Новости Карелии: смена губернатора, суд по делу о трагедии на Сямозере и мнение чиновника о коррупции

Новости региона словами местных журналистов.
Эксперт: Роман Баландин — редактор отдела новостей интернет-газеты «Столица на Онего»

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко. Это программа «РегиON-line» на радио СОЛЬ. И сегодня мы поговорим о новостях Карелии. В частности поговорим о смене губернатора, о суде по делу о трагедии на Сямозере и узнаем мнение чиновника о коррупции. И, если останется время, захватим несколько новостей. И сегодняшним моим собеседником будет Роман Баландин, редактор отдела новостей интернет-газеты «Столица на Онего». Пока мы связываемся с Романом, буквально вкратце расскажу о том, что происходит в Карелии, в Петрозаводске. По поводу губернатора. Там сменился губернатор. Точнее появился и.о. губернатора. И многие политологи высказывают различные предположения о его деятельности. Как он будет работать на политической площадке, где есть очень серьезные шахматисты. Сравнивают все это с шахматной игрой. И врио губернатора нужно будет делать определенные осторожные шахматные шаги. Но об этом более подробно мы поговорим, как я уже говорил, с Романом Баландиным редактор отдела новостей интернет-газеты «Столица на Онего». Роман, добрый день!

Роман Баландин: Добрый день, Игорь!

И.К.: Роман, по поводу смены губернатора в вашем регионе. Как отреагировали политологи Республики Карелия? Что общественность ожидает от и.о. губернатора? Как его сравнивают с предыдущим губернатором? И какие шаги были сделаны и.о. на данном посту?

Р.Б.: Пока все высказывания носят осторожный характер. Это и понятно. Парфенчиков был назначен врио губернатора только 15 февраля. И за две недели вряд ли он какие-то громкие заявления успел сделать или что-то предпринять. Пока он по большей части знакомится. Но при этом даже Валентина Матвиенко, сказала, что это хорошо, что назначенным руководителем республики является человек, который здесь родился. долгое время работал. Он был прокурором Петрозаводска, занимал еще какие-то посты. А с другой стороны, политологи отмечают что, для того чтобы получить более менее положительный отзыв от населения, чтобы заработать себе какую-то положительную репутацию, Парфенчикову необходимо решить несколько важных вопросов.

И.К.: Например?

Р.Б.: Если мы возьмем Петрозаводск, где живет половина избирателей республики, то здесь есть такая история с пристройкой к жилому дому. Она называется «Невский пассаж». И уже вынесено окончатальное решение Верховного Суда о том, что ее нужно снести, так как она построена бизнесменами незаконно. И вот про эту пристройку уже, если я не ошибаюсь, тяжба шла почти семь лет, в прошлом году вынесено решение, ее до сих пор не могут снести. При этом Артур Олегович Парфенчиков занимал пост главного судебного пристава России. И его ведомство вроде бы как должно было исполнять это решение. Но там возникли такие юридические моменты, которые не позволяют сейчас приставам снести. И дело уходит на повторное рассмотрение, но уже со стороны приставов, которые просят суд изменить несколько решений, потому что они не могут их исполнить. В силу изменившегося законодательства и других причин. Вот Петрозаводск сейчас будет смотреть, как себя поведет Парфенчиков с этой пристройкой «Невский пассаж». При этом пожилые жители, ветераны этого дома в свое время, памятные медали в честь победы в Великой Отечественной Войне публично вернули прежнему главе республики Александру Худилайнену. Так как он не может их защитить и исполнить решение.

И.К.: Получается, с этим пассажем история длится довольно-таки давно. И Парфенчиков должен был ее решить когда не был и.о. губернатора? И опять к этой истории возвращается.

Р.Б.: Да. Потому что жители этого дома обратились к нему как к руководителю республики. До этого они обращались к нему как к руководителю Службы судебных приставов России. Вторая проблема — это «Сунские боры». Это сунские партизаны, которые сидят в кондопожском районе и не дают фирме, которая намерена там разработать карьер, вырубать лес. Они это аргументируют тем, что это единственная лесная территория, где они собирают грибы, ягоды и прочее. И просят это не трогать. Они разбили там палаточный городок. Эта тяжба идет давно, вылилась на федеральный уровень. Длится уже почти год. Здесь Парфенчиков высказался в том ключе, что проблема действительно у бизнеса. Ведь нужно и бизнес защищать, это какие-то инвестиции, и какие-то рабочие места при разработке карьера. Но при этом он упомянул, что стоит прислушиваться к мнению общественности. Потому что на слушаниях, где присутствовали жители этого населенного пункта, они высказались против карьера. И говорит, что тут надо думать, как ее решать. Потому что нет смысла выгонять бизнес, который совершенно легально получил лицензию на разработку карьера. Но и ущемлять права жителей, местного населения, в основном это пенсионеры, тоже он не считает допустимым.

И.К.: То есть в таком положении, как между молотом и наковальней. И очень осторожен в высказываниях, в действиях, дабы не навлечь на себя праведный гнев общественности, и с другой стороны, никаким образом не поругаться с представителями бизнеса и местными элитами?

Р.Б.: Правильно, да. Причем все эти заявления он успел сделать в последние две недели, общаясь и с журналистами во время пресс-конференции, и проведя несколько заседаний в правительстве Карелии. Ему в наследство достались довольно-таки громкие проблемы, которые выросли в СМИ и среди общественности в серьезные, нерешенные скандальные ситуации. Не удивительно, что сейчас часть каких-нибудь оппозиционных СМИ, оппозиционных власти, будет следить за каждым шагом Парфенчикова, что он предпримет, и что он по тому или иному поводу сделает. Исходя из его шагов будут формироваться и отношения и со средствами массовой информации, и с общественностью, что они на это скажут. Поэтому сейчас на месте Парфенчикова не стоит делать особо громких заявлений, хотя он уже упомянул в интервью ИА ТАСС в Сочи о том, что некоторые ситуации требуют решения с помощью правоохранительных органов. При этом он не уточнил, что это за ситуации, проблемы, где нужно будет инициировать проверки и именно с помощью силовиков.

И.К.: То есть проблем очень много, и сейчас каждый шаг, каждое решение будет взвешиваться, обдумываться. И только после этого будут предприниматься какие-то конкретные действия, и раздача различного рода заданий в ту или иную структуру, по поводу решения этих скандальных моментов, о которых вы говорили и ряда других проблем, которые накопились в регионе.

Р.Б.: Да. Возможно так и будет. К тому же, так как ранее Парфенчиков ранее занимал пост прокурора Петрозаводска, наверняка сохранились связи с силовыми структурами хорошие. И поэтому не удивительно будет, как он говорит, знает как вмешаться в ту или иную ситуацию. Другое дело — Карелия, прославился громкими уголовными делами с бизнес элитами, с политическими элитами, которые всегда неоднозначно воспринимаются. На сколько там большее криминал, или больше политика. И будут ли новые уголовные скандалы, пока не известно.

И.К.: Хорошо. Будем следить за тем, какие действия будет предпринимать Артур Парфенчиков. Какие решения принимать, и как они будут исполняться, самое главное. Переходя к следующей теме нашего разговора. Вы упомянулю о громких судебных делах. Но правда бизнеса и политических элит. Это скандал связанный с трагедией на Сямозеро в республике Карелия. недавно состоялся суд. И суд установил первого обвиняемого по делу о гибели детей. Что было на суде? Что говорили? Какое было высказано мнение? Есть предварительные результаты? Обвинения? Что будет с фельдшером, которая принесла звонок от детей во время трагедии, она подумала, что это дети балуют, звоня в службу спасения.

Р.Б.: На самом деле, это первое заседание по делу фельдшера. Ее обвиняют в халатности, приведшей к гибели двух и более человек. Еще в прошлом году, после этой страшной истории, когда 14 детей утонули на Сямозере. Тогда правоохранительные органы ходатайствовали об аресте вообще всех. Всех, кто был подозреваемый, всех хотели арестовать, в том числе и Щербакову. Но суд счел, что она не скрывается от следствия, и, тем более, не сможет повлиять на свидетелей, на ход следствия, на других фигурантов.

И.К.: Оказать давление?

Р.Б.: Да! Это совершенно глупо думать, что она окажет давление, сельский фельдшер, куда она скроется, у нее есть семья, дети. Когда начались первые гипотезы, что произошло, глава МЧС Карелии согласился, что система РСЧС, система 112, которую сейчас внедряют в регионах России, она как-то не так сработала. Почему звонок получила фельдшер? Почему именно ей он поступил, а не в подразделение ГИМС? Которые смогли бы оперативно отреагировать. Почему не в какую-нибудь другую структуру МЧС? В пожарно-спасательную службу или еще куда-нибудь? Это во-первых. Во-вторых, действительно, сама Щербакова утверждает, что часто бывают такие звонки, дети балуются, подростки. Возможно она так и отреагировала. Но с другой стороны, есть мнение того же министерства. Летом министр здравоохранения Карелии Ерванд Хидишян, он говорил, что фельдшер должна была…

И.К.: Отреагировать на звонок.

Р.Б.: Она должна была проверить достоверна или недостоверна. И как минимум, она должна была сообщить спасателям, что поступил такой-то звонок. Что дети кричат «Мы тонем!». Я не знаю, шутка или не шутка, но нужно проверить. Сямозеро довольно-таки большой водоем. Кто его знает? Там несколько турбаз.

И.К.: Там еще истории с разными турбазами в вашем регионе связаны. Там где-то рядом находится еще одна база отдыха. На которую периодически приезжают чиновники, представители бизнеса. И детей от туда, бывает, выгоняют. Не дают им разместиться. Борьба за землю. Но это совсем другая история. По поводу гибели детей, я напомню радиослушателям, что трагедия на Сямозере произошла приблизительно в 16:30 по московскому времени 18 июня 2016 года. Группа, состоящая из 47 детей и нескольких инструкторов, сплавлялась на лодках по озеру и попала в шторм. И свыше 10 детей тогда погибли. Очень много было подозреваемых: инструкторов, молодых ребят, тоже задерживали, потом, на сколько я знаю, оправдательные приговоры были. Их отпустили, и ребята выпали из информационного поля.

Р.Б.: Не совсем так с ребятами.

И.К.: А что с ними происходит?

Р.Б.: Один инструктор, 19-летний Валерий Круподерщиков. Возможно, в отношении его будет уголовное дело и будет суд. Его единственного, кого пытались тоже арестовать, но суд счел, что нет никакой необходимости содержать его под стражей. И его выпустили. Но в отношении его есть дело, он проходит одним из фигурантов. И вскоре, насколько я понимаю, он предстанет перед судом. Он практически выпускник колледжа. Педагогического. И вполне возможно, что защита диплома совпадет с рассмотрением уголовного дела в суде.

И.К.: Почему пал выбор именно на этого парня? Тогда общественность говорила, что ребята не виноваты. Наоборот, пытались всем помочь, пытались всех спасти и указывали на очевидные ошибки именно руководителей этой туристической базы, когда их отправляли.

Р.Б.: Да-да. И Ирина Решетникова, и Вадим Виноградов находятся под стражей. Через какое-то время уголовные дела в отношении них тоже будут переданы в суд. А Круподерщиков, насколько я помню, был одним из немногих совершеннолетних. И не понятно, почему уголовное дело в отношении его запустили в производство. Хотя он пытался спасти. Но в этой ситуации нужно дождаться суда и посмотреть, что именно следственные органы, а вслед за ними и прокуратура, что они будут говорить. Это тоже будет довольно-таки резонансный процесс. Но как так, обвинять молодого парня, которого инструктором назначили. Он не сам туда пошел. Он был назначен от колледжа проходить практику. Его отправили, он не мог не подчиниться.

И.К.: Практика. Педагогическая практика это часть образовательного процесса в любом педагогическом колледже, университете, училище. Всегда студентов, не только выпускников, отправляют на практику. В дальнейшем они находят в этих местах свою будущую работу.

Р.Б.: Возможно мы услышим педагогов, которые отправляли студентов в этот парк-отель «Сямозеро», где были выявлены множественные нарушения. Почему, например, были решения Роспотребнадзора, представления прокуратуры. И при этом студентов отправляли в лагерь, где постоянно что-то нарушается. Возможно услышим и педагогов, по крайней мере, насколько я знаю, никто из них ответственности за случившееся не понес и каких-либо внятных комментариев в СМИ не давал.

И.К.: Роман, как реагирует широкая общественность республики на данный момент? Обратно идет возврат к этой теме, к трагедии на Сямозеро. Что говорят жители, как реагирую? Что пишут?

Р.Б.: Если мы посмотрим на ситуацию с комментариями в социальных сетях, в электронных СМИ, то большинство жителей считает, что та же Щербакова, это такой, извиняюсь за выражение, «козел отпущения». Который должен ответить за страшную трагедию. Более того, те же комментаторы в интернет пространстве недоумевают, почему выговорами отделались, например, замглавы республики Валентина Улич, которая курировала социальную сферу в Карелии тем летом. Министр здравоохранения Ерванд Хидишян. Потому что по линии их ведомства, по моему, проходили эти путевки, которые департамент в Москве покупал. Почему крупные чиновники, за исключением бывшего руководителя Роспотребнадзора Ильи Коваленко, который под домашним арестом находится, отделались выговором.

И.К.: Скажем так, все задаются вопросом, почему простые граждане идут на скамью подсудимых, а люди, которые отвечали за организацию детского отдыха в данном лагере, руководители департаментов и министерств остаются не наказанными. И даже по велению совести не пишут заявления об уходе в отставку.

Р.Б.: Совершенно верно. При этом все понимают почему сидит под стражей директор лагеря и ее заместитель. Но, при этом, инструктор студент находится под следствием, и фельдшер, которая находится в процессе судебного делопроизводства.

И.К.: Роман, мне кажется, что здесь есть небольшая параллель к следующей теме, о которой я хотел с вами поговорить. По поводу суда и трагедии на Сямозеро — будем следить за развитием событий. На портале Московского Комсомольца выходил материал со ссылкой омбудсмена Шарапова, который сделал вывод: «сегодня главной проблемой в Карелии является дефицит доверия, разрыв между обществом и властью». И заголовок «Мнение чиновника: Карелия заражена вирусом коррупции». Собственно говоря, здесь можно сделать предположение или предварительный вывод по поводу трагедии, что некие коррупционные схемы по поводу путевок, размещения детей на отдых, имели место быть. Как обстановка в регионе складывается с коррупцией? Какая сфера в регионе наиболее коррумпирована? Образование, здравоохранение, отношение бизнеса и власти? Отношения общественности и власти? Когда человек идет к чиновнику за подписанием документов. Что происходит? И какие попытки предпринимаются чиновниками, которые занимают места, ведомства которых должны заниматься борьбой с коррупцией?

Р.Б.: Это выступление Шарапова, нашего омбудсмена, было опубликовано на его сайте. И, я думаю, оно в первую очередь касается тех громких коррупционных скандалов, которые которые преследуют республику практически уже многие годы. И во время руководства республикой Александра Худилайнена их стало слишком много в какой-то момент времени. Мало того, что бывший глава Карелии Андрей Нелидов, который в свое время был назначен руководителем музея-заповедника Кижи, федерального музея, он был задержан за коррупцию. Сейчас он арестован. И буквально в пятницу продолжится судебное заседание по его делу. Там крупные взятки ему инкриминируются. В ближайшем окружении Худилайнена процветает коррупция. Был арестован один из членов правительства Карелии, сейчас уже бывший руководитель контрольного комитета, Виталий Галкин. Его комитет контролировал в том числе реализацию спиртосодержащей продукции на территории региона. По версии следствия он получил не менее пяти взяток, связанных с тем, как будет распределяться спиртосодержащая продукция. Управление капитального строительства: брали взятки за лоббирование интересов некоторых строительных фирм. Скандал связанный с расселением аварийного фонда. Все знают, что Карелия один из самых отстающих регионов по расселению из ветхого фонда. Во-первых, мы отстали по графику, во-вторых, многие фирмы не достроили жилье. Те фирмы, которые взялись достраивать дальше, после того как выговор Путиным был дан нашему губернатору, в феврале прошлого года.

И.К.: Бывшему губернатору.

Р.Б.: Да. Они построили такое жилье, что в интернете и в СМИ появилось несколько материалов, что жители не могут жить в этих новых домах. Плесень, сырость. Невозможно в них жить. Это начинается новый скандал. Появился такой термин «новое аварийное жилье». Частые заявления прежнего губернатора, они не выливались ни в какие решения и дела. Было много слов. Сначала он защищал чиновников, потом от них отказывался. Поэтому Шарапов и говорит о том, что между обществом и властью возникает такая серьезная пропасть недоверия. Что, кстати, тоже предстоит преодолевать новому губернатору. Он сейчас врио, предстоят еще сентябрьские выборы. Между тем, новому руководителю республики нужно будет решать как-то и этот вопрос. Если народ будет видеть несоответствие между тем, что сказано и тем, что сделано, то будет расти процент недоверия.

И.К.: Роман, можно ли отнести слова Артура Парфенчикова по поводу решения ряда моментов с помощью силовых структур, в том числе и к коррупционной составляющей? Большой коррупции, которая засела во многих сферах в вашем регионе.

Р.Б.: Думаю да. Парфенчиков наверняка ознакомился с докладом уполномоченного по правам человека Александра Шарапова, это раз. Во-вторых, он наверняка видит, какая большая проблема возникает не только с расселение из аварийного фонда, но и с новыми домами. Которые строятся и не соответствуют никаким нормам. И в них невозможно жить. Более того, еще не такие громкие, но время от времени ОНФ выясняет, что Минздрав закупает оборудование какое-то для региональных учреждений по завышенным ценам. Возможно там еще что-то будет. В образовании пока не знаю, что нас ждет. Кроме того, что в Петрозаводске год от года вспыхивают скандалы с очередями в первые классы. Родители никак не могут записать своих детей. Это связано с тем, что есть какие-то более менее привилегированные учреждения, в которые хотят родители записать своих детей. Туда огромные очереди, туда, наверняка, какой-то конкурс.

И.К.: Как раз говоря о скандалах в образовании. Плавно перейдем к следующей теме. «Скандальная история из Петрозаводска прогремела на всю страну». В утренних «Новостях» на «Первом канале» рассказали о методах зачисления в школы в столице Карелии. Я так понимаю, что мать одного из детей подала в суд на то, что их не зачислили в первый класс. Что это за история? Что это за скандал, которой получил большой федеральный и общественный резонанс?

Р.Б.: Вообще эта бомба взорвалась буквально вчера. Информация появилась на сайте городского суда Петрозаводска, где было сказано следующее, что на такое-то число назначено рассмотрение дела, иск жительницы Карельской столицы к школе № 48. И она описывает такую ситуацию в исковом заявлении, что пытаясь записать свою дочку в первый класс школы № 48, ее не пустили, так как там стояли сотрудники частного охранного предприятия, которых наняла какая-то активная группа родителей тоже будущих первоклашек. Они создали себе группу в соц сетях и там записывались. Те, кто не записался, должны были идти последними. Как сейчас выясняется, многие родители пишут, что эта ситуация уже не первый год. И уже не раз родители прибегают к помощи сотрудников частных охранных предприятий. Которые делают, не знаю, в суде узнаем точнее, своеобразный коридор и пускают только тех, кто записался и идет по спискам. Потом они уходят, и могут остальные записаться. Все понимают, что это нарушение конституционных прав, но проблема с распределением первоклассников по школам Петрозаводска вылилась в такой скандал. Видимо, это происходило и раньше, судя по сообщением родителей. Но только сейчас кто-то из них решился обратиться в суд, в прокуратуру. И сейчас начнется разбирательство. И возможно, это станет прецедентом, и мы увидим появление еще каких-нибудь заявлений.

И.К.: Накипело. Нашелся один человек, который не стал все это спускать на тормозах, пошел, написал заявление. И теперь будет большое разбирательство, и дадут правовую оценку действия администрация школ, куда вот так вот по спискам пускали, и возможно по шапке получит министерство или отдел образования Петрозаводска.

Р.Б.: Управление образования — это мэрия и Министерство образования. Мы посмотрим на суде, что там выяснится. Но проблема очередей в школы не пропадает, в первый класс особенно. Родители занимаю очереди с вечера, с ночи. Бывали случаи, когда в бочках жгли костры, чтобы согреться, дежурили, сменяли друг друга. И это только для того, чтобы записать ребенка в первый класс.

И.К.: Не хватает физически зданий? Детей много, а классы переполнены?

Р.Б.: Нет. Есть ряд школ.

И.К.: Куда хотят попасть все?

Р.Б.: Да. Где-то педагогический состав лучше, где-то набор предметов, где-то специализированные школы. Совершенно точно, что таких очередей нет в школах на окраинах, в отдаленных районах Петрозаводска. А школы в центре города — это практически всегда очереди.

И.К.: Роман, тем не менее, время нашей программы подошло к концу. Очень быстро полетели полчаса нашего эфира. Я вас благодарю, что у вас получилось пообщаться с нами и более подробно рассказать о новостях республики Карелия и Петрозаводск. Спасибо вам!

Р.Б.: Пожалуйста!

И.К.: До свидания! Уважаемые радиослушатели, я напомню, что на прямой связи со студией был Роман Баландин, редактор отдела новостей интернет-газеты «Столица на Онего». И сегодня мы обсуждали новости Карелии. У микрофона был Игорь Киценко. Это была программа «РегиON-line» на радио СОЛЬ. До новых встреч в эфире. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments