, попробуем выйти каким-то другим составом. В сторону Самары проходят большие фестивали. Надо обязательно съездить. И в целом, если получится опять по тем местам, где мы были, или какие-то новые прихватить города.

А.Х.: Мы желаем вам исполнения профессиональных и других желаний, только новых песен, новых друзей, новых впечатлений.

Мы общались с вокалистами группы «НЕПАЛ» Сергеем Коротковым и Сергеем Ланкиным. В завершение нашей программы предлагаю послушать песню «Мне ничего не светит».

Услышимся на следующей неделе

< НЕПАЛ - Мне ничего не светит >

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments