ITunes

Истории блогеров с «активной жизненной позицией»

Блогеры и общественные активисты из Белгорода, Кургана и Брянска рассказывают, как их проекты делают жизнь лучше, чем заканчиваются суды и почему публикации в интернете эффективнее обращений в госорганы.
Эксперты: Владимир Чесалин — блогер, Брянская область; Сергей Лежнев — блогер, г. Белгород; Андрей Вагин — общественник, блогер, г. Курган.

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Среда блогера» на радио СОЛЬ, у микрофона Сергей Егоров. Ближайший час мы поговорим с авторами блогов, с людьми, которые активны в социальных сетях и активно ведут социальные сети именно в своих регионах, о их творчестве, их блогах и о том, что именно происходит в их жизни. Сегодня у нас запланированы люди, которые уже были у нас в эфире, но в связи с тем, что они активно высказывают свою жизненную позицию, пытаются что-то изменить вокруг себя, жизнь в своем родном городе и регионе, они попадают в различные истории, которые получаются с продолжением.

Но для начала немножко новостей. Все мы следим за делом блогера Руслана Соколовского из Екатеринбурга, который обвиняется в экстремизме за то, что попытался поймать покемона в местном храме и снял все на видео. Руслану Соколовскому продлили срок содержания под домашним арестом до 14 августа, а также назначили дату суда. С 13 по 17 марта, с 10 часов утра ежедневно будут опрашиваться свидетели, заявил адвокат блогера. Таким образом, совсем скоро начнется суд над довольно резонансной историей. Тем временем, по словам адвоката Соколовского, его подопечный очень переживает, из-за чего у него начались проблемы со здоровьем, в частности, учащенный пульс и тахикардия. Адвокат говорит, что Соколовский довольно часто пьет успокоительные. Стоит отметить, что сам Соколовский и его адвокат уже подали заявление в Европейский суд по правам человека. Сейчас попытаемся понять, что произошло, ждем начало суда, предварительное заседание уже состоялось, и 13 марта уже начнется этот процесс. И мы будем следить, и многие федеральные СМИ будут сообщать о происходящем в зале суда в Екатеринбурге. Напомню, что в отношении Руслана Соколовского возбуждено уголовное дело по статьям «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и по статье о нарушении права на свободу совести и вероисповедания, а заодно за незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Вот такая история Руслана Соколовского, будем следить за ним.

А наш первый герой сегодняшней программы уже был у нас в эфире, это человек, который активно отстаивает интересы жителей небольшого городка в Брянской области, это Владимир Чесалин, видеоблогер из Брянской области. Владимир, здравствуйте!

Владимир Чесалин: Здравствуйте, добрый день!

С.Е: Владимир уже был не так давно у нас в эфире. Вот в декабре 2016 года он выступал, рассказывал о себе, о том, как пытается помочь отстоять право жителей на комфортную жизнь в своем небольшом городке. Выяснялось, что периодически сталкивается с сопротивлением таких сил, рассказывал Владимир, что у него палатку как-то сожгли, и он связывал это с тем, что это из-за его активной деятельности в городе. Сейчас выяснилось, что сегодня состоялся суд, первое заседание над Владимиром. Владимир, расскажите, что за суд? Кто подал? По какой причине? Все, что сегодня происходило в здании суда.

В.Ч: Сложное и абсурдное дело. На меня подала администрация Жуковского района якобы за клевету, уголовное дело пытались возбудить. Но статья «клевета» — это частное обвинение, по ней могут гражданские, частные лица обращаться, а на меня подала администрация. Самое интересное, что такое заявление принято судом к рассмотрению. Моему возмущению не было предела. В чем меня обвиняют? У нас несколько лет назад, в 2014 году пару раз уносило подвесной мост. Его надо было натягивать, а канаты провисают, вмерзают доски в лед, его сносит. Так было 2 года подряд. Я написал об этом статью губернатору, жалобу. Мост восстановили. Но потом пришло письмо. Я указал ориентировочно стоимость моста 3 миллиона, по аналогичным мостам, эту стоимость я точно не знал. Вот они повадились на газету в суд подавать, заодно и мне предъявили. То, что мост унесло, они это не умаляют. А то, что я точную стоимость моста не мог знать — так я и не обязал, я же не СМИ, а блогер. Я нашел аналогичный мост в интернете, он даже 4 миллиона стоит, я написал, что 3 миллиона, но до сих пор стоимость и какие бюджетные деньги выделили, никому неизвестно, это первый случай.

Второй случай, в чем меня обвиняют? Написал, как делают дороги в Жуковке, с комментариями. Но, видимо, чиновники, не замечают какие у нас хорошие дороги, и платят бюджетные деньги за пародию на ремонт. С их точки зрения, дорога была отремонтирована хорошо, а с моей — это ужас. Снег сходит, а вместо асфальта куча ям. Я должен был доказать, что дорога именно плохая. Почему я это должен делать, я не знаю. Такие глупые обвинения — кто в ответе за кривые тротуары в Жуковке? Меня обвиняют в том, что есть фактическое доказательство фото и видео доказывать. Самое интересное, что суд такое заявление принял от юридического лица. Мне большую помощь оказали, из Центра защиты СМИ ко мне приезжали, из Воронежа, из Москвы юристы. Это сыграло на то, что ответчики и истцы не явились, и суд не состоялся.

С.Е: Просто для понимания — вас обвиняют в том, что вы показали, что в Жуковке тротуары кривые?

В.Ч: Нет, что я потребовал наказать чиновников. А это их оскорбило. Цитирую фразу, в чем обвиняют: «Кто в ответе за кривые тротуары, где Чесалин в комментариях требует наказать чиновников за некачественные тротуары». А что тут плохого? Тротуары кривые, я требую наказать того, кто их принял, а меня за это в суд тянут.

С.Е: А кого вы требовали наказать?

В.Ч: Безымянно, я ни фамилий, ни должности не писал, ничего.

С.Е: Вы опубликовали блог, в своем блоге «Кто ответит за кривые тротуары?». Дальнейшие ваши действия? В прошлой программе вы рассказывали, что обращались и в соответствующие органы, и в прокуратуру. Здесь были обращения с вашей стороны?

В.Ч: Еще нет, я просто устал уже писать. Просто указываю, что есть объективная реальность. Просто писанина надоела. Все равно, эта же самая администрация говорит(а на воре и шапка горит), то есть я пишу: «Ответьте, кто виновен, что тротуары кривые», а потом администрация — что, она себя признает виновной что ли, я не понимаю? Если никого не называл, они сами на себя приняли. Которые продолжают нарушать федеральный закон о вывозе мусора, опять меня обвиняют. Есть федеральный закон, я сотый раз говорю, ГОСТ и СанПиН, и опять с меня требуют в судебном порядке доказать. Хотя я простой житель и имею право обращаться и к президенту, и ко всем с любыми просьбами.

А последней каплей было, что провел голосование в интернете о сокращении расходов на местную администрацию. У нас дошло до абсурда, на администрацию 25 миллионов в год уходит, а на дороги 4. Жители проголосовали за снижения расходов на администрацию, 95%. И это мне вменяли в вину, что я опрос должен был официально проводить, а не в социальных сетях.

С.Е: Я понимаю, что не один суд против вас или это все в рамках одного дела?

В.Ч: Это на один суд.

С.Е: Получается, что администрация сразу по некоторым вашим статьям, даже не только по кривым тротуарам…

В.Ч: По всем, по каждой статье к одному-двум словам придралась.

С.Е: Сегодня суд не состоялся, потому что никто из администрации не явился.

В.Ч: Закрыли дело. У них еще есть 10 дней для обжалования. Дело в том, что они не ожидали, что ко мне приедут юристы из Центра защиты прав СМИ, они решили при них такой процесс не начинать. По закону, этот процесс не должен судом был быть принят, потому что ответчик я, а заявителем может быть гражданское лицо. То есть если бы конкретную фамилию назвал, он бы мог на меня заявить, а я называю в общем. А в таких исках может только гражданин выступать, а не администрация.

С.Е: Можно это воспринимать как некую угрозу своего рода?

В.Ч: Юридический казус. Я думаю, это нарушение прав свободы слова, со мной согласились из организации защиты свободы СМИ. Такой процесс не может быть начат.

С.Е: А ваши ответные действия? Вы будете подавать в суд за то, что неправомерный иск был?

В.Ч: Я не хочу подавать в суд. У меня ни времени, ни денег нет на адвокатов. А они что боятся? Публичности. Если боятся, что у меня 130 читателей, и брянские, и областные СМИ меня цитируют, если вынести этот процесс, то для них большее наказание будет. Наказание глупости.

С.Е: Владимир, еще к вам вопрос, мы общались 14 декабря прошлого года, а с того момента что-нибудь изменилось? У вас были еще какие-нибудь публикации? Или какие-то старые дела?

В.Ч: Новое дело интересное, на 23 февраля Вечный огонь потух. Видимо, горелки не чистили у Вечного огня, и они забились грязью. Когда фотографируешь, огня не видно. Потом начали доказывать, что огонь где-то под землей. Но он должен быть виден, это же символ. На праздник армии при возложении венков не было видно огня, и фото, и видео выложили. И сразу нашлась куча свидетельств у администрации, что огонь горел, несмотря на фото и видео. Только вчера был произведен ремонт, он теперь действительно виден. Я ходил фотографировать, как вычищали горелки. До такого абсурда доходит — имеются фото и видео, сотни свидетелей стоят, а они все равно упираются, что он горел, а вы не видели просто, вы слепые типа.

С.Е: А кроме этого инцидента на 23 февраля, вы боролись за то, чтобы город лучше отчищался от мусора, по поводу дорог. Что-то изменилось с того времени?

В.Ч: Ничего. Только хуже становится, снег сходит и мусор появляется. Еще хуже стало. Только на меня пытались уголовное дело завести с целью, чтобы я не писал негативные факты о районе.

С.Е: Помимо того, что на вас подавали за клевету, еще было что-то?

В.Ч: Нет, в этом все написано. Там клеветы нет. Клевета — это когда «Иван Иванович нехороший человек, жулик и вор». Я просто негатив написал, а мне клевету предъявили. Я ни одного человека не называл, ни одну должность не называл. Писал про плохие дороги, невывоз мусора, фонари не горят. Кстати, про фонари, какие-то лампочки закупались, они через 1−2 месяца сгорают, и весь город в темноте. И деньги потрачены, и освещения нет. Это даже прокуратура признала. Прокуратура обратилась с иском в суд по поводу освещения улиц. Фактически становится еще хуже.

С.Е: Все-таки какое-то продвижение вперед есть? Прокурата обращается в суд уже.

В.Ч: А фонари все равно не горят. По мусору прокуратура в течение 5 лет обращалась, по установке мусорных контейнеров. И кончилось тем, что теперь участки точечной застройке в некоторых местах отдали, и ставить их уже просто негде. И ничем это дело не закончилось. Прокуратура мне предложила каждому дому отдельно собираться и в суд подавать, это нереально.

С.Е: То есть за два месяца не только лучше не стало, а стало еще хуже?

В.Ч: На меня уголовное дело сфабриковали, которое сегодня было закрыто. Еще какие-то новые фонари не горят, сейчас снег сойдет, и будут разбитые дороги. Еще хуже станет.

С.Е: Владимир, вы говорите, что уже перестали писать письма в различные инстанции, а как дальше? Одним видео не докажешь, это еще нужно, чтобы прокуратура это видео посмотрела и по его результатам инициировала проверку?

В.Ч: Помогает публикация в областных СМИ, там видео с аппарата губернатора смотрят, они потом бояться начинают. Обратка помогает больше, чем единичные жалобы. А если на федеральные СМИ выйти, было бы вообще замечательно. Тот же самый Вечный огонь потух на 23 февраля, это уже какое-то кощунство. Мало, что огонь потух, через час после митинга там цветы посыпались. Раньше почетный караул был под окнами администрации. Через час после прохода людей венки вверх тормашками валялись, и никому дела нет. Это кощунство, я считаю.

С.Е: Обычно у нас в России на 1 января много мусора. Как в Жуковке было?

В.Ч: Знаете, у нас это круглогодично. Мусорных контейнеров нет, у нас такое состояние круглогодично. Когда выпадает снег — меньше видно, когда снег сойдет — больше. Если нет контейнеров мусорных, не каждый человек может вынести в машину или в 6 утра, или до 5 вечера у нас во в дворах. Но кто-то до 6 работает, кто-то до 7, кто-то учится. Естественно, у них выхода нет, начинают перезагаживать дворы или кто-то вывозит на берег Десны, в лес. Сейчас в лесу будут тонны бытового мусора лежать. Экономя на контейнерах, они забивают мусором лес, а там убирать другие должны.

С. Е: В общем, ситуация не особо радостная. Владимир, вам стоит пожелать только удачи и надеяться, что ситуация будет исправляться. Спасибо, что нашли время и ответили на вопросы. До свидания.

На связи со студией радио СОЛЬ был Владимир Чесалин, блогер из города Жуковка Брянской области, который рассказывал о том, что, собственно, происходит в Брянске. Мы с Владимиром встречались в эфире в декабре прошлого года, тогда он рассказывал о себе, с чем он борется и так далее. По рассказам Владимира, ситуация особо не поменялась. Более того, на него подали в суд, впрочем, дело было успешно закрыто.

Мы продолжаем программу «Среда блогера» и поговорим со следующим гостем, а пока у нас есть небольшая пауза, я прочитаю новость. Весьма любопытное исследование, правда, не российских ученых, а может быть, и к счастью. Британские ученые вывели роль социальных сетей в сегодняшнее время. Как сообщает портал «Vladtime.ru», «Ученые из британского Института Сложных Систем провели анализ, в ходе которого установили всеобщую зависимость от социальных сетей на примере Twitter. Об этом они поведали на своей официальной странице. В ходе эксперимента было изучено более 500 миллионов публикаций в Twitter, жителей более пятидесяти районов по всему миру. Как оказалось, активность пользователей Twitter напоминает алгоритм работы сердечной системы. Так, с утра наблюдается повышенная интенсивность пользования всеобщей сетевой паутиной, такой же всплеск можно наблюдать и вечером, когда, как правило, люди приходят с работы. Однако вечерний индекс более размытый, так как путь домой у всех занимает разное количество времени». Вот такое небольшое исследование, вот такой забавный факт.

У нас на связи со студией радио СОЛЬ еще один герой, еще один блогер, но на этот раз из города Белгород, который тоже у нас был в эфире в ноябре прошлого года. Он был у нас в эфире в связи с тем, что находился в процессе решения конфликтов в суде. Это Сергей Лежнев из города Белгорода. Сергей, здравствуйте!

Сергей Лежнев: Здравствуйте!

С.Е: Напомню, что Сергей Лежнев оказался в суде и судился с Белгородским государственным университетом после своей публикации, не самой приятной. Он провел расследование, у него были показания студентов, которые говорили о том, что им начисляют повышенные стипендии, а деньги таким образом обналичивали, грубо говоря. Буквально на днях стало известно, что закончился суд, Белгородский университет против Сергея Лежнева. Итак, Сергей, расскажите, чем закончился суд и будет ли у этой истории продолжение?

С.Л: Суд закончился неявкой стороны истца, это БГТУ им. Шухова, они второй раз не явились в суд, и судья принял решение оставить иск без рассмотрения. Я считаю, этот шаг сделан специально, чтобы не явиться. Понимают, что в суде наша сторона полностью одержит победу, тем не менее, они иск не стали отзывать, а решили пойти таким процессуальным ходом. Мы настаивать не стали, потому что на сегодняшний момент я не уверен в справедливости, объективности и честности наших судов. От них можно ожидать что угодно, это решение меня не устраивает. Тем не менее, на сегодняшний момент проверка, которая уже длится 1.5 года, результаты пока не ясны и не видны. Мы с большим нетерпением ждем заключение, которые сделает следственное управление УВД города Белгорода и даст нам ответы на все поставленные вопросы. На последнее заседания являлся проректор БГТУ им. Шухова, он был вызван в качестве свидетеля, где он подтвердил подлинность аудиозаписи, сделанной студентами, где с них эти деньги вымогали, в прямом смысле этого слова. Он это прокомментировал и аргументировал тем, что была проведена внутри вуза проверка, факты эти подтвердились, более того, он подтвердил, что была комиссия с Министерством образования и науки, которая в середине 2015 года лишила вуз дополнительных выплат. На наш вопрос, почему лишили, ответили, что были выявлены нарушения. Более того, месяц назад Рособрнадзор лишил аккредитации филиал БГТУ им. Шухова в городе Губкин, Белорусской области, где тоже были выявлены многочисленные махинации. Это еще не конец, впереди предстоит борьба за правду и закон. Я надеюсь и хочу в это верить, что все-таки правоохранительные органы Белгородской области поставят окончательную точку в этом конфликте.

С.Е: Я так понимаю, что несмотря на то, что иск остался без движения, Белгородский университет все-таки будет обжаловать это решение или новый иск подавать?

С.Л: Насколько мне известно, нет. Они такой стратегией решили отойти, они должны понимать, что могут проиграть. Даже если и выиграют местный суд, то обжалование в вышестоящем суде, я уверен, что я его выиграл бы. Мы доказали, что эти факты были. Еще раз говорю, что в связи с тем, что у нас система переживает некий кризис, я не уверен, чтобы судья единолично принимала это решенье. Дело очень громкое, оно имеет очень серьезный общественный резонанс, за ним следили сотни человек, каждое судебное заседание посещало множество журналистов не только местных, но и федеральных. Лучше вот так пока, они приняли решение. Обжаловать нет смысла. Во-первых, я не понимаю, как бы суд устанавливал, было ли место фактам или нет, если идет проверка. Суд не имеет права устанавливать такие факты, достоверности или не достоверности. Поэтому на сегодняшний момент такая ситуация. Помимо этого я, безусловно, продолжаю свое журналистское и блогерское расследование, где выявляю постоянно новые и новые факты, в том числе и в госзакупках, в международных соглашениях с иностранцами, которые проходят обучение, поэтому все в процессе.

С.Е: Скажите, за то время, что мы с вами не общались, за эти три с половиной месяца были какие-то еще подобные случаи, как-то развивалась эта ситуация или эта история, которую вы рассказали в своем блоге, уже прекратилась, и больше таких фактов в университете нет?

С.Л: Да, этого больше нет. Все эти непонятные схемы прекращены. Более того, внутри вуза наказаны виновники, кроме ректора и проректоров, якобы они этого не знали. Еще раз говорю: то, что я описывал, и то, что я выявил, это некая малая доля, которая там существует. Безусловно, мы настаиваем на объективной проверке, и лучше всего, чтобы ее проводили не сотрудники региональной полиции, а непосредственно федеральной, которые проводили бы проверку. Вот обычный момент, где-то в октябре-ноябре несколько студентов написали заявление в РУВД по городу Белгород. На сегодняшний момент никто вызван не был, ни один из тех людей, которых указали в своих заявлениях, чтобы их допросили, в том числе и в качестве свидетелей, опрошены не были. Это говорит о том, что органы полиции не заинтересованы в данной проверке.

С.Е: Вы говорите, что виновные были наказаны. А кого в итоге наказали, если не руководство вуза? Кто в итоге понес ответственность?

С.Л: Мне неизвестны фамилии, это, как тот проректор говорил, вот дословно, что он говорил: «Выявлено лицо, чей голос подтвержден. Да, это его голос. Но на данный момент мы не можем его уволить по семейным обстоятельствам». Он сказал, что еще одна проверка, виновные были наказаны, но без фамилий и подробностей. Для меня как для общественника наказывать стрелочников — это не выход из этой ситуации. Есть люди, у них есть должностные обязанности, это ректор и проректоры, которые подписывали эти приказы и которые ответственны за все, что происходит внутри вуза. Я уверен, что это не инициатива преподавателей или заведующих кафедр. Это специально сделано руководством этого вуза.

С.Е: Здесь уже вопрос, как доказать, что специально или не специально, и руководством или не руководством. Тут еще нужно подумать.

С.Л: Безусловно, эта обязанность лежит на сотрудниках полиции, на сотрудниках Следственного комитета, которые обязаны это доказывать. Но данные приказы, по которым начислялись дополнительные стипендии, подписывались ректором и проректором. Там нет подписи преподавателей и завкафедрой. Есть руководитель Дома культуры, которому студенты отдавали по 1000 рублей за каждый концерт, а таких концертов было 10. Никаких концертов проведено не было, более того, я предоставил 100% доказательство, что все концерты, которые были внутри вуза, были бесплатны. Два концерта были платные, один стоил 80 рублей, второй 150 рублей, это КВН полуфинал. Все остальные были бесплатны.

С.Е: Сергей, за эти три месяца, что мы с вами не общались, какие-то еще новые истории у вас появились, которые вы рассказывали на страницах своего блога? Может, еще неприятные истории были? Вы же не только вузом занимаетесь.

С.Л: Абсолютно верно. Таких статей с ноября месяца появилась около 18. На которые нет общественного резонанса. Буквально сегодня я написал статью очень серьезную, очень больную, где жители выживают в бараке, где 6 квартир постройки 1958 года, барак был временным, и власть не хочет признавать барак аварийным. Я туда приехал, пообщался с людьми, выложил фотографии, все это описал, рассказал. Обратился через Facebook к министру ЖКХ Российской Федерации Михаилу Александровичу Меню. На что получил ответ, что ситуация взята на личный контроль. Так как я неоднократно сотрудничал с этим министерством, я уверен, что у нас получится, и этот барак признают аварийным, и люди по закону будут переселены. Помимо этого, у нас очень много трагедий. В больнице у нас умер ребенок. Сейчас мы тоже разбираемся с этой ситуацией. Его в больницу возили, где не оказывали должным образом медицинскую помощь, начиная с отсутствия лекарств заканчивая специалистами. В итоге ребенок скончался, я эту ситуация опубликовал у себя. СК возбудил уголовное дело, сейчас идет проверка.

С.Е: А этот суд с университетом вам дал какой-то опыт? Если дал, то какой? Может быть, вы сделали какие-то выводы для себя? Все-таки ваши интересы в суде представляли юристы Центра защиты прав СМИ, были какие-то вопросы к формулировкам, как я понимаю.

С.Л: Абсолютно верно, были вопросы, якобы я писал в утвердительной форме, в этом сторона истца настаивала. Им не нравится понятие серой схемы, не нравится понятие, что студентов заставляли. Понимаете, иначе написать очень сложно. Для меня это большой урок, я, безусловно, буду теперь подбирать правильные юридические слова, чтобы не затронуть деловую репутацию кого-либо. У нас, на самом деле, огромная пропасть между законами Российской Федерации и понятием журналистского расследования. Из-за этого трудно подбирать правильные слова, но я будут теперь стараться. Я очень рад, я очень горд тем, что на территории города Белгорода и области на фоне этого суда создалось некое гражданское общество, которое бросало все свои дела и бежало в суд. Все места в суде были забиты битком. Каждое судебное заседание. Людям было интересно, и они узнали правду. У кого были сомнения, они подходили в суде и говорили: «У нас были сомнения по тому или иному поводу», но когда человек является в суд и слышит показания свидетелей, аудиозаписи, он понимает, что эти факты имели место быть. Для меня это больше плюс, чем минус. Я готов нести ответственность, понимая, за что, но в нашей стране почему-то принято судить тех, кто о правде говорит, а не нарушает закон. Вот такая ситуация на сегодняшний момент.

С.Е: А вот этим судом — часто такое бывает, что, один раз подав в суд на человека, он испугается. У вас как с этим ситуация? Вас не испугало это?

С.Л: У меня с этим все нормально. Многие ожидали, что я угомонюсь, даже это добивались *** 30:15 что априори быть не может. Это было направлено на то, чтобы студенты, которые идут в суд давать показания, задумались, стоит ли им идти или нет. Я очень рад, что такие судейские решения не повлияли на гражданскую позицию этих людей, которая уже после первых вынесений списков, которые пришли сказать правду, с документами, подходили, рассказывали, за ними пошли следующие и следующие. На меня этот суд никак не повлиял, даже в процессе судебного разбирательства между мной и вузом я, безусловно, поднимал такие актуальные, больные вопросы, где тоже могли на меня подать в суд. Это моя гражданская позиция, я привык говорить с высоко поднятой головой. Коль у нас такие законы, я готов нести ответственность. Я хочу сделать так, чтобы данная проблемы была услышана теми людьми, которые компетентны вмешаться и сделать все в рамках закона, чтобы эти люди понесли ответственность.

С.Е: Сергей, спасибо больше, что нашли время и рассказали нам о своей истории. Спасибо, удачи вам в вашей деятельности. Будем надеяться, что больше до суда вы не дойдете с таким поводом. На связи со студией был Сергей Лежнев, блогер из города Белгорода, который в свое время выходил на связь со студией радио СОЛЬ и рассказывал историю о том, как он судился с Белгородским государственным техническим университетом. В итоге все закончилось для автора благополучно. Суд отменил иск, и Сергей может спокойно продолжать свою деятельность. Мы идем дальше.

На очереди у нас блогер из Кургана. Дело в том, что курганский блогер в середине февраля, блогер Андрей Вагин, уличил администрацию города в том, что они согласились на застройку территории городского сада вопреки пожеланиям экспертов и общественников. Андрея Вагина еще никогда не было в эфире, сегодня он дебютирует в эфирах радио СОЛЬ, до этого не общались. Узнаем, кто такой Андрей Вагин, как ему удалось уличить администрацию города в застройке городского сада, а также каким образом Андрей Вагин стал блогером и стал защищать интересы жителей, как и предыдущие гости в эфире. Как писал портал «URA.ru», цитата: «Ощущение такое, что прошлого года в принципе не было. Не было ни подписей против застройки, ни обсуждений, ни заявлений властей». Это возмущался сам общественник. Итак, курганский блогер Андрей Вагин на связи со студией радио СОЛЬ. Андрей, здравствуйте!

А.В: Добрый день!

С.Е: Андрей, расскажите, СМИ пишут, что вы уличили администрацию города в том, что они согласились на застройку территории городского сада вопреки пожеланиям экспертов, общественников, да и просто местных жителей. Что же там все-таки произошло у вас в Кургане, и почему эта история вызвала недовольство жителей?

А.В: Скажем так, что не совсем правильно СМИ трактовали мои слова, но администрация города была не совсем последовательна в своих делах и оценках. Буквально год назад они говорили, что в горсаду никакой застройки не должно быть, а на последних своих совещаниях они пришли к выводу, что все-таки строительство там возможно. Это принималось без учета заинтересованных сторон в формате общественности и экспертов.

С.Е: Можете рассказать, что такое городской сад? Когда власти задумались о том, что его нужно застраивать? Чем застраивать? И каким образом разворачивались события? Что говорят эксперты? Как и где это говорили? Что делали жители? В общем историю, как вы пришли к этому моменту?

А.В: История достаточно большая. Уже более 10 лет ходит вопрос о том, что необходимо реконструировать городской сад в формате озеленения и приведения его в порядок. Уже несколько лет есть арендаторы городского сада ООО «Курган — Парк», которое должно содержать городской сад. И оно предложило свой проект, который включает постройку двух кафе, административного здания, еще был спортивно-развлекательный комплекс. Необходимость в последнем отпала в прошлом месяце. Все-таки что необходимо построить два кафе, у них в планах остается. Пока точно не согласован этот вопрос, но это тот проект, на который согласились власти.

С.Е: Жители против того, чтобы даже кафе появлялись на этой территории?

А.В: Безусловно, первый городской сад Кургана не очень большой. Любая постройка уменьшает зеленую площадь городского сада кардинально и очень резко по нему бьет. Это можно построить в тех местах, где находится пустырь. Но вопрос не в том, что там можно строить, а в том, что там не проведено озеленение, которое могло сделать *** 36:26 зону в этом городском саду.

С.Е: Андрей, может быть, с точки зрения жителей и гостей города Кургана, которые приехали в городской сад погулять и отдохнуть, наверное, кафе было бы к месту. Чтобы можно было отдохнуть не только на природе, но и зайти чай попить, например, чуть-чуть погреться.

А.В: Дело еще в том, что вокруг самого сада находится около 10 точек общепита, найти место, где посидеть в кафе, можно, притом некоторые точки общепита находятся в непосредственной близости к городскому саду. И вопрос в целесообразности коммерческой, имеет ли смысл в уже конкурентную территорию включать еще 2 точки. Я еще раз говорю, если бы там был большой городской сад, несколько сотен гектар, имело бы смысл какое-нибудь определенное строение, в его центре или на окраине. А здесь до ближайшего кафе идти 2 минуты или меньше. Смысла не особо в этом вижу.

С.Е: В итоге, как пишет портал «URA.ru», что в апреле будет разрабатываться план реконструкции городского сада, и что арендатор мог уже весной приступить к работе по возведению кафе. Все-таки получается, что, несмотря на все эти чаянья, застройка будет. Ваши шаги дальнейшие? Что вы будете предпринимать дальше?

А.В: В любом случае, считаю, что решение данной ситуации неправильное. Изначально я и мои коллеги настаивали, что необходимо было составить общественное мнение людей и провести его через призму экспертов, которые могли показать доказательства с точки зрения того же ландшафтного дизайна, взять определенное техническое задание по разработке плана. Но в нашей ситуации разработку плана делают впопыхах. В любом случае, нужно бороться против того, чтобы какое-либо строительство происходило, и в первую очередь задавать вопросы именно целесообразности и адекватности таких решений. С точки зрения кафе, мы уже говорили, что есть общепит. С точки зрения административного здания — для чего оно. Еще одно слабое звено в этом формате — построенное здание на территории городского сада вокруг себя будет уделять место для подъезда машин и прочее. Это еще вырезка городского сада. Это здание будет в чьей-то собственности, это будет уже не городская территория. Это больше всего возмущает и волнует.

С.Е: В принципе, чтобы понимать, в Кургане много зеленых зон? Есть еще такие территории, как городской сад, где есть какие-нибудь островки зелени и деревьев?

А.В: По своей структуре городской сад — нетривиальная вещь, у нас в России их не так много осталось. Очень многие из них приняли формат центрального парка культуры и отдыха. У нас есть центральный парк культуры и отдыха, где есть развлечения и аттракционы. Городской сад — как раз такое, скажем так, озерко зелени рядом с большой заасфальтированной площадью, которое как раз входит в архитектурный ансамбль, дополняет его. Любое урезание зелени совсем не хорошо. Скверы у нас тоже имеются, но множество общественных таких городских пространств, они находятся в запущенном состоянии. И городской сад не хотелось бы превращать в такое подобие и урезать его территорию. Все равно с годами его становится все меньше и меньше. Зелени становится не так много, как хотелось бы.

С.Е: Андрей, с этой историей все понятно. В связи с тем, что вы у нас первый раз в эфире, хотелось бы узнать больше о вас. Эта борьба за городской сад, за его расширение и озеленение, недопущение застройки, это не единственный ваш общественный проект как активиста, как блогера? Можете коротко рассказать, о ваши успехах. Какие истории подобные ведете? Может быть, раньше вели? Просто, чтобы представиться нашем радиослушателям, чтобы знали, кто такой Андрей Вагин.

А.В: Я вообще исхожу из того, что это позиция гражданина и горожанина. По поводу активной позиции, по поводу проектов — много лет занимаюсь подобными вещами и в большей степени занимаюсь проектами в интернете по работе с молодежью. Создаем различные интернет-проекты и акции, которые могут как-то менять город к лучшему. Один наш проект, который делали с моим очень хорошим знакомым, это культурное наследие города Курган. Это некая интернет-база, которая содержит в себе фотографии старые и новые, карту объектов культурного наследия нашего города. Такой проект, который рассказывает горожанам о том городе, который был и который сейчас есть, что от него осталось и что необходимо сохранить. Другой проект — это достопримечательности Курганской области. Это проект, который рассказывает жителям нашей области о тех памятных мест, которые существуют в нашей области. Многие жители, особенно молодежь, мало об этом знают. В основном, мое направление — это просветительский формат, стараться какую-то информацию из сухой перевести на более понятную человеку и тем более молодежи. Мы вообще считаем, что очень сложно что-то любить, если ничего об этом не знать.

С.Е: Помимо просвещения, если брать территорию городского сада, ваши коллеги из других городов очень часто просто не ограничиваются написанием текстов, не ограничиваются тем, что делают ролики какие-то, а еще взаимодействуют с органами власти. Зачастую это взаимодействие оборачивается судами. У вас были какие-то подобные истории? Вы за пределы интернета выходили в компетентные, в правоохранительные органы? Может быть, на вас подавали в суд? Может быть, вы подавали в суд? Или вы все-таки мирный общественник?

А.В: Я сторонник диалога, хотя в суд на меня подавали. Мы отправляли некоторые сообщения в прокуратуру и прочие моменты делали. У нас есть проект «Мой Курган», проверка городских территорий, где мы поднимаем мнения жителей и отправляем информацию в другие органы власти, чтобы эти вопросы разбирались. Именно по благоустройству города, по улучшению. Такие истории были, но моя позиция, что в любом случае нужно разговаривать. Если выходить с какой-то позиции, которая не предусматривает диалог, то ничего не выйдет. Каких-то серьезных столкновений с властью у меня не было, хотя были и суды.

С.Е: Какие суды? Вот предыдущий наш гость рассказывал в эфире, что у него недавно закончился суд. Белгородский государственный университет подал на блогера в суд за то, что он обвинял их в серых схемах выплат стипендий студентам.

А.В: В свое время у меня был суд с бывшим мэром города Курган по поводу одной публикации, которая у меня размещена на блоге. Дело шло около года. В итоге закончилось в мою пользу. Я еще, к сожалению, могу сказать, что коллеги-блогеры многую информацию подают и не проверяют, да и подают достаточно однобоко. К сожалению, даже смотря, какие публикации они делают, видишь фактические ошибки, которые могут попасть под судебный формат. Это есть черта у многих блогеров. В погоне за сенсацией они не рассматривают дело со всех сторон.

С.Е: У вас такого не было? Или вы сейчас на своем опыте набили шишки?

А.В: Я набил себе шишки, и прежде чем говорить или цепляться за сенсационный момент, необходимо изучить его хорошо. Взвесить все за и против сторон. Надо не только озвучить одну позицию, нужно озвучивать позицию другой стороны. Во многих моментах господа блогеры забывают. Однобокое мнение бывает искаженным и противоречит даже истине. Последнее время я бы не сказал, что у меня были проблемы с местной властью, с другими организациями. В основном, если мои замечания есть, они соответствуют истине, и судиться со мной, наверно, бессмысленно.

С.Е: Сейчас я смотрю, у вас на странице «ВКонтакте», последняя запись, закрепленная. Совместно с Курганским областным общественным благотворительным фондом «По охране охотничьих животных „САПСАН“» запустили новый проект. Я так понимаю, что это виртуальная карта охотничьих угодий Курганской области. Чуть-чуть поподброней об этом, насколько мне известно, что подобных проектов в регионах нет. Как вам пришла эта идея? Откуда она взялась?

А.В: Эта идея достаточно долгая. Все началось с немножко другого формата, с озер Курганской области, для рыбаков проект. К сожалению, департамент эту идею не поддержал. А сложных проектов тогда у меня не было сил продвигать. У государства и у муниципалитетов, федеральных субъектов есть куча полезной информации, которая может пригодиться и простым жителям, и охотникам. Они подаются в формате ужасных открытых данных, которые невозможно использовать, или в формате документов .pdf, которые невозможно читать. Мы с коллегами из фонда «САПСАН» решили сделать проект, который помогал бы охотникам ориентироваться в охотничьих угодьях, находить информацию, какие услуги представляют те или иные угодья. Стараться идти в этом проекте от мнения охотников. Это формат проекта, который информационно помогает определенной категории людей.

С.Е: Это некое удобное переосмысление того, что есть. В данном виде — систематизация.

А.В: Я много лет работаю с такими данными и вижу, что очень мало информации используется по прямому назначению. Необходимы определенные приложения или проекты, которые могли эту информацию превращать в полезную информацию. Часть проектов, которые мы делаем, — это возможность донести людям информацию, что вокруг них происходит.

С.Е: Андрей, расскажите, как вам вообще пришла идея стать общественником и блогером? Это же не просто так?

А.В: Конечно, нет, я с детства был в общественных организациях. У нас раньше была «Лига учащихся», занимался вожатством. В какой-то определенный момент времени я просто понял, что есть возможность какую-то свою позицию озвучить в интернете и находить единомышленников. А много лет назад у нас была интернет-премия курганская, по поводу активности в Сети, сайтов, блогеров. Когда я увидел, что в номинацию блогеров выдвинуты заместитель губернатора и кто-то еще, стало немножко смешно. У меня собственный блог, и я тоже в эту номинацию подался. В итоге первый раз стал победителем. И с тех пор ко мне прикрепилось прозвище «блогер», хотя я, на самом деле, больше занимаюсь интернет-проектами. Я озвучиваю свое мнение как гражданин.

С.Е: И завершающий вопрос. Некие дальнейшие планы расскажете? Какие еще проекты есть в разработке? Чем еще хотите помочь жителям Кургана и области?

А.В: Весной мы будем переосмыслять проект, который мы делали несколько лет назад с моим коллегой Артемом Вардамяном, мы делали карту доступности города Кургана. Это именно возможность жителям, где какие территории пригодны для прохождения колясочникам, инвалидам на костылях и вообще маломобильным группам. Этот проект был два года не актуален, но в этом году появился партнер, который готов за него взяться с волонтерами. Это ближайший проект за который будем браться и доводить до ума. А так, проектов очень много. Последнее время стараюсь, чтобы в них у меня был партнер, который тоже заинтересован, чтобы все не висело на мне. Я думаю, чем больше таких людей будет, тем больше я смогу поделиться опытом, чтобы помочь этим людям для реализации самостоятельных проектов.

С.Е: У вас же есть семья и ребенок. Как ваша семья относится к вашим делам?

А.В: Семья относится положительно, потому что зажигательные смеси я в стены не бросаю, говорю честно и прямо, да и с обысками пока не приходят. Часть проектов были направленны и на детство. Это и детские лагеря отдыха. Семейные проекты определенные. Моя общественная жизнь не заканчивается на социальных проектах, связанных с городом Курган, но и на семейные ценности. Я думаю, что все достаточно гармонично.

С.Е: Посмотрев ваш Instagram, у вас довольно много фотографий памятников, малоизвестных жителям Кургана, или просто любопытные фигуры. Например, артефакт на дороге Мостовское — Мокроусово. Это тоже личное увлечение — фотографирование подобных памятников — или это общественный проект?

А.В: Многие мои увлечения переросли в общественные проекты. Может быть, когда-нибудь это все соберется в карту неизвестных артефактов. Мне кажется, это правильно — не проходить мимо объектов, которые содержат культурную ценность или историческую, может, просто интересных, и напоминать жителям нашего города. Это просто увлечение, которое никогда не будет проектом, но в чем-то будет помогать. Бывают люди, которые с других городов, которые раньше жили в нашем городе, с удовольствием смотрят эти вещи и вспоминают. Это больше любительский формат.

С.Е: Андрей, спасибо большое, что нашли время, рассказали о себе, о своих проектах. Удачи вам и исполнения творческих планов! До свидания!

А.В: До свидания!

С.Е: На связи со студией радио СОЛЬ был общественник и блогер из города Кургана, который рассказывал о своих проектах, как делает их, как выполняет. Как он стал блогером, как стал общественником. Хотя блогером он себя не считает. Собственно, Андрей Вагин рассказал, как он стал героем СМИ, как уличил, как, в частности, пишет портал «URA.ru», администрацию города Кургана, что они согласились на застройку городского сада. Посмотрим, как будут развиваться события, может быть, Андрей снова появится у нас в эфире и расскажет о своих новых достижениях на общественной деятельности.

Такие герои были в сегодняшней программе, блогеры с активной жизненной позицией. Это была программа «Среда блогера». У микрофона был Сергей Егоров. Услышимся в рамках эфира. Всем пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments