ITunes

Чудо экологии: Путин очистил воздух в Красноярске?

Красноярцы расходятся во мнениях о том, стал ли чище воздух во время визита Путина. Но согласны с тем, ситуацию с экологией нужно менять кардинальным образом.
Эксперты: Денис Стяжкин — блогер (г. Красноярск); Роман Романов — блогер (г. Красноярск); Александр Колотов — директор красноярской экологической организации «Плотина».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Сегодня мы поговорим на такую тему: «Чудо экологии: Путин очистил воздух в Красноярске?». Местные СМИ публикую фотографии, что экологическая обстановка резко изменилась перед визитом Владимира Владимировича в город и высокопоставленных чиновников из федерального центра. Некоторые блогеры утверждают, что вовсе нет, ситуация как была плохой, так и осталась.

Сейчас на связи со студией Денис Стяжкин, блогер из Красноярска. Денис, добрый день.

Денис Стяжкин: Добрый день.

И.К.: Некоторые порталы пишут о том, что резко изменилась ситуация с воздухом в Красноярске. Многие пользователи Сети также пишут комментарии, что действительно, чистый свежий воздух, чудесное явление произошло в городе. Как ты оцениваешь данные новости? Так ли это?

Д.С.: Да, действительно так. Экологическая ситуация стала на какой-то период времени чуть лучше. Но в этом нет никакого чуда, потому что просто примерно за 6 часов до прилета Путина в Красноярск все предприятия, все ТЭЦ сбавили обороты в разы, из-за этого ситуация стала чище. Как говорят экологи, с которыми я успел пообщаться, примерно за сутки все эти обороты начали снижать на порядок. И поэтому резко ситуация в городе улучшилась. Так что-то, что говорит Мельниченко и власть, что воздух портится из-за машин, — это все чушь и вранье. Просто предприятия загрязняют воздух.

И.К.: А какие прогнозы? Путин и чиновники из федерального центра улетят, и обратно все вернется на круги своя? Либо же общественность в Красноярске начнет продавливать эту ситуацию и указывать на очевидный факт?

Д.С.: Я думаю, что ситуация вернется на круги своя, особо ничего меняться не будет. Но, тем не менее, общественность не будет, конечно, молчать, будут продавливать. Тем более, сейчас, когда уже эту ситуацию видели, что можно все изменить фактически по щелчку пальцев. Поэтому да, будет в марте митинг за чистый воздух. И ситуация будет как-то меняться. Хочется в это верить. Общественность уже молчать точно не будет. Пример видели, что небо можно очистить, воздух можно очистить.

И.К.: Ты сказал про митинг. Что за митинг, кто его организует и когда он будет проходить?

Д.С.: Организуют гражданские активисты. Плюс различные политические партии, оппозиционные, разумеется.

И.К.: То есть точное время пока не известно, но митинг будет посвящен именно экологической тематике в городе?

Д.С.: Да, потому что не исключено, что администрация будет не согласовывать акцию в центре, куда-то просить переносить. Может быть, все будет хорошо, пока еще ведутся переговоры.

И.К.: Денис, огромное спасибо, что смог присоединиться к нашему эфиру.

С нами на связи был Денис Стяжкин, блогер из Красноярска.

Как я говорил в начале программы, информация разнится. Есть некоторые публикации в соцсетях о том, что нет, все остается, как есть, воздух нечистый.

У нас на связи Александр Колотов, директор красноярской экологической организации «Плотина». Александр, здравствуйте!

Александр Колотов: Здравствуйте.

И.К.: Не могли бы вы рассказать предысторию вот этой экологической ситуации в Красноярске, связанной с загрязнением воздуха, окружающей среды. Что это за предприятия? Насколько патовая ситуация?

А.К.: В общем, здесь нет никакого секрета, достаточно открыть любой из государственных докладов по состоянию окружающей среды в Красноярском крае и увидеть вполне достоверные, статистически значимые цифры. Если грубо упрощать, то получается так, что треть всех вредных выбросов в воздух города Красноярска дают объекты тепло-энергетики, это ТЭЦ и котельные. Еще одна треть — это деятельность промышленных предприятий в черте города. Самый крупный — это красноярский алюминиевый завод, который принадлежит компании «РУСАЛ». И, наконец, третья треть выбросов — это передвижные источники, то есть, прежде всего, автотранспорт. Совокупность этих факторов и дает нам постоянные режимы черного неба, которое мы наблюдаем в Красноярске.

И.К.: А как можно кардинально поменять ситуацию? И СМИ, и губернатор, если я не ошибаюсь, говорили о том, что если бы был ветер, тогда бы все развеялось, тогда бы было все хорошо — никакого задымления, никакого загрязнения воздуха в городе, дышалось бы легко и прекрасно. Но и СМИ, и граждане публикуют различные новости, ссылки, фотографии в соцсетях, говорят о том, что до приезда высокопоставленных чиновников была такая же безветренная погода, и когда Путин прилетел, как по мановению волшебной палочки все развеялось и ничего нет, никакого загрязнения. Получается, что дело не в ветре.

А.К.: Я тоже читал, что по удивительному совпадению в день визита Владимира Владимировича Путина в наш город была остановлена деятельность двух асфальто-бетонных заводов, которые, скажем прямо, не озонировали воздух. Было выписано предписание и наложены штрафы прокуратурой нескольким красноярским котельным, штрафы от 1 до 80 тысяч. Я не знаю точно, но мне кажется, что были какие-то устные распоряжения снизить объемы выбросов, объемы даже производства, чтобы как-то улучшить качество атмосферного воздуха, когда к нам приехало столь высокопоставленное лицо. Поэтому жители шутят, что чем чаще будут люди из федерального руководства приезжать в наш город, тем чище он будет, тем нам будет легче дышать. Может быть, мы рассмотрим вариант какого-нибудь министерства хотя бы к нам в Красноярск командировать или перенести столицу России.

И.К.: Но, по большому счету, это же не решение проблемы. Вам как директору красноярской экологической организации как видится ситуация в идеальном ее развороте? Когда можно действительно позитивно повлиять на экологическую обстановку, но при этом без ущерба для промышленности города?

А.К.: Ни для кого не секрет, что именно нужно делать. У нас в апреле прошлого года прошли публичные слушания в Законодательном Собрании Красноярского края. Была представлена дорожная карта. И в принципе, все согласны, и чиновники, и крупный бизнес, и представители общественности, как мы должны идти к чистому небу над Красноярском. Это и модернизация оборудования на объектах тепло-энергетики и промпредприятиях, установка новых фильтров. Это естественно, что мы должны оборудовать, оснастить все крупные источники загрязнений, их трубы датчиками, которые в режиме реального времени могут давать действительно объективную картину происходящего, быть напрямую подключенными к государственной системе мониторинга качества атмосферного воздуха. И мы тогда будем знать, какой загрязнитель, что и как в данный момент времени загрязняется. Исходя из этого, можно будет проводить какие-то мероприятия. Плюс еще очень важно — общественный контроль, это то, на чем настаивают общественники, в том числе, представители экологических организаций. И здесь тоже есть свои нюансы. Допустим, 10 марта у нас в рамках общественной палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края будет специальный круглый стол по поводу очистного контроля и системы мониторинга качества атмосферного воздуха. То есть работа идет, но она идет медленно. У крупных предприятий есть большие лоббистские возможности. Примерно 1,5 года назад Минприроды Красноярского края направило специальное письмо крупным предприятиям, чтобы они в инициативном порядке, за свой счет оборудовали свои трубы датчиками, чтобы это все шло в систему государственного мониторинга. Ни одно предприятие в инициативном порядке установку датчиков не произвело. Это из-за того, что они ждут введения соответствующей нормы в федеральный закон, она вступает в силу с 1 января 2018 года. Насколько я знаю, сейчас идет большое лобби, чтобы отложить вступление в силу этой нормы на год, на два, на три и т. д. по разным причинам. Предприятия знают, мне кажется, что те объемы выбросов, которые они подают в официальные органы, и те, которые есть фактически, — разница очень существенная. Если бы она не была такой существенной, не было бы такого противодействия. Подумаешь, установить датчики. Если вы не скрываете ничего, у вас нет проблемы в этом.

И.К.: То есть сильный лоббистский аппарат действует со стороны промышленности в законодательной области региона, который не позволяет установить датчики, чтобы считывать реальную информацию в реальном времени и получать объективную картинку.

А.К.: Я думаю, это, прежде всего, не федеральном уровне, потому что это будет норма федерального закона. И федеральные игроки пишут письма, я читал недавно, в газете «Коммерсант» было сообщение, что руководители металлургических предприятий, все крупные заводы этой отрасли тоже выступили против такого поспешного, на их взгляд, введения этой нормы — оборудование датчиками системы госмониторинга своих труб.

И.К.: Александр, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами и прокомментировать экологическую обстановку в Красноярском крае.

Напоминаю, что на связи со студией был Александр Колотов, директор красноярской экологической организации «Плотина». А следующим моим собеседником по данной теме будет Роман Романов, блогер из Красноярска. Роман, добрый день.

Роман Романов: Добрый день.

И.К.: Ваши коллеги по блогосфере говорят, что да, воздух очистили, было некое устное распоряжение — перед приездом федеральных чиновников и первого лица страны в город снизить обороты производства на предприятиях. И с связи с этим ситуация изменилась. На данный момент какова ситуация? Действительно ли это так?

Р.Р.: Я не могу утверждать за то, что видят те люди, которые сейчас выступали. Возможно, из их окон другая картинка, потому что город большой, находится на разных высотах. Есть районы низко посаженные, есть «Черемушки» внизу, а есть «Верхние Черемушки» — на сопке. Высота там, наверное, метров 100, если не 200. Если у нас «Северный», это еще выше. Есть «Ветлужанка», это тоже наверху. Много районов, они на разном уровне, поэтому у всех вид из окон, я думаю, разный. Но вот я каждое утро езжу на работу, и сегодня утром я еще не знал, что едет Путин, я об этом узнал, когда уже был на работе. И я не отметил никакой разницы хотя бы даже в запахе воздуха. Каждое утро я выходу — пахнет одинаково. Когда подъезжаю на работу, у меня там находится лесоперевалочная база. Рядом находится какое-то производство, может быть, как раз отходы этой лесоперевалки, там, как я понимаю, жгут опилки. Жгут в огромных количествах, периодически задымливают всю улицу Свердловскую. Там три трубы стоит высотой метров 15, из них дым валит густыми клубами, затягивает всю улицу. И дым никуда выйти не может, потому что улица как раз в этой низине. Там буквально в 100 метрах от этой лесоперевалочной базы начинается сопка. Весь этот дым стелется по улице, никуда не девается. Я уже обращался к представителю природоохранной прокуратуры по поводу этого, снимал видео. Приехал туда УАЗик, я стою с камерой, снимаю этот дым. Они выходит: «А, это про это предприятие, ну понятно. Мы с ними уже пытались разобраться, но, к сожалению, мы даже не имеем права сейчас к ним зайти и сказать, чтобы они остановили дым, потому что у них есть разрешение на выбросы». Оказывается, прокуратуры или какие-то другие природоохранные организации выдают периодически эти разрешения. Разрешение действительно до 2018 года. Я задаю им вопрос: «Но вы же чувствуете, что сейчас тут просто невозможно дышать. Через дорогу школа, дети сейчас сидят и просто на уроках мозгами не могут работать, потому что весь мозг задымлен вот этой гарью». Мне говорят: «А мы что можем сделать? Есть разрешение». С таким же успехом можно дать разрешение на медленное убийство человека. Это же убивает людей. Давайте будет разрешения на убийства давать, на кражу. Что значит — дали разрешение? Почему никто не контролирует количество выбросов? Тебе разрешение дали, ты можешь хоть 200 труб что ли там ставить, так?

Сегодня, к счастью, эти трубы не работали. И я согласен с теми, кто выше сказал, что, скорее всего, прошло какое-то устное распоряжение. И почему оно прошло именно на этом объекте, я больше, чем уверен — потому что в 200 метрах находится «Арена Платинум», это новый объект, который строится для Универсиады, главный объект Универсиады. И Путин со всей своей свитой приезжали на этот объект проверять. Я думаю, если бы они приехали, и там шел дым, то тогда всем бы было очень плохо. Поэтому я не отрицаю, что были какие-то устные приказы, что где-то немного сбавили обороты. Но я все же склоняюсь, что большие производства, такие, как ТЭЦ-3, который топят целый город, они снизили обороты не столько из-за каких-то непонятных приказов, сколько из-за того, что просто сегодня температура +3, +5, нет смысла сильно топить. Поэтому они просто топили поменьше. Но, тем не менее, запах точно такой же. Вот этот запах кислой гари постоянно находится в воздухе, я каждое утро его ощущаю, ощущал и сегодня. И прокуратура здесь бессильна. У всех этих маленьких частных конторок, шаражек, которых просто несметное количество по городу, я работаю в службе доставки шкафов-купе, катаюсь по всему городу, и за город езжу, и в Дивногорск. Вот Дивногорск — чистый город как раз потому, что он находится очень высоко. Там прекрасные виды и всегда чистое небо практически. Здесь, в городе я наблюдаю огромное количество этих труб. Причем эти трубы даже не стесняются ставить прямо возле новостроек. Точнее новостройки строят рядом с этими производствами. Возможно, потом, когда новостройка будет сдана, может быть, как-то и повлияют на эти маленькие производства. Но в данный момент, мы буквально позавчера привозили шкаф, на третий этаж подняли его, и просто в окна видно эту трубу, находится труба в 20 метрах, и с нее валит дым прямо в сторону дома. Представьте, что творится, если открыть форточку.

Поэтому я считаю, что все эти маленькие производства надо или закрывать, или выносить за город, или просто принуждать ставить фильтры. Я понимаю, что это очень дорого, модернизация до европейского уровня. Но если хотите бизнес, значит, делайте так, чтобы людям не мешать, потому что доходит вплоть до того, что это стоит уже и в центре города. Есть Медакадемия, она достаточно близко к центру. Рядом с ней точно так же коптит труба. Я так же отправлял видеозаписи в природоохранную прокуратуру, но ничего не последовало. Так же сказали, что у них у всех разрешения, и все они действительны до 2018 года. Видимо, до той даты, которую называл предыдущий эксперт, что будет какая-то реформа. Я так понимаю, как раз до этой даты все эти разрешения у всех есть. Поэтому жаловаться куда-то в данный момент бесполезно. Будет приезжать человек, фотографировать это все на телефон, на котором даже не видно, что там происходит. Задымленность нужно либо глазами человека смотреть, либо фиксировать на хорошую камеру, чтобы было видно, что там реально все в дыму. А он пришел с телефоном, пощелкал, говорит: «Ну да, мы знаем, видим». Я говорю: «Ну вы же понимаете, что так нельзя?» — «Да, я понимаю, но сделать ничего не могу». И я его понимаю — разрешение у компании есть, они поэтому и дымят. Но мне непонятно, почему он приехал один и с телефоном. Почему не приехал с лабораторией, которая взяла бы пробы воздуха, замерила бы, соответствует ли количество этих выбросов тому количеству, которое разрешено. Я не думаю, что разрешение просто на выбросы, там наверняка есть какие-то дозы, которые превышать нельзя. А вот это почему-то не делается.

И.К.: Получается, проблема Красноярска заключается не только в больших промышленных предприятиях, как ТЭЦ-3, вы называли, потому что сейчас начнет теплеть, они будут топить меньше, и выбросов соответственно будет меньше, а в маленьких предприятиях, которые понатыканы по всему городу, они что-то делают, бурят, коптят и находятся в густонаселенных районах. Проблема в этом?

Р.Р.: Я считаю, что море делается по капле. Они все вносят свою лепту. И автомобилисты вносят свою лепту. Это та же самая картина, как когда пытались бороться с ферросплавным заводом, который хотели построить. Люди построили целую автоколонну из нескольких сотен или тысяч машин и проехались по центру, якобы в знак протеста. Так там, говорят, было вообще не продохнут, машин задымили так, что этот ферросплавный завод, который хотели ставить за городом, рядом не стоят с тем, что они сами наделали. Поэтому я считаю, что все помаленечку создают проблемы городу. Но если ТЭЦ-3 выкидывает все это очень высоко над городом, это рассасывается сразу, куда-то в облака уходит, что-то ветром сдувает, то у маленьких предприятий очень низкие трубы, буквально уровень 2 этажа. И их дым никуда не уходит, особенно в низких районах, которые окружены сопками. Весь этот дым просто стелется по улице. Даже снег зимой становится желтый.

Я, честно говоря, не вижу здесь способа борьбы. Красноярк испокон веков был город-производитель всего, что можно. Я понимаю, что все эти производства нельзя закрыть. Как конкретно с ними бороться, у меня тоже нет методов. Просто я этим не занимаюсь, это не моя сфера, я в этом ничего не понимаю. Но как житель, я считаю, что все эти маленькие точки в огромных количествах дают основной приток грязи и дыма в воздухе. А то, что Путин приехал — тут я не знаю насчет этих устных приказов. Может быть, что-то и было. Но лично я никакой разницы сегодня не почувствовал. Более того, среди моих друзей на Facebook я нашел огромное количество фотографий, люди прямо писали, что «ну вот, день не удался, ждал приезда Путина, думал, хоть сегодня подышу свежим воздухом, ан нет, не угадал».

И.К.: Роман, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире.

С нами на связи был Роман Романов, блогер из Красноярска. По его словам, многие ждали чуда, хотели подышать свежим воздухом, но не удалось — экологическая ситуация не прояснилась.

У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments