Челябинск, дыши: как крупный промышленный центр погрузился в смог

Челябинск последние две недели окутан смогом. Каждый день в мэрию поступают сотни жалоб от возмущенных горожан. Разбирались в причинах ситуации.
Эксперты: Герман Галкин — главред сетевого издания Lentachel.ru; Максим Юхачев — председатель правления общественной экологической организации «Зеленый мир» (г. Челябинск).

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Сергей Егоров.

Вот уже более двух недель город Челябинск, один из промышленных центров России живет в условиях ухудшающейся видимости, неприятных запахов. Более двух недель над городом висит смог. Жители регулярно жалуются местным властям. За последние две недели в местных управлениях, связанных с экологией, набралось более 3 тысяч жалоб, жители жалуются, что невозможно долго находиться на улице. Даже если просто открыть окно, через некоторое время начинается тошнота, головная боль. Одним словом, город утопает в смоге, в неприятных запахах, и всему виной еще и неблагоприятные погодные условия – в Челябинске довольно безветренная погода, поэтому смог никуда не выветривается.

Сегодня мы попытаемся выяснить, в чем причина такой ситуации весь январь в Челябинске. На связи со студией радио СОЛЬ Герман Галкин, главред сетевого издания Lentachel.ru. Герман, здравствуйте!

Герман Галкин: Добрый день.

С.Е.: Расскажите про эту ситуацию – с чего все началось, когда началось и к чему пришли сейчас жители Челябинска, который окутан смогом?

Г.Г.: Существует как минимум три основных причины появления смога в Челябинске. Первая – это действующие крупные промышленные предприятия, прежде всего, металлургического сектора, которые строились в советские времена, без учета состояния окружающей среды. Ставили какие-то конкретные срочные задачи, связанные, в том числе, с военной ситуацией, если говорить относительно металлургического комбината. Со временем эта проблема приобрела кричащий характер. Начиная с 90-х годов, люди начали говорить о том, что нужен чистый воздух. Периодически эта тема поднималась на повестку дня.

Вторая причина – это растущее количество автомобильного транспорта, более 300 тысяч машин. Эту причину, в частности, власти города часто называют в качестве одной из главных причин смога. Конечно, по вкусу, что называется, воздуха уже можно определить – это ЧМК или селектор металлургического комбината. В свое время я знал фирменный запах завода дорожных машин имени Колющенко, на котором работал, это было мое первое место работы в 80-х годах. Сейчас там уже нет такого производства вредного. Я живу сравнительно недалеко от завода, но такого уже не чувствую, что чувствовал в 80-х.

Третья причина, самая больная последнего времени, которой я не помню, кстати, ни в 80-х, ни в 90-х годах, - это смог, который приходит со стороны Коркинского угольного разреза. В эту версию горожане долго не верили, но, в то же время, многие выкладывают свои фото и видео с трассы, которая от Челябинска в сторону Коркино идет, и вот этот дым, который нас здесь периодически накрывает. В последние годы это стало довольно частым явлением. Есть ощущение, что Челябинская угольная компания, которая разрабатывает разрез, перестала уделять должное внимание вопросам охраны окружающей среды в связи, возможно, с тем, что разрез близок к исчерпанию тех запасов, которые рентабельны с точки зрения добычи, и там речь идет о том, чтобы закончить уже всю эту историю протяженностью в несколько десятилетий. Горящие угли, тлеющие, дымящие в этом разрезе при определенном направлении ветра и при определенном безветрии в Челябинске в то же время, это иногда не очень просто понять обывателям – как это так, что до нас долетело, а у нас здесь безветрие.

Так или иначе, в последнее время специалисты и Росприроднадзора об этом говорили тоже, что основная причина смога, когда и не продохнуть, и запах гари в воздухе, тяжело дышать, кашляют люди, боль головная у многих – это горение угля в Коркинском разрезе.

С.Е.: Некоторые СМИ пишут, это «Мечел-Кокс» предприятие, правильно понимаю?

Г.Г.: Нет, это разные вещи.

С.Е.: А почему тогда некоторые СМИ пишут, я процитирую: «Очень сильно смердит в районе улицы Морской, рядом с «Мечел-Коксом»»?

Г.Г.: Это как раз причина смога, которая была изначально, много лет. Это промышленные предприятия, которые в Челябинске существуют. Фирменные запахи у металлургов одни, а у горящих углей все-таки другие.

С.Е.: Я правильно понимаю, МЧС даже советует людям выходить на улицу в респираторах, отказаться от пользования личным транспортом?

Г.Г.: Да. Сейчас даже советуют вообще не выходить на улицу, по возможности.

С.Е.: Можно ли сейчас встретить в Челябинске людей в респираторах на улице? Как работодатели относятся, разрешают ли своим подчиненным не выходить на работу в эти дни?

Г.Г.: Честно говоря, я с таким, конечно, не сталкивался. Может быть, какие-то предприятия так и делают. Но сомнительно, особенно в условиях кризиса, когда тяжелое состояние экономики, и предприятиям нужно просто выживать. Если еще и из-за смога они перестанут работать, то потеряют еще какие-то заказы, к срокам не выполнят что-то. Я не слышал о таких случаях, чтобы из-за смога кто-то издавал распоряжение не выходить на работу. Люди выходят, стараются поменьше находиться на улице, по возможности. Некоторые ходят в масках, тем более что здесь все-таки еще и эпидемия периодически возникает. Может быть, и в этих целях тоже кто-то использует медицинские маски.

С.Е.: Как сообщали местные СМИ, Челябинская природоохранная прокуратура вместе с экологами также пыталась найти источник смога. Вам известно что-нибудь по этой проверке?

Г.Г.: Последние проверки все-таки, так или иначе, что специалистов Росприроднадзора, что общественников, экологов, насколько я могу судить, указывают, что в период вот этих обострений, когда запах гари в воздухе, это природное возгорание подземных угольных пластов в Коркинском угольном разрезе. Кое-кто из челябинцев даже организовал в середине января фотосъемку разреза с высоты. Такое ощущение, что это озеро, покрытое льдом. А это дым над разрезом стоит сплошным густым слоем. Все-таки склоняются именно к этой версии.

С.Е.: На днях челябинские СМИ писали, что представитель Роспотребнадзора и губернатор Борис Дубровский оказались недовольны результатами проверки, подозревая, что все-таки крупные какие-то промышленные предприятия. А проверяющие инспекторы говорили, что малый бизнес, в том числе, и выхлопные газы от автотранспорта.

Г.Г.: Я видел и эти результаты проверки, реакцию губернатора тоже видел. Тут дело в чем – малый бизнес – это понятие очень широкое. В этой сфере трудится большое количество компаний. И сказать, что виноват малый бизнес, - это, получается, сказать, что не виноват никто. Потому что крупные загрязнители все-таки известны. И с этими предприятиями реально нужно работать. У того же Дубровского было достаточно важное выступление на Госсовете при президенте в декабре, где он делал экологический доклад. И там было сказано насчет того, чтобы делать замеры состояния воздуха не возле предприятия, а в жилых зонах. С одной стороны, логика, может быть, не совсем прямая. А с другой стороны, ведь и выбросы идут не из ворот, не в атмосферу. И вот куда это все в итоге прилетает, логично мерить состояние атмосферы именно там. Там был высказан и ряд других предложений. В общем, получается на сегодня, высказываются в разные дни разные версии по поводу смога. Допустим, сегодня нет такой жесткой гари в воздухе. Хотя, может, зависит от разных районов города. Я территориально нахожусь в Советском районе. Может быть, в Ленинском ситуация сейчас намного хуже, это нужно ехать туда, смотреть. По итогам суток, может быть, выяснится, когда все СМИ, блогеры обменяются мнениями, фотографиями в очередной раз. Просто в целом сегодня над городом смог присутствует, так или иначе. Просто у него запах какой-то другой, менее ярко выраженный. Но его видно.

С.Е.: А по прогнозам когда изменится ситуация? Когда наладятся погодные условия, рассеется смог? Насколько я понимаю, МЧС несколько раз объявляло экстренную ситуацию, когда говорили, что до такого-то периода ситуация не поменяется.

Г.Г.: До сегодняшнего вечера, по тем прогнозам, которые я видел. И очень может быть, что продлят дальше, потому что не видно поползновений к тому, чтобы что-то расчищалось или чтобы ветер подул. Когда решится проблема – нет ответа пока на этот вопрос, потому что есть три названные причины. Количества автомобилей меньше не станет, если это фактором считать. Выбросы промышленных предприятий можно снизить в том случае, если пересмотреть вот эти нормы предельно допустимых концентраций. Во-вторых, сделать, как в Москве, - какие-то особо вредные производства или их особо вредные участки вынести за город куда-нибудь. А третья причина, касающаяся Коркинского разреза – она, насколько я знаю, буквально на днях обсуждалась в Общественной палате России. В принципе, по ней решение существует, и более-менее понятное по времени. Это связано со строительством Томинского ГОКа. По-разному воспринимают этот проект в регионе. Но, так или иначе, те изменения, которые были внесены в этот проект, предусматривают решение проблемы Коркинского угольного разреза, а именно – размещение хвостохранилищ будущего ГОКа прямо в Коркинском разрезе с комплексом мер, которые должны прекратить возгорание подземных угольных пластов. Насколько я знаю, это предложение было сделано не самой компанией, а специалистами Уральского горного университета Екатеринбурга, было поддержано специалистами петербуржского горного университета, которые провели достаточно глубокий анализ технической возможности и экологической безопасности ликвидации Коркинского разреза. Насколько я знаю, предварительное одобрение этот проект получил в Общественной палате России. Теперь предстоит каким-то образом детализировать это все, наметит по срокам, по точным мерам. Для компании, видимо, скорее всего, будут какие-то дополнительные затраты. Но это они уже как-то просчитывают. Потому что здесь этот вопрос обсуждается, насколько я знаю при участии федеральных органов, губернатора Дубровского, самой компании, общественных организаций. Ищут какое-то совместное решение. С одной стороны, запустить новое производство, с другой стороны, снять вопросы по экологической безопасности, по крайней мере, по одному из ключевых факторов в регионе.

С.Е.: Большое спасибо, что нашли время и присоединились к нашему эфиру.

Я напомню, что на связи со студией радио СОЛЬ был Герман Галкин, главред сетевого издания Lentachel.ru. На самом деле, жители Челябинская не сидят сложа руки. Когда стало понятно, что смог быстро не рассеется, на шестой день после появления смога в Челябинске написали петицию на имя президента РФ с просьбой разобраться в ситуации: «Очень просим обратить внимание на нашу проблему, принять меры по проверке предприятий на соблюдение законодательства, контролировать выбросы, наказать чиновников за попустительство и не соблюдение своих должностных обязанностей и коррупцию, потому что никто не верит, что такие действия законны!». Эту петицию подписали почти 25 тысяч человек.

Вторая петиция на сайте «Гражданского патруля» на имя председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, а также губернаторов Челябинской, Свердловской и Красноярской областей.

Самое интересное, что челябинцы в какой-то момент начали даже подшучивать над всей этой ситуацией. В Сети появилось огромное количество мемов. Один из самых популярных выражений – «Челябинск – город, который смог» или «В Челябинске появился новый фильтр для Instagram – смог».

А сейчас мы попробуем выяснить у экологов, как обстоит ситуация, что можно сделать, насколько она критична. На связи со студией радио СОЛЬ Максим Юхачев, председатель правления общественной экологической организации «Зеленый мир» (г. Челябинск). Максим, здравствуйте

Максим Юхачев: Здравствуйте!

С.Е.: Насколько критична эта ситуация, что смог держится 2 недели? Как это повлияет на окружающую среду?

М.Ю.: Сейчас мне сложно сказать, насколько сильные были природные влияния, которые будут в дальнейшем как-то. А вот психологически у людей сложилось очень неприятное ощущение, что их никто не защищает, что к этой ситуации халатное отношение, попустительство властей. У людей был легкий шок. Я от многих людей в этой ситуации слышал, что из этого города нужно уезжать, что «мы боимся за здоровье своих близких, за здоровье своих детей».

С.Е.: Сейчас были многочисленные проверки. И сами жители, и власти тоже говорят о возможных причинах. Три основные версии. Это деятельность крупных предприятий, это малый бизнес, как постановила официальная проверка, и никто не исключает личного автотранспорта, которым продолжают пользоваться челябинцы. Вы сами к какой версии больше склоняетесь? Или у вас, может быть, своя есть версия, почему смог появился над городом?

М.Ю.: По поводу смога все понятно. Здесь сложилось множество факторов. В первую очередь, я бы хотел сказать, что это предприятия. Я живу в городе с рождения, уже 28 лет. И такая ситуация стала прогрессировать, ухудшаться, так это совпало, с приходом нового губернатора. До этого предприятия дымили, были выбросы. Мы жаловались постоянно, что предприятия каждые выходные, когда не производятся проверки Росприроднадзором, другими органами, которые в эти дни отдыхают, происходят выбросы. Мы наблюдали столбы разного цвета – красного, желтого и т.д. У нас в городе так неудобно расположено, что промышленный узел с основными крупнейшими предприятиями, находится, по сути, в центре города. И старые районы накрывало постоянно и регулярно. При неблагоприятной метеообстановке накрывало весь город, у нас Северо-запад, самый чистый, спальный район города был весь в дыму. Дышать было невозможно, нельзя было открыть окошки в квартире, чтобы проветрить, потому что ты квартиру не проветривал, а запускал туда просто гарь. Настроение у населения, конечно, не очень хорошее.

С.Е.: А что делать? Наш предыдущий собеседник говорил, что, как вариант, возможен вынос самых вредных производств за пределы города. Насколько это реально и действительно ли это поможет?

М.Ю.: Конечно, мы можем утопические такие теории рассматривать. Но по факту мы понимаем, что выносить такие крупные предприятия из города в ближайшее время никто не станет. Нет для этого в стране у нас сейчас экономических предпосылок. Можно было бы кнутом и пряником воздействовать на предприятия. То есть, с одной стороны, создать им какие-то условия для того, чтобы они сами хотели улучшать фильтры, включать эти фильтры. Они дорогие, очень быстро забиваются и требуют постоянной замены. Многие предприятия этим пренебрегают. Во-вторых, должен быть более крепкий контроль. Сейчас у нас по факту в области имеет право федерального уровня предприятия проверять только Росприроднадзор. И наше областное министерство не может туда никак вмешаться. Даже если оно считает, что предприятие нарушает что-то, штрафы какие-то вынести и постановления оно не может, потому что проверяющим органом является федеральная служба. В данном случае, конечно, с одним ведомством предприятию договориться проще. А вот если бы в данных проверках каким-то образом участвовала общественность, разного рода власть, то есть муниципальная, законодательная, исполнительная, возможно, общественные организации, то результаты проверок, возможно, и замалчивались бы меньше. И повысить штрафы для предприятий, которые бы шли в местную казну для того, чтобы высаживать деревья, улучшать жизнь для горожан, потому что именно горожан травят.

С.Е.: Это все равно несколько отделенная мера. А вот как сейчас решить ситуацию? Сейчас над Челябинском висит смог уже две недели. Как быстро его разогнать, возможно ли его разогнать? И в ближайшие дни возможно ли что-то сделать так, чтобы предприятия начали как-то задумываться об этом?

М.Ю.: Процедура, по сути, есть, просто она не соблюдается. Когда объявляются неблагоприятные метеоусловия, предприятие должно сокращать работу, сокращать выбросы. Предприятия рапортуют о том, что они это делают, но на самом деле они этого не делают. В любом случае, все крутится вокруг контроля. Механизмы есть. Просто нужно, чтобы предприятия начали их исполнять. Потому что сейчас штраф в 15-20 тысяч рублей для предприятия – это не те деньги, когда оно ворочает миллиардами, которые бы его заставили задуматься о людях.

С.Е.: Заплатил 15 тысяч – и продолжай себе спокойно делать.

М.Ю.: Нужно доказать еще, что он это делал. А это сложная процедура.

С.Е.: Вы упоминали, что там какие-то фильтры стоят. Насколько они современные, насколько они прерывают поток этих нечистот, которые потом оказываются в воздухе? Как давно они обновлялись, может быть, вы в курсе?

М.Ю.: Где-то 3-4 года назад проходили общественные слушания у нас в городе. Одно из крупнейших предприятий в Челябинске, электро-металлургический комбинат проводил слушания, чтобы поставить новые газоулавливающие системы, чтобы 99,9% всех выбросов улавливались и не попадали в воздух. Рапортовалось о том, что предприятие закладывает инвестиционную программу в районе 7,5 млрд рублей. Но самый главный вопрос – были ли установлены данные системы. Об их запуске не рапортовалось, по крайней мере, на официальном уровне. И второе – работают ли те системы, которые у них стоят на предприятиях. Во-первых, на предприятие нельзя попасть. Их надо официально уведомить. И при официальном уведомлении предприятия тебе говорят, в какое время, когда ты можешь туда приехать в составе министерской комиссии, общественной комиссии и т.д. И тебя не проведут туда, куда ты захочешь пройти. Тем более, не имея квалифицированного образования и понимания, как работают эти установки, ты их даже проверить не можешь.

Люди, которые работают на предприятиях, говорят, что эти установки отключаются и включаются периодически.

С.Е.: А почему? Для экономии ресурсов?

Ю.М.: Для экономии ресурсов, да.

С.Е.: Предыдущий собеседник рассказывал, что одним из источников этого смрада может быть угольный карьер неподалеку от города. Там решили не ставить никаких фильтров, потому что сам карьер уже вот-вот будет исчерпан. По вашему мнению, это может быть правдой?

Ю.М.: Может быть правдой. Насколько я знаю, карьер сейчас в принципе не является действующим. Для рекультивации карьера денег у компании нет. Все надеются, что государство будет помогать в его рекультивации, какими-то ресурсами и т.д. Возможно, есть такая версия. Есть очень много видео в Сети, как он дымил 2-3 недели назад. Одно на другое наложилось. Но при этом в это слабо верится, что можно все спихнуть на карьер. Это скорее как версия, представленная областной властью, чтобы назначить виновного. Потому что ситуация была не только в Челябинске. Она была и в Магнитогорске, и в других городах области, которые находятся в 400 км от нашего города. Я вот не верю в то, что один карьер был виновником такой ситуации.

С.Е.: 2017 год в России объявлен годом экологии. В этом году в Челябинске были запланированы какие-то мероприятия по повышению уровня экологичности окружающей среды? Не конкретно в связи с производством, а вообще.

М.Ю.: Нет, конечно, и Общественная палата Челябинской области, и разного рода другие организации и министерства запланировали в этом году ряд мероприятий. Об эффективности этих мероприятий на данный момент точно сложно судить, нужно дождаться, когда они будут проведены, на каком уровне и какой эффект они дадут. Я настроен скептически по отношению к этому всему, поскольку у нас первоначально не определены цели, задачи, нет программы, к чему мы идем в ходе этих мероприятий. Есть ряд разрозненных мероприятий, некоторые делаются для личного пиара, некоторые делаются для галочки. Общественные организации все тащат в разные стороны. Была попытка определенная разработать концепцию стратегического развития экологической безопасности по Челябинской области еще при прошлом губернаторе. Но потом у нас произошла смена власти, и попытка была исчерпана, дальнейшего продолжения не было. Нужно первоначально определиться с основами – что нужно делать и как это делать. Стратегия развития.

С.Е.: Собственно, этого при новой власти и нет. Максим, спасибо, что нашли время и присоединились к эфиру. До свиданья!

На связи со студией радио СОЛЬ был Максим Юхачев, председатель правления общественной экологической организации «Зеленый мир» (г. Челябинск). Тема сегодняшней программы «Челябинск, дыши» была взята неслучайно, потому что именно такой хэштег в последние недели популярен среди пользователей социальных сетей в Челябинске.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона был Сергей Егоров. До новых встреч в эфире!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments