Мусор, огонь и экология: чем обернется строительство мусоросжигательных заводов в регионах

Эксперты-экологи утверждают — строительство мусоросжигательных заводов нанесет не только прямой экологический вред, но и вред здоровью человека.
Эксперты: Мухачев Сергей — руководитель Казанского отделения общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз»; Андрей Пешков — заслуженный эколог РФ;
Татьяна Нагорская — руководитель экологической ассоциации «РазДельный сбор», г. С.-Петербург

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения». У микрофона Александра Хворостова. Сегодняшняя тема программы «Угол зрения» следующая: буквально на прошлой неделе на информационном агентстве «Провэд» опубликовали новость о том, что в России мусоросжигание пытаются объявить полезным для окружающей среды: «В России к 2023 году должны появиться пять новых мусоросжигательных заводов: четыре в Подмосковье и один в Татарстане. С точки зрения премьера Дмитрия Медведева сжигание отходов будет „способствовать улучшению экологической ситуации в крупных городах“». Так ли это на самом деле, попытаемся сейчас разобраться в рамках программы. Прежде всего, мы дозвонились руководителю Казанского отделения общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз» Мухачеву Сергею Германовичу. Сергей Германович, здравствуйте!

Сергей Мухачев: Добрый день!

А.Х: Как бы вы отнеслись к этой инициативе и как вы уже относитесь к этой инициативе построить мусоросжигательные заводы, один из которых предполагается построить в Татарстане уже к 2023 году?

С.М: Инициатива эта, мне кажется, несколько неверная с точки зрения ожиданий в экологическом плане, поскольку сортировка мусора у нас не налажена. Такие заводы будут экологически безопасны только в том случае, если будет сжигаться часть отходов, которые не содержат хлора, тяжелых металлов и других вредных включений. А у нас сортировка отходов и их анализ показывает, что существующая ситуация такова, что только где-то 20% выделяется различных полезных компонентов из отходов, остальное все предполагается сжигать. Это вызывает определенные опасение жителей, ученых, которые занимаются этой проблемой. Такова ситуация. Мне представляется, что и в Подмосковье, наверное, не лучше сейчас с раздельным сбором и сортировкой отходов. Сжигание будет безопасно, если наладить раздельный сбор отходов, потому что сам по себе механизм фракционирования не даст нужного разделения. Всегда будут попадаться посторонние предметы, ненужная часть отходов будет попадать в мусоросжигательный завод.

А.Х: Сергей Германович, как вам кажется, к 2023 году, может быть, в России введут раздельный сбор мусора? Насколько эта перспектива реальна?

С.М.: Эта перспектива реальна, во всем же мире это реализуется. Нужны соответствующие правила и все. Перспектива реальна, и какая-то часть отходов может сжигаться, но для этого не нужно строить предприятие такой мощности, которое планируется. Нужно просчитать, сколько будет отходов, которые можно безопасно сжечь, это первое. Второе — нужно посмотреть какие деньги потребуются на переработку тех компонентов, которые сжиганию не поддаются или не должны сжигаться по экологическим соображениям. Мне кажется, что в финансовом отношении этот проект должен быть пересмотрен, как в отношении количеств отходов, которые безопасно могут сжигаться, как и в отношении необходимости вложений в раздельный сбор мусора и переработку других компонентов, которые сжиганию не должны быть подвернуты.

А.Х: Вы говорите, что на Западе действительно есть опыт раздельного сбора мусора. Что же препятствует нам в России повсеместно раздельно собирать мусор? В некоторых дворах есть раздельный сбор мусора, но это же не повсеместно абсолютно.

С.М: Это не повсеместно, и, как мне кажется, наша власть не верит в уровень культуры нашего населения, может быть, небезосновательно. Видят выход в том, чтобы эти отходы сжигать, поскольку там количество диоксинов, которые будут образовываться, могут быть уменьшены за счет рабочих систем фильтрации и так далее. Но у населения возникают другие опасения, что эти фильтры не будут меняться, что системы поглощения, которые предполагают поставить на таких заводах, очень дороги, и при любом нарушении технологии эти диоксины будут лететь в воздух. Это и является камнем преткновения, почему население против такого сжигания или требует убрать эти заводы как можно дальше от города.

А.Х: Если такие заводы поставят вдалеке от города, насколько такое положение дел может способствовать экологической ситуации? В лучшую или худшую сторону?

С.М: Экологической ситуации в городе, может быть, это и будет способствовать. Смотря как роза ветров направлена, и как это все далеко расположено. Но в определенных районах сельской местности будут загрязнены в итоге диоксинами родники. Потому что все это дождь вымывает, попадает в почву, выходит в грунтовые воды. А диоксины стойкие, десятки лет сохраняются без разрушения.

А.Х: Получается, где бы мы ни построили такой завод, он в любом случае будет неблагоприятно сказываться для экологической ситуации?

С.М: Если в нем будут сжигаться неотсортированные отходы.

А.Х: Прежде всего, нужно наладить раздельный сбор?

С.М: Да. Прежде всего, нужно наладить раздельный сбор мусора, посмотреть, какой объем отходов может быть безопасно сожжен в этих предприятиях, и пересчитать мощность предприятий под реальный объем отходов, которые безвредно можно сжигать.

А.Х: Насколько такой подход действительно нужен России? Сейчас по состоянию того, что не построены мусоросжигательные заводы, мы знаем, как перерабатывается мусор. Эта экологическая ситуация сейчас приносит больший вред экологии или наименьший?

С.М: Понимаете, дело в том, что на самом деле свалки все равно горят. Химические процессы, которые вызывают определенные виды микроорганизмов, нагревают мусор, который спрессован, и вызывают образование большого количества вредных веществ, которые также просачиваются и в воду, и с дымом летят в воздух. У нас многие родники уже диоксином загрязнены из-за того, что свалка работает. Власть обеспокоена, естественно, это нужно решать. Естественно, мусоросжигательный завод при соответствующей сортировке мусора и при установке соответствующих фильтров, уловителей вредных компонентов из газов сгорания, естественно, он будет давать меньшее загрязнение, чем нынешние свалки. Все равно, мне кажется, что создавать такие заводы в расчете на то, что там 70−80% несортированного мусора будет сжигаться, это не правильно. Уменьшим при этом подходе уровень загрязнения окружающей среды против существующего, но кардинально эту проблему все равно не решим. Все равно нам придется возвращаться к этой проблеме снова и снова и платить дважды. Зачем нам платить дважды? Лучше сразу заложить соответствующие технологии раздельного сбора, переработки и сжигания того, что может быть безопасно сожжено.

А.Х: Чтобы кардинально поменять положение вещей в стране, каким образом надо действовать именно на правительственном уровне? Понятное дело, что диалог с экологами, какие-то новые фильтры, что еще необходимо сделать?

С.М: Здесь самое главное — это организационное решение на местах. Как собирать мусор, какую систему раздельного сбора организовать. Мировой опыт есть, надо взять лучшие образцы.

А.Х: Каким образом в Татарстане налажена эта система? На каком уровне сейчас?

С.М: Нет. В Татарстане раздельный сбор мусора не налажен. То, что собирается частично, это капля в море против того, что выбрасывается на свалки. Ситуация со свалками очень напряженная по всей стране. Власти хотели бы решить дело таким путем, чтобы существенно уменьшить общее загрязнение среды. Но я говорю, что такой подход не исправит ситуацию. Это частичное решение проблемы в ближайшей перспективе, но потом все равно придется организовывать раздельный сбор мусора. Лучше постараться и сделать это один раз для всей страны. Чтобы это все прошло, прежде всего, нужна мощная пропагандистская кампания, поддержанная правительством, направленная на население. Телевидение способно внушить любую идею. Надо прямо в школах запускать, чтобы дети были заинтересованы. Как вот на Западе: если кто-то выкинул мусор не в тот контейнер, а это увидели дети, они сразу пожалуются в полицию, этого человека просто подвергнут штрафу. Надо такую систему создавать, чтобы прямо со школы народ воспитывался, чтобы телевидение постоянно работало. Пропаганду включить на это, а не на всякую ерунду, а на общие проблемы. Эта проблема уже общенациональная. Мне представляется, чтобы ввели систему раздельного сбора мусора, прежде всего, нужно переломить сознание населения.

А.Х: А возможно переломить это сознание в принципе?

С.М: Возможно. Большевики доказали, что это возможно, а их противники снова доказали, что это возможно. Я думаю, что эта проблема куда проще. По своей идее, по своей общей полезности эта идея достаточно простая, чтобы она была воспринята подавляющим числом населения. Тем более что еще постоянно идут какие-то примеры из-за рубежа, как это все сделано. Правда, это видит не все население, а тот, кто хочет.

А.Х: Здесь главное желание, а желания в наших жителях до сих пор нет.

С.М: У части жителей и сейчас есть желание, но куда этот мусор отнести? Контейнеров-то нет. Поэтому надо параллельно делать все, и мы решим эту проблему в стране, не такая уж она тяжелая, чтобы ее нельзя было решить.

А.Х: В принципе, эта проблема решаемая?

С.М: Конечно, решаемая.

А.Х: Огромное вам спасибо, Сергей Германович, за то, что вы прокомментировали нам. Всего доброго, до свидания!

С.М: До свидания!

А.Х: Напомню нашим радиослушателям, что с нами на связи был руководитель Казанского отделения общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз» Мухачев Сергей Германович. И по его словам, прежде всего, надо наладить раздельный сбор мусора, что, естественно, способствует лучшей переработке того же самого мусора, а прежде всего, нужна мощная пропагандистская кампания об этом самом раздельном мусоре. Если мы сжигать будем, фильтры менять не будут, естественно, в воздух будет выходить много вредных веществ. Прежде всего, экологи относятся к такой природоохранной инициативе правительства с ужасом, потому как в воздух выделятся огромное количество вредных веществ. О том, что может быть, когда такие яды, как диоксин, это яд, вырабатывающийся при сжигании поливинилхлорида, мы поговорим сейчас с одним из противников данной инициативы построить мусоросжигательные заводы. Напомню, что к 2023 году должны появиться 5 мусоросжигательных заводов, 4 в Подмосковье и 1 в Татарстане. С точки зрения премьера Дмитрия Медведева, «сжигание отходов будет способствовать улучшению экологической ситуации в крупных городах». Так ли это на самом деле, пытаемся разобраться в нашей программе. У нас на связи Андрей Сергеевич Пешков, заслуженный эколог РФ. Здравствуйте, Андрей Сергеевич!

Андрей Пешков: Здравствуйте, добрый день!

А.Х: Вы как эколог расскажите нам, пожалуйста, чем вредны мусоросжигательные заводы? Почему экологи против инициативы постройки заводов? Я абсолютнейший дилетант в этом деле — если сожгут, то хорошо, не будет на земле этого мусора.

А.П.: Вы не против, пока не живете рядом. Пока вас и ваших близких не коснулись последствия работы мусоросжигающих заводов. На самом деле, вред очевиден от мусоросжигания. Это одна из самых плохих технологий с точки зрения охраны окружающей среды и негативного воздействия. Если уж говорить про наших руководителей государства, Путин Владимир Владимирович, он же на открытой линии четко сказал: «Заканчивайте закапывать и сжигать. Начинайте извлекать из ценных вторичных ресурсов то сырье, которое необходимо для возврата в хозяйственный оборот». Это хозяйственный подход. А те, кто не сильно понимают в этом, считают, что это здорово. Должны все понимать, что существует масса технологий, которые ушли вперед по сравнению с сжиганием. Сжигание — это после закапывания одна из худших технология.

А.Х: Что же может стоять камнем преткновения перед таким способом переработки мусора?

А.П.: Да никаких камней преткновения нет. Во-первых, мусоросжигание — достаточно дорогое удовольствие. Дорогое оно в плане того, что выбрасывается довольно много вредных, трудно улавливаемых токсичных веществ, таких, как диоксины всем известные и прочий ряд. Улавливать это гораздо дороже, чем сжигать. Зачем делать такие заводы, которые производят вредные, токсичные для природы, для здоровья человека выбросы? Есть более дешевые, производящие продукцию и не выбрасывающие вредных выбросов.

А.Х: Если так все просто, почему не переходим на такой метод переработки?

А.П: Объясняю. Есть лобби, которое продавливает в Россию не первое десятилетие устаревшие технологии, которое покупает людей, принимающих решения. Это обычная практика во всем мире, а для нашей страны, для Советского Союза, период прекращения Советского Союза и перехода в различные другие формации, включая в Российскую Федерацию, это обычная практика. Покупались люди, принимающие решения, и протаскивались невыгодные для нас решения. Это ни для кого не секрет. С моей точки зрения, с точки зрения специалистов, энергетиков, которые на уровне специалистов ассоциации потребителей электроэнергии, которым совершенно очевидно, что это невыгодная схема. У нас нет такого количества электроэнергии, востребованного для таких заводов. Поэтому это продавливание устаревших технологий и очень дорогостоящих, с учетом того, что это повысит коммунальные платежи для населения и повысит стоимость электроэнергии для потребителей. Со всех сторон это плохо. И с экономической, и с экологической. Альтернатива очень простая, у нас есть технологии, такие, как газификация, такие, как пиролиз. Хочешь — тебе производители буржуйские, хочешь — тебе отечественные. Это в разы дешевле и точно на порядки безопаснее. Почему этим нельзя заняться? Почему нельзя выбрать технологии вместо того, чтобы идти на поводу у продавливающих корпораций, которые хотят из бюджета получить деньги и с населения содрать потом? Это мне непонятно, почему правительство поддерживает старые технологии.

А.Х: Остановить возможно это? Ведь очевидно, что экологическая ситуация на грани будет в таком случае.

А.П: Во-первых, долго-долго устраивало власть на уровне регионов, ведомств. Их устраивала полукриминальная ситуация с закапыванием отходов, это перекладывание расходов по ликвидации накапливаемого экологического ущерба на плечи и карманы будущего поколения, наших детей, внуков и правнуков. Сейчас мы уже сталкиваемся с тем, что содрали с населения денег, закопали за достаточно серьезный тариф отходы в землю, они стали разлагаться, гореть, течь в виде фильтрации, отравлять грунтовые воды. Те фирмы и жулики, которые этим занимались, сбежали с деньгами. А рекультивировать и ликвидировать этот ущерб приходится из федеральных целевых программ, за средства того же населения, которое уже платило один раз за то, чтобы удалить отходы. На сегодняшний момент мы в идиотской ситуации, когда мы два раза должны платить одной и той же группе товарищей, которые наживаются на отходах. Мне кажется, что нужно прекращать это безобразие.

А.Х: В реалиях современной России возможно ли это прекращение?

А.П: У нас есть пример Московской области, где принято политическое решение, во-первых, закрывать устаревшие полигоны, они практически все без выполнения отечественных санитарных норм и правил сделаны и эксплуатируются. Сделана территориальная схема, пусть она не совершенна, но она есть, в которой как норма заложено, что сортировать входящие отходы не менее чем в половину. То, что отсортировывается, идет на переработку как вторичное сырье, не поступает в окружающую среду как загрязнитель, приносит доход населению, потому что создает рабочие места и позволяет эти ресурсы использовать как переработанную товарную продукцию. Это плюс. Тут мы идем по тому, что век назад с иронией отметил товарищ Менделеев, когда он сказал: «Топить нефтью — все равно, что сжигать ассигнации». Отходы — это примерно то же самое, то же самое сырье. Поэтому очень просто — можно перерабатывать с производством товарной продукции пластика, нефтепродуктов, причем любых, как газообразных, так и жидких, это можно делать компосты, органические удобрения, инертные материалы, которые используются в строительстве дорог, в рекультивации тех же полигонов. Широчайший спектр применения этих закапываемых отходов.

А.Х.: Возникает вопрос, почему этого не происходит в России?

А.П.: Потому что выгоднее воровать, а не вкладывать и перерабатывать. Воруют тариф, который бабушки платят. Еще хочется получить из бюджета, чтобы дорогостоящие и грязные мусоросжигающие заводы построить. По-моему, логика здесь привычная. Сейчас украдем, а потом хоть трава не расти.

А.Х: Возможно ли остановить лобби? Возможно ли, что Россия встанет на нормальные пути?

А.П: Возможно. Я вас уверяю, люди остановят эти мусоросжигательные заводы, как это произошло в Москве. Собянин — достаточно чувствительный к настроению населения политик, он заявлял открыто и неоднократно, что «в Москве мусоросжигания мы не допустим». Сейчас посмотрим, как политические заявление будут выполняться на практике.

А.Х: Но Москва — это передовой центр нашей родины.

А.П: Москва — это город, в котором 4 мусоросжигающих завода построенны недавно Лужковым. Прямо скажем, что они не работают, как планировалось, а все потому же. Деньги на строительство, которые были выделены из бюджета, были потрачены. И сейчас, допустим, австрийский завод с австрийским менеджером, который не работает, его спрашиваешь: «Как вы себя чувствуете, когда ваш завод не работает?», он отвечает: «Отлично, нам компенсируют то, что мы не работаем из бюджета города». Здорово, правда? Он не работает, а бюджет ему платит.

А.Х: Андрей Сергеевич, до вас мы общались с Мухачевым Сергеем, руководителем Казанского отделения общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз», он сказал, что надо наладить раздельный сбор мусора. Насколько, по-вашему, раздельный сбор мусора и сдвиги в умах нашего населения, что это важно и нужно, поможет экологической ситуации?

А.П: Вы знаете, один литературный персонаж, широко известный, кричал Паниковскому: «Паниковский, бросьте гуся и не делайте из еды культа». Не надо делать из какой-то технологии культ. Если есть раздельный сбор, и он идет, это хорошо, как в Мытищах, например. А вот в Пущино раздельный сбор не пошел, исходя из социально-психологических особенностей нашего населения. Я вас уверяю, раздельный сбор у нас не пойдет так, как у организованных немцев и австрийцев.

А.Х: Почему?

А.П: Во-первых, у нас менталитет другой. Во-вторых, нет экономической базы для этого. Создавать экономическую базу через коленку, когда есть технологии, которые позволяют сортировать автоматически в организованном порядке несортированный мусор, — это смысл утрачивается. Раздельный мусор — это неплохо, но это не панацея. Я вам скажу, что в Австрии от раздельного мусора уже отказываются, в Швеции тоже отказываются. Были совещания в торгово-промышленной палате в прошлом году. Ко мне австрийцы подошли и сказали: «Вы были правы, что раздельный мусор на данном этапе технологического развития себя исчерпал». Гораздо больше из мусора извлекается полезных фракций, когда идет автоматическая или полуавтоматическая сортировка приходящего несортированного мусора. Вот у нас несортированный идет, никто же не плачет, сортировки ставят и начинают извлекать оттуда утильные фракции. И тот, и другой путь вполне сочетаем.

А.Х: Все нам говорят, что батарейки отдельно надо выбрасывать.

А.П: Я вам сразу скажу, что не относится к раздельному сбору, а относится к сбору опасных. Это ртутные лампы, газоразрядные лампы, батарейки или элементы питания. Их по-любому нужно складывать отдельно. У меня дети в доме поставили банку из-под воды и туда складывают батарейки. Но я не называю это раздельным мусором. Это просто мы токсичные элементы убираем из того мусора, который идет на переработку. Будь то термическая переработка, пиролиз, газификация, сжигание. Они там не нужны, как элементы того, что поступает на термическую обработку.

А.Х: А эти токсичные элементы, они каким-то образом могут быть переработаны?

А.П: Обязательно, все может быть переработано. У нас должно закрепиться в мозгах, что у нас нет отходов в чистом виде. Если на данном этапе жизненного цикла или производства что-то является отходом, значит, в это же время эти отходы являются сырьем для другого технологического цикла. Та же органика, которая образуется в виде отходов, картофельные очистки, арбузные корки — это тоже сырье, это органика. Из этой органики можно сделать и компосты, и растительные грунты, и даже нефтепродукты.

А.Х: Об этом хорошо знают те, кто занимается дачными усадьбами всевозможными, делая какие-то ямы с пищевыми отходами. Все-таки, если не панацея раздельный сбор, если ментальность наша не позволит нам, что нужно сейчас делать именно на правительственном уровне, чтобы исправить ситуацию и как-то стабилизировать экологическую ситуацию?

А.П: Сейчас уже много сделано. Есть 458 федеральный закон, к которому подзаконные акты худо-бедно выпускаются, и он постепенно вводится в действие, а это значит, и сортировка отходов предусмотрена, захоронения уменьшаются, отдается предпочтение технологиям переработки отходов. Экономическая база для такого технологического сдвига есть. Она создана законодательно, ее нужно только применить. Здесь меня лично сильно огорчает неправильная позиция органов власти, которые идут на поводу у лоббирующих старые технологии мусоросжигания, которые не являются экологически перспективными, вызовут совершенно определенно ненужную социальную напряженность и создадут экономические трудности, которых можно избежать, в области обращения с отходами, потому что это дорогостоящее мероприятие. Это приводит к удорожанию электроэнергии и стоимости удаления отходов у населения. Правительству нужно вести себя не так, как левая нога захочет, близкий круг посоветует, а исходить из мнений экспертного сообщества, которое в этом деле разбирается. Тогда, я думаю, будет консенсус между чаяниями населения и действиями органов власти.

А.Х: На региональном уровне это возможно?

А.П: Конечно, если толковый губернатор, и он не будет смотреть, что там говорят начальники, и он будет руководствоваться здравым смыслом и экономической целесообразностью, то у него будет успех.

А.Х: А кто из региональных управленцев сейчас руководствуется здравым смыслом?

А.П: Я не хочу забегать вперед, мы сейчас как раз анализируем. Первого января определенный этап наступил. С первого сентября должны были быть утверждены все территориальные схемы обращения с отходами, которые в большинстве случаев сляпали и утвердили, но многие регионы сделали обоснованные и толковые территориальные схемы обращения с отходами. Сейчас специалисты занимаются анализом, все-таки 8 регионов — это немаленькая работа и сложные территориальные схемы, по ним очень много будет претензий у населения. Сейчас будут играть конкурс у региональных операторов, которые будут этим заниматься. Такую прослойку законодательную сделали. Это непросто и небыстрый процесс, поэтому президент до 2019 года рекомендовал сдвинуть введение в действие технологических комплексов, которые обеспечат выполнение заложенных в территориальных схемах систем управления отходами. Мы же не только про коммунальные отходы говорим, в территориальные схемы заложены и промышленные отходы, и сельскохозяйственные, медицинские, которые выпали из нормативного регулирования.

А.Х: А есть ли такие регионы, которым действительно трудно было бы с решением этой проблемы до 2019 года?

А.П: Промышленные регионы, крупные регионы, в которых есть города-миллионники. В первую очередь, Московская область очень сложная, Ленинградская область, Новосибирск. Можно перечислить миллионники, и в ближайших окрестностях каждого миллионника это проблема. В большей или меньшей степени, но это все равно не простой вопрос, его решение в каждом случае индивидуально. Не везде так просто, как может показаться.

А.Х: А можно ли обнадежить наших радиослушателей, что поменяется ситуация?

А.П: Так я и обнадеживаю. Законодательно решили, экономическая база создана. Основа создана, теперь переработкой отходов заниматься становится выгоднее, и я понимаю, что оживление пошло. Люди стали интересоваться, инвесторы стали вкладывать ресурсы, чтобы технологии и оборудование закупать и ставить для переработки отходов. Это становится нормальной отраслью. Не уголовной и криминальной, а нормальной промышленной отраслью по переработке отходов, как коммунальных, так и промышленных. Это хорошо. Я вижу, что в ближайшие 5 лет мы увидим существенные сдвиги в позитив.

А.Х: И выйдем из тени в этой области?

А.П: Уже начинаем выходить. По Московской области, могу сказать, что уже начинаем выходить.

А.Х: Андрей Сергеевич, большое вам спасибо, что смогли побеседовать с нами в прямом эфире. Всего доброго, до свидания!

А.П: До свидания!

А.Х: Напомню нашим радиослушателям, что с нами на прямой связи был заслуженный эколог РФ, Андрей Сергеевич Пешков. Говорим мы вот на какой вопрос: «В России мусоросжигание пытаются объявить полезным для окружающей среды, так ли это?». С точки зрения Дмитрия Медведева, сжигание отходов будет способствовать улучшению экологической ситуации в крупных городах, поэтому к 2023 году должны появиться 5 новых мусоросжигающих заводов, 4 в Подмосковье и 1 в Татарстане. Естественно, к кому нам обращаться, как не к экологам. Вот с ними мы и разговариваем, разбираемся в этой ситуации, и прежде чем вывести следующего эксперта, скажу, что общественно-экологическая организация «РазДельный Сбор», «ЭКА» и «Гринпис России» объединили свои усилия и создали целый альянс против сжигания за переработку отходов. Об этом они свои мысли выложили в целый меморандум против сжигания и за переработку отходов. Сейчас мы поговорим с руководителем общественной организации «Раздельный Сбор» Татьяной Нагорской. Татьяна, здравствуйте!

Татьяна Нагорская: Здравствуйте!

А.Х: Прежде всего, давайте поговорим о том самом раздельном сборе. По опыту Санкт-Петербурга и Центрального федерального округа, насколько налажена работа раздельного сбора мусора у нас?

Т.Н: К сожалению, на данном этапе развития раздельный сбор отходов находится в зачаточной стадии, а вводить его как обязательный, это отдано на откуп регионам. Сейчас каждый регион самостоятельно решает, сделать ли ему раздельный сбор как обязательный. К сожалению, до сих пор это не сделано для всех как обязательное требование. Хотя это единственная возможность сократить количество захоронений отходов и прекратить разговоры о мусоросжигании. Разумеется, только раздельный сбор и переработка могут нас спасти от того количества отходов, которое образуется у населения. Сейчас крайне мало населения участвует в разделении отходов, просто потому что нет возможностей. По опросам, более 60% россиян готовы уже сейчас сортировать отходы и сдавать их в переработку, если у них появится такая возможность.

А.Х: По сути, уже все готовы, но куда отдавать, куда складывать, никто не знает?

Т.Н: У вас, например, во дворе стоят какие-то емкости, накопители, контейнеры.

А.Х: У меня да, а в соседнем дворе нет.

Т.Н: Вам повезло, таких дворов в России не так много пока, к сожалению. Задача властей — как раз сделать так, чтобы эта система развивалась, тогда у нас количество отходов, которые мы будем вынуждены свозить на полигоны, значительно сократится.

А.Х: Татьяна, вы совместно с «ЭКА» и «Гринпис России» создали целый меморандум. Можно основные мысли меморандума озвучить?

Т.Н: Да, конечно. Меморандум закрепляет основные тезисы, которые мы считаем правильными или развенчиваем как неправильные. В первую очередь, это иерархия в обращении с отходами, которая закреплена 89 федеральным законом. На самом деле, мусоросжигание является наименее приоритетным способом обращения с отходами. До того момента, как будут приняты программы по внедрению всеобщего раздельного сбора, стимулирования переработки фракции твердых коммунальных отходов, таких, как пластик, макулатура, стекло и так далее, глупо вообще задумываться, чтобы развивать мусоросжигающие мощности. И это является прямым нарушением законодательства. Это первый тезис, который мы разъясняем жителям и всем остальным. Сжигание отходов не может являться их утилизацией, это подмена понятий, и очень часто неправильные термины используются, и вводится население в заблуждение. Никакой переработки в энергию в законодательстве нет. Переработка — это когда один материал превращается в тот же самый. Вы, например, макулатуру перерабатываете и получаете опять бумагу. Если вы макулатуру сожгли, то это не переработка, это невозврат в производственный цикл. Нужно понимать, что материал таким образом, на который потратили уже какие-то ресурсы, они прошли первичную обработку, например, пластик. Вы из нефти или газа получили пластик, и если вы их не превратите в процессе переработки опять в пластик, это не переработка. Такие моменты важные постарались отобразить в нашем меморандуме. Энергия от мусоросжигания не может являться возобновляемой, потому что в мусоре содержатся вещества, которые не имею возобновляемые источники ресурсов, например, нефть и газ. Если вы сожгли пластики, глупо думать, что они у вас будут образовываться бесконечно. Это не возобновляемый ресурс. Это энергетика не зеленая. В России большой профицит мощностей. Более 20% лишней энергии у нас образуется. Ссылаясь на то, что будет энергия вырабатываться из этих мусоросжигательных заводов, это не совсем честно и правильно, энергии у нас и так достаточно, и развивать нужно другие отрасли. Другие отрасли настоящих возобновляемых источников энергии, которыми являются природные вещи, такие, как солнце, вода и так далее. Мы их отразили в этом меморандуме, чтобы люди понимали, что этот путь тупиковый. Эти инвестиции, которые вкладывают в мусоросжигательные технологии, на самом деле, очень крупные и рассчитанные на то, чтобы проект существовал несколько десятилетий. Представьте себе, как бы через 30 лет у нас могла развиться переработка, а мы все это время будем кормить заводы этим количеством коммунальных отходов, которые мы производим. Я уже не говорю, что эти заводы вовсе не полезные для здоровья населения, они производят опасные вещества. Об этом уже очень много говорилось, я думаю, что про это все знают, что это опасная технология, а про то, что это глупая, дорогая и бессмысленная с точки зрения развития циклической экономики технология, к сожалению, это не все понимают. Именно на этих моментах мы и остановились в своем меморандуме.

А.Х: Этот меморандум, он направлен кому?

Т.Н: Этот меморандум направлен для того, чтобы простые люди могли его почесть и какие-то организации, которые могут присоединиться к нам или действовать на этой платформе, чтобы разъяснять жителям и населению, что единственный путь спастись от этого количества отходов, это пересмотреть к ним свое отношение. Если вы хотите избавиться от отходов, то это неправильный путь. Нужно рассматривать отходы как источник вторичного сырья, нужно обязательно сокращать образование отходов, нужно работать над этим направлением, нужно развивать раздельный сбор и переработку, и только тогда будет успех. Если вы сейчас понастроите мусоросжигательные заводы, это не решение проблемы. Это уход от проблемы. Это консервация проблемы, усугубление на долгие годы вперед.

А.Х: Ваше экологическое движение «РазДельный Сбор» как долго существует? И за время своего существования к каким итогам вы пришли и чем можно гордиться на сегодняшний день?

Т.Н: Наше экологическое движение существует более 5 лет. Визитной карточкой нашего движения являются акции, которые мы проводим по приему вторсырья у населения и передачи его на переработку. Люди нам приносят свое вторсырье, и мы гарантируем им, что оно пойдет именно в переработку, а не будет выброшено. Мы это делаем каждый месяц, в течение 5 лет, нам доверяет население, власти и переработчики, с которыми мы сотрудничаем и пытаемся их развивать, знакомить друг с другом, показывать, что переработка существует, что мощности не загружены в России. Эта отрасль требует внимания, она требует вливания финансов, она очень нуждается, чтобы на нее обратили внимание, потому что это единственный правильный путь. Нашим главным достижением является то, что про раздельный сбор отходов задумались власти, переработчики обращаются лицом к вторсырью именно от населения, как фракциями твердокоммунальных отходов. К сожалению, не так быстро все это происходит, но происходит, и успехи есть. Население значительно больше стало знать об этом. Пока что в России не рассматривается сбор органических отходов, что представляют из себя пищевые отходы, что у вас в мусорном ведре составляет до 30%, это самая проблемная фракция, с ней пока никто особо не работает, а самая проблемная вещь. Именно от нее образуется антисанитария, именно она и пахнет, именно она и портит вторичное сырье. Эта фракция могла бы послужить источником качественного компоста или могла бы быть превращена в газ метан, который был бы достаточно качественным. И тем самым избавились бы не только от проблемы, но и принесли бы пользу. В это сторону не начато и движения, к сожалению. Хотя эта одна из главных повесток дня в европейском сообществе, они уже пришли к пониманию того, что внимание к органической фракции дает очень большой эффект, потому что при захоронении на полигонах именно эта фракция становится источником парникового газа метана, который неконтролируемо выпускается в атмосферу и приводит к глобальному потеплению. Собирая ее раздельно, сразу можете решить очень много проблем, но про это никто не говорит, у наших руководителей, правительства и чиновников это не на повестке дня.

А.Х: Так вы говорите, что аж заслушалась. Единственное, что у меня вопрос, как перевернуть мышление населения? В крупных городах более-менее налажен раздельный сбор, и есть, куда сдать этот сбор. Что же делать людям, у которых вообще нет варианта, кроме как все в одну урну скинуть?

Т.Н: Во-первых, каждый из нас должен задуматься о том, что он покупает. Все мы можем снизить количество отходов, которые производим. На самом деле, в принципе трех Р — Reduce, Reuse, Recycle на первом месте стоит сокращение отходов, если мы посмотрим, насколько и чего мы производим, мы можем всегда поработать и сократить количество наших отходов. Это первое, к чему я всегда призываю. Нужно смотреть на то, что вы покупаете, что используете. От действий каждого человека зависит состояние окружающей среды. Если нет никаких других возможностей, то везде можно хотя бы макулатуру сдавать в переработку, объединиться с единомышленниками, с какими-то офисами, организациями и так далее. Может быть, накопить партию побольше и направить в переработку. Проще всего начать с макулатуры. Еще очень важно собирать опасные отходы, которые образуются дома, это батарейки, энергосберегающие лампы требуют особого внимания, какие-то просроченные лекарства, чтобы они не попали в грунтовые воды, в почву и так далее, это очень опасные вещи. Если у вас есть возможность хотя бы раз в год сдать батарейки в правильное место, лучше их накопить за это время и передать для правильной утилизации. Лучше пользоваться по принципу уменьшения количества, пользоваться аккумуляторами, а не одноразовыми батарейками. Такие маленькие шажки приводят к большим последствиям потом. Постепенно все делается и сознание людей тоже меняется. Многие люди готовы задуматься и включить это в свою сознательную жизнь. Эта проблема общая, если каждый не будет об этом думать и внимательно относиться, то ничего не сдвинется. Могу сказать по нашему опыту, нашего движения, население очень отзывчиво, если населению дать какие-то возможности, дополнительно разъяснить, то вы представить себе не можете, насколько большой отклик. Наше население ничуть не хуже, чем в других странах, или когда сравнивают с европейским населением, то совершено нет никакой разницы, люди у нас ничуть не хуже и очень отзывчивые. И они понимают, что если от них что-то зависит, то они в состоянии это сделать, и они с большим энтузиазмом включаются в это.

А.Х.: То есть надежда есть на то, что все-таки мы повернем ситуацию экологической обстановки в России?

Т.Н.: Конечно.

А.Х.: Огромное вам спасибо за то, что вы пообщались с нами в прямом эфире.

Напомню нашим радиослушателям, что с нами на связи была Татьяна Нагорская, руководитель экологической ассоциации «РазДельный сбор», г. С.-Петербург. Это была программа «Угол зрения», в которой мы пытались ответить на вопрос, действительно ли в России мусоросжигающие заводы, которые должны построиться к 2023 году в Подмосковье и Татарстане, помогут с экологической обстановкой. Можно сказать, что все эксперты сводятся к одной мысли, что развитие мусоросжигания на территории РФ абсолютно недопустимо и никаким образом оно не является экологичным. У микрофона была Александра Хворостова. Услышимся!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments