ITunes

На ошибках «Фукусимы-1» не учимся: в Татарстане пройдут пикеты против АЭС

Сможет ли Россия насовсем отказаться от атомной энергетики? И изменилось ли отношение к АЭС после аварии на японской «Фукусиме-1»?
Эксперты: Альберт Гарапов — председатель Антиядерного общества Республики Татарстан; Рашид Алимов, - руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России»; Владимир Сливяк — сопредседатель российской экологической группы «Экозащита».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радио слушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина. Тема, которую мы будем обсуждать, звучит так: «На ошибках „Фукусимы-1“ не учимся: в Татарстане пройдут пикеты против АЭС». Тема масштабная. Завтра исполняется 6 лет со дня, как произошла авария на японской «Фукусима-1», в результате землетрясения и цунами, которые обрушились на Японию, вышли из строя системы охлаждения АЭС «Фукусима-1» и «Фукусима-2», они находились в сильно пострадавшей префектуре Мияги. 12, 14, 15 марта на «Фукусима-1» произошли взрывы на первом, втором и третьем реакторе, а также пожар на 4 энергоблоке. Последствия произошедшего сложно недооценить, до сих пор 1000 специалистов ведут работу над тем, чтобы привести жизнь в этом районе в порядок. На днях были опубликованы цифры, что предварительно озвучивались суммы, которые будут потрачены на приведение жизни в этом районе в порядок. Оказалось, эта сумма в два раза превышает первоначально заложенные средства. Например, РИА «Новости» сообщают, что на ликвидацию последствий аварии «Фукусима-1» с учетом компенсации демонтажа реакций, потребуется порядка 195 миллиардов долларов.

А начнем мы сегодня нашу программу с новостей из Татарстана. С нами на связи будет Альберт Гарапов, председатель Антиядерного общества Республики Татарстан. Альберт, здравствуйте!

Альберт Гарапов: Здравствуйте!

В.И: Если позволите, то еще скажу, что после беседы с вами с нами на связь выйдут Рашид Алимов, руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России» и Владимир Сливак, сопредседатель российской экологической группы «Экозащита». Альберт, я знаю, что в ближайшие дни в Татарстане должны состояться пикеты, и эти пикеты будут приурочены к тому, что уже 6 лет назад произошли аварии на «Фукусима-1». Почему вы решили провести эти пикеты? О чем намерены рассказать участники акции, которые соберутся в Казани?

А.Г: Да, действительно. 12 марта мы проводим пикет в связи с 6 годовщиной ядерной аварии на «Фукусима-1». У нас темы против строительства татарстанской АЭС и против планов строительства мусоросжигающих заводов. На счет татарской АЭС, дело в том, что до сих пор проблема не решена с татарской АЭС, хотя 20 с лишним лет назад было принято решение перепрофилировать строительство татарской АЭС на не ядерный объект. Это было решено на уровне республики и на уровне правительства СССР. Более того, в 2016 году Медведев подписал документ, в котором фигурирует строительство татарской АЭС. Документ назывался «Программа перспективного развития энергетики России», там предполагается строительство татарской АЭС, хотя только с одним ядерным реактором.

В.И: Альберт, можно, я вас перебью и добавлю для радиослушателей, что строительство татарской АЭС было приостановлено в 1990 году, как раз после аварии на Чернобыле.

А.Г: Вы не совсем правы. Дело в том, что было решено не только приостановить строительство, а перепрофилировать строительство на не ядерный объект. Здесь не стоял вопрос о замораживании, мы добились того, что было решено перепрофилировать строительство. Башкирская АЭС была приостановлена, другие были приостановлены, а у нас было решено прекратить строительство и перепрофилировать строительство на не ядерный объект. Мы этого добились, потому что так и предполагали, если приостановить строительство, то через некоторое время начнут снова строить. Мы приняли решение именно перепрофилировать строительство татарской АЭС.

В.И: Теперь СМИ сообщают о том, что новая АЭС будет возведена на том же месте, где планировалась старая АЭС, к 2023 году.

А.Г: Это Камские Поляны, это между Нижнекамском и Чистополем, недалеко от Набережных Челнов. Это Закамский регион, где расположены гиганты нефтехимии и знаменитый «Камаз», это будет непосредственно влиять на эту промышленную зону и влиять на угрозу возможной ядерной аварии. Возможная катастрофа с татарской АЭС приведет к экономическому краху России. Рухнут гиганты нефтехимии, пострадает «Камаз», пострадает нефтеносные районы Республики Татарстан. Само местоположение неудачное, еще оно неудачно в том, что там геологи, проведя большие исследования на уровне государственных комиссий, пришли к выводу, что атомная станция находится на геологическом разломе. Вероятность аварии очень высокая. Она ниже Нижнекамского водохранилища, там то же самое цунами произойдет, как в Японии. Волна под 100 метров просто сметет эту АЭС.

В.И: Правильно я понимаю, что эти доводы, которые вы озвучиваете, вы их планируете озвучить на пикете, который будете проводить?

А.Г: Эти доводы касаются конкретно наших АЭС, но мы выступаем против атомной энергетики в целом. Считаем, что за атомной энергетикой нет будущего, и необходимо развивать энергоэффективные технологии, энергосбережение. И надо использовать возобновляемые источники энергии. Во-первых, это солнечные, ветреные и так далее. Мы категорически против, что мусоросжигательные заводы считают возобновляемыми источниками энергии. Это не возобновляемые источники энергии, а источники мусора. Их к зеленой энергетике нельзя причислять. А так проливы, отливы, малые реки, малые ГЭС, это экологически безопасные, экономически выгодные в сравнении с АЭС. Еще 20 с лишним лет назад ученые в журнале «Энергия» в статье четко доказали, что атомная энергетика вырабатывает дорогое электричество, если сравнивать с любой другой станцией. Даже возобновляемые источники конкурируют. Особенно если учитывать затраты на захоронения ядерных отходов. Почему мы считаем, что самый главный аргумент — это возможные аварии наподобие Чернобыля и «Фукусима-1». Глобальные аварии были, взять Три-Майл-Айленд в Америке, Чернобыль в СССР и «Фукусима-1», до этого еще и 50-х годах в Англии была авария. Мы делали оценку, и получилось, что среднее время между глобальными авариями равняется три года, представьте себе. Аварии, связанные с расплавлением, разрушением активной зоны реактора АЭС. Это действительно так, практика подтверждает. После Чернобыля прошло сколько времени? Там ведь три реактора свалилось. В среднем, время подтвердилось. Это статистическая математика, расчеты можно посмотреть на сайте антиядерного общества Татарстана. Это не только мы делали расчеты, это делал известный эколог Хироси Носо, он утверждал это в 1980-х годах. Второй фактор — это радиационные отходы, которых надо хранить 1000 лет, это цезий, стронций и тому подобное. Это относится к наиболее опасным отходам, ведущим к мутациям и заболеваниям. Их необходимо хранить в специальных хранилищах. В Чернобыле необходимо строить второй саркофаг, а ведь еще не прошло и 30 лет, который оценивается в 1 миллиард евро. Я бы еще одну вещь упомянул, даже в условиях нормальной работы АЭС вредные воздействия распространяются в радиусе 160 километров, это результат работы доктора технических наук Вейника, он в книге привел график о результатах наблюдения за коровами. И получилось, что вредное воздействие на коров, на млекопитающих в радиусе 160 километров. Нам говорят о 8−10 километрах, а тут цифра 160 километров. Еще бы я хотел сказать и слова Дубинина, известного генетика, он сказал: «Предельно малой дозы радиации не существует». А АЭС ведут к повышению радиационного фона, ведь на каждой АЭС имеется высокая труба. Спрашивается, почему она есть там? Ведь там не жгут нефть, азот и так далее, а труба стоит. Через эту трубу вылетают радиоактивные изотопы инертных газов. Они не улавливаются фильтрами. Такую трубу ставят, чтобы как можно дальше их распылить. Даже при нормальной работе АЭС, радиационный фон неизбежно растет.

В.И: Альберт, у меня к вам есть последний вопрос, после чего мы перейдем к следующему эксперту. Вы говорите, что в 90-м удалось перепрофилировать строительство татарстанской АЭС, и получается, вышло так, что АЭС будут строить на прежнем месте, и никто от АЭС не отказывался. Сам этот этап вы пропустили? Почему так вышло?

А.Г: Никто не говорил, что республика будет строить АЭС. До сих пор президент республики в своих выступлениях говорит, что никто не собирается строить АЭС. Действительно, в планах республики стройки АЭС нет. Были попытки в 2002 году, в 2005 году была попытка ввести в планы строительство, тогда общественность бурно поднималась, и из планов все пункты были изъяты. Другое дело, что никто не принимал усилия, чтобы перепрофилировать. В 1990—1991-х годах, действительно, начали разрабатывать проект, чтобы перепрофилировать эту АЭС на ТЭЦ, но после того, как рухнул СССР, эти проекты отошли в сторону. Мы постоянно поднимали вопрос, что надо выполнять обещание о перепрофилировании АЭС, но правительство оказалось глухим на наши обращения. Одно время татарская АЭС исчезла из федеральных планов, но в 2010—2013 году она внезапно появилась в федеральных планах по строительству АЭС. Тогда она появилась не просто так, а со строительством двух ядерных блоков. Вот тогда начались общественные движения по-новой. Более того, в 2014-м году мы провели конкурс по альтернативному развитию Камских Полян без АЭС. Камские Поляны — это поселок. Были разработаны 13 проектов, мы эти проекты предъявляли правительству республики. Об этих проектах мы сообщили в «Росатом» и президенту России Путину. По сути дела, мы получаем только отписки. От «Росатом» мы получили уведомление, что, действительно, в планах есть татарская АЭС. От правительства Республики Татарстан мы получаем отписку, что в планах республики не предусматривается строительство АЭС. Они играют в такой футбол, отфутболивая нас друг другу.

В.И: Своеобразный замкнуты круг получается. Альберт, спасибо большое, что побеседовали с нами. У нас настало время побеседовать со следующими спикерами. Напоминаю, что 12 марта в Казани пройдут пикеты, посвященные шестилетию со дня аварии японской АЭС «Фукусима-1». Там будет два повода, по которым жители придут высказать недовольство. Это не только противники строительства АЭС, но и противники мусоросжигательного завода. Опять же напомню, что строительство татарской АЭС было переквалифицировано на неядерный объект в 1990-м году, а недавно появились сообщения, что новая АЭС появится в Татарстане к 2023 году. Напоминаю, мы беседовали с Альбертом Гараповым, председателем антиядерного общества Республики Татарстан.

А сейчас с нами на связи будут Рашид Алимов, руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России» и Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической группы «Экозащита». Здравствуйте, уважаемые эксперты! У меня вот такой вопрос, мы уже обсудили, как обстоят дела в Татарстане, и такая непонятная ситуация получается, что после аварии в Чернобыле отказались от строительства АЭС, а в последние годы взяли и передумали. Если читать СМИ, то складывается ощущение, что многие страны уходят от АЭС, при этом мы видим проявление и обратного. Я нашла материал, который был опубликован на портале «Анти-атом.ру», пишут о том, что за 20 лет атомные мощности выросли, но при этом за 10 лет уменьшились. Вот такая противоречивая информация. Вы как эксперты какие тенденции отмечаете в мире и в России в частности? Мир продолжает стоять на защите АЭС и эксплуатации объектов? Или уже нет?

Рашид Алимов: Да, добрый день. Я хотел начать с того, что сегодня мы передали письмо в японское консульство в связи с аварией на «Фукусима-1», мы в первую очередь говорим о правах пострадавших в результате этой аварии. Мы видим, что государство во всех странах старается сбрасывать с себя тяжесть в виде выплат пострадавшим, а атомная индустрия тоже фактически не заплатила цену за последствия. Что касается планов строительства новых объектов, то они всегда атомной индустрией преувеличивались, всегда говорилось о том, что будет построено довольно много, но на практике всегда строилось гораздо меньше. Те планы, которые сейчас приняты в России, мы думаем, что они не будут осуществлены полностью.

В.И: А о каких планах идет речь?

Р.А: В том числе АЭС в Татарстане.

В.И: То есть, есть несколько объектов, по которым решение еще не принято, но по замыслу определенных структур, они должны появиться на определенных территориях России?

Р.А: Совершенно верно. Есть ряд объектов, которые запланированы, занесены в стратегии энергетического развития, но на практике такое количество АЭС в России построено не будет.

В.И: Владимир, вам тогда слово. Тот же вопрос. Какие тенденции вы наблюдаете в плане АЭС в мире и России в частности? Потому что информация противоречива, если не занимаешься этим вопросом, с первого раза не поймешь.

Владимир Сливяк: Вы знаете, ничего противоречивого нет. Если внимательно посмотреть на цифры, все становится более-менее понятно. Несмотря на то, что атомная промышленность в России и мире тоже пыталась убеждать, что «Фукусима-1» не оказала влияние на развитие атомной энергетики, это не совсем так. Мы видим, что атомная энергетика после «Фукусима-1» угасает, это можно продемонстрировать на очень простом примере. Если мы берем реакторы, которые сейчас работают в мире, то 10 лет назад их совокупная мощность составляла 370 гигават, то сегодня, если мы не учитываем те реакторы, которые остановлены и не работают в Японии, то мы видим, что общая мощность реакторов, работающих в мире, 353 гигавата. Это существенно меньше чем было. Если мы посмотрим последние 20 лет в истории, сколько реакторов у нас работало, то эта цифра колебалась от 430 до 450 реакторов. А сегодня, это 406 реакторов. Мы видим, что снижение есть, и это не 1, 2 или 5 реакторов, а существенно больше. Что касается новых реакторов, то, к сожалению, в некоторых странах новые реакторы закладываются, но и тут мы видим резкое снижение. Первые 5 лет после «Фукусимы-1» было начато строительство 30 реакторов мире, это много, и тут нужно сказать, что процесс строительства реакторов длительный. Главной причиной того, что столько реакторов после «Фукусима-1» начали строить, является то, что ряд стран планировали и очень хотели строить реакторы до «Фукусима-1» и решили не останавливать этот процесс. В результате продолжили идти по пути, что и до «Фукусима-1», но если мы возьмем прошлый год, то всего 3 новых реактора в стадии строительства. Это существенно меньше, чем раньше строили реакторов в год. А вместе с этим нужно понимать, что в ближайшие 20 лет почти половина всех атомных реакторов в мире будет выводиться из эксплуатации, потому что они очень старые. Сейчас очень большое количество реакторов находятся в таком возрасте, когда они близки к выработке своего ресурса. Они просто из-за старения будут закрываться. Если мы сравним количество реакторов, которые находятся в стадии строительства, и то количество реакторов, которые в ближайшие 20 лет будут выводится из эксплуатации, мы увидим, что разница очень велика. Даже если все планы атомной промышленности будут реализованы, а так никогда не бывает, обычно около половины реакторов достраивают. Даже если все реакторы будут введены в эксплуатацию, все равно их количество будет вдвое меньше, чем-то количество, которое будет выведено из эксплуатации. Мы говорим о том, что ядерная энергетика медленно угасает, это процесс связан с возрастом реактора и «Фукусима-1», мы видим, чтобы держать долю ядерной энергетики в мире на том же уровне, недостаточно новых реакторов. Для справки скажу, что эта доля составляет 5%. 5% мировой энергетики — это ядерная энергетика. Те тенденции, которые мы сегодня наблюдаем, обусловлены «Фукусима-1″, Чернобылем и отчасти другими причинами. Все идет к тому, что эта доля будет сокращаться.

В.И: А если говорить про тенденции в России? Мы совпадаем с мировыми тенденциями? Или выбиваемся из них?

В.С: Мы сильно отличаемся от этой картины, прежде всего тем, что мы — одна из немногих стран, которые еще делают ставку на развитие атомной энергетики. Нужно сказать, что тенденции связанные с уменьшением доли атомной энергии, это тенденции, которые ждут нас тоже. Это не потому, что у нас приняты какие-то политические решения. У нас наоборот принято решение развивать ядерную энергетику. Это произойдет по той же причине, что и в остальном мире, потому что у нас тоже много старых реакторов, и в течении ближайших 15−20 лет половина, если не больше, будет выведены из эксплуатации из-за старости. Ближайший вывод начнется в 2018 году в Ленинградской АЭС, где до сих пор работают реакторы чернобыльского типа. Там 4 очень старых реактора, их поэтапно начнут выводить со следующего года. У нас есть программа по развитию ядерной энергетики, которая призвана замещать старые реакторы новыми. Но, если мы посмотрим на историю, даже не 10, а 8−9 лет назад, мы увидим, что в 2008 году правительство принимает генеральную схему расположения объектов, до 2020 года по ней должны построить 13 гигаватт новых мощностей. 13 гигаватт — это 15 новых реакторов. Но уже через два года цель в 13 гигаватт снижена до 5, потому что в правительстве понимают, что заявленные темпы слишком велики до нас. Мы просто не можем столько строить. В середине 2013 года была пересмотрена цель по общей установленной мощности АЭС, которая была ранее. Считалось, что в 2020 году у нас будет 44 гигаватта, а в 2012 было снижено до 30 гигаватт. Мы видим, что, несмотря на стремления атомных лоббистов, которые хорошо себя чувствуют в правительстве, мы видим, что где-то из-за протестов срываются планы на строительства АЭС, где-то по техническим причинам. Заявляется очень много в России, а по сути не делается и половины, не из-за политической воли, а из-за объективных фактов мы будем следовать за мировой тенденцией угасания атомной энергетики. Мы от этого никуда не уйдем, просто нет никаких причин для отклонения от этого курса.

В.И: Владимир, тогда еще один вопрос по этой теме. На ваш взгляд сколько лет может занять угасания ядерной темы в России?

В.С: Если мы говорим о полном отказе от атомной энергии, тут проще применить математику. Например, в прошлом году введен реактор в России, реактор последнего поколения, нормативный срок эксплуатации которого составляет 60 лет. Мы не знаем, проработает этот реактор 60 лет или нет, потому что ранее все реакторы, которые строились в СССР, а потом в России имели срок службы в 30 лет. Это технически обоснованный срок службы. Сейчас говорят, что новый будет работать 60 лет. Непонятно, сможет ли он столько проработать, но если верить ядерной промышленности, то последний подключенный реактор будет работать 60 лет.

В.И: Давайте напомню, что это программа „Угол зрения“ на радио СОЛЬ. Беседуем с такими экспертами, как Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической группы „Экозащита“ и, к сожалению, с Рашидом Алимовым плохо выходим на связь, потому что определенные проблемы испытываем. Также с нами беседует Рашид Алимов, руководитель проектов энергетического отдела „Гринпис России“. Владимир, пока мы налаживаем связь с Рашидом, давайте с вами побеседуем. По поводу ядерных технологий, ведь на государственном уровне поддерживается развитие ядерных технологий. Передо мной материал опубликованный на РИА „Новости“. Пишут, что Владимир Путин неоднократно заявлял: „Ядерные технологии входят в число направлений, где Россия является мировым лидером“ и „"Росатом“ — одна из ведущих мировых компаний, ее современные технологии постфукусимского периода признаны и МАГАТЭ, и международными экспертами как самые безопасные в мире. Это абсолютно очевидная вещь». Это преподносят как что-то хорошее и то, что мы наоборот первые и от этого не откажемся.

В.С: Тут мне хотелось бы отметить пару очевидных тезисов. Во-первых, мы, возможно, в атомной области лидеры, не потому что наши технологии на голову выше всех остальных, а потому что какое-то время назад Германия отказалась от атомной энергетики. Тогда мировым лидером была компания Siemens в Германии, которая после решения отказаться от атомной энергии не позже 2020 года, естественно, перестала инвестировать в атомную энергетику и ушла от этого. До Фукусимы еще 7 лет назад страной с самой безопасной атомной энергетикой являлась Япония, это признавал «Росатом», можно найти много цитат того времени, где говорится, что в Японии самая безопасная атомная энергетика, и постоянно чиновники любили повторять: «Посмотрите, чего вы боитесь».

В.И: К сожалению, связь у нас прерывается. Пока немного информации. Все мировое сообщество признавало, что самые безопасные атомные объекты находятся в Японии, но эти ужасные события произошли именно в Японии. Эти последствия продолжают ликвидировать до сих пор. По прогнозам экспертов, на ликвидацию последствий уйдет примерно 40 лет, огромные суммы денег. Причем эта сумма уже вдвое превышает те средства, которые закладывались на эти цели изначально. Там практически 200 миллиардов долларов потребуется. Еще последствия с людьми, ведь из зоны аварии «Фукусима-1» были эвакуированы люди из радиуса десятков километров, и даже по прошествии 6 лет многие люди ожидают пока их расселят в жилье. Они проживают в домах, например, по данным РИА «Новости», на данный момент 35 тысяч людей ожидают такого расселения. Пишут, что по сравнению с 2012 годом число тех, кто ожидает расселения, уменьшилось на 70%, но темпы строительства нового жилья не позволяют решить этот вопрос. По прошествии 6 лет с момента, как на Японию обрушились цунами и землетрясение, до сих пор числится без вести пропавшими более 2500 тысяч человек. И если говорить именно про аварию на «Фукусима-1», в Японии, как пишут СМИ, теперь пересмотрели подход к энергетике. Родилась идея создать электростанции, которые работают за счет природных источников. Первая — это ГЭС, которая производит около 800 тысяч киловатт в год, этого достаточно для обеспечения электричеством 250 домов. Еще один крупный проект, который рассматривается в Японии, это геотермальная электростанция, которая позволяет производить более 2.5 миллионов киловатт в год, и она работает за счет энергии, которая вырабатывается охлаждением воды из горячих источников. Еще пишут, что в районе Фукусимы морская рыба признана безопасной, и рассматривают вопрос о поставках в Россию. В горных реках рыба не совсем безопасна, потому что в горах скапливаются определенные осадки, которые накапливаются в организмах рыб, а с теми рыбами, которые проживают в океане все хорошо. Что касается атомной энергетики. Передо мной есть материал, который касается деятельности «Росатом» за 2016 год. РИА «Новости» писали о том, что Российская атомная отрасль завершила 2016 год довольно успешно, например, на Нововороженской АЭС был запущен самый современный в мире атомный энергоблок поколения 3+. Им очень сильно гордятся ученые из России. Сейчас обсуждается, что подобного вида энергоблоки будут продаваться за границу. Среди заслуг, которую ставит перед собой российская атомная отрасль в 2016 году, это сдача в промышленную эксплуатацию 4 блока Белоярской АЭС с уникальным реактором БН-800. А за рубежом был пущен блок номер 2 Индийской АЭС.

К сожалению, не получается наладить связи с нашими экспертами, хотя очень большое количество вопросов осталось. Вынуждена с вами проститься. Напоминаю, это программа «Угол зрения», в рамках этой программы мы побеседовали с Альбертом Гараповым, он председатель Антиядерного общества Республики Татарстана. С Рашидом Алимовым, руководителем проектов энергетического отдела «Гринпис России» и Владимиром Сливяк, сопредседателем российской экологической группы «Экозащита». У микрофона работала Валентина Ивакина. Услышимся, до свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments