Армия

Отставка за завтраком: губернатор Пермского края покинул свой пост


Глава Пермского края Виктор Басаргин объявил о своей отставке. Вместе с политологами обсудили, связано ли такое кадровое решение с предстоящими президентскими выборами и что оно значит для региона в целом.
Эксперты: Дмитрий Журавлев — генеральный директор Института региональных проблем; Андрей Колядин - политолог.

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Сергей Егоров. Сегодня рано утром губернатор Пермского края Виктор Басаргин объявил о своей отставке. Об этом он объявил на пресс-конференции, которая длилась буквально 10 минут. Он заявил, что срок его полномочий истекает в мае, поэтому он решил досрочно покинуть пост. Вот как он это объяснил: «До сентября немного времени, кандидат, выдвинутый президентом, должен адаптироваться к условиям Пермского края, найти взаимодействие с жителями, политическими и общественными движениями региона».

Сам Басаргин пока свое будущее не комментирует. Во всяком случае, журналисты портала «Znak.com» созвонились с пока еще губернатором Пермского края, попросили его прокомментировать слухи о возможном переходе на пост полпреда президента в Уральском федеральном округе, на что он заявил: «Я пока в работе. Давайте поговорим в будущем».

Конечно, уже появилась первая информация о том, кто может стать врио губернатора Пермского края, называются несколько имен. Пока предлагаю послушать справку о Викторе Басаргине, что это за человек и чего он достиг, будучи главой Пермского края.

Справка: Уроженец Свердловской области Виктор Басаргин пришел в политику только в 26 лет, когда в середине 80-х годов стал секретарем в горкоме своего родного города Асбест. До этого будущий глава Пермского края работал помощником машиниста экскаватора, затем взрывником, старшим инженером лаборатории, инженером-технологом комбината «Ураласбест». После развала СССР Басаргин быстро стал подниматься по карьерной лестнице, зарекомендовав себя как толковый специалист в сфере государственного имущества. За 8 лет он вырос из начальника отдела Фонда имущества Свердловской области до его председателя. В 2000 году Басаргин перешел на работу в аппарат полпреда президента России в Уральском федеральном округе, а спустя 8 лет, в 2008 году возглавил ныне не существующее Министерство регионального развития.

Главой Пермского края Басаргин стал в 2012 году. Его кандидатуру утвердило местное Законодательное Собрание. За 4 года на посту главы региона Виктор Федорович запомнился в основном своими градостроительными решениями. При нем началось строительство нескольких важных автомагистралей, стартовала реконструкция набережной реки Камы, был заморожен проект Пермского метрополитена. В то же время, незадолго до ухода со своего поста Басаргин распустил правительство региона, упразднил должность премьера и лично возглавил Кабинет министров края.

Полномочия Басаргина официально истекали 6 мая, но ранняя отставка не стала неожиданностью. Наоборот, увольнение главы Пермского края ожидалось, хотя и никто не знал точной даты прекращения его полномочий. Эксперты, обосновывая свои ожидания, говорили, в первую очередь, о двух признаках грядущего кадрового решения. Пермский край в рейтинге фонда «Петербургская политика» считался регионом со слабой устойчивостью, что не добавляло баллов перед администрацией президента России. Кроме того, сам Басаргин не смог найти общий язык, как пишет «Коммерсант», с «влиятельными группами», близкими к прежним губернаторам Олегу Черкунову и Юрию Трутневу.

С.Е.: Вот такая краткая биографическая справка о Викторе Басаргине, который сегодня объявил о том, что уходит в отставку. Как уже упоминалось в этой справке, Пермский край находится в числе регионов со слабой устойчивостью. Это, возможно, стало одной из причин отставки. Во всяком случае, администрация президента наверняка как-то ориентируется на подобные рейтинги.

Сейчас мы поговорим с нашими экспертами. На связи со студией радио СОЛЬ Андрей Колядин, политолог. Андрей Михайлович, здравствуйте!

Андрей Колядин: Здравствуйте.

С.Е.: Для вас отставка стала неожиданной?

А.К.: Я не могу сказать, что для меня все персоны, которые перечислены в этом списке, предсказуемы заранее. Но, тем не менее, по поводу Басаргина этот разговор шел достаточно давно, и определенные предпосылки к этому были, не буду скрывать.

С.Е.: Сегодня уже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что это не кампания, это процесс по изменению губернаторов. На Пермском крае как скажется отставка Басаргина, по вашему мнению?

А.К.: Я думаю, что это в любом случае позитивный процесс. Новый человек, новые возможности, желание работать. Обычно в условиях, когда есть определенная усталость от предыдущего губернатора, это всегда позитивное явление. Тем более, он же уходит не потому что достиг каких-то невероятных успехов и теперь переходит на следующую ступень. Там определенные внутриэлитные конфликты, с которыми приходилось сталкиваться и всем нам через СМИ. А уж местные элиты бились очень серьезно на данной территории, и кадровая чехарда, и много-много всего. И при этом надо говорить, что Басаргин – далеко не самый худший губернатор. Это человек, при котором существовал такой блок проблем нерешаемых, которые постоянно выплескивались в СМИ, которые обсуждались в самых различных рейтингах. И, видимо, тот рейтинг, который составляла администрация президента, об этом свое время рассказывал и «Коммерсант», и РБК, и «Ведомости», он как раз показал все эти тонкие нити, которые могут порваться и создать проблему в будущих выборах или создать некую нездоровую лихорадочность в ходе выборной кампании в Пермском крае. Поэтому, видимо, было принято соответствующее решение. Хотя, как видите, никаких последствий, слава богу, как для некоторых наших бывших губернаторов, которые сейчас дают показания следователям, в этом случае, конечно же, нет. Я думаю, что и не будет, потому что Басаргин вполне профессиональный управленец, с такими вещами, как коррупция, он не связан никак, и слава богу.

С.Е.: Понятно, что в этом году у Басаргина истекал срок полномочий. Но все-таки желание сменить руководителя Пермского края накануне выборов президента – связаны как-то два этих события?

А.К.: Знаете, я, находясь внутри обсуждения этой проблемы и в свое время наблюдая за теми критериями, которые выходили в публичную плоскость в рейтингах губернаторов в администрации президента, понимаю, что там есть свой ряд показателей. Это экономическая стабильность, это лояльность губернатора, это возможность управлять элитами, это возможность влиять на различные процессы, то, что называется административным ресурсом. Только не «черные» технологии выборов, а именно административным ресурсом, а это значит – способность в короткие сроки выполнять те распоряжения, которые ему приходят из центра, и реакция его подчиненных на это распоряжение, то есть будут они выполнены или не будут. Все эти критерии анализировались, и по их итогам принимались некие решения.

Пермский край с точки зрения экономики очень интересный, один из самых интересных регионов России. Наверное, в его экономическом развитии есть свои прорехи. Тем не менее, есть менее успешные регионы, их изрядная часть по всей РФ. А вот что касается некой «битвы элит», которая происходила там «под ковром», периодически выплескиваясь наружу, то вот это и на протяжении последней выборной кампании было заметно, потому что там был свой блок, который Дмитрий Скриванов вел с собой, была команда, которая работала с губернатором. И все эти внутренние противоречия постоянно проявлялись, а это ни к чему в ходе выборной кампании. В выборной кампании должно быть единение.

С.Е.: Если говорить о том, что президент выдвигал кандидатуру Басаргина на пост губернатора – президенту сейчас важнее, чтобы элиты чувствовали себя спокойно перед выборами, чем губернатор, который лоббирует его интересы?

А.К.: Нет, губернатор не лоббирует интересы президента. Это глубоко ошибочная идея. Губернатор – это менеджер по управлению регионом, президент назначает менеджера на регион. Его избирают либо с помощью народного голосования, либо назначением. Сейчас все с помощью народного голосования проходит. Но он ни в коем случае не говорит: «Вот я тебе буду давать установки мои личные, а ты будешь их выполнять». Нет, это менеджер, который управляет регионом, который должен достигнуть определенных показателей в экономическом, социальном, политическом развитии. И с него спрос как с менеджера. И если к экономическому и социальному развитию, может быть, вопросов меньше, то к политическому развитию региона вопросы есть. А выборы – это исключительно политический процесс, на который, может быть, даже меньше влияют экономические показатели в данном регионе. Есть парадоксальная вещь, что люди, которые живут в регионах с наименьшим уровнем экономического развития, испытывают патерналистские чувства к государству, то есть желание, чтобы государство их защитило, и поэтому голосуют за государство, за партию власти более активно, чем высокоразвитые регионы. А вот политическое развитие, политическое спокойствие, способность договориться с элитами и остановить вот эти подковерные, а иногда и не подковерные битвы – вот это очень важно в ходе выборных процессов. Главное – объединить общество. Вокруг фигуры, вокруг задачи, вокруг идеи. Наверное, у Басаргина не все получилось.

С.Е.: Если говорить о преемниках, называется несколько имен. Это Игорь Цветков, главный федеральный инспектор по Пермскому краю. Также бывший глава администрации региона Алексей Фролов, который сейчас работает замглавы Россотрудничества. И глава департамента экономической политики Москвы Максим Решетников. На ваш взгляд, кто из них наиболее вероятен?

А.К.: Я не исключаю, что появится еще другая кандидатура, которая не связана с этими тремя никак.

С.Е.: Это будет кто-то приезжий или все-таки изнутри?

А.К.: Скажем так, что мне нежелательно об этом говорить, исходя из некоторых обещаний, которые с меня взяли.

С.Е.: Ладно. Если касаться продолжения карьеры Виктора Басаргина, ему пророчат места полпреда президента в Уральском федеральном округе. Ок сам подал в отставку, пока неизвестно, удовлетворена ли отставка или нет президентом. Возможно, что одним указом сразу двух зайцев и убьет глава государства.

А.К.: Я не могу сказать, какова судьба Басаргина будет дальнейшая, будет ли Игорь Рюрикович [действующий полпред президента в УФО] продолжать свою работу или нет. Я считаю, что и у одного, и у второго громаднейший опыт, громаднейший потенциал, они еще пригодятся этой стране на самых различных постах. А произойдет ли вдруг такая кардинальная замена и в полпредстве, и в губернаторстве одновременно – я бы не осмелился утверждать решительно.

С.Е.: Андрей Михайлович, большое спасибо, что нашли время, высказали свое мнение, ответили на наши вопросы.

На связи со студией радио СОЛЬ был Андрей Колядин, политолог и бывший работник администрации президента РФ. Предлагаю послушать еще одно мнение, мнение Дмитрия Журавлева, генерального директора Института региональных проблем.

С.Е.: Дмитрий Анатольевич, сегодня губернатор Пермского края Виктор Басаргин объявил о своей отставке. Лично для вас стало ли это неожиданностью или это была вполне ожидаемая отставка, и вопрос был только в дате, когда об этом объявят?

Дмитрий Журавлев: Для меня, скорее, неожиданным было то, что он не подал в отставку раньше. Его положение в крае всегда было довольно тяжелым. Он так и не сошелся с пермской элитой. Я не берусь судить, почему, но результат очевиден. Да и отношения между губернатором и Законодательным Собранием, с организациями бизнесменов всегда были натянутые.

С.Е.: «Коммерсант» сегодня писал, что одним из последних действий Басаргина на посту губернатора было то, что он упразднил должность премьера и сам возглавил Кабинет министров Пермского края. Вот это как можно объяснить?

Д.Ж.: Упразднение должности премьера в такой ситуации, когда он сам – всего лишь исполнитель воли президента, мы это в России уже проходили с Борисом Николаевичем Ельциным. Он не упразднил, правда, эту должность, он занял обе должности. Это обычно результат того, что правительство блокируется законодательным органом, и глава пытается свой авторитет положить на чашу весов. Но если Басаргин хотел этого, то зря, потому что его авторитет в данном случае скорее сыграл отрицательно. Вероятно, конфликт между законодательной и исполнительной властью просто дошел до своего предела. Он был всегда, он не появился сейчас. Вопрос о том, что за период правления Басаргина вырос долг края, вопрос о том, где взять денег, стал вопросом номер один, что, как вы понимаете, все более и более раздражало местную элиту. А если мы еще и вспомним господина Гельмана, то вы понимаете, что это раздражение сразу можно возводить в квадрат.

С.Е.: А кроме того, что вырос госдолг Пермского края, и не сошелся Басаргин с элитами, как бы вы его охарактеризовали, как губернатора, что при нем изменилось в Пермском крае в худшую и лучшую сторону? Или там все стало насколько плохо, что хуже уже не будет точно?

Д.Ж.: Во-первых, всегда есть куда хуже. Край богатый, так что там есть куда ухудшаться. Другой вопрос, что при Басаргине фактически развития края не было. Это промышленный регион с довольно плотным населением, там север, естественно, пустой, но в принципе на юге население плотное. И он может существовать нормально, ведь чем больше людей, тем больше социальных обязательств, только при развитии экономики. Если экономика стагнирует, то краю очень тяжело существовать, гораздо тяжелее, чем сельскохозяйственному региону. Период Басаргина – это период постоянной стагнации, период скорее поиска денег, чем реализации серьезных экономических проектов. А во-вторых, он запомнился Гельманом, потому что, естественно, все эти арт-объекты на фоне Перми в целом – это не так уж много. Но вот раздражающим фактором они были страшным.

С.Е.: А если вернуться чуть-чуть назад и вспомнить 2012 год – Басаргин пришел на пост губернатора с поста министра регионального развития. Тогда это назначение как-то афишировалось? Вроде «вот какой опытный человек к нам пришел».

Д.Ж.: Понимаете, дело ведь не в том, что он опытный, хотя он бесспорно опытный управленец. Дело в том, что он пришел из Москвы. В этом свои плюсы и минусы. Минус в том, что чужой, а плюс в том, что свой Москве. Значит, может находить дотации, трансферты, сможет пробивать край в госпрограммы. А ничего этого в значимом объеме не произошло. То есть минус остался, а плюс развеялся, как туман. Федеральный министр – это, в первую очередь, лоббистские возможности для региона.

С.Е.: А он их совершенно, получается, не использовал.

Д.Ж.: Да. Он их не использовал. А регион большой, поэтому там нельзя просто не взять денег, там нельзя «а мы в следующем году решим». Там нужно постоянно поддерживать медицину, образование, транспорт. Он не смог этого сделать. Следовательно, он как федеральный чиновник свою ценность в глазах местной элиты потерял. Тем более что он не продемонстрировал свою принадлежность какой-то мощной московской группе, которая покровительствовала бы краю, как Дюмин в нашей военной области, в Тульской. Они там все очень рады, что он пришел. Я не знаю, что из этого выйдет, но сейчас они рады, потому что он надеются, что с его помощью они загрузят свои предприятия. Пермь – это тоже мощная военная промышленность. Есть казенные предприятия, они загружены, но там зато зарплаты маленькие. А вот все остальное, прямо скажем, не блистает. Причем это было еще в досанкционный период, когда еще санкций не было, успехов тоже не было. Свести все к внешнему фактору нельзя, и местные очень раздражены, это очень важно. А у нас президентские выборы скоро. Я боюсь, что если бы Басаргин как губернатор был локомотивом президентских выборов в Перми, мы бы увидели крайней неприятные цифры. Притом, что авторитет лично президента там очень высок. Я бываю в Перми, я это могу утверждать.

С.Е.: А как еще можно охарактеризовать Виктора Басаргина, кроме как опытный? Сейчас многие задаются вопросом, где продолжит свою работу Виктор Басаргин. И предполагают, что он вернется в аппарат полпреда президента в Уральском федеральном округе, причем не в качестве заместителя, а в качестве самого полпреда.

Д.Ж.: Это теоретически возможно, потому что недаром он подал в отставку. Его не уволили, он сам ушел. Значит, он знает, куда он пойдет. Другой вопрос, что назначение Басаргина, притом что я, в отличие от пермских товарищей, к нему отношусь с уважением, не улучшит ситуацию в округе. Человек, который ушел с нервом, прямо скажем, из региона, - это повышение ему в плюс не пойдет. Единственное, что Пермский край не входит в Уральский федеральный округ, поэтому в этом смысле, конечно, будет легче. Потому что регион, с которым отношения не сложились, останется вне его зоны контроля.

С.Е.: Еще говорят о том, что будет преемником. В числе прочих кандидатур на пост врио губернатора называется Игорь Цветков, должность ГФИ, где он работал, в структуре ФСБ, бывший силовик, получается.

Д.Ж.: Кстати, ГФИ в Перми почти всегда были силовики. Наверное, только один случай был, когда был не силовик, была дама из Нижнего Новгорода главным федеральным инспектором. В остальных случаях обычно всегда были силовики, сколько я помню. Я с некоторыми был знаком лично. Это, в общем, нормально для главного федерального инспектора. Что касается силовика-губернатора, то таких у нас тоже много. Это вполне логично. ГФИ, в логике Приволжского федерального округа, это обычно человек, очень хорошо знающий регион, где он находится. Потому что на них возложены реальные обязанности, в отличие от многих других округов, где они – чисто номинальные фигуры. Поэтому ему перехватить управление будет несложно. Причем аппарат ГФИ исторически заполнен действительно людьми из самой Перми, то есть у него не будет, скорее всего, таких сложностей, какие были у Басаргина. Вопрос «свой-чужой» там будет не только его личностью определен, но личностью того аппарата, в котором он сейчас работает и потом будет продолжать работать.

С.Е.: Получается, Игорь Цветков, если назначение состоится, как минимум, врио губернатора, то можно говорить, что с местными элитами он конфликтовать не будет, в отличие от предшественника?

Д.Ж.: Да, он найдет общий язык. Тем более что традиционно Законодательное Собрание, не берусь судить, почему, и аппарат ГФИ всегда были в очень дружеских отношениях.

С.Е.: Также «Коммерсант» отмечает, что кандидатуру Цветкова поддерживает полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич. Вот это может как-то свою роль сыграть? Насколько сейчас слово Бабича весомо?

Д.Ж.: Слово полпреда всегда весомо, в ПФО особенно. Со времен Кириенко там полпред себя сумел поставить. Это во-первых. А во-вторых, ведь дело не только в том, что Бабич – полпред. Он же не родился в этой должности. Он достаточно укорененная в российской политической элите фигура. С другой стороны, ему с Цветковым будет легче работать, это его сотрудник сегодня. ГФИ – это представители полпреда в регионе. Ему самому очень удобно назначить его исполняющим обязанности, ему будет проще работать с одним из ключевых, кстати, регионов округа. Потому что Пермь – это очень большой регион. Там много маленьких. А крупных - наверное, Самара, Пермь и Нижний, Саратов еще, четыре по масштабам сравнимых регионов. И кто будет в Перми, для округа очень важно.

С.Е.: То есть ничего удивительного, что Бабич лоббирует такие интересы.

Д.Ж.: Да, ничего удивительного. Как бы мы лоббировали своего заместителя на более высокую должность – удобно, если мой человек там будет.

С.Е.: Как говорят многие эксперты, отставка главы Пермского края Виктора Басаргина – по сути, первая в этом году, первая в серии отставок, которые нам стоит ждать в ближайшее время. Все эти отставки, которые предполагаются, - главы Карелии, Рязанской области, Свердловской, Ивановской, Новгородской – все это ожидаемо, предполагаемо или все-таки это стало ожидаемо только в последнее время, когда Сергей Кириенко стал заниматься этим вопросом?

Д.Ж.: Это не так все просто. Дело в том, что отставка губернатора должна быть по официальному уставу. Это очень важно в данном случае для темы, которую вы подняли. Власть способна повлиять на губернатора в сторону отставки, но уволить его она может только с одной формулировкой – утерей доверия. Это атомное оружие политики, последний довод королей. Если мы начнем пачками увольнять губернаторов по утере доверия, мы систему дестабилизируем. Вопрос сводится к тому, если есть задача их ухода, захотят ли они услышать мессендж из Москвы. Судя по названию регионов, наверное, захотят, потому что ни один из этих регионов без московской поддержки не протянет, это не Татарстан. Пример Татарстана – если бы нужно было его уволить, он мог бы и не слушать, потому что он – регион-донор. С этими регионами будет проще. Но здесь тоже нельзя очень увлекаться, коней на переправе не меняют. Нужно быть очень осторожным в этом вопросе. Зная Сергея Владиленовича и Александра Дмитриевича Харичева, я понимаю, что если они действительно собираются это делать, они все просчитают. Но все равно смена губернатора – вопрос непростой, слишком много на эту фигуру всегда завязано.

С.Е.: Насколько я понимаю, в Рязанской и Свердловской областях об этом уже во весь голос говорят, и не только в элитах.

Д.Ж.: В Свердловской области очень непростые отношения, в первую очередь, в элитах. Люди редко бывают довольны властью, особенно местной и региональной, потому что она отвечает не за политику, а за автобусы и за магазины. Но элитные отношения здесь значимы не потому, что элита все решает, а потому что элита канализирует недовольство. Недовольство есть всегда, но ему нужен канал. Вот в Свердловской области противоречия между мэром и губернатором, губернатором и бизнесом, это да. Но здесь свои особенности. Свердловская область – практически центр округа. Там тоже надо быть очень осторожным с принятием решений. Если ситуация назрела, если губернатор уже неприемлем для большинства, да. А если нет, то представьте себе – вы его увольняете, а он начинает «оппозиционную деятельность» через верных ему людей, там губернатор не месяц и не год сидит. Он начинает активно противоречить политике нового губернатора. Вместо плюса вы получите минус. Поэтому это всегда вопрос очень конкретный. Я бы не стал торопиться с названием конкретных регионов. Все очень в таких делах непросто.

С.Е.: В любом случае, пока у нас есть Пермский край. Это первая отставка, если я не ошибаюсь, в исполнении практически Сергия Кириенко.

Д.Ж.: В Перми отставка перезрела, надо иметь это в виду. Там вопрос сводился именно к тому, хватит ли духу и власти, и губернатору признать очевидный факт, что ему надо уходить. Хватило. Молодцы и те, и другие. Басаргин действительно молодец, потому что я понимаю, что принять такое решение очень тяжело. Но в других регионах все нужно смотреть конкретно.

С.Е.: Дмитрий Анатольевич, большое спасибо, что нашли время ответить на вопросы.

Напомню, что это было мнение Дмитрия Журавлева, генерального директора Института региональных проблем. Если заглядывать немного в будущее, действительно, многие СМИ пророчат нам в ближайшее время еще череду отставок. В частности, говорится о том, что «Под пристальным вниманием находятся Карелия (Александр Худилайнен), Рязанская (Олег Ковалев), Свердловская (Евгений Куйвашев), Новгородская (Сергей Митин) и Ивановская (Павел Коньков) области, а также Бурятия (Вячеслав Наговицын)».

А если вернуться к Пермскому краю, то хотелось бы закончить программу одним любопытным мнением, с которым большинство согласятся, потому что даже сегодня, просто в интернете читая отзывы о губернаторе Басаргине, все были в большинстве случаев едины во мнении, что в Перми будет лучше. Это мнение журналиста Ильи Барабанова, который написал следующее: «Кого бы ни поставили вместо Басаргина, хуже Перми точно не будет. Приезжал туда несколько раз, когда Никита [Белых] только возглавил СПС. Это был симпатичный провинциальный город, по которому было приятно гулять. Относительно недавно заезжали с Алешковским по благотворительным делам. Центральная площадь выглядит так, будто ее градами обработали, ни одного целого тротуара в городе, на речной вокзал смотришь, и кажется, будто ты не в Перми, а в Горловке воюющей. Соседний Киров куда беднее, а выглядит приличнее. Так *** регион мог только министр регионального развития бывший. Так что за пермяков я сегодня рад».

Это была программа «Zoom». У микрофона был Сергей Егоров. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments