ITunes

«Он вам не Димон»: на что повлияет расследование ФБК о Медведеве

Эксперты считают, что юридическая составляющая расследования ФБК слабая, уголовного дела не будет из-за отсутствия доказательной базы, и в целом материал можно рассматривать как предвыборную риторику Навального.
Эксперты: Михаил Синельников-Оришак — руководитель Энциклопедии компромата; Илья Шуманов — заместитель генерального директора «ТИ-Р»; Наталия Шавшукова — соучредитель Школы местного самоуправления; Олег Ведутов — политолог (г. Санкт-Петербург); Владимир Киреев — политолог.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, у микрофона Игорь Киценко. Это программа «Антикоррупционный понедельник». Как обычно, в это время мы разговариваем о коррупции с сотрудниками «Трансперенси Интернешнл-Россия». Сегодня будет не обычный эфир, эксперты «Трансперенси Интернешнл-Россия» сегодня выскажут свое мнение по поводу последнего расследования ФБК в отношении Дмитрия Анатольевича Медведева. Если кто-нибудь не знает, это премьер министр Российской Федерации. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: ««Он вам не Димон»: на что повлияет расследование ФБК о Медведеве?». Первым моим собеседником по данной теме будет Михаил Синельников-Оришак, руководитель Энциклопедии компромата. Здравствуйте!

Михаил Синельников-Оришак: Здравствуйте!

И.К: Михаил Юрьевич, недавно вышло последнее расследование ФБК, которым руководит Алексей Навальный, кандидат в президенты России. Как к этому расследованию относиться? Насколько оно достоверное?

М.С: Относиться как к любопытному факту, который всколыхнет политическую общественность. Так как он изложен в виде своеобразного клипа, он кажется достаточно убедительным. Насколько факты соответствуют действительности, никто не может дать ответ. Нужно проводить специально расследование. Но как политический клип, он вызовет определенное внимание. Посмотрят, если не все, то многие. Это как песни Шнурова: а что там за клип вышел? Некоторые плюются, некоторым не нравится, но все смотрят.

И.К: Получается, данное расследование может стать поводом для возбуждения расследования в отношении премьер-министра РФ? И будет ли возбуждено?

М.С: Я считаю, что любые такие факты должны становиться поводом либо для клеветы, либо поводом для расследования изложенных фактов. Это следует из обычной логики. Если человек сообщает какие-то факты, то прежде, чем отмахнуться, надо посмотреть, что это за факты. Вот почему идут расследования за расследованиями? Вот в предыдущих Чайка, сейчас Медведев, я думаю, это не последнее. Власть не знает, как на это реагировать. Одна их позиция, как в разговоре Паниковского с Балагановым: «Кто ты такой?». Любая революция сметает одни касты, как было в 1991, им на смену приходят другие касты, они очень быстро оформляются, очень быстро складываются. Образовалась система каст, в которые очень сложно проникнуть, особенно снизу, это непривычно. Должен быть какой-то прием, человек должен работать в каких-то структурах, иметь какую-то предысторию, но так у нас не принято, чтобы просто так человек становился значимой фигурой. Обычно идет ответ: «А ты кто такой?». Считается, что этого достаточно, чтобы отмахнуться. Это тоже играет плохую службу. Расследования идут за расследованиями, ребята научились создавать информационные поводы.

И.К: Как можно относиться к этому расследованию? Как к агитационному плакату Алексея Навального на выборах?

М.С: За кого агитация? За себя?

И.К: В конце фильма он так и говорит: «Голосуйте за меня». Это все в рамках его предвыборной кампании.

М.С: У вас как-то слова и факты меняют свою сущность от того, в какой период времени они были произнесены? Произнеси их год назад, это были бы просто слова, а сейчас это предвыборная кампания. Даже если это предвыборная кампания, это синоним слова «неправда»? С каких пор у нас то, что произнесено в рамках пропаганды, у нас как-то заплевали это слово, а оно означает всего лишь распространение информации. Если люди умеют и хорошо преподносят, я сейчас рассуждаю с точки зрения пиарсоставляющей, если люди могут эту информацию подавать, быстро разносить, и она привлекает внимание, то они молодцы. Относитесь к этому как к агитке. Продолжая клиповое рассуждение, любой клип - это тоже агитка определенной группы, определенного певца, постоянно идет раскрутка, но от этого клип не становится дурным. Здесь они продолжают делать политические клипы, они тратят на это много времени, как минимум много времени, я уж не знаю, какие там финансовые ресурсы, но времени потрачено много. Они тем самым капитализируют свой бренд ФБК, если они затрачивают столько времени и усилий, они вправе рассчитывать на какую-то капитализацию.

И.К: По поводу агитки, я не подкладываю под это негативное звучание. Распространение информации – довольно правильная характеристика данного фильма, данного расследования. Мне как обывателю как к этому относиться? Как к некой подачи достоверной информации? Хотя некоторые факты нужно проверять, нужно проводить расследования, этим должны заниматься компетентные органы. Либо относиться как к предвыборной кампании? Вот есть Алексей Навальный. Он себя позиционирует как кандидат в президенты. В тоже время, он долгое время занимался расследованием в отношении довольно видных людей, занимающих посты в государстве. Где тут грань? В какую сторону смотреть?

М.С: Сознание вас не спросит, если вы, как говорите, простой обыватель. Посмотрите этот фильм, но вас никто не заставляет, вас никто не тащит к компьютеру, вы можете его просто пропустить, мало ли у нас белого шума происходит. Но если вы его посмотрите, он обязательно у вас отложится в подсознании. Обязательно, слыша фамилию Медведев, у вас будут всплывать определенные ассоциации. Любая фамилия высокопоставленного чиновника вызывает ассоциации, это уже подсознание, в этом смысле все зависит от количества накопленных фактов в подсознании. Вы можете либо верить, либо не верить. У нас сделано очень многое, чтобы Навальному не верили. Навальный, я думаю, такой же агент Госдепа, как и Трамп – российский разведчик, но отмыться от этого невозможно. Вот Трампа будет уже преследовать, что он российский наймит, мозги всем уже изгадили изрядно, и что бы он ни делал, будут смотреть через эту призму. Так же и тут – что бы ни сделал Навальный, на это будут смотреть через призму агента Госдепа. Естественно, это очень сильно снижает пафос. Одно дело, если ты смотришь нейтрально, а другое – что у тебя есть определенный бэкграунд с человеком, который делал этот фильм.

И.К: Получается, это не способ предвыборной гонки?

М.С: Алексей Навальный нашел свою фишку, это борьба с коррупцией. Все, что касается этого, он достиг определенных высот в том плане, что его знают. Кто бы что ни говорил, несмотря на полную блокировку на телевидении, его знают в масштабах страны, а не только Москвы. Он говорил, что будет политиком. Политик живет не только от выборов до выборов, он живет и между выборами. Из-за этого он будет продолжать это делать. Это его предвыборное кредо. Каждое такое расследование, как он считает, это лишние 5 копеек в его копилку.

И.К: Смотря этот фильм, читая комментарии, очень огромная поддержка там выражается, что все грамотно расставлено.

М.С: По поводу поддержки, это полная ерунда, вы же не знаете, откуда пишут. Это могут совершенно спокойно, с радостью написать наши братья с Украины, поддержу в интернете могут обеспечить. Это могут писать из больших стран, где русские общины большие. Если там большая простынка из комментариев, надо посмотреть, откуда пишут эти комментарии.

И.К: Хорошо. Алексей Навальный занимается этим делом, даже если после 2018 года у него не получится стать президентом РФ, он дальше продолжит заниматься ФБК, дальше будет публиковать расследования. Но тут, возвращаясь к нему, почему именно такой пассаж берет? Именно такой вектор, очерняя нынешнюю власть? А что он сделал такого? Почему он себя не превозносит, именно как политик? Мы же прекрасно понимаем, что это не только Алексей Навальный делает, там целая группа людей. Но что нам от этого, как обыкновенным гражданам, как обыкновенным налогоплательщикам? Мы и так раньше знали, что у Медведева дача в Плесе.

М.С: Я тоже думаю, что ничего. Но если человек состоялся в одной профессии, умеет что-то хорошо делать, это не значит, что он знает, что нужно делать в политике. Если кухарка хорошо управляется по кухне, печет хорошие пирожки, готовит хорошие блюда, это не значит, что она сможет хорошо управлять страной. Может быть, и сможет, но она должна продемонстрировать что-то еще помимо готовки. Борьба с коррупцией – это нужное и полезное дело. Я не всегда согласен со словом, что он очерняет, у некоторых слов дезавуировался смысл, например, слово «компромат». Компромат – это всего лишь компрометирующие материалы, и не вина того, кто раскопал эти материалы, а того, кто фигурант, кто допустил, чтобы эти материалы появились в принципе. То, что человек умеет работать с открытыми источниками, хорошо ориентируется в интернете и так далее. Это может говорить о хороших качествах публициста, журналиста, но это не значит, что человек будет хорошим государственным деятелем. Когда я смотрел несколько дискуссий с участием Алексея Навального, как только отходят от коррупционной колеи разговоры, он начинает плавать. Видно, что здесь он профессионал, он знает, он готов, а шаг влево – и это уже не крепкий федеральный политик, а парень со двора. Если хочешь управлять другими, то ты должен показать, что ты выше их по каким-то определенным качествам. Это привлекает внимание. Если девушка красивая, она будет демонстрировать свою красоту, она выберет то, что является очевидным. Здесь борьба с коррупцией привлекает внимание, хочешь не хочешь. Некоторые, наверное, особенно из чиновников, плевались, но смотрели. Глупо от этого отказываться.

И.К: Все равно складывается ощущение, что это некая ширма. А чем дальше будет крыть предвыборный штаб Алексея? Что они будут делать? Одно расследование, я почитал о нем, они готовили его очень долго. Собрали огромное количество материала, сотни человеко-часов на это потратили, когда искали фотографии.

М.С: Вы же не знаете, делали они одно расследование или кучу? Я так думаю, что у них есть определенная стратегия, что за чем пойдет. В начале предвыборной кампании никто все козыри не выкладывает, вкусное у них что-то осталось. Я думаю, они к этому времени и программу какую-то представят и прочее. За этим дело как раз не встанет, у них есть что-то предъявить.

И.К: Вы говорили, что чиновники смотрели, но плевались. И на «Деловом Петербурге» выходил блог политолога Александра Конфисахора, где он говорит: «Вместе с тем итоги расследования, соответствуют ли они действительности или нет, будут услышаны лишь незначительной частью граждан страны. Это количество можно оценить в 1-2, максимум — 3%». А смысл тогда этой публикации?

М.С: А вы что думаете, что кто-то очень сильно читал предвыборную программу Трампа? Кто-то очень сильно вникал, что он намеревается делать? Если бы читали, там очень много противоречий, но он нашел определенное количество звуков, которые он складывал, и получались неплохие речи. Он нашел свой ключ. Нашел, до чего достучаться, это: «Сделаем Америку снова великой». А кто возразит, что страну не надо делать великой? А кто у нас возразит, что не надо бороться с коррупцией? Ему не нужно, чтобы вникали, ему нужно достигнуть узнаваемости. Мы сейчас с вами говорим, кто-нибудь едет в машине и слушает, может, он каким-то счастливым чудом не знал, кто такой Навальный. И есть такой эффект, как узнаваемость. Никто из круга политически озабоченных, а это всегда небольшой круг, не интересуется частностями, но этот бренд откладывается. Если на мэрских выборах про Навального говорили: «Кто он такой в масштабах страны?». Он действительно был тогда неизвестен. Сейчас он поездит по стране, в рамках предвыборных штабов, там штаб открыли, там еще один, около 70 собирается открыть. Там поговорили, там люди пришли, они пошли домой, они сказали своим родным, семьям, это начинает растекаться. В 2018 году жизнь не заканчивается, он еще очень нестарый человек. Будут еще выборы. Нельзя сказать, что сейчас он что-то делает, пришел 2018 год и все отрубил, нет. Он будет известный человек в пределах страны, а известный человек в пределах страны – это большое дело. Главная составляющая у Трампа была – известность, его знали по его шоу, его поступкам. Кстати, его несколько раз называли кандидатом в президенты, у него все было и тогда, он мог бы еще раньше стартануть. Он не стартовал, когда почувствовал, что его уже знают достаточно хорошо, что не надо тратить силы, объясняя, кто я такой. И он сделал ставку и выиграл.

И.К: Михаил Юрьевич, огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарии на заданную тему. Я вас благодарю, спасибо большое.

Уважаемые радиослушатели, я напомню, что в эфире был Михаил Синельников-Оришак, руководитель Энциклопедии компромата. Это программа «Антикоррупционный понедельник», мы продолжаем. Мы ушли в политическую составляющую этого расследования, которое было опубликовано ФБК, и, читая о нем информацию, фильм называется «Он вам не Димон», это документальный фильм о недвижимом имуществе председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева. Номинальными владельцами имущества являются благотворительные фонды и организации, которые оформлены на его доверенных лиц, как утверждает ФБК, включая бывших однокурсников. Название фильма взято из выступления пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой. На одной из пресс-конференций она так сказала. В качестве рассказчика в фильме выступает сам основатель ФБК Алексей Навальный. Фильм получил большой резонанс, а поскольку он связан с коррупцией, мы сейчас пообщаемся с представителем «Трансперенси Интернешнл-Россия», с заместителем генерального директора, с Ильей Шумановым. Илья, добрый день!

И.Ш: Добрый день.

И.К: Илья, по поводу фильма: «Он вам не Димон» и последнего расследования ФБК, какую оценку вы можете дать своим коллегам по поводу расследования? Есть ли какие-нибудь факты? Доказуемые они? И будет ли какое-нибудь продолжение после этого фильма? Закрутятся ли шестеренки государственного аппарата?

И.Ш: Вы сразу много вопросов задали, я по порядку их разобью. Мне понравилось расследование, оно очень иллюстративное, красивое, заслуживает внимания и выполнено в такой форме, которую выпускает команда Навального. Оно достаточно презентабельное и вызывает интерес к теме коррупции в принципе. Что касается перспектив, которые последуют за этим расследованием. Естественно, это воспринимается как политическое противостояние, что команда ФБК и Навальный является оппонентом действующей власти. Оппонентом «Единой России», Дмитрий Анатольевич Медведев является лидером партии, естественно, оно воспринимается как политическое расследование, как ангажирование, и по-другому его нельзя воспринимать. Что касается реакции органов власти, я думаю, что возможности на него отреагировать нет по двум причинам. Первая причина – это политическая ангажированность этого расследования, те же оппоненты Навального в лице однокурсников Дмитрия Медведева занимают посты заместителя генерального прокурора, заместителя руководителя СК и так далее. А что касается юридической части, там еще больше вопросов. В самом расследовании юридических аспектов фактически не описано, не дана юридическая оценка, складывается впечатление, что делают некие выводы, но не опираются на букву закона. Говорится о некой принадлежности недвижимости Медведеву, хотя эта недвижимость висит на его однокурснике, господине Елисееве. Я не питаю иллюзий, что Медведев и Елисеев не связаны, но надо вещи своими именами называть: если условный Елисеев является владельцем, то надо говорить, что он настоящим владельцем или нет является, но утверждать, что этим владеет Медведев, - мне кажется, что это не очень корректно, именно исходя из юридической аргументации. В целом, мне кажется, что расследование сделано в формате антикоррупционного татлера, так его и надо воспринимать. Достаточно качественно и иллюстративно показано оно, относительно того, чем занимаются однокурсники Медведева. Мне кажется, на этом имело смысл делать фокус, а не на конечном бенефициаре, который, по мнению команды Навального, является собственником яхт, заводов, пароходов. А именно на том, что существует некая система, когда сокурсники второго лица в государстве занимают высокие посты и получают какие-то сверхдоходы, все они занимают высшие руководящие должности и ворочают миллиардами.

И.К: Илья, вы, давая комментарий изданию «Meduza» по поводу расследования, говорили, что, мягко говоря, страдает юридическая обоснованность всех перечисленных фактов в этом фильме. А чего им не хватило? Где не дожала команда Навального?

И.Ш: Мне кажется, что из этого расследования проистекает ситуация, которая иллюстрирует конфликт интересов Медведева во взаимодействии со своим однокурсником Елисеевым, который является заместителем председателя «Газпромбанка». Безусловно, взаимодействие Медведева с ним не формальное, может накладывать отпечаток на формальные отношения, именно в части принятие решений министра в отношении структур «Газпромбанка» или самого «Газпромбанка». Это уже является основанием, чтобы проводить проверку, уже является ситуацией, которая имеет признаки коррупционного нарушения. Я думаю, что это очевидно напрашивалось, я не знаю, почему обошли это стороной. Это их расследование, а не наше. Если просто комментировать, это зияющее поле, которое не рассмотрено, которое требует дополнительного анализа.

И.К: Еще такой вопрос. На основе этого расследования возможно предъявить реальные обвинения? Или следует докрутить юридическую часть, и уже тогда аргументированно и последовательно обращаться в компетентные органы для того, чтобы проверили коррупционную составляющую, такую, как конфликт интересов, и дальше уже ее урегулировать? Или все-таки есть такая возможность?

И.Ш: Я не совсем понял ваш вопрос, я не понимаю, что такое коррупционная составляющая. Я оперирую нормами закона противодействия коррупции, либо уголовным кодексом. И как юрист, я в рамках этого кодекса могу действовать.

И.К: Навальный же подал заявление в СК РФ.

И.Ш: Ну да, ФБК направили заявление в СК относительно взятки, которую дал Алишер Усманов, по их мнению, фонду, владелец которого Медведев. Естественно, это утверждение, которое они делают, вызовет кучу удивления у любого следователя, который занимается квалификацией преступлений, а именно взятки. И при первом рассмотрении это кажется абсурдным заявлением. Медведев не фигурирует в числе бенефициаров этого фонда, не обладает функциями распоряжения, а контролируют организацию его однокурсники. Оставим это на совести коллег из ФБК, если они посчитали это нужным подать, то пусть подают. Я всячески поддерживаю любые расследования, я считаю, что это правильно, просто тут хромает юридическая сторона, она больше публицистическая.

И.К: Получается, что расследование в данном виде нельзя воспринимать как готовое обвинение?

И.Ш: Я соглашусь с этим тезисом.

И.К: Илья огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии по этой теме. Спасибо большое.

И.Ш: Всего доброго.

И.К: Уважаемые радиослушатели, я напомню, что на связи со студией радио СОЛЬ был Илья Шуманов, заместитель генерального директора «ТИ-Р».У микрофона Игорь Киценко. Это программа «Антикоррупционный понедельник», мы продолжаем.

Следующим моим собеседником по данной теме будет Наталия Шавшукова, соучредитель Школы местного самоуправления. Но прежде чем мы свяжемся с Натальей и поговорим, я вернусь к этому фильму и расскажу о нем немного. Фильм был опубликован 4 дня назад, очень быстро облетел все социальные сети, получил огромное количество комментариев, но эксперты говорят, что к фильму нужно относиться по-разному. Сотрудники «Трансперенси Интернешнл-Россия» видят очевидные недоработки в юридической составляющей по данному расследованию. Данный фильм нельзя воспринимать как готовое обвинение, и получается, что данный фильм нужно воспринимать как некую составляющую предвыборной кампании Алексея Навального. И возвращаясь к такой проблеме в расследовании, соответствует ли оно действительности? Будет оно услышано? Не будет? О чем я говорил с нашим первым собеседником, что его максимум увидит 1-2% процента населения. Большинство граждан смотрит с восторгом на три национальных канала, не знают и не хотят знать других СМИ. Поэтому какого-либо значительного эффекта не следует ожидать прямо сейчас. Как дальше будут развиваться события, появится ли определенный эффект, о чем нам говорил Михаил Юрьевич, когда все поездки по городам, открытия предвыборных штабов, публикации следующих расследований ФБК в отношении других высокопоставленных чиновников. Будет ли это в связке и пойдет ли этот снежный ком в связке? Тут нельзя не отметить тот факт, что мы об этом говорим, что наше внимание это привлекло. И да, уважаемые радиослушатели, вы также об этом знаете. После выхода фильма ФБК направило заявление в СК с просьбой завести уголовное дело о взятке в отношении Дмитрия Медведева и Алишера Усманова. Как отреагирует СК, пока не понятно, будет ли какой-то ответ или не будет ответа. Остается только ждать. Сам фильм состоит из 10 глав, по разным вопросам они все связаны с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Первая глава называется «Как Медведев попался на кроссовках». В ней говорится, что Медведев заказывает кроссовки и одежду на адрес одной из фирм, которую контролируют его знакомые. Источником информации послужил взлом электронной почты группой хакеров, известной как «Шалтай-Болтай». Вторая глава этого фильма: «Как олигарх Усманов подарил дворец на Рублевке». В этой главе рассказывается об усадьбе в селе Знаменское, которая была подарена фонду «Дар» олигархом Алишером Усмановым. Как мы знаем, фондом занимается однокурсник Дмитрия Анатольевича. Есть ли у них какие-то неофициальные взаимоотношения, когда можно запросто пообщаться, и что в дальнейшем происходило с этой усадьбой, непонятно. Третья глава: «Как Медведев построил себе секретную горную дачу». Речь идет об усадьбе с вертолетной площадкой и обширным банным комплексом на хребте Псехако, неподалеку от Красной Поляны. Четвертая глава о том, как «Медведев построил себе родовое гнездо» и агробизнес. Глава повествует о поместье, которое находится в деревне Мансурово, Курской области, откуда родом отец Дмитрия Анатольевича. Пятая глава, это как «Медведев увлекся вином», это рассказ о винограднике «Скалистый берег» рядом с Анапой и лоббировании Медведевым интересов российского виноделия. Тут довольно обширный материал, связанный с различными сферами бизнеса, есть ли какая-то доказуемая база? Юридически обоснована или не обоснована? Или сделаны указания на определенные факты, которые удалось раскопать ФБК, когда они занимались изучением социальных сетей, географических меток совместных фотографий и так далее? Шестая глава о том, как у фонда «Дар» появилась «квартира на миллиард», о покупке памятника федерального значения, дворца графа Кушелева-Безбородко площадью 6250 квадратных метров на набережной Кутузова, это дом 24 в Санкт-Петербурге. Это здание в 2009 году купил на аукционе, вот этот исторический дом на набережной Невы. Сумма сделки — 740 миллионов рублей, фирмой 29 летнего Филиппа Полянского, бывшего студента Ильи Елисеева. В 2010 году данное помещение перешло в собственность самого фонда. После ремонта бывший дворец стал элитным домом на 29 квартир, 6 из которых принадлежат фонду «Дар», тут еще идет перечисление других фактов, связанных с тем или иным человеком. А сейчас у нас на связи Олег Ведутов, политолог из города Санкт-Петербург. Олег, здравствуйте.

О.В: Здравствуйте!

И.К: Олег, не так давно было опубликовано расследование ФБК, в котором рассматривается премьер-министр Российской Федерации, где приводится огромное количество коррупционных составляющих: и взятка, и конфликт интересов. Как относиться к этому расследованию? Эксперты «Трансперенси Интернешнл-Россия» указывают на тот факт, что есть много белых пятен юридической составляющей, но к вам вопрос как к политологу. Это часть кампании, Навальный идет сам по себе, может, и возьмет кого-нибудь из кампании в свою предвыборную гонку? Отдельный фонд ФБК, получается, как самостоятельная единица. Как к этому расследованию относиться?

О.В: Это часть президентской кампании Алексея Навального. Этот выбор соперника показателен – это бывший президент России. Конечно, неслучайно выбор на такого соперника упал: чем крупнее твой оппонент, тем и ты выглядишь весомей. Это нужно рассматривать как самостоятельное действие Алексея в своей предвыборной кампании. Скажем, что с точки зрения политических последствий для Дмитрия Медведева – не самый весомый удар по нему. Очень много натяжек, все на тоненького. Нет документов, которые говорят прямо, что Дмитрий Анатольевич виноват в этом, этом и этом. Все улики косвенные, но это на самом деле старт президентской кампании Навального.

И.К: Если это старт, значит, мы будем готовиться к тому, что будут еще опубликованы расследования о других чиновниках, которых ФБК будет обвинять в коррупции. Получается, что на это расследование обращать внимание не стоит, это агитационный материал, в котором Алексей говорит, что действующая власть плохая и «не голосуйте за нее на выборах»?

О.В: Нет. Я считаю, что нужно обращать внимание на агитационные материалы, их нужно читать и изучать, чтобы составить собственное мнение. Вообще надо внимательно читать агитационную литературу, потому что так или иначе просматривается в рекламе, что человек хочет получить. Это совершенно нормально. Просто проблема в том, что у Алексея Навального собственной повестки нет, у него нет команды, нет программы, кроме локальной известности и очень резонансных и любопытных расследований. Мы понимаем, что эти факты, эти подозрения, что Медведеву приписывается участие в тех или иных схемах, выходили и раньше. И «Новая Газета», и газета «Собеседник», и другие писали об этом, но популяризировал эту историю только Навальный. Он это умеет делать очень хорошо, но кроме этого у него ничего и нет. Это будет основная программа в его избирательной кампании.

И.К: Большой упор будет сделан на борьбу с коррупцией?

О.В: Да.

И.К: Был опубликован блог на «Деловом Петербурге», его написал ваш коллега, что данное расследование посмотрит максимум 2-3% граждан. Большинство с восторгом смотрит три федеральных канала и знать не знают о том, что происходит. И не будут знакомиться с агитационным материалом, все-таки есть у нас малая активность населения. Как к этому относиться? Получается, что всего от 1 до 3%, это упор на какой электорат? Это делается на Москву, чтобы его посмотрели те же самые чиновники? Или на жителей мегаполисов? У нас там всего набирается, есть взять Санкт-Петербург и Москву, то наберется всего 20 миллионов, против остальных 120. На кого расчет?

О.В: Во-первых, насколько я помню, там уже 5 миллионов просмотров на YouTube, это очень большая цифра. Это не «Лабутены», но можно говорить, что наиболее активная часть интернета ознакомилась с этим расследованием. Все-таки, на мой взгляд, по-настоящему охват расследования достаточно большой. Проблема в том, что у нас интернетизация по стране идет не очень ровно. Нам кажется, что есть YouTube, СМИ традиционные, на самом деле, это не совсем так. Например, за Уралом крайне распространены мессенджеры, люди получают информацию в текстовом виде, в виде пересказа или обсуждения. Мы не можем сказать, какой охват этой информации. У некоторых просто YouTube не тянет. Но то, что уже цифра в 5 миллионов, это уже очень много. Говорить о том, что ориентировано на Москву и Санкт-Петербург, не стоит. Действительно, Навальный популярен в регионах значительно меньше, чем в Москве и Петербурге, но он популярен, как былинный персонаж, потому что сейчас произошел некий эпизод, что люди начали возмущаться и потребовали, чтобы к ним приехал Навальный, и они бы ему рассказали эту историю. Навальный может стать таким человеком, который приедет и возглавит борьбу с коррупцией в каком-то регионе, это будет какой-то эффект давать. Он наращивает популярность, но у него нет представителей в регионе, он один. У него нет команды. То, что он производит, имеет влияния больше, чем он может подтвердить это влияние. Он, условно говоря, продал товара на 1000, а у него этого товара 2 единицы. Когда люди скажут: «Есть еще? Можете еще предоставить борьбы с коррупцией?», у него нет региональных менеджеров, которые могли бы в регионах продавать этот продукт. Он известен более-менее, но из-за того, что слабая региональная сетка, он рискует эту популярность очень серьезно растерять.

И.К: А тут не получается, что в рамках проведения своей предвыборной кампании он ездит по регионам, и везде открывается штаб, и в дальнейшем сложится так, что в каждом регионе появится отделение ФБК? Или уже на месте, параллельно с предвыборной гонкой начнет работать? Насколько я знаю, неизвестные в Нижегородской области залили монтажной пеной все двери дома, где открылся избирательный штаб Алексея Навального.

О.В: В теории, все выглядит именно так. Действительно, понятно, что он не победит, но везде откроет свои представительства. Но проблема упирается в личные качества Навального, который не умеет работать с людьми или не хочет. К примеру, возьмем, что в Санкт-Петербурге возглавил его избирательный штаб человек, у которого послужной список состоит из того, что она была волонтером, потом посетила какие-то курсы, потом посетила какой-то форум. Человек практически не то что там с опытом избирательной борьбы – который без политического опыта, который не является оратором, который неизвестен в городе. Такому человек доверять штаб – это политическое самоубийство в Санкт-Петербурге. Это вынужденная мера, потому что никто не хочет за него вписываться. В других города происходит примерно то же самое. Он не может оставить своих аватаров, которые будут похожи на него. У него есть послушные миньоны, вот он их и ставит, но они не могут его поддержать на должном уровне.

И.К: Еще такой вопрос. Получается, что должной поддержки, должного уровня и определенного рода эффекта, как, например, на YouTube, 5 миллионов просмотров, меньше, чем за неделю посмотрели, в регионах не будет? Как вы думаете?

О.В: Не знаю, тут сложно прогнозировать. На мой взгляд, очень хороший эффект производит видео. Говорят, что видео никто не заметит, никто не смотрел – это не так. Видео посмотрели практически все, кто имеет отношение к политике. А люди, которые имеют отношение к политике, строят повестку. Меня постоянно спрашивают, потому что я человек из телевизора: «А вот скажи мне, в чем сила, в чем правда?». И люди, которые посмотрели, они являются таким сотовым, который распространяют эту информацию, и все ее транслируют, пересказывают, объясняют. Интерес к этому докладу есть. С точки зрения популяризации этой истории, это удачная история, но с точки зрения доказательной базы, это неудачная история, она не понятная.

И.К: Получается некий диссонанс, история позиционируется как антикоррупционное расследование, с другой стороны, оно получается не совсем антикоррупционным расследованием, так как страдает юридическая база. И оно вытекает как некий этап предвыборной кампании Алексея Навального на пост президента Российской Федерации.

О.В: Есть такой жанр, как мокьюментари, это псевдодокументальные видео. Сейчас снимают много таких фильмов, они вроде как документальные по форме, но это фантастика. По большому счету, фильм Алексея Навального из этой серии. Если эти факты имеют место быть, они ничем не подтверждены. Логично было бы, если бы сами сотрудники ФБК подали в суд или какую-то юридическую историю начали развивать после этого фильма.

И.К: Они направили заявление в СК, чтобы в отношение Дмитрия Анатольевича и Алишера Усманова завели уголовное дело по факту взятки.

О.В: Знаете, можно много писем и в «Спортлото» писать и на что-то надеяться. Это немного не про то. Сам фильм сделан хорошо и дорого, вот такое юридическое дело должно быть хорошее и дорогое, чтобы мы понимали, что это серьезное дело. Чтобы там были адвокаты, которые говорили, чтобы там были серьезные люди. Этого мы всего не видим. Ну да, они написали письмо. Это как итальянская забастовка, то есть мы сделали все от нас зависящее и все. Здесь вся деятельность именно на популяризации истории сделана.

И.К: Олег, большое вам спасибо, что вам удалось пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарий на заданную тему. Спасибо вам большое.

О.В: До свидания!

И.К: Уважаемые радиослушатели, я напомню, что на прямой связи со студией был Олег Ведутов, политолог из города Санкт-Петербург. Сегодня мы разговариваем на тему: ««Он вам не Димон»: на что повлияет расследование ФБК о Медведеве?». У микрофона Игорь Киценко. Это программа «Антикоррупционный понедельник», мы продолжаем.

Мнения экспертов сводятся к тому, что фильм хороший, заслуживает внимания, снят дорого, интересно, но возникает много вопросов к тому, а что дальше? Если доказательная часть не очень хорошо составлена, и реальных действий никаких не будет. Определенный вес и эффект получит Алексей в предвыборной гонке, это и было так задумано. Следующим моим собеседником по данной теме будет Владимир Киреев, политолог. Владимир Константинович, добрый день!

Владимир Киреев: Здравствуйте.

И.К: Владимир Константинович, по поводу последнего расследования ФБК, там перечисляется огромное количество разных дел, эксперты высказывают одну позицию, что юридическая составляющая расследования слабая. Это расследование не годится в качестве обвинения, чтобы завести уголовное дело. И на одного фигуранта, на которого был направлен запрос в СК, чтобы завести на Дмитрия Анатольевича уголовное дело. Все указывают, что это такая предвыборная программа, одна из ее частей. Как вы относитесь к данному фильму? И какой эффект даст сам фильм в дальнейшем, если это агитационная программа?

В.К: Да, это ход в потенциальной предвыборной программе Алексея Навального. Понятно, что не только один Навальный в данном случае в выигрыше от выхода данного расследования, таких сторон может быть очень много. Потому что у Дмитрия Анатольевича есть много недоброжелателей, конкурентов, даже сам Дмитрий Анатольевич проигрывает от выпуска этого фильма, хотя и не проигрывает, конечно. Какие могут быть последствия? В прокуратору поступят заявления, прокуратура рассмотрит эти дела. Наверняка они признают, что оснований в возбуждении уголовного дела недостаточно, потому что мы видели, что эти объекты зарегистрированы на благотворительные фонды, которые управляются однокурсниками Медведева, но доказать тут ничего невозможно. Возникает вопрос в моральной стороне дела высших эшелонов власти, но тут вопрос, ни для кого не секрет, что коррупционная составляющая с 1990-х годов у нас присутствует на всех уровнях. И морального осуждения не вызывает. Вопрос существует к эффективности государственных органов, их согласованности и действиям. Кто бы что ни говорил, я думаю, что ближайшие 2 года до конца срока Владимира Владимировича Путина его позиции премьера ничего не угрожает. Это достаточно очевидно. Все останутся при своих. Все участники этого события останутся выигрышной стороной. Алексей Навальный получает хороший пиар и имидж борца с коррупцией. Дмитрий Анатольевич получает моральную и информационную пощечину, скажем так, но при этом остается на своем посту. Недоброжелатели получают аргументы о том, что необходимо уменьшить его полномочия, убрать с некоторых позиций. Получается, что проигравших по-настоящему нет, а есть только выигравшие в данной ситуации.

И.К: Получается, что ничего не изменится? Не изменится ни в Краснодарском крае, ни в Курской области, ни в Плесе ничего не изменится, все останутся при своих? И уже дальше, те люди, которых затрагивают в этом расследовании, будут думать, каким образом не допустить подобного далее. И какие-то превентивные меры применять в отношение этого.

В.К: Мне кажется, они достаточно хорошо застраховались. Все юридически оформлено таким образом, что это вызывает моральные и нравственные вопросы к фигурантам этого дела, но юридически тут нельзя доказать связь между ними. Я думаю, что при существующей политической системе для всех фигурантов ничего не произойдет, даже при замене одних фигур на другие ничего не произойдет. Вопрос в том, что этот фильм, как и многие другие события, говорит о том, что в обществе накапливается усталость от политики. От политики Навального и Медведева, если уж по-честному сказать. И к чему может привести эта усталость, это гораздо больший вопрос. Этот кумулятивный эффект может вырасти к точке бифуркации при незначительном изменении внешних обстоятельств. Что это может быть? Внешний конфликт, экономический кризис, может произойти такое событие, что все эти политические элиты жизнь заставит играть по другим правилам. Что это за правила, гадать не имеет смысла. Но тот факт, что этот фильм не бесполезен. Неожиданный эффект для самого Навального, который рассчитывает только на предвыборный эффект, а он может оказаться совершенно другим. Это усталость от всех фигур и правил, которые сейчас не удовлетворяют большое количество людей. У нас рейтинг Владимира Владимировича очень большой, но при этом мы видим этих людей, которые любят, уважают и довольны политикой президента, но у них возникают вопросы по поводу социально-экономической политики, по поводу стратегии развития. Эти вопросы по-настоящему сложно решить в данной системе координат, потому что потенциала для стратегического планирования очень мало, а запрос на него существует, это вопрос выживания нашей страны в 21 веке.

И.К: Владимир Константинович, время нашей программы подошло к концу. Я вас благодарю, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии на заданную тему. Спасибо вам большое. До свидания.

В.К: Спасибо вам. До свидания.

И.К: Уважаемые радиослушатели, на прямой связи со студией был Владимир Киреев, политолог. Это была программа «Антикоррупционный понедельник», мы сегодня разговаривали о последнем расследование ФБК с названием: «Он вам не Димон». Соответственно, это расследование было посвящено Дмитрию Анатольевичу Медведеву. До новых встреч в эфире. Всего доброго. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments