Образ будущего

Новый «тракторный марш»: участники протестных акций заявили о давлении со стороны силовиков

На двух кубанских фермеров — участников «тракторного марша» — возбудили уголовные дела. Организаторы протеста предполагают, что таким образом на них оказывают давление, но готовы провести еще один массовый пробег до Москвы.
Эксперт: Алексей Волченко — организатор «тракторного марша», руководитель организации «Вежливые фермеры».

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Сергей Егоров.

В конце августа 2016 года фермеры из Краснодарского края на 17 тракторах и нескольких легковых автомобилях решили из своей станицы Казанская выдвинуться в сторону Москвы, на встречу с президентом Владимиром Путиным, чтобы рассказать главе государства о своих проблемах. Участие в акции, которая в дальнейшем в СМИ получила название «тракторный марш», собрало примерно 50 человеку. Чуть позже, в дороге к фермерам присоединились и другие активисты. О каких проблемах хотели рассказать фермеры? В частности, одним из острых вопросов они называли судебную систему Краснодарского края, которая решает все проблемы в пользу крупных агрохолдингов. Фермеры говорили, что у них отнимают землю, что им не дают спокойно работать. Марш остановили в Ростовской области сотрудники полиции, они задержали протестующих. Но, в конце концов, все-таки некоторые из активистов добрались до Москвы. На встречу с президентом они, конечно, так и не попали, но приняли участие в нескольких рабочих встречах с другими видными политиками, чье мнение могло бы быть решающим.

Но теперь новые проблемы. А какие именно, нам расскажет Алексей Волченко, организатор «тракторного марша», руководитель организации «Вежливые фермеры». Алексей, здравствуйте!

Алексей Волченко: Здравствуйте!

С.Е.: Сегодня вы позвонили к нам в редакцию, сообщили о новости, которой буквально несколько дней. Что же произошло? Я так понимаю, сейчас в отношении ваших помощников, соорганизаторах «тракторного марша» возбуждены уголовные дела.

А.В.: Да, это правда. Сейчас, на данный момент в отношении Николая Бородина и жены Олега Петрова, хочу сразу сказать, что женщина беременная, на 9 месяце, возбудили уголовное дело по мошенничеству. Постановление было подписано лично начальником Следственного комитета Кубани Бугаенко Вадимом Олеговичем. И сейчас, вот с 1 февраля грозятся этих людей закрыть в СИЗО за то, что они якобы совершили какие-то мошеннические действия в 2012 году. Хотя постановление кому из юристов ни показываю, все смеются, говорят, что дела на самом деле не должно быть в принципе. Хотя оно возбуждено.

С.Е.: А вам известно, в чем суть дела, какое именно мошенничество?

А.В.: Да. Там ситуация следующим образом развивалась: в 2013 году к Николаю Бородину пришли люди и захотели передать ему землю в аренду на 11 месяцев. Для этого они провели общее собрание. Люди, которые не захотели приходить на собрание по той или иной причине, дали генеральные доверенности Елене Петровой, жене Олега Петрова, для проведения собрания. Собрание состоялось. На собрании присутствовал глава сельского поселения Казанского, который проводил собрание и следил за законностью данного собрания. На собрании люди приняли решение передать землю Николаю Бородину. Два пайщика были против передачи данной земли Николаю Бородину. Соответственно, земли Бородину передали, и он начал пользоваться землей. Потом, после «тракторного марша» сотрудники ФСБ вызвали Николая Бородина в 11 часов ночи. Он член партии «Единая Россия», депутат районного Совета, казачий атаман. Его заставили написать заявление, чтобы он ушел из партии «Единая Россия», вышел из депутатов, его выгнали из атаманов. Позже он был переизбран казаками, потому что он пользуется большим уважением людей. Хотели тогда возбудить уголовное дело, но побоялись после «тракторного марша» возбуждать. Возбудили сейчас уголовное дело, на самом деле, надуманное.

С.Е.: Чтобы просто понять другую точку зрения, по официальной информации, в чем суть дела, ссылка на портал «ОВД-инфо», как объясняют уголовное дело в отношении Николая Бородина: «Как указывают следователи в постановлении о возбуждении дела, в 2013 году Бородин решил обманным путем приобрести право на аренду земельного участка сельхозназначения, на тот момент арендуемого КФХ „Дроганово“. Для получения права на аренду он должен был провести собрание дольщиков участка, в ходе которого за его кандидатуру должны были проголосовать дольщики, которые в совокупности владеют большей частью участка. Петрову Бородин привлек в качестве помощника для организации собрания и юридической помощи в оформлении документов. Петрова якобы договорилась с 9 дольщиками, что представит их на собрании и примет от их имени решение в пользу Бородина. Доверенности были оформлены нотариально, но следствие считает, что это было сделано с нарушениями закона, а решение собрания не было включено в повестку, что также незаконно».

Кроме того, считают следователи, в деле присутствует конфликт интересов: «Отец Межевикиной, которая проходит по делу потерпевшей, способствовал разорению бывшего арендатора участка — Дроганова, и планировал сам завладеть землей». Вот такая официальная версия. Что здесь не так в итоге?

А.В.: Там, по идее, все указано правильно, но если нотариальные доверенности были оформлены с нарушением закона, то почему не привлекают тогда к уголовной ответственности нотариуса, который дал эти доверенности? Кроме всего прочего, собрание проводил глава администрации поселения, который своими печатями заверил, что собрание прошло в рамках закона, и нарушений закона не было. Почему тогда главу поселения не привлекают к уголовной ответственности? Мне непонятно. И почему этим делом занимается ФСБ, мне непонятно. Если есть там нарушения законодательства, как считают, этим должна заниматься полиция. Но почему замначальника ФСБ пишет рапорт о том, что он обнаружил преступление, и возбуждает уголовное дело лично начальник Следственного комитета Краснодарского края?

С.Е.: По всей видимости, очень значимое дело.

А.В.: Просто по таким основаниям, которые указывает следствие, можно половину Краснодарского края пересажать, и фермеров, и агрохолдинги. Допустим, к Бугаенко Вадиму Олеговичу обращались наши фермеры. То есть проводят собрания мертвые люди — люди умерли 10 лет назад, но они приходят на собрание и подписывают документы. По этому факту уголовные дела не возбуждаются. В Славянском районе мертвые люди пришли на заседание суда. В 1995 году умерли, а в 2015 году пришли на заседание суда и подали ходатайство о передаче своей земли агрохолдингу. Это тоже все в рамках закона — подают документы, свидетельства о смерти показывают, все. Но это все нормально. А тут провели собрание без нарушения закона, как я считаю, и на тебе, уголовное дело.

С.Е.: А вы сами полагаете, с чем это связано?

А.В.: У нас на 21 февраля запланирован в Москве федеральный сельсовет, который проведет Василий Мельниченко, на который приглашены члены правительства и лично президент. Я предполагаю, что наши краевые власти опасаются, что «Вежливые фермеры» выступят на данном мероприятии, расскажут, что до сих пор, к сожалению, ничего не делается. И если результатов не будет, то на 28 марта предпримут очередную попытку достучаться до президента, поедем на тракторах вместе с нашими коллегами из Ставрополя, Ростова, Воронежа, Тулы. Потому что проблемы у всех одинаковые, и они, к сожалению, не решаются.

С.Е.: А что там ожидается, на мероприятии 21 февраля? Помимо того, что там будет присутствовать президент и представители ведомств различных. Какие вопросы вы хотите поднять еще раз, может быть? И есть ли какие-то ожидания от этого собрания, решится или не решится? Или вы уже уверены, что в марте придется еще один «тракторный марш» устраивать?

А.В.: Мы неоднократно пытались достучаться до президента. Скажу более, Илья Шаблинский на Совете при президенте лично президенту задавал вопрос по поводу «тракторного марша», по поводу проблем фермеров.

С.Е.: Илья Шаблинский — это член президентского Совета по правам человека.

А.В.: Да. Он дал конкретное поручение включить трех фермеров, участников «тракторного марша» в комиссию Генеральной прокуратуры, которая проводила проверку в Краснодарском крае. Потом на сайте президента мы читаем — восемь поручений, девятое поручение, что касается фермеров, потерялось. Чудеса творятся! Президенту и Костенко Наталья Васильевна, это депутат Госдумы от «Единой России», говорила, что «уважаемый президент, у фермеров проблемы, помогите решить». Президент дает указание — на местах ничего не решается. И мы хотим поднять на данном совете вопрос, прежде всего, это развитие сельских территорий, потому что хутора и станицы Кубани вымирают, не платятся налоги. Потому что землями пользуются люди, которые проживают не на территории Кубани, в других регионах, и налоги уходят в другие регионы, а на Кубани налоги не платятся. Из-за этого идет полная разруха — уничтожаются школы, больниц, молодежь уезжает из кубанских станиц. Кубань вымирает. И это основной вопрос. Если бы земля принадлежала фермерам, людям, которые живут на селе, они бы платили налоги, они бы обеспечивали рабочими местами местное население. А у нас агрохолдинги нанимают людей, бывает порой, из-за границы, чтобы они приезжали на импортных тракторах, обрабатывали территорию и уезжали. А местное население сидит без работы.

С.Е.: Как, по-вашему, глава государства может на это повлиять, что должно измениться на законодательном уровне, или лично он должен приехать и погрозить пальчиком всем этим агрохолдингам?

А.В.: У нас очень большая надежда, что все-таки глава государства, во-первых, наведет порядок в судах Краснодарского края. Потому что если человек не находит справедливости или правды у чиновников, либо в Следственном комитете, либо в прокуратуре, он идет в суд. И если бы суд принимал законное решение, как положено по закону, так и принимал бы решение, то больше ничего нам особо и не нужно. Чтоб суд был законный, чтоб суд принимал решения по закону, а не по понятиям, как это сейчас происходит. Существует куча судей, которые, как мы предполагаем, работают в связке с агрохолдингами, все исковые заявления фермеров берут себе и выносят заведомо неправосудное решение. И мы, к сожалению, не можем на судей никак повлиять. Допустим, не так давно было отменено незаконное решение судьи Кавказского районного суда Жалыбина. Он передал на безвозмездной основе, без арендной платы одному из агрохолдингов землю. Потом как выяснилось, это решение было незаконно. Председателем краевого суда Черновым данное решение было отменено и принято новое решение, в соответствии с законом. Но судья-то никакой ответственности не понес. То есть агрохолдинг пользовался в течение 6 лет этой землей, получал прибыль, не платил ни копейка налогов. Судья, который способствовал этим незаконным действиям, не понес никакой ответственности. Как и агрохолдинг — попользовался землей, ну, забрали и забрали. Такая ситуация. И прежде всего, надежда очень большая, что наш президент наведет порядок в судах, потому что народ от незаконных судебных решений попросту стонет. Если взять подборку судебных решений, которая существует, — я же говорю, что мертвые люди приходят на судебные заседания, выступают перед судьей, подают ходатайства. Это просто тихий ужас, на самом деле.

С.Е.: Кроме представителя президентского Совета по правам человека Ильи Шаблинского и депутата Госдумы, о котором вы говорили, еще кто-то на вашей стороне сейчас выступает, поддерживает вас? Потому что когда был «тракторный марш», много говорилось о том, что министр сельского хозяйства Ткачев как-то отстранился, говорил, что ничего этим маршем не добиться, ничего не изменить.

А.В.: На самом деле, нас много неравнодушных людей поддерживают. Это Иван Валентинович Стариков, это бывший заместитель министра экономики РФ, очень сильно нам помогает. Благодаря нему у нас получается с мертвой точки сдвинуть некоторые вопросы. Василий Александрович Мельниченко, это само собой разумеется, тоже очень помогает. Ну и коммунисты, у нас был разговор с Зюгановым Геннадием Андреевичем, который пообещал также вмешаться в ситуацию и помочь, юристам поручил разобраться в фермерских вопросах, от партии КПРФ есть существенная поддержка. К сожалению, пока этого мало. Хотя, после «тракторного марша» есть и положительных эффект. Некоторым фермерам удалось добиться справедливости, удалось забрать свою землю, удалось победить агрохолдинги в судах.

С.Е.: Это мы говорим именно о кубанских фермерах или в принципе по России?

А.В.: Именно о кубанских фермерах. Более 6 лет наш фермер Андрей Зеленский бился с администратором Красноармейского районного суда, который хотел у него забрать землю. Администратор выгнал его коров в чистое поле зимой. Но вот не так давно было принято судебное решение по поводу нашего фермера Андрея Зеленского, и по решению суда ему отдали коровник, вернули землю, сейчас человек занимается животноводством.

С.Е.: Уже хоть что-то. Алексей, как сообщали СМИ, 12 декабря и 15 декабря было два мероприятия знаковых для участников «тракторного марша». В частности, делегация «Вежливых фермеров» 12 декабря встречалась или должна была встречаться с председателем Совета федерации Валентиной Матвиенко, главой президентского Совета по правам человека Михаилом Федотовым и уполномоченным по правам человека в РФ Татьяной Москальковой. Состоялась ли эта встреча? О чем удалось договориться, если состоялась?

А.В.: Нет, к сожалению, встреча эта не состоялась. Мы приехали в Москву, пробыли в Москве около 4 дней, нас было 7 фермеров, потратили около 200 тысяч рублей, но ни у кого из вышеперечисленных людей не нашлось времени, чтобы с нами встретиться. Поэтому приехали, полюбовались красотами, сходили на Красную площадь, пофотографировались и вернулись домой, на Кубань. Встречи не состоялось.

С.Е.: Сколько уже таких встреч было запланировано с людьми из высших эшелонов власти и сколько из них отменилось? Навскидку сможете сказать?

А.В.: Была запланирована встреча и лично с президентом, когда в сентябре пригласили нас на встречу с президентом. Но, к сожалению, мы встретились только с замминистра Авраменко. Встречались мы с Федотовым. Поднимали вопрос, он пообещал создать комиссию с привлечением верховных судей, с привлечением Генеральной прокуратуры и Следственного комитета федерального, чтобы данная комиссия приехала в Краснодарский край разбираться во всем земельным вопросам. Но почему-то это все заглохло на уровне обсуждения. Никакая комиссия так и не была создана. Хотя Стариков Иван Валентинович пытался добиться этого.

С.Е.: Еще одно мероприятие, которое было запланировано на 15 декабря, — в Ставрополе съезд фермеров Южного федерального округа, в котором планировали принять участие около 1,5 тысяч человек. А также съезд организации «Вежливые фермеры», я так понимаю, это в рамках одного мероприятия. Был ли этот съезд, что там говорилось?

А.В.: Да.

С.Е.: Как я понял, именно там было принято решение, что если не будет никаких результатов по итогам встречи 21 февраля, то будет еще один «тракторный марш» в марте.

А.В.: Да. Данный съезд состоялся, на нем присутствовали 1100 человек. Съезд прошел очень и очень эмоционально, люди возмущались. В Ставрополе был принят антифермерский закон «жирных котов», когда фермер может выделиться только при наличии не менее 2,5 тысяч гектар. Естественно, мелкий и средний фермер такого количества земли набрать физически не может. Закон сделан под агрохолдинги. Там собралось очень много людей, на YouTube очень много видео, как проходил данный съезд. Люди были очень агрессивно настроены к власти Ставропольского края, как к губернатору, так и к вице-губернатору, высказывалось очень много претензий и было принято решение, что если антинародный закон «жирных котов» не будет отменен, хочу оговориться, что сейчас прокуратура Ставропольского края подала в суд по поводу этого закона, пока сейчас рассматривается в суде. И если данный закон не будет отменен, то 1100 тракторов обещает выставить только Ставрополье, я уже не говорю про другие регионы.

С.Е.: Именно 1100 тракторов, а не человек даже?

А.В.: Да.

С.Е.: По предварительным данным, как сообщала «Независимая газета», «700 человек предварительно дали согласие на участие в протестах». Еще один такой факт: как я понимаю, новый «тракторный марш», если он все-таки состоится, это будет уже марш не исключительно кубанских фермеров, а уже с ближайших регионов фермеры также будут присоединяться к этой акции протеста. Кроме того, ожидается акция, в том числе, с дальнобойщиками.

А.В.: Да. Дальнобойщики дали добро. И мы держим связь с голодающими шахтерами в Гуково. И они также планируют присоединиться к данной акции. Если нас, конечно, пропустят генералы ростовские до Гуково. Но голодающие шахтеры планируют присоединиться также и пойти с нами на Москву, искать правду, потому что у людей ужасное положение. Фермеры Кубани собрали помощь шахтерам, собрали продукты питания, фуру направили туда, товары первой необходимости, чтобы люди могли там хотя бы покушать как-то. Но фура была остановлена, и водителей вернули в Краснодарский край назад, гуманитарная помощь шахтерам так и не дошла.

С.Е.: То есть, если суммировать, 1100 фермеров кубанских, ставропольских, еще шахтеры, дальнобойщики. Это сколько всего примерно человек примет участие в акции, в случае чего?

А.В.: Мы планируем около 2,5−3 тысяч человек. Но, на самом деле, сколько смогут выехать, потому что мы прекрасно понимаем, что будет очень сильное давление со стороны ФСБ, со стороны полиции. Потому что с прошлым «тракторным маршем» объезжали все двора, всех фермеров, брали расписки, угрожали возбуждением уголовных дел, очень многих людей попросту запугали. Насколько будут сильны духом люди, я сказать не могу. Но я думаю, что уже точка кипения пройдена, и люди готовы идти до президента и требовать, чтоб он, наконец, навел порядок в стране. Потому что внешняя политика у президента прекрасная, а вот, к сожалению, внутренняя политика пока хромает.

С.Е.: Если возвращаться к уголовным делам, к тому, о чем мы говорили в начале программы, уголовное дело в отношении Николая Бородина, его допрос должен состояться 1 февраля. Если по итогам этого допроса Николая Бородина, скажем, отправят в СИЗО, задержат, ограничат ему свободу, это как-то повлияет на дальнейшее развитие событий? Может быть, марш будет перенесен поближе? Или, наоборот, марш не состоится?

А.В.: На самом деле, если наших активистов сейчас закроют в СИЗО, как угрожают следователи, сотрудники ФСБ, то, я думаю, это просто ускорит именно сам марш, потому что мы не будем ждать, пока всех нас пересажают. Выдвинемся и будем просить президента, чтобы приехало управление собственной безопасности ФСБ разобраться, почему сотрудники ФСБ вмешиваются в хозяйственную деятельность фермеров вместо того, чтобы заниматься своей прямой работой и ловить шпионов и преступников. Нам это крайне не понятно. Поэтому активизируемся. И если на данный момент мы только планируем проведение тракторного марша, ничего не решено, мы все-таки надеемся, что, может быть, что-то решится положительно для тех фермеров. А если будут аресты, если пойдут задержания, то это подтолкнет фермеров к более активным действиям.

С.Е.: Алексей, а вы не боитесь — вы нам позвонили, выступаете в эфире, что это только подтолкнет тех же силовиков к тому, чтобы уже сейчас массово начать предварительные задержания, чтобы не допустить не то что проведения, а какого-то обсуждения возможности проведения вашей акции?

А.В.: Каждый человек боится, чего греха таить. У любого человека есть слабые стороны, слабые точки. Силовики об этих точках знают, они этим пользуются, конечно. Но я все-таки надеюсь на то, что мы будем услышаны в Москве президентом, что он не даст поступить незаконно. Все-таки мы живем в правовом государстве. Надеюсь, что с нами будут разговаривать в рамках закона.

С.Е.: Будем надеяться. Хотя, как показывает история, президент пока на контакт не очень-то идет. А вам известно, может быть, из неформального общения с сотрудниками спецслужб, что они говорят? Или вообще не идут ни на какой контакт?

А.В.: В ходе неформального общения с сотрудниками ФСБ — настоящие офицеры ФСБ, которых очень много, нас негласно поддерживают, потому что у них есть тоже семьи, у них есть браться, сестры, родственники, которые живут на селе. И они сами видят, что происходит. Но, к сожалению, они люди военные и не могут открыто нам помочь. Хотя в неформально беседе очень многие поддерживают, причем не рядовые сотрудники ФСБ, но и руководители при погонах, которые находятся в высших рядах. Порой бывает такое, что общаешься, и они говорят: «Понимаешь, мы за, мы все это понимаем, мы видим, как разворовывается наша страна. Мы настоящие патриоты России. Но нам не дают делать то, что мы должны, что мы обязаны сделать».

С.Е.: Что ж, Алексей, тогда я пожелаю вам удачи. Если какие-то события будут, то обязательно сообщайте, выходите на связь и давайте знать. Мы будем следить за тем, как развиваются события. Спасибо, что нашли время и рассказали нам о том, что сейчас происходит с участниками тракторного марша.

На связи со студией радио СОЛЬ был Алексей Волченко, организатор «тракторного марша», руководитель организации «Вежливые фермеры». Это была программа «Zoom», у микрофона был Сергей Егоров. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments